Гай Юлий Орловский. Неофициальный форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Другие стихи.

Сообщений 121 страница 150 из 150

121

Прости, я не воюю за мужчин.
хотя порой, возможно, это важно...
бросаться в бой вслед за мечтой бумажной...
до первой крови биться... до морщин...

"я не отдам" кричать... не отдавать.
терпеть. вонзать клинки и унижаться...
сражаться так, как не могла сражаться
во все века бесчисленная рать

влюбленных дев. мне нужен ты один...
и нужен так, как никому не нужен...
я - воин... в своем сердце и снаружи...
но только не воюю... за мужчин.

Анна Тукина

122

сыграем в милую игру
для отказавшихся
расти?
плохие мальчики
умрут, не досчитав до
десяти. день будет пряным от
дождя, ручей размоет
берега.
считалкой выберем
вождя. считалкой
выберем врага. и те, что слушаются
мам, пьют молоко,
едят шпинат,
расскажут нам, укажут
нам и все-все-все за
нас решат (лес будет черным,
как стена; туда не
каждый побежит)
и назовут нам имена. и
объяснят, как с этим
жить. одних забросим в
топкий пруд, других
загоним в лопухи:
плохие мальчики
умрут. такой уж
жребий у плохих. а если спросишь "как
же так", ответит
вождь: "взгляни
вокруг
пойми, что настоящий
враг - как раз такой вот бывший друг.
пойми и перестань
дрожать, искать
причин, искать пути.
мы - сталь, они -
гнилая ржа; мы сеть, они - обрыв в сети".
и ты поймешь. и
встанешь в строй. и
мозг прошьет кривой
иглой:
"все это не было игрой, все это не было
игрой".
и капелька стечет с
листа. на солнце
станет сад сухим.
за что того, кто рядом встал, считалкой
выбрали плохим? -
ответа нет, приборы
врут. ползет по ветке
майский жук.
плохие мальчики умрут? о да.
но я теперь вожу.

© Мкб-10, 2015

Отредактировано Lazy-bones (2016-03-26 20:22:32)

123

http://s017.radikal.ru/i402/1506/36/4b7da0e9bebe.jpg

124

Я ватник, я потомственный совок.
Я в СССР рождён во время оно.
Я чёрный хлеб. Я кирзовый сапог.
Я воинской присяги звонкий слог
И красные победные знамёна.
Я не был на войне, но ту войну
Я каждым нервом помню и кляну.

Я ватник, я советский, я москаль.
Я сын иного времени и века.
Во мне горит "Как закалялась сталь",
И в майский день солдатская медаль,
И солнце пионерского Артека.
Я коммунистом заново не стал,
Но отступать и каяться устал.

Я ватник, я угрюмый колорад.
Моя любовь к стране необъяснима.
Я русский. Я татарин. Я бурят.
Я злой на вид, но вежливый солдат.
Я в том перед Европой виноват,
Что рад безмерно возвращенью Крыма.
Я вспоминаю крымскую весну,
И мне не стыдно за мою страну.

Я ватник, я упёртый патриот.
Я до последних дней сержант запаса.
Я разделённый натрое народ.
Во мне стучит и сердце в клочья рвёт
Горячий пепел русского Донбасса.
Когда Одесса корчилась в огне,
Она, сгорая, корчилась во мне.

Я ватник и меня не изменить.
Я ни наград, ни званий не имею.
Я, может быть, и не умею жить,
Но я умею Родину любить,
А предавать и хаять не умею.
И даже в самом сумрачном бреду
В одном ряду с фашистом не пойду.

Я ватник. Пусть меня не признают
Все те, кто рушит наши монументы.
Я праздник!
Я торжественный салют!
Я почести, что павшим отдают.
Я трепет на ветру гвардейской ленты.
Я в День Победы плакать не стыжусь.
Я не забыл!
Я помню!
Я горжусь!

© Copyright: Андрей Юрьевич Лукин, 2015

125

Угадайте кто мы, где берут таких,
Мы не из дурдома – мы ролевики.
Носится с кликухой эльфа мужика
Страшная толстуха в роговых очках.

Лыжи и лопаты пустим на клинки,
Мы не психопаты – мы ролевики.
Задыхаясь, храбро скачет рыцарь
На лихой на швабре с конской головой.

Хлам железный кинем в наши рюкзаки,
Мы не мазохисты - мы ролевики.
Украшенье хрупкой девицы-красы,
Под кольчужной юбкой латные трусы.

Вместо чащи леса - ровные пеньки,
Мы здесь строим крепость - мы ролевики,
Эльфы, гномы, орки, плюнув на Игру,
За бутылкой водки русский рок орут.
За канистрой водки русский рок орут.

Дики наши орды, толпы велики,
Заявляем гордо: "Мы ролевики!"
Если интересно чем же мы круты?
Мы ответим честно: "Не пошёл бы ты?",
Мы ответим честно: "Да пошёл бы ты?".

(Встретилось ВКонтакте)

126

А ТЫ ЗАБРАЛ СВОЮ КОШКУ С ДАЧИ?

Дождь стекал по усам и по лапам.
В октябре непогода не редкость.
Вдоль полосок толь слезы, толь капли...
Навести бы во взгляде резкость.

Расплываются даль и деревья,
Как дорога размыта дождями.
Видно осень, не просто осень.
Плачет Бог над людскими грехами.

Плачет Он, что сердца очерствели,
Что не слышат ни просьбы, ни плача.
Раз бросают игрушки живые,
В сентябре на пустеющих дачах.

"Поиграли детишки и что же?
Ну не брать же обузу в город?
Проживет. Ну и что, что морозы?
Ну и что, что наступит голод?"

На слабеющих лапах кошка
По размытой дороге шагала.
"Нет, не бросили. Разве так можно?
Я же им как себе доверяла.

Нет, вернутся, конечно вернутся.
Я же их по ночам согревала.
Я б не бросила. А они разве хуже?
Они добрые. Я всегда это знала"

Потеплело на сердце у кошки.
И вокруг непогода стихала.
Плакал Бог над людскими грехами....
К мосту Радуги кошка шагала...

Автор - https://vk.com/khvorostinni

127

Пользователь ограничил вам доступ к своей странице.
И удалил вас из списка своих друзей.
Вы у него в "ЧС"- как же легко скрыться
В мире больших возможностей и социальных сетей.

Всё виртуально - любовь, знакомства, признания...
Всё обесценено и сведено к нулю.
Встречи онлайн...Отсутствие живого общения...
Не в моде глядя в глаза говорить "люблю".

Всё относительно, это проверено временем...
Можно расстаться, не объясняя причин.
Это удобно, просто набрать сообщение...
Или без лишних слов аккаунт свой отключить.

Мы имена смело меняем на "ники"
И создаем себе образы чуждые нам...
Вместо улыбок вставляем "смайлы" и "стики"
И сами не понимаем, как попадаем в капкан...

Ночи проводим перед застывшим экраном.
Лайки, оценки, комменты - полный абсурд.
И забываем задуматься о самом главном...
О том, что в реальности нас где-то любят и ждут.

Время бесценно, только увы быстротечно
И заблуждение в том, что всё впереди...
Как не прискорбно, но люди не могут жить вечно
И глупо, пожалуй, счастье искать в сети.

Век технологий, а мы в нём жертвы прогресса.
Мэйлы, аккаунты, профили - сотни каких-то страниц...
Жизнь превратилась в цепь бесполезных процессов.
Кто мы теперь такие? Люди без чувств и без лиц...

128

Жена УШЛА, закрыв меня в квартире. Забрала и сим - карты и ключи. Прикнопила записку на сортире: Вернусь через НЕДЕЛЮ. Не ищи! А как искать? Ни связи, ни отмычки... Восьмой этаж... Гляжу на потолок... Вчера, похоже, ляпнул что - то лишнее, Когда меня Володька приволок. Ну да, бригадой отпуск мой обмыли, Потом, зачем - то, все попёрлись в парк. Катались там на лодках и забыли В одной из них мой новенький пиджак. Пиджак нашли... Затоптанный, помятый... Ну не бросать же, сунули в пакет. Купили пива, с Вовкой шли куда - то... Не помню дальше... - выключили свет. Семь суток, значит, отпуска пропало? Неделю без прогулок, взаперти? Что в холодильнике? Ага, еды навалом, Забиты полки... Только не спиртным. Я вспомнил гауптвахту в годы службы. Сдаёшь у камеры ремни и сапоги... Ежу понятно - здесь, конечно, лучше. Вот отосплюсь, а дальше - поглядим. И поглядел... Нашёл в шкафу обои, С женой купили год тому назад, Шпатлёвку, краску, клей и всё другое Давно ремонт я сделать обещал. Курить хотелось - просто нету мОчи. Спасла работа, я пахал как вол... Перестелил линолеум в прихожей И в кухне перекрасил потолок. Отремонтировал смесители, розетки, Наклеил новые обои - красота! Сломал к чертям две старых табуретки, Давно уже мозолили глаза. Я похудел и , вынужденно, бросил Курить. Ложась, мгновенно засыпАл. На день седьмой везде пропылесосил- Жену - освободительницу ждал. Да раззи ж справедливости дождёсси? Жена, войдя, с порога так сказала: Ещё разок, как в прошлый раз, напьёшься, Уйду на месяц!... И - ПОЦЕЛОВАЛА!

129

Ты ушла рано утром,
Собралась в один миг,
На подушке остался
Твой зеленый парик.
Ты оставила зубы,
Не взяла в этот раз
И контактные линзы
И искусственный глаз.

Накладные ресницы
Не взяла ты с собой,
Уши, брови, ресницы,
Аппарат слуховой.
Две руки из пластмассы,
Два протеза ноги,
Две груди надувные
И вставные мозги.

Я сижу размышляю,
До меня вдруг дошло-
Если это осталось,
Тогда что же ушло?

130

Шагающий в ад

Всегда бывает в жизни выход
Один всего лишь нужно сделать выбор
Скажите Вы убить смогли бы?
Ответьте сразу, чтоб без передыху

Светает. Снег летит, ложится
Земля укрыта белым покрывалом
Как это трудно если бы Вы знали
А может мне всего лишь это снится?

Бывают в жизни трудные моменты
Но вот пока труднее не встречалось
За черной полосой чернее начиналась
Пора уже оставить сантименты

Да или нет то выбор не желания
Я думаю что Бог меня покинул
Оставил, растоптал, отринул
Разрушил все основы мироздания

Я успокоился, душа и разум дружат
Не  стоит мне сейчас себя стыдиться
А совесть в уголке моя пылится
Ее не спрашиваю я, да и не нужно

Пора собрать все мысли воедино
И стрелка на часах остановилась
Услышал в тишине как сердце билось
Принять решение мне необходимо

Пора. Вот мною принято решение
Важнее действие сейчас, не результат
И пусть мои поступки ведут в ад
Я совершил отнюдь не преступление

131

Тихо падает bucks, мерзко тикают clocks...
Настроение sucks, словно нюхаю socks.
Залетел свежий air сквозь балконную door.
Мне постричь бы свой hair, да побриться once more.

С похмела ноет head - был вчера трудный day.
Все какое-то bad, все какое-то grey...
Чем травить себе soul, лучше ставить на luck:
Снять на улице girl, а потом ее f@ck.

132

Муки творчества

Что-то мне не спится, и роятся
В голове бессвязные слова,
Надо сочинить для релаксации
Новый стих, а может, сразу два.

"Ночь прошлась в фиалковых пуантах
По карнизам смеженных ресниц.
Через млечный тающий туман ты
Пронесешься сполохом зарниц"...

"Ночь в пуантах" - "бой курантов"...
Может, выйти на веранду?

Пропущу, пожалуй, я рюмашку:
Чёрт, куда-то делась та бумажка?
Ладно, не беда, начнём с начала.
Как там оно нынче прозвучало?

"Ночь глядит фиалковым прищуром
Сквозь заслоны сомкнутых ресниц,
Ты примчишься огненным аллюром
С вереницей звёздных колесниц"...

"Ночь с прищуром" - "звезды дурам":
Шуры-муры, на смех курам!

Старомодно, скучно и слащаво
Надо выпить. Экая отрава!
Зарифмуем мы теперь в два счёта
То суфле из соловьиного помёта:

"Ночь пришла в фиалковых перчатках
Я закрылась шорами ресниц,
Ты пришел нахально, не украдкой,
Обжигая скрипом половиц"...

"Ночь в перчатках" - "души в пятках":
Штампы - как трава на грядках!

Где бутылка? Странно, вдохновенье
Не находит что-то примененья.
Всё, даю последнюю попытку -
Пей до дна, несчастная пиитка!

"Ночь пришла. Цвела фиалкой.
Я спала - ресницы нет.
Ты скользнул под одеялко
Резче пламенных комет"...

Слов излишек убираем,
Чтобы стало мысли тесно,
В результате получаем -
Емко, кратко, полновесно:

"Ночь-фиалка.
Сплю. Пришёл.
Мне не жалко.
Звёзды. Го-о-о-л!!!"

Вот теперь, кажись, вполне -
Истина всегда на дне!

133

Горы на Марсе высятся
бастионами.
Эхо от взрыва шумит на
своём наречии.
Звездная пыль - одна его
миллионная.
Мы - её часть.

А значит, бояться нечего.

(с) Виктория Манасевич

134

Для кого-то всего лишь
осень,
а кому-то тепло и вечность.
Кто-то видит в
восьмёрке восемь,
ну а кто-то — знак бесконечность.

Отредактировано Lazy-bones (2016-03-26 20:18:56)

135

ты помнишь как природа умирала?
как листья уносил бездушно ветер?
теперь пора воскреснуть ей настала
как появляются обычно чьи-то дети.

смерть отступает и она уже не властна
давно ее порвалось покрывало
опять наполнят воздух звуки счастья
и жизни цикл обретет начало

все это происходит век за веком
сама природа к этому стремится
она примером стала человеку
давайте будем у нее учиться

136

Вернуть бы тех, кого
забрали небеса.
Хоть на минутку, лишь
увидеть лица.
Чтоб посмотреть в
давно забытые глаза.
Сказать три слова
и отпустить их к птицам...

Отредактировано Lazy-bones (2016-06-12 20:05:31)

137

И холодно, и некого встречать.
Везде зима — внутри, снаружи.
Так хочется всё заново начать
и не терять того, кто нужен.

Костя Крамар

138

В тишине, в глубине,
вдалеке от моральных
границ
Буду медленно тлеть,
обрастая зелеными травами,
Слышать время, текущее вниз по надменности лиц,
Забывая всех тех, что сочли
наши души неправыми.

(с) Татьяна Барышникова

139

Клятва

Любимый пёс в углу шатра
Грызет воняющую кость.
Чем напивался я вчера?
В макушку словно вбили гвоздь.

Какой-то пьяный идиот
Горланит про любовь с утра
За пологом кого-то рвет
В камзоле - свежая дыра.

Бастард иззубрен как пила.
Так с кем рубился я вчера?
В башке звонят колокола
На шлеме - след от топора.

Нет, с пьянством мне пора кончать!
Я буду трезв, как херувим!
Так что мы там пытались взять?
Как взяли? ИЕРУСАЛИМ???

(И.Кошкин "Стихи хороших средневековых парней")

140

Юзек просыпается среди
ночи, хватает её за руку,
тяжело дышит:
«Мне привиделось
страшное, я так за тебя
испугался…» Магда спит, как
младенец, улыбается во
сне, не слышит.
Он целует её в плечо,
идёт на кухню, щёлкает
зажигалкой.

Потом возвращается,
смотрит, а постель
совершенно пустая,
- Что за чёрт? – думает
Юзек. – Куда она могла
деться?.. «Магда умерла, Магды
давно уже нет», – вдруг
вспоминает,
И так и стоит в дверях,
поражённый, с
бьющимся сердцем…

Магде жарко, и что-то
давит на грудь, она
садится в постели.
- Юзек, я открою окно,
ладно? - шепчет ему на
ушко, Гладит по голове,
касается пальцами
нежно, еле-еле,
Идёт на кухню, пьёт
воду, возвращается с
кружкой.

- Хочешь пить? – а
никого уже нет, никто
уже не отвечает.
«Он же умер давно!» -
Магда на пол садится и
воет белугой.

Пятый год их оградки
шиповник и плющ
увивает.
А они до сих пор всё
снятся и снятся друг
другу.

Елена Касьян

141

Недолог век домашнего кота,
Переживём до смерти много кошек.
Есть чёрный, рыжий - разные цвета,
Есть Барсик, Васька, Тиша и Тимоша.
Они уходят в свой кошачий рай,
Оставив нам в укор пустое блюдце...
Один любил сосиски, ел минтай.
Пил молоко. Они не остаются.
Мы защищать должны их от невзгод,
Ухаживать, лелеять, гладить шею.
Но нас хранит обычный старый кот,
Пока он вдруг не ляжет, коченея,
В коробке лёгкой спать под шум берёз,
Накрытый сверху синим одеялом.
Всё перечёркнуто: как жил, резвился, рос,
Одно лишь в памяти - как в землю зарывала,
А он смотрел, как мир затих вокруг,
Остекленевшим глазом незнакомым...
Мой рыжий кот, мой верный, старый друг,
Ушедший навсегда гулять из дома
В июльский день, в февральскую метель-
Оставил мир пустым и неуютным.
Ты хоть во сне приди в мою постель,
Побудь со мной, уйдешь опять под утро...
......................................................................
Живым - живое. День спешит за днём,
И кто-то серый пьёт уже из блюдца.
И сердце новым полнится котом-
Они приходят. Но не остаются...

142

Письма от ангела

1.
Господи, здравствуй. Пишет Твой ангел Фима.
То есть, Ефимий, но речь сейчас не об этом.
Мне бы пару советов необходимо –
Как обратить человека в адепта света.

Господи, я тут искренне озабочен,
Сам не пойму, как все это восприемлю –
Ей уже двадцать лет, и она не хочет
Ни в монастырь, ни в скит, ни в святую землю.

Кошку чумную добыла где-то на даче,
Кошка была на сносях и совсем плохая,
Роды прошли неудачно – сидит и плачет,
А вокруг меня котята порхают.

Кошка поправилась, кстати, и плачет тоже.
Словом – печаль, и духовность не прирастает.
Мне потерпеть? А это точно поможет?
Я запишу. Спасибо, перьев хватает!

2.
Господи, здравствуй, Ты снова мне очень нужен.
Я среди плевелов не наблюдаю злака.
Чуть отвернулся, она поссорилась с мужем,
А потом притащила домой собаку.

Я ведь ее в скуфейке так ясно вижу,
Даже на ссору с мужем махнул рукою,
Думал – от мужа подальше, к скиту поближе,
А она с собакой. Ну что ж такое!

Лечит собаку и плачет, и снова лечит,
Или изводит с собакой вдвоем печенье.
Я ведь не ангел, взирать на такое вечность!
То есть… конечно, ангел… прошу прощенья…

Может, сначала собаку, а после ссора…
Недоглядел, опять хожу виноватый.
В рай относил котят, думал – буду скоро.
Задержался. Искал им кошачью мяту.

Кошка состарилась вдруг, оказалось больно –
Видеть, как тварь перед смертью терзает страхом…
Я потерплю, я все-таки добровольно,
Все-таки, ангел, пускай не догнал с размахом…

3.
Господи, здравствуй, точнее, хорошей ночи.
Тут у нас мирно, ни знамений нет, ни знаков.
Кошка со мной, но летать упорно не хочет.
Муж вернулся и ходит гулять с собакой.

Наши пути, мне сдается ныне – тернисты,
Так что креплюсь, берегу душевные фибры.
Господи, может ей все же надо в буддисты?
Там у монахов живут премилые тигры.

Ну, разумеется, в доме коты, и много.
Про монастырь я уже и мечтать забросил.
Муж возвратился вовремя, слава Богу,
То есть, Тебе, что кошачьих три, а не восемь.

Горе-адептка моя то уснет, то плачет,
То огурец из рассола макнет в сгущенку.
Мужу приснился – пускай огурцы не прячет,
Ей-то виднее, что нужно сейчас ребенку.

Дел оказалось внезапно всяких и много,
Так что прости, побегу подправлять эфиры,
Надо к утру отвести от нее изжогу,
И уберечь от хвостатых запас кефира…

4.
Боже! У нас несчастье! Такое горе!
Вроде нелепо, но сам не могу не плакать.
Недоглядел! И устроил слезное море…
Сбило машиной бедную нашу собаку.

Господи, я виноват в безделье и лени!
Господи, гнев ниспошли мне Твой в изобилье!
Вот он, бедняга, сидит у меня на коленях,
Воет и откусить пытается крылья.

Хочет обратно. Быть может, можно обратно?
Может, как с Лазарем? Мы отчаянно просим…
С Лазарем необходимость? Что же, понятно…
Значит не нужно? Прости, мой маленький песик.

Бедный мой песик, мой старый песик печальный –
Мы – не фигуры в делах спасения мира,
Значит не промысел, Боже, значит – случайность,
Значит, я плохо вчера настроил эфиры.

Дети рыдают, мне слышно даже отсюда,
Как там она, бедолага, страшно представить…
Господи, я уж отправлюсь – с ними побуду,
Пса-то, наверно, на кошку можно оставить?

5.
Господи, извини, тороплюсь немножко!
Все напишу попозже, в деталях, с гаком!
Мы сейчас в подвал за приблудной кошкой,
А потом в приют за новой собакой!

6.
Господи, здравствуй! Давно не писал, заботы.
Выдалась пара минут, строчу на коленке.
Осень, что ныне спустилась в наши широты,
Чудно щедра изобилием рыжих оттенков.

Рыжей рябины за окнами шум нескончаем,
Рыжее солнце рассыпало блики повсюду,
Рыжий жених изнывает на кухне над чаем,
Рыжие дети родились у нашей приблуды.

Я над корзинкой сижу, воздыхая и млея,
Рыжие дети толкутся под пузом у мамы,
Господи, слушай, вот как Ты такое умеешь,
Чтобы забавно и нежно, и золото прямо?

Плачет опять. Это, кажется, неодолимо.
Свадьба – хорошее дело, чего разрыдалась?
Боже, она назвала светло-рыжую Фимой…
Ей подсказали, а, может сама догадалась?

7.
Господи, здравствуй. Как здешние дни быстротечны
В этом Творенье, подверженном тлену, и все же,
Все же прекрасном, иначе откуда о вечном
Людям известно порой больше ангелов, Боже.

Дни протекают над нами и полнятся светом,
Свет протекает сквозь все наши лета и зимы…
Муж заходил за собакой в прошедшее лето,
Так что со мною теперь только рыжая Фима.

В заводях неба, где замки из облачной пены,
Наши прогулки до райских ворот и обратно,
Фима решила дождаться ее непременно.
Это понятно. О, Господи, как же понятно…

Как же порою мне хочется, чтобы разлуки
Не было, даже на время. Но хватит, не буду.
Завтра, похоже, приедут из города внуки.
Может, мы с Фимой осилим несложное чудо.

Будет и вечер, и чай на веранде, и ветер,
Плещущий в ивах на склоне почти у обрыва,
Рыжую Фиму она краем глаза заметит,
Света коснется, и утром проснется счастливой.

8
Господи, здравствуй. Ну, как она? Привыкает?
Встретила пса и мужа и снова плачет?
Господи, у нее привычка такая.
Знаешь, конечно. И скоро будет иначе.

Просто оставила столько своих хороших,
Здесь, где страхи, и голод, и, может, муки…
Ты ей скажи, всех наших собак и кошек,
Я проследил – чтоб в самые лучшие руки.

Я еще тоже пока не привык, скучаю…
Мне без нее не то, чтобы одиноко,
Но оказалось… одна лишь нежность венчает
Каждую веху прожитого нами срока…

Господи, можно, я сразу, без проволочек –
Мне бы в шестую квартиру необходимо,
Там у них скоро ребенок родится – дочка,
И котенок – праправнучка рыжей Фимы.

(с)Марина Комаркевич

143

Здесь таких же как я -
отряды. Направо слева
их проигрывают на
клетчатом поле боя.
Я увидел вас, моя белая
королева -
с той поры мне больно
смотреть на всё остальное.

И неважно, кто победит. Без
вреда для плоти.
В детской глупости смерть
гроссмейстера упрекает.
Я хочу лишь смотреть,
смотреть на вас, не моргая,
в тот изящный момент,
когда вы меня убьёте.

(с) Сергеев

144

I

Пишет сенатор письмо:
«Дорогая, я жив.
Я не забуду о нашей
последней прогулке.
В Риме опять неспокойно.
Сенат боязлив.
Может быть, скоро зарежут
меня в переулке.

Конечно, шучу. Не пугайся.
Как ты теперь?
Как твой супруг? Как
погода? Опять дожди?
Здесь очень жарко.
Всё время открыта дверь. Чую, сгорит наш город, того гляди.

Ночь на холме у реки я
забыть не могу.
Что же теперь? Ноют кости
и ломит в шее.
Может, на той стороне, на другом берегу
Будем такие же мы, но уже
смелее».

II

Пишет испанец:
«Здравствуй, моя Леонор.
Даже не знаю, увидишь ли
ты мой почерк.
Вчера эти твари, индейцы,
спустились с гор.
В их перекошенных лицах
— весь ужас ночи.

Слабость, жара и болезни,
дремучий лес,
Этот мерзавец Агирре теряет
разум.
Тоже мне, божий гнев,
хромоногий бес,
Вот бы его связать и
прикончить разом.

Забыть нашу ночь у реки
всё никак не могу.
Никто никогда не узнает, о
чём жалею.
Может, на той стороне, на
другом берегу
Будем такие же мы, но уже
смелее».

III

Пишет профессор:
«Покорный своей судьбе,
Снова пишу тебе, дорогая
Хильде.
Никто не узнает, что я
посвятил тебе
Книгу мою о Зигфриде и
Брунгильде.

Вагнер вчера заходил. А моя
борода
Стала седой. Лучше лысому,
чем седому.
Кажется, вроде я счастлив,
но всё ж иногда
Хочется все изменить и
зажить по-другому.

Только тебе никогда и ни в
чем не лгу.
Помни: весенний Берлин,
ледяная Шпрее.
Может, на той стороне, на
другом берегу
Будем такие же мы, но уже
смелее».

IV

Пишет солдат: «Дорогая
Танюша, я жив.
Только похоже, что жить
мне уже недолго.
Немцы утюжат из пушек, а
мы лежим
В этих холодных окопах.
За нами Волга.

Танечка, Таня, они
подобрались к нам,
Значит, всё скоро накроется
ржавой каской.
Пальцами я бы провёл по
твоим губам,
Если бы пальцы не пахли
ружейной смазкой.

Танюша, я мёртв. Но знай —
я не сдал врагу
Речку, где рядом стояли мы,
руки грея.
Может, на той стороне, на
другом берегу
Будем такие же мы, но уже
смелее».

V

К полуночи Рим засыпает.
Огни впереди.
Солдаты шагают по улице
ровно и гулко.
Укутавшись в тогу и
спрятав письмо на груди, Сенатор выходит во двор и
идёт к переулку.

(с) Александр Пелевин

145

В такую погоду, желательно жить вместе:
Ходить по квартире в носках и пушистых халатах,
На кухне готовить пирог и испачкаться в тесте,
В него добавляя орехи, изюм и цукаты…

В такую погоду желательно стать проще:
Принять теплый душ, вместе встав под горячую воду,
Забыть о диете и вечном желаньи быть тощей,
И в чай себе смело добавить немножечко меда!

В такую погоду желательно быть дома!
(Хозяин на улицу даже собаку свою не отпустит)
Добавить в пирог для пикантности капельку рома,
Добавь в любовь для пикантности капельку грусти…

В такую погоду желательно жить вместе!
И пусть за окном целый день вновь бушует ненастье,
Но этой погоде назло, вроде, в качестве мести,
Вдруг просто принять этот день как огромное счастье!

Юлия Олефир

146

Выходит конферансье,
говорит невнятно и
длинно.
Если вкратце:
сегодня у нас — малыш
чиполлино, но прежде, чем мы его
нашинкуем
и будем есть,
он прочтёт нам сцену-
другую
из собственных пьес. Выходит некрупный лук,
невзрачный, слегка
нелепый,
смотрит в гудящую тьму,
сощурившись слепо,
в неловком поклоне сгибается до земли.
Срывает с себя
коричневый хрусткий лист.

А следом второй,
и третий,
яростными рывками
многим хочется отвернуться
или там бросить камень:
что угодно, только чтобы он
перестал.
На нём остаются два
золотых листа —
последняя тонкая,
бесполезная кожа. Он делает паузу, с треском
срывает и эти тоже.
Стоит обнаженный,
бледный,
как больной или пленный.
В электрическом свете, в шелухе по колено.

И вот тут уже все ревут,
растирая по лицам слёзы.
Даже снобы бобы,
капризные вишни,
надменные розы.
Испуганные картошки закрывают детям глаза.
Томатов тошнит, огурцы
покидают зал.
Хозяин зала,
почтенный старый редис
мрачно курит в закрытой ложе
и смотрит вниз:
испортил вечер, писака,
вечно с ними вот этот
разврат.
Всё, никаких больше луковиц

только клубничка
и виноград.

(с) Дана Сидерос

Отредактировано Lazy-bones (2017-04-29 01:53:05)

147

"И небо распахнет свои пределы,и встретит нас,чтобы принять навек."

(с) Васильев Андрей

148

– Послушайте, дети, я дам вам один совет, –
она говорит и сжимает в руке бокал.
А детям её по семьдесят с лишним лет,
а ей девяносто шесть, но тверда рука.
– Как это ни странно, у всех нас короткий путь.
Но это, надеюсь, вы поняли без меня.
Послушайте, дети: я завтра могу уснуть.
Но это не значит, что завтра не будет дня.
Конечно, я первая сделаю этот шаг.
И дальше начнётся другое совсем кино.
Что жизнь? Не ошибка ли это, воздушный шар?
Что смерть? Сколько раз стучала она в окно?
Я думаю, мне приснятся всё те же сны.
Я буду вас тихо ждать среди этих снов.
Меня схороните там, у большой сосны.
И дерево посадите ещё одно.
Не надо ни слёз, ни горьких речей, ни трат.
Но помните, да молитесь все эти дни.
Не делайте плит мне каменных и оград.
Пусть дерево там растёт, пусть оно хранит.
Где век, там и миг, где любите – там и дом.
О чём намечтали, то выйдет в рассвет и синь.
Что жизнь? Пролетевший ветер и снежный ком.
Что смерть? Только свежий холм и другая жизнь.
Не нужно себя печалить, тревожить даль.
Не нужно искать в обычном какой-то знак.
Забудьте про числа, выкиньте календарь.
И празднуйте каждый день, и да будет так.

Мария Махова

149

Он родился таким — нелюбимым, ненужным,
Раздражая людей своим видом наружным…
Самым страшненьким был из рожденных котят,
И никем был не выбран, никем был не взят…
И пищаньем своим раздражал даже кошку,
И решили хозяева выбросить крошку…

А он выжить сумел, не замерз, не подох,
Научился бороться, спасаться от блох…
Побеждать и сражаться в неравных боях,
Закаляясь, мудрея на этих страстях…
Поедая отбросы у мусорных свалок,
И скрываясь от криков и брошенных палок…

Им пугали родители шумных детей,
Шкурка цвет потеряла от снега, дождей,
Внешний вид заставлял возмущаться народ:
«До чего же ужасно-уродливый кот!»
Даже местные псы и собаки
Избегали с котом этим драки…

Он покорно терпел, ожидая прощенья,
Он причины не знал людской злобы и мщенья,
Он бежал за детьми и выпрашивал ласку,
Терся лбом и мяукал, увидев колбаску…
Благодарно мурлыкал сердобольным старушкам,
Их размоченным в банках консервных горбушкам…

Как-то утром от криков проснулся весь дом,
Это было весной, это было с котом…
Он лежал на боку, и мяукал от боли,
И вокруг была лужа от вытекшей крови…
Он хрипел, задыхался, пытался ползти,
К тем, кто мог бы помочь, к тем, кто мог бы спасти…

И в глазах было столько страдания,
Умирая, он ждал сострадания…
Вдруг увидел он над собой человека…
Как и кот — он был инвалид и калека…
Замурлыкал, почувствовав рядом тепло,
Он привык быть ненужным и чувствовал зло…

А здесь трепетность и соучастие,
А здесь помощь, где боль и несчастье…
Человек, прижал к сердцу дрожащий клубок:
- Потерпи, милый котик! Я рядом, сынок!
И укрыв его тельце махровым шарфом,
Осторожно понес по дорожке за дом…

Это утро застыло у многих в глазах,
До сих пор вспоминают старушки в слезах,
Как их добрый сосед, сам больной, еле ходит,
На прогулку кота необычного водит…
Кот-красавец, какой-то, мол, редкой породы,
Что однажды его чуть не сбили уроды…

Такой умненький котик! И верный — на диво…
И на солнышке шкурка сияет красиво!
Никуда не уходит от ног инвалида,
Умиленье такое от этого вида!
И привязанность, преданность на загляденье,
Ну не котик, а прелесть! Вознаграждение…

150

Август ... Его задержать бы,но ...
Тихо уйдет. Никого не
спросит.
Словно прокрученное
кино.
Лето закончится ровно в
осень ...



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC