СТАРЫЙ ЗАМОК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Старинная библиотека » Другие стихи.


Другие стихи.

Сообщений 151 страница 157 из 157

151

Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
Значит - кто-то называет эти плевочки
жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит -
чтоб обязательно была звезда! -
клянется -
не перенесет эту беззвездную муку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
"Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!"
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

Владимир Маяковский

152

Мышка написал(а):

А потом еще и прочла свое стихотворение. Это про   Котенка, что шел по  улице и тихо плакал.

Вот это стихотворение? Очень душевно. Стихи о несчастных животных всегда за душу берут.

Он шел по улице и тихо
плакал. Облезлый,
одноухий, с больною
лапой. Повисший хвост,
несчастные глаза, А в них
жемчужинкой дрожит
слеза. Его никто вокруг не
замечал, А если и заметил,
то ворчал, А мог еще и
палкой замахнуться. Он
убегал, когда мог
увернуться. Он с грустью
думал:”Я такой урод. Ну
кто такого жить к себе
возьмет». Так шел он, шел
по краешку дороги. И
вдруг перед собой увидел
ноги. Огромные такие две
ноги, Обутые в большие
сапоги. В смертельном
страхе он закрыл глаза, А
человек нагнулся и сказал:
«Красавец-то, какой! А
ухо! Взгляд! Пойдешь со
мной? Я буду очень рад.
Принцессу и дворец не
обещаю, А молочком с
сосиской угощаю».
Нагнулся, протянул к нему
ладошку. Он первый раз
держал в ладошках кошку.
Взглянул на небо, думал,
дождь закапал. А это кот в
руках от счастья плакал.

153

Отблеск мерцающий душу царапает
Воспоминанием, мягкою лапою
Трогает рану которая вечно болит.

Воск застывающий на сердце капает
Мягко, А БОЛЬНО,КАК-БУДТО- бЫ ПАДАЕТ
На руки. То, ЧТО НЕ ГАСНЕТ, А ВЕЧНО горит.

ПУСТЬ ПОЛЫХАЕТ СВЕЧА ВЕЧНЫМ ПЛАМЕНЕМ.
Пусть ее свет говорит вам. что с нами вы,
Пусть
вы на Радуге, мы далеко-далеко.

Вы. В наших Душах и в воспоминиях,
В наших самим себе горьких признаниях.

Нам не хватает вас, плохо без вас.. Не легко.

Только мы вместе, Слезою и лапою.
Как вы нас звали там? Мамою? Папою?
Мы с вами рядом.

Сейчас принесу молоко.















.

Отредактировано Мышка (2018-04-13 18:16:59)

154

Во сне и наяву, едва глаза прикрою,
пульсируют, звучат два сердца, два птенца.
Со мной ты танцевал над солнечной страною –
и все-таки, увы, не разглядел лица…
Слепил полярный день истомою полночной,
сверкая, таял снег, и музыка лилась.
Во сне и наяву мы танцевали молча,
сначала в первый раз, потом в последний раз…

Покуда два птенца, крича, рвались друг к другу,
мы, нежно обнявшись, кружились над землей,
со мной ты танцевал под солнечную вьюгу,
во сне и наяву она была со мной.
Покуда длился танец, покуда мы молчали,
покуда длился день, и ночь, и явь, и сон,
два выросших птенца с окрепшими крылами
рванулись в вышину, под синий небосклон…

Услышал это от девушек-змей (настоящий автор упоминался, но увы, не помню)

155

миттельшпиль – ты
снимаешь платок
я прочитан как лист
партитуры
и летит и летит лепесток
здесь должна быть строка без цензуры

о, серебряный век твоих
рук
как сказал бы поэт в
Ленинграде
чтобы фраза дошла до
подруг реноме утонченного ради

я забыл свое имя и год
своей смерти молчу как
философ
я пытался прочесть
небосвод
запрещал мне товарищ Иосиф

потому-то и горше чернил
откровеннее выстрелов в
Праге
это чувство что я сочинил
и тебе рассказал на бумаге

ты прочтешь на старинный
манер
и поймешь по словам
невиди́мым
то не знамя поднял пионер
и не лезвие взял подсудимый

то не красный бросает
платок
худосочный закат над
Невою
это чистой любви лепесток
пролетел над твоей головою

1975 (с) Федор Терентьев

156

Я воду ношу, раздвигая
сугробы.
Мне воду носить все
трудней и трудней.
Но как бы ни стало и ни
было что бы,
Я буду носить ее милой
моей.
Река холоднее небесного
одра.
Я прорубь рублю от зари до зари.
Бери, моя радость,
хрустальные ведра,
Хрусти леденцами, стирай и вари.
Уйду от сугроба, дойду до
сугроба,
Три раза позволю себе
покурить.
Я воду ношу – до порога, до гроба,
А дальше не знаю, кто
будет носить.
А дальше – вот в том-то и
смертная мука,
Увижу ли, как ты одна в
январе,
Стоишь над рекой, как
любовь и разлука,
Забыв, что вода замерзает в ведре…
Но это еще не теперь, и
дорога
Протоптана мною в снегу и во мгле…
И смотрит Господь
удивленно и строго,
И знает, зачем я живу на
Земле.

© Михаил Анищенко

157

И если потом ничего не
вспомнится, так даже
проще,
Поскольку и прошлое тоже
бывает невыносимо,
А нынче большой снегопад, посмотри, заметает
площадь,
И это очень красиво,
действительно очень
красиво.

В такие моменты не надо
времени, месяца мая,
Бесперебойного
транспорта, рабочих
звонков кому-то,
Когда так стоишь посреди этой площади, понимая:
Самое важное в жизни
длится считанные минуты.

Решение перевернуть
потрепавшуюся страницу;
Миг перед поцелуем,
краткий взгляд,
телефонная фраза;
Что-нибудь, от чего вправду может многое
измениться,
Или даже, того гляди,
переменится всё и сразу.

А нынче глядишь на снега,
внимания не привлекая,
Не делая лишних
движений, молчания не
нарушив,
И тебя настигает огромная тишина, такая,
Что не можешь понять, это
- внутри тебя или снаружи.

© Р. Кусимов

Отредактировано Lazy-bones (2018-12-31 21:34:28)


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Старинная библиотека » Другие стихи.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC