Гай Юлий Орловский. Неофициальный форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Другие стихи.

Сообщений 91 страница 120 из 150

91

Ветер,
           Земля,
                      слова
Уходящие в небо
Птицы,
            Обрывки холста
Струится
В вечных часах песок.
Вода точит сущность дней.

До креста, приходили два брата
Он и его сестра.

Говорили фразы обрывки,
О душе, и о боге слова.

Уносимые ветром мысли, возвращались...
                                                               вернутся скоро
ветер.
         земля,
                    слова,
уносимые ветром.   
                            Дней
                                    осталось  чуть-чуть

до креста,
                 приходили в полночь два брата.

Он и Его сестра.

92

Не торопи, о милосердный,
Последний день мой,
Чтобы мне
Многотрудный путь
Не пришлось бы идти
С пустыми и беззащитными руками.
В час жажды не подавай мне
Кубок желчи,
Не закрывай, о милосердный, дверь
Моей спасительной удачи.
И не лишай меня
Духовных мук, что благо.
Пусть не ворвётся в этот день
Ночь смерти моей,
Как мерзкое коварное нашествие.
В час нежданный не иссушит
Корней моих
Дыхание жары
И не постигнет лунатиков бессмысленная участь
Душу мою.
Пусть хлынут из меня все льды
Моих грехов,
И пусть стремительный разлив
Мирских желаний
Не сможет потопить меня.
Пусть смерть не явится
Ни в спокойном сне, ни в бреду безумия,
И пусть в бездумном покое не истлеет
Сердце моё
И дыхание моей души
Врасплох и безвозвратно
Не сорвётся...

93

Таню с четвертого все
называют шалавой.
Ей чуть за двадцать,
ребенку - три с половиной.
Все потому, что Таня не
поздоровалась с бабой Клавой,
Та в отместку назвала
Татьяну продажной
скотиной.
Во избежание очередного
скандала Таня боится рассказывать,
что ребенка усыновила.

Это Кристина из двадцать
второй квартиры,
Вчера перекрасилась из
розового в зеленый.
"Наверняка, подражает
идиотским своим кумирам,"- Думает Саша, безнадежно
в нее влюбленный.
Кристину ждут десять
сеансов химиотерапии.
Ну и затылок полностью оголенный.

Это, знакомьтесь,
типичный худой очкарик
Саша, что учится на
четвертом курсе физмата.
У него, говорят, с собой
всегда иностранный словарик,
В интеллигентной речи не
слышно ни слова мата.
Саша хватается за
стипендию, потому что его
зарплата Слишком мала, чтобы
прокормить малолетних
сестру и брата.

Это Денис, с ним жить рядом - одно
издевательство.
Страшно в темном
подъезде: Дэн на учете в
милиции. Он прошлым летом врезал
за пьяное домогательство
К девушке.. парню, что
оказался сыном министра
юстиции.
Теперь Дэна ждет судебное разбирательство
СИЗО, передачки, кассации
и петиции.

Это Марина, она, мягко говоря, полновата…
Местные дети громко
кричат: «Толстуха!»
Вес выше среднего, фигура
одутловата. …Марина близка к уже
месяцу голодухи.
Нарушение гормональное
– это, знаете ли, чревато.
Лишний вес появился не
от отсутствия силы духа.

Это женатая пара Сергей и
Екатерина,
Больше всего на свете
мечтающие о ребенке.
Для людей создается
отчетливая картина: зачем карьеристке дома
стирать пеленки?
У Екатерины не такая
возвышенная причина:
Стенки маточных труб для
детей у нее слишком тонки.

Этот слишком богат, этот удавится за копейку,
Этот чрезмерно брезглив (у
него обнаружили СПИД).
Эта мадемуазель круглый
год ходит в телогрейке. (У нее к двадцати пяти –
хронический острый
цистит).
Думаешь, ты простой?
Стань другим на недельку.
Расскажешь потом, какой ярлык теперь на тебе
висит.

Алена Танчак

94

честный труд

я устал. я привез две
телеги дров.
я в корчме. я хочу только
мяса и пива.
в городке я чужой.
мой лес - мой кров.
бузина. молочай. лебеда.
крапива.

мой рассказ о лесе пугает
всех.
о вампирах. волках. о
ловушках трясины.
умолкает речь. затихает
смех. серебро. и оструганный
кол осины.

в лесу конкуренты мне не
нужны.
я устал. и я пьян. я забыл
своё отчество.
у меня нет детей. у меня
нет жены. все, что есть у меня - моё
одиночество.

я люблю свой труд. я
люблю свой быт.
после леса корчма для
меня - клоповник.
я забыл друзей. я и сам
забыт. чистотел. иван-чай.
остролист. шиповник.

хозяин корчмы бубнит о
своих правах.
я устал. со мной мой топор
да жгут.
завтра вечером на моих
дровах молодую ведьму живьем
сожгут.

(с) mi3ch

95

Кинозал, в котором вы
вместе грызли кедрач
И ссыпали к тебе в карман
скорлупу орехов.
О деталь, какой
позавидовал бы и врач,
Садовод при пенсне,
таганрогский выходец
Чехов!

Думал выбросить.
И велик ли груз - скорлупа!
На троллейбусной
остановке имелась урна,
Но потом позабыл, потому
что любовь слепа
И беспамятна, выражаясь
литературно.

Через долгое время, в
кармане пятак ища,
Неизвестно куда и черт-те
зачем заехав,
В старой куртке, уже
истончившейся до плаща, Ты наткнешься рукою на
горстку бывших орехов.

Так и будешь стоять,
неестественно прям и нем,
Отворачиваясь от
встречных, глотая слезы...
Что ты скажешь тогда,
потешавшийся надо всем, В том числе и над ролью
детали в структуре прозы?

(с) Дмитрий Быков

Отредактировано Lazy-bones (2013-02-14 00:12:16)

96

Вот состаримся и придумаем
Это "наше славное время".
Как носили зонты, костюмы и
Платья (строго ниже
колена).
Как не смели мусорить в
парках,
Танцевали вальсы и танго.

А Земля была неподвижной,
По всей вероятности,
плоской.
И пингвины с белыми
мишками
Делили единственный полюс.
Мы крушили руками
льдины,
Пробираясь к его середине.
Устремляли свои звездолеты
К отстающим звездным
системам.
Везли туда Пушкина, воду,
Одеяла и гематоген. Возвращались всегда
живыми и
Получали за это вымпелы.

Говорили цитатами, пели
Поставленными голосами;
Собирали АК и мебель
С завязаными глазами.
Уступали места в трамвае
И везде всегда успевали...

Мы состаримся и придумаем,
И расскажем про это время.
Звездолеты, полюс,
костюмы...
Наше, лучшее из
поколений.

© Артель Стеклодувов, 2011

97

Lazy-bones написал(а):

Младший Тёркин – в деда рослый,
Тоже скорый на язык,
Но – от дедова вопроса
Головою вдруг поник –

«Да у нас – другое дело. Так... не мир и не война. Нет бомбежек, артобстрела – Так, бессмыслица одна».

В окруженье не воюем,
Нет совсем передовой, Никакого «сабантуя» —
Не сравнить с твоей войной.

В общем, так я разумею – Вам – на той, большой войне
Было в сорок раз сложнее
Чем теперь у нас, в Чечне.

Но при этом – вот досада! Как представишь – зло берет
Не добьем никак мы гада Вот уже который год!»

Старший Тёркин папиросу Закурил.
Сказал. «Ну вот. Ты не думай, что все просто — Тут, совсем наоборот.

Да, снарядов было мало,
Да – бомбежка, брат, страшна –
Но нам с тыла помогала
Вся великая страна.

Все для фронта, для Победы –
Этим жил любой из нас. Было, было, было это…
А сейчас… а что сейчас?

Тыл ваш,Вася,не надежен –
Посмотреть – так тыла нет – В спину бьют такие рожи
Из эфира и газет.

Не упомню я такого
Чтобы в СовИнформ хоть раз
На войне давали слово Воевавшим против нас.

Чтоб – хоть раз в любой газете
Будь то «Правда» иль «Заря»
Говорили черти эти
Мол, воюем мы зазря.

Чтобы «эти» — вместо «наши»
Говорили про солдат.
Ты подумай – это ж страшно,
Видеть, что теперь творят!

Ни какой там не «Бен Ладен»
Бородатый Бармалей –
Враг – он здесь же, вот он, рядом,
Он – за спинами людей.

Если б нам с фашистской сворой
Хоть бы кто бы предложил
Начинать переговоры –
Сам того бы уложил!

Может, СМЕРш на суд был скорым –
Но – когда вокруг бардак
С трусом, гадом, паникером
– Поступают только так!

Чтобы Молотов и Сталин
От «союзничков» в войне Хоть бы раз спускать бы стали
Оплеухи. Ну уж нет!

Помни, Вася – нету,нету –
Нет союзников сейчас!
Мы одни с тобой в ответе
За Россию – спрос лишь с нас!

Стало трудно – шире плечи,
Был мой лозунг прежних дней.
И твоя война – не легче
Потому что враг – подлей!


Идут года а смысл остаеться

98

Снаряды

Лейтенант Александр
Чурин,
Командир артиллерийского
взвода,
В пятнадцать тридцать семь
Девятнадцатого июля
Тысяча девятьсот сорок
второго года
Вспомнил о боге.
И попросил у него ящик
снарядов
К единственной оставшейся
у него
Сорокапятимиллиметровке
Бог вступил в дискуссию с
лейтенантом,
Припомнил ему выступления на
политзанятиях,
Насмешки над бабушкой
Фросей,
Отказал в чуде,
Назвал аспидом краснопузым и бросил.
Тогда комсомолец
Александр Чурин,
Ровно в пятнадцать сорок
две,
Обратился к дьяволу с предложением
Обменять душу на ящик
снарядов.
Дьявол в этот момент
развлекался стрелком
В одном из трех танков, Ползущих к чуринской
пушке,
И, по понятным причинам,
Апеллируя к фэйр плэй и
законам войны,
Отказал.
Впрочем, обещал в
недалеком будущем
Похлопотать о Чурине у
себя на работе.
Отступать было смешно и
некуда.
Лейтенант приказал
приготовить гранаты,
Но в этот момент в
расположении взвода
Материализовался
архангел.
С ящиком снарядов под
мышкой.
Да еще починил вместе с
рыжим Гришкой
Вторую пушку.
Помогал наводить. Били, как перепелов над
стерней.
Лейтенант утерся черной
пятерней.
Спасибо, Боже - молился
Чурин,
Что услышал меня,
Что простил идиота:
Подошло подкрепленье -
стрелковая рота.
Архангел зашивал
старшине живот,
Едва сдерживая рвоту.
Таращила глаза пыльная
пехота.
Кто-то крестился,
Кто-то плевался, глазам не
веря,
А седой ефрейтор смеялся,
И повторял -
Ну, дают! Ну, б..,
артиллерия!

99

Где-то шпагу и шляпу
выменял -
Всё подвески спасал
королевины.
Жить когда-то мечтал по
Крапивину,
Только вышло всё по
Пелевину.

Ни штурвала тебе, ни
стремени.
Из какого ты, парень,
времени?

Там твой город тает, смотри,
С кипарисами и магнолиями.
И вокруг пустота, и внутри –
Невесть какая монголия.

Так невесел мир за
гардиной,
Где ты вечно со всеми один.
И с тобой говорит сардина
С этикетки банки сардин.

И, когда ничего не останется,
Повторяй про себя или
шепотом:
- Будет, будет ещё белый
парус
И Сияющий Севастополь
С каравеллами и
бригантинами.

Там незаметна зима,
И практически неотличимы
Корабли и дома.

(с) Артель Стеклодувов

100

Я Вас любил. Любовь еще
(возможно,
что просто боль) сверлит
мои мозги.
Все разлетелось к черту на
куски. Я застрелиться пробовал, но
сложно
с оружием. И далее: виски:
в который вдарить? Портила
не дрожь, но
задумчивость. Черт! Все не по-людски!
Я вас любил так сильно,
безнадежно,
как дай вам Бог другими –
но не даст!
Он, будучи на многое горазд, не сотворит – по Пармениду
– дважды
сей жар в крови,
ширококостный хруст;
чтоб пломбы в пасти
плавились от жажды коснуться – «бюст»
зачеркиваю – уст!

(с) Иосиф Бродский

101

Первый, ответь, я же знаю,
ты там на связи.
Первый, тут все мертвы, ну а я - подавно.
Первый, я так безнадежно и крепко связан.
Что это не кажется больше
таким забавным.

Первый, я так устал от луны
и фальши,
Первый, что будет дальше?

Первый, когда я уеду уже
отсюда?
Первый, когда наконец мне
откроют двери?
Думаешь, я не верю в добро и чудо?
Хуже, дружище. Я до сих
пор в них верю.

Я понимаю, работа там,
опыт, и стаж, но
Первый, мне очень страшно.

Первый, тут даже чайки
кричат от боли.
Первый, и этих чаек могу
понять я
Первый, и я боюсь, то ли
смерти, то ли
Монстра, давно живущего под кроватью.

Первый, тут кто-то есть..?
Показалось. Нервы.
Первый, ответь мне, первы...

(с) Джек-с-Фонарём

102

Цифровые стихи
(читать вслух, с
выражением)

Пушкин
17 30 48
140 10 01
126 138
140 3 501

Маяковский
2 46 38 1
116 14 20!
15 14 21
14 0 17

Есенин
14 126 14
132 17 43.
16 42... 511
704 83.
170! 16 39
514 700 142
612 349
17 114 02

Веселые:
2 15 42
42 15
37 08 5
20 20 20!
7 14 105
2 00 13
37 08 5
20 20 20!

103

Он шел по улице и тихо
плакал. Облезлый,
одноухий, с больною
лапой. Повисший хвост,
несчастные глаза, А в них
жемчужинкой дрожит
слеза. Его никто вокруг не
замечал, А если и заметил,
то ворчал, А мог еще и
палкой замахнуться. Он
убегал, когда мог
увернуться. Он с грустью
думал:”Я такой урод. Ну
кто такого жить к себе
возьмет». Так шел он, шел
по краешку дороги. И
вдруг перед собой увидел
ноги. Огромные такие две
ноги, Обутые в большие
сапоги. В смертельном
страхе он закрыл глаза, А
человек нагнулся и сказал:
«Красавец-то, какой! А
ухо! Взгляд! Пойдешь со
мной? Я буду очень рад.
Принцессу и дворец не
обещаю, А молочком с
сосиской угощаю».
Нагнулся, протянул к нему
ладошку. Он первый раз
держал в ладошках кошку.
Взглянул на небо, думал,
дождь закапал. А это кот в
руках от счастья плакал.

104

Мой парень – гопник с Вторчермета,
И этот факт неоценим.
Я гребанным интеллигентом
Себя почувствовала с ним.

Лампасы, шапка на затылке,
В глазах – естественная мощь,
Мы подружились в «Ложке-Вилке»,
Он уступил последний борщ.

Такой реальный, четкий, дерзкий:
Ну как такому, и не дашь?
Он с мягким знаком в смс-ке
Мне пишет слово «Уралмаш».

Мой парень – гопник с Вторчермета,
А я чикуля с ЖБИ.
Мы знаем таинство секрета
Большой и искренней любви:

По банке «Балтики» по третьей,
Район, январский снегопад.
Мы как Монтекки с Капулетти.
Ну, только предки не бузят.

Под окнами во все колонки
И туц и бац, и адский микс.
Пусть всем заложит перепонки,
Чтоб знали – мой подъехал принц.

И вдруг меня обидят где-то,
Он сразу даст с вертушки в щи.
Мой парень – гопник с Вторчермета.
Адьос, культурные прыщи!

Александра Аксенова

Отредактировано Алиенора (2013-11-25 01:10:22)

105

Не бывает идеальных ни
народов и ни расы –
В каждой группе населенья
ну хоть что-то, да не так:
С точки зрения лягушек все
французы пидарасы,
А корейцы пидарасы с точки зрения собак.
С точки зрения троянцев
пидарасы были греки,
А троянцы пидарасы с точки зрения коней.
Очень много пидарасов так
и сгинуло навеки,
Но огромная их масса
дожила до наших дней.
Люди делятся на группы, на враждующие классы,
Под ошибочным девизом «все уроды, кроме нас», -
Натуралы утверждают,
будто геи - пидарасы,
А копнёшь под натуралов –
каждый третий пидарас!
Но из всей огромной массы
пидарасов и уродов
Можно выделить особый
очень маленький народ, -
В нём сплошные пидарасы с точки зренья всех народов,
Потому что у природы
должен быть громоотвод...

(с) Михаил Фельдман

106

Мирные граждане в мирной столице.
Мирные каски. Мирные лица.
Мирно ведут себя. Мирно бастуют.
Мирно дерутся и протестуют.
Тем, кто не мирный, нету здесь места.
Мирные лозунги мирных протестов.
Мирно пинают мирные ноги
Тех, кто попался под них на дороге.
Все очень мирно, бело и пушисто.
Мирные шествия мирных фашистов.
Мирные факелы. Мирный Бандера.
В Киеве мира - без счета и меры.
Утром туманным и темною ночью
Миролюбивый майдан мироточит.
Мирно пьет чай. Мирно требует сыра,
Кофе, лимонов, уборки сортиров.
Каждую пятницу с миром под вечер
Повода ищут для мирного вече...
Мирные «дети» в черных террорках.
Мирные цепи для мирной «разборки».
Мирная ненависть просто к прохожим,
Да и к водителям ненависть тоже.
Все, кто за гранью майданного бунта, -
«Тушки», «титушки», «банда» и «хунта».
Думал ты, «Мир» - это пение скрипки,
Солнце, объятья, цветы и улыбки?
Как бы не так! Мир теперь с кулачищем,
Дышит он злобой и ложью он свищет.
Мирный майдан, он не сеет, не пашет -
Мирно поет. Мирно бьет. Мирно пляшет.
Мирно блокирует. Ты не согласен?
Значит, «титушка» ты! Значит, опасен!
...Мирный майдан заелозил до дыр
Слово когда-то хорошее - МИР!

107

Так не будет, милая, так не
будет.
Ибо все мы пока у Него в
гостях.
Приходили девушки, били в бубен,
Танцевали девушки на
костях.
Разжигали пламя, будили
лихо,
Говорили с духами темных
вод.

А потом всегда становилось
тихо.
Словно здесь и не было
никого.

(с) Кот Басё

108

Быть русским- не заслуга, но обуза.
Когда под гул набата, на бегу,
Возжами подпоясавшиськургузо,
Хватаем мы оглоблю и слегу.
О собственной забыть беде и боли,
Не поумнев нисколько до седин...
Быть русским - значит, воином быть в поле,
Пусть даже в этом поле ты один.
Быть русским - не награда, а расплата.
За то, что миру душу на распласт,
За чужака встаешь ты, как за брата,
А он потом тебя же и продаст...
Быть русским - это стыдно и позорно,
Когда мы за колючею межой
Нелишние свои сбирали зерна
Для детворы не русской, а чужой.
Мы русские.Дуркуем и балуем,
Когда, хватая снег похмельным ртом,
К любому черту лезем с поцелуем,
Отхаркиваясь кровушкой потом...
Живет народ, ведом судьбою хмурой,
За отческий уклад и образ свой
Доверчиво расплачиваясь шкурой,
Хотя, гораздо чаще - головой.
Мы русские. Мы с нехристью любою
Ломаем братски скудный каравай,
И в благодарность слышим над собою
Всего два слова: "надо!" и "давай!"
Быть русским - не отрада, но отрава,
С неизводимой грустью на челе
Платя издревле - щедро и кроваво
За то, что на своей живешь земле.
Быть русским - значит застить путь бандитам,
Что топчут нашу землю сапогом.
Быть русским - это значит быть убитым
Собратом чаще, нежели врагом.
Быть русским - это значит встать у стенки,
И пусть в тебя стреляет сволочь вся,
Но перед ней не падать на коленки,
Пощады, ухватив сапог, прося.
Быть русским - это должность, долг и доля
Оберегать святую честь земли
От пришлецов, что свой Талмуд мусоля,
Две тыщи лет нас к пропасти вели.
Мы русские. Ступаем мы на плаху,
Окинув оком отчий окоем,
Но нищему последнюю рубаху,
Не мешкая, привычно отдаем.
Быть русским - провидение и право,
Не устрашась ни пули, ни ножа,
Топыриться упрямо и шершаво,
Не уступая татям рубежа.
Быть русским, значит хлеб растить в ненастье.
А нет дождя - хоть кровью ороси.
Но все-таки, какое это счастье - Быть русским!
Среди русских! На Руси!

109

Не трогайте Россию, господа!
Ей больно и без вашего укора.
Она по части самооговора
Себе не знала равных никогда.
Не трогайте Россию, господа!
Что нужно Вам, и сытым, и одетым,
От той страны, что, выручив полсвета,
Сегодня и печальна и бедна.
Припомните, как Вас она спасла
В годину разрушительных набегов.
И вот теперь не с вашего ли брега
Несется равнодушная хула?
Не трогайте Россию, господа!
Теперь Вы славословите правдивость,
Но слепо верить в Вашу справедливость -
Занятие, достойное шута.
Россия не бывает неправа.
Уставшая то плакать, то молиться,
Она простит и вора, и блудницу,
Простит и Вас за глупые слова.
Она простит, а мне до склона дней –
Стыдиться Вас в смятении брезгливом
За то, что Русь по выкрикам визгливым
Узнает о Болгарии моей.
Не трогайте Россию, господа!
Ведь Вы её не знаете, невежды.
Великая терпеньем и надеждой,
Она - иному миру не чета!
Не трогайте Россию, и она
И в этот раз уверенно и гордо
Без лишних фраз решит свои кроссворды,
Пречистою от зла ограждена.
Да Вы её должны благодарить
Уже за то, что есть она на свете,
За то, что Вам и Вашим детям
Одну судьбу с её судьбой делить.
А коль помочь не можете - тогда
Изыдите, хотя бы не мешая.
Иначе – за себя не отвечаю.
Не трогайте Россию, господа!!!

Дончо Нанов Дончев, Болгария.

110

Ах, если бы она была жива,
Я все бы отдал за нее, все
бросил.
Слова, слова, слова, слова,
слова,
Мы все их после смерти произносим.
И пишутся в раскаянье
стихи,
Но в глубине души навеки
будут с нами
Грехи, грехи, грехи, грехи, грехи,
Которые не искупить
словами.

В.Гафт

111

большому кораблю
а впрочем
будет
утонут и большие корабли
шумит прибой
она тебя забудет как странный сон
а что не говори
но лучше так
уткнувшись носом в камни
шипеть от непри-
каяности и
ни на секунду не забыть о главном
а не встречать чужие
корабли

Алексей Шмелев

112

Стряхни в бокал дожди и серость,
Добавь до краешков коньяк,
Иначе пережить октябрь
Никак.

http://s019.radikal.ru/i643/1410/64/024fed7c4b60.gif

113

...и холодно и хочется халвы
и девушку в малиновом
берете и в темноте бредут к
тебе волхвы - Ремантадин,
Феназепам и третий и в
городе гуляют братья Грипп и прочее подобное иродство
творится и зелёная горит во
лбу звезда вьетнамская и
жжётся...

(c) Глеб Михалев

114

Автор так же неизвестен, как я

В такую погоду уйти навсегда
Дымом пустой сигареты
В такую погоду менять города
Не думая с кем ты и где ты
В такую погоду катить в поездах
Копить по карманам билеты
Чтоб позвонила ты мне как всегда
А меня нету, нету

115

Стихотворение, которое нужно прочитать дважды

Я — часть потерянного поколения
И я отказываюсь верить, что
Я могу изменить этот мир.
Я понимаю, возможно, это шокирует вас, но
«Счастье уже внутри тебя»
— Это ложь, на самом деле.
Деньги сделают меня счастливым
И в тридцать лет я расскажу своему ребенку, что
Он — не самая важная вещь в моей жизни.
Мой босс будет знать, что
Мои принципы:
Работа
Важнее, чем
Семья
Послушайте:
С давних пор
Люди живут семьями
Но сейчас
Общество никогда не будет таким, как прежде
Эксперты говорят мне
Через тридцать лет я буду праздновать десятилетие моего развода.
Я не верю, что
Я буду жить в стране, которую сам создам.
В будущем
Уничтожение природы станет нормой.
Никто не верит, что
Мы сохраним нашу прекрасную планету.
И конечно
Мое поколение уже потеряно.
Глупо полагать, что
Есть надежда.

А теперь прочитайте стихотворение снизу вверх.

116

Снизу вверх мне больше понравилось)))

117

"Этот «белый стих» читается в обе стороны как символ двух противоположных сюжетов развития человечества. Какой из них выбрать — решать вам."

Отсюда: http://www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli … dy-838660/

118

Очень понравилось...

Давай о хорошем. Ты любишь мультфильмы?
Конфеты? Ходить босиком?
Валяться в сугробах, звонить на мобильный,
"Целую" шепнуть перед сном?
А небо? А звезды? А ветер летящий?
А солнца лучи за окном?
А радугу летом, а ягоды в чаще?
Мурлыкать напару с котом?
Понежиться утром? Сходить за грибами?
Купаться вдвоем в камышах...
Давай о хорошем. О лучшем. О самых
Простых и понятных вещах.
Про утренний кофе и дым сигареты
(Да, вредно, но так зашибись!)
Давай проболтаем с тобой до рассвета
Ты любишь? Ну вот, улыбнись.
А лирику в прозе? А песни Земфиры?
Собакино пузо чесать?))
Давай, приходи. Есть коробка зефира!
Ну, в общем, чего объяснять...
Депрессия, скука - поганая штука,
Но мы им объявим войну.
Давай о хорошем. Простая наука -
Взлетать, если тянет ко дну.

© Аня Киреева

119

Не знаю, мож и боян.

Смеется суслик в неуютной норке.
На спинку опрокинулся жучок.
Хохочет ёжик, носится по горке,
Совсем с катушек съехал дурачок!

Летают птички странными кругами,
И ржет кобылка с пенкой изо рта.
Сороконожка дрыгает ногами.
От смеха слёзки льются у крота.

Ржут белочки и падают с деревьев.
Сова забавно ухает в дупле.
Хохочет грач до выпаденья перьев.
И мушка со сверчком навеселе.

Кузнечики смеются в травке где-то,
Мышонок, змейка, ящерка и тля
Стояло жаркое, засушливое лето...
Горели конопляные поля..

120

Хранители

How many angels can dance on the head of a pin?

1.
проснулся от боли. будто с моих лопаток
сдирали повязки, присохшие с кровью к коже.
песок на зубах был прян, тошнотворно сладок,
хотелось напиться. выпить, пожалуй, тоже.
и если б не глас, бессчетно твердящий "amen"
настойчивей летней мухи, противней дрели,
я начал бы верить, что выжил и сильно ранен.
что я в лазарете, может, в своей постели.
но спину рвало в клочки, как пакет из "Теско",
и кровь по скуле текла бесконечно вяло...
я встал на колени. мир зашатался, треснул.
я понял, что я... я понял: меня не стало.
простая, как выстрел, мысль - и глухая пропасть
меж мною и теми, с кем я отныне не был.
бесполый, безадресный, вездесущий голос
читал "pater noster". белым горело небо.
я дернул себя за ворот: дышать! пока мне
не выключат свет и воздух за неуплату.
бордовая кровь пятнала песок и камни,
а боль становилась горькой и пахла мятой.
и в белой звенящей тьме, в пелене бессилья,
пока мой мирок кромсали и потрошили,
прорвали мне плоть и вышли наружу крылья:
широкие, очень теплые и большие.

2.
вербовка сюда проходит вполне привычно: сначала они задают миллион вопросов. сухих, скрупулезных, порой чрезмерно личных. потом говорят, мол, не отвертеться, поздно, ты мертв, по тебе отплакали. в райских кущах давно для тебя бронируют нимб и тогу, но если тебе был дорог покой живущих, но если тебя любили там хоть немного... ты можешь помочь оставшимся. ты нам нужен. вступай в наш отряд: анкету отдашь капралу. работа - как все работы, ничем не хуже того, что ты делал прежде. отличий мало. вот разве что стаж в отряде... пока он скромен, побудь в рядовых. смотри и учись у профи... потом вопрошают вежливо: "что-то кроме?" глядят на часы и ждут секретаршу с кофе.
за офисным жалюзи к небу бежит дорога. крыло за плечом блестит от дневного света. ты шепчешь: "какого черта... какого бога? ведь я же и так...ведь я же всю жизнь... на это..."
и тот, что тебя вербует, качнув всем телом, встает и кладет ладонь на твое предплечье: "так в этом вся соль. ты попросту знаешь дело. и ты не просрал все важное, человечье. о прочем не беспокойся. всему обучим. так лучше, чем рак желудка, морфин и хоспис..." и ты, перебив, вдруг тянешься к авторучке: "давайте свою анкету!"
и ставишь подпись.

3.
схоласт, что придумал глупость про ту иглу
и странных созданий, танцующих на конце,
был крайне наивен, а может быть, просто глуп.
но в этом и заключается наша цель:
быть тайной из тайн, стоять за чужим плечом,
беречь этот мир от горя, смертей и зла...
да, тут я смеюсь. и знание, что почем,
вонзается в сердце - метко, как та игла.

4.
сигнал. половина пятого. срочный вылет. ревущий от боли лайнер и шлейф осколков...
я все еще думал: бог мой из шляпы вынет, как фокусник, подкрепление. ровно столько, чтоб каждого, кто не силах уже спасаться, схватить под микитки, вытащить из геенны... но нас оставалось в воздухе лишь двенадцать, крылатых, но в целом - слишком обыкновенных. инструкций на этот счет не висит на стенде, в приказах обходят вежливо это место: для многих, увы, не пишутся хэппиэнды. не все умирают, чтобы потом воскреснуть.
...и вот я мечусь, хрипя, по всему салону ломая бездумно перья о переборки, наш страшный болид несется по небосклону, как полный вагон с безумнейшей русской горки. прижав к себе тех, кого защищать не поздно, укрыв от осколков крыльями и руками, мои сослуживцы плавно уходят в воздух и, с ветром борясь, сливаются с облаками. решения не находится, как не силься. спасу вот того очкарика в кресле справа, а это маньяк, какой-нибудь Деннис Нильсен, и с этим придется жить. а имею право?
мне больно, и крылья рвет раскаленный соранг, лишившись хвоста, мы словно на дне колодца.
...легко обнимаю женщину лет за сорок и падаю вниз из люка. в огонь и солнце.
она обмирает. в небе кружатся перья, ударной волной накроет секундой позже... я плачу, господь. я верую, но не верю. зачем ты придумал нам эту пытку, боже?
седой Рафаил (как звание, не как имя) подходит ко мне, садится в траву неловко. и просто кивает: "что, до сих пор не принял? да, все понимаю, - властно берет за локоть. - а как это вышло, братец, никто не знает. куда подевались Силы, Престолы, Власти... но мы... мы храним, насколько нас всех хватает. нас выбрали как-то. а на остальное класть им. держись".
в полумиле все тише ревет стихия. огонь замирает, смирившийся и бессильный.
держусь. у моей подопечной тахикардия, и где-то в кармане истошно гудит мобильный.

5.
если ты крылат, так просто утратить веру.
если слаб и наг - при силах и при костюме,
так легко считать себя господним... ха! той-терьером,
так удобно молча скатываться в безумье.
и вставая в строй, устало твердить "пустое.
не укрыть черноту за мыслями о хорошем".
понимать, что мир нелепо и страшно скроен,
не по мерке, что ли... надет пару раз и брошен.
но когда ребенок глядит на тебя - и видит.
но когда ребенка вот-вот размозжат о стену,
так легко забыть о господе, об обиде
и о том, какую за это запросят цену.
я сажусь на кафель. молча смотрю в глазищи,
понимая: да, вот это моя работа.
нас всего двенадцать. надо бы - пару тысяч,
но порой одного достаточно для кого-то.
если я спасен за тем лишь, чтоб делать дело,
я готов, мой бог. я твой до конца и в доску.
а потом, шепнув "не бойся. я здесь. будь смелой"
закрываю крыльями.
и подбираю соску.

31.03.15

© Мкб-10, 2015



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC