СТАРЫЙ ЗАМОК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Александр Шамраев » Вот это я влип.


Вот это я влип.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Особо не пинайте, реанимировал старый и давно позабытый проект, почему то решил его продолжить, дабы немного отдохнуть и расслабиться.

С чего всё началось.

1.

Как же хорошо сидеть на берегу реки, у костерка и попивать чай с дымком, слушать плеск играющей рыбы и ни о чём не думать, полостью сосредоточившись на созерцании водной глади. Лепота, вот только та чёрная тучка, что показалась на горизонте, вызывает опасение – как бы дождь не испортил идиллию вечёрки. Придётся ставить свою старенькую палатку и накрывать её тентом. Всё никак не соберусь купить себе новую, консерватор я в этом плане, всё-таки почти восемь лет вместе. И вообще, я привык рыбачить в комфорте: газовая плитка, кемпинговый фонарь с приёмником, летний спальник, а костерок нужен для антуража и чая с дымком. На всякий случай не поленился и сходил набрал сухого хвороста для костра и уложил его под тент, занёс все вещи в палатку, она у меня рассчитана на двух человек, так что места вполне хватало и стал ждать первых капель дождя.
Черная туча уже почти нависла над моей стоянкой, но была она какая-то странная – ни зарниц молнии, ни грома, в полной тишине она продолжала свой бег по небу. Знаком я с такими - тишина, тишина, а потом разверзнутся хляби небесные и одарят ливнем, а то ещё и с градом. На всякий случай собрал все вещи и снасти, мало ли чего, вдруг придётся эвакуироваться в машину. Пока ещё окончательно не стемнело, прикрепил фонарь на крючок и включил экономный режим, расстелил спальник, допил чай и прикрыл вход, опустив тент на землю, а штанги убрал в палатку. С опозданием вспомнил, что не свернул снасти и не убрал спиннинги на берег, но природная лень и русское авось, успокоили меня – дождь грозовой, долго идти не будет, так что подъёма воды можно будет не опасаться. Да и земля за декаду жары высохла до трещин, и воду в себя впитает на раз-два.
Наконец-то засверкало и загромыхало, и я со спокойной душой завалился спать поверх спальника. Проснулся от того, что замёрз. Мозг лениво перерабатывал информацию – ночью обещали 22-24 градусов тепла, преимущественно без осадков, а по ощущениям было значительно ниже, где-то на уровне 16-18. Однако, забравшись в спальник, я быстро согрелся, выключил дежурное освещение и вновь заснул. Проснулся уже утром, от страшного грохота и даже не сразу сообразил, что это был гром прямо у меня над головой, вот только вспышки молнии я не видел. А затем начался кошмар наяву – налетел порыв ветра такой силы, что вырвал мои колья, которые крепили тент, сорвал его и унёс куда-то в сторону, благо, что палатка выдержала этот экстрим.
Выглянув наружу, я опешил: над головой безоблачное небо, яркое солнце стояло уже почти в зените, речка куда-то делась, а вместо неё передо мной расстилался изумрудный луг с высокой травой. Пришлось потрясти головой, отгоняя от себя это наваждение и вновь скрыться в палатке. Приготовление лёгкого завтрака из сублимированной лапши отвлекло меня от неприятных мыслей о том, что произошло. Конечно чай на газовой плитке не идёт ни в какое сравнение с чаем на костре, но как говорится, за неимением гербовой бумаги, пишут на простой. Перекусив, я не удержался и глянул на часы, они показывали шесть часов пятнадцать минут утра. А как же быть с солнцем в зените?
Осторожно выглянув из палатки, я вновь оторопело замотал головой – луг с высокой травой куда-то исчез, а вместо него меня окружали высокие, в несколько охватов деревья. Быстро одевшись, я набрался смелости и покинул палатку. Как только я это сделал, она со всем своим содержимым, с лёгким хлопком, исчезла без следа. Вот тебе бабушка и Юрьев день, но ведь это не сон. Что бы убедиться в этом я больно ущипнул себя за руку. Почему-то мне было более удобно сидеть на земле, чем стоять на ногах, но это продолжалось не долго – минут тридцать, пока я не успокоился и не постарался придать ясности своим мыслям. Страха не было, удивление – да, но поджилки не тряслись. Ёкорный бабай, вот это я съездил на рыбалку. Ко мне вернулась способность трезво оценивать обстановку и не принимать поспешных решений, вроде тех, которые напрашивались на ум – немедленно встать и куда-нибудь пойти, всё равно куда, только не оставаться на этом проклятом месте.
Уже ничто не напоминало о моей стоянке, примятая трава поднялась, кучка хвороста растаяла, я уж не говорю о следах от костра. Небольшая полянка под кронами деревьев, слабый ветерок и … знакомый запах костра. Вот на него я и решил пойти, но предварительно проверил содержимое своих карманов. И так, что мы имеем? На ногах лёгкие берцы, рыбацкий костюм расцветки «дубок», охотничий нож на портупее, вставленной в шаровары, в карманах две блесны с защищёнными крючками, газовая зажигалка и коробок спичек, носовой платок. Вроде бы всё, я ещё раз осмотрел всё своё богатство, рассовал его вновь по карманам, проверил как извлекается нож из ножен и прикрыл его курткой на выпуск.  Готово, можно и выдвигаться.
Почему я пошёл на запах костра? Элементарно, Ватсон – надо же узнать куда меня занесло, да и не собираюсь ни от кого прятаться.
Лес поражал своей чистотой и какой-то ухоженностью, будто это был и не лес вовсе, а парк какого-нибудь олигарха, и вот-вот за деревьями откроется его белоснежная вилла и ухоженный сад, чопорные слуги с подносами в руках, важные гости и бегающие дети….
Поляна открылась неожиданно, и в самом центре её горел небольшой костерок, но возле него никого не было. Странно, а где хозяин? Я подошел к костру, но недостаточно близко, что бы меня могли упрекнуть в неуважении к огню и хозяину. В небольшом котелке булькало варево и на его запах мой желудок отреагировал негромким урчанием. Странно, я же вроде только недавно позавтракал…
Благообразный старик с окладистой бородой до пояса появился передо мной неожиданно. Склонив голову набок, он внимательно стал рассматривать меня, а затем что-то произнёс на незнакомом мне языке и показал рукой на мою голову.
- Извините, но я вас не понимаю, а кроме родного языка остальными, можно сказать, не владею.
Тщательно подбирая слова, он произнёс, - Русич. Давно у нас тут таких не было. Запоминай, - ты унивет, то есть унесённый ветром. Наши боги иногда присылают к нам людей из далека, задача таких как я, находить вас и готовить к жизни в иной реальности. Бери котелок и ешь, это я готовил для тебя, а потом пойдём в мою обитель, там ты проведёшь несколько месяцев прежде чем выйдешь в большой мир. Все вопросы задашь только в обители. Если есть свои вещи от прошлой жизни, покажи мне и я решу, что можно оставить, а что надлежит закопать в землю и постараться забыть о них. Да, вот что ещё, возьми одень этот оберег, он заодно будет помогать тебе учить местные языки. – Он протянул мне обыкновенный камешек с дыркой, в которую была просунута бечёвка и знаком показал, что я должен одеть его на шею. Я так и поступил. В голову что-то сильно кольнуло, да так, что даже в глазах потемнело, а когда ясность вновь вернулась ко мне, то с удивлением заметил, что отлично понимаю тарабарщину с которой обратился ко мне старик.
- Так-то лучше, а то уже стар я стал, чтобы напрямую с Русичем общаться, однако язык тебе всё равно учить придётся, так как мой толмач действует только в границах этого леса. Ты ешь, ешь, нечего нам здесь рассиживаться, а то скоро начнёт темнеть. А ночью этот лес обитель иных существ, встречаться с которыми нежелательно – никогда не знаешь, что у них на уме.
Ага, это что у нас тут такое – я стал выворачивать содержимое своих карманов и объяснять для чего предназначены мои вещи. – Блёсна, говоришь, у нас такими не пользуются – в землю. – Туда же последовали спички и зажигалка, часы и даже носовой платок с портупеей. Мне милостиво был оставлен нож, да и то больше из-за червлёной надписи на лезвии – «Своих не бросаем, пленных не берём». – Хорошие слова, не иначе как ты из воинского сословия, да и одёжка у тебя примечательная, аккурат для скрадывания в лесу… -  Этот нож мне был дорог как подарок от однокашника по военному училищу – Сани Цаплина, с которым мы перехлестнулись в Москве, когда я приезжал туда по делам. Я ему китайскую настойку со змеюкой и женьшенем, а он мне вот этот нож.
До обители мы добрались ещё засветло. Это был добротный каменный дом в два этажа, обнесённый невысоким, мне по пояс, забором. Я усмехнулся, этот малыш вряд ли сможет защитить жильцов от чего-нибудь, однако, когда мы подошли к крепким дверям и я оглянулся, то от удивления присвистнул. Дом огораживал самый настоящий частокол в три человеческих роста с заострёнными наконечниками. И не знаю, показалось мне или нет, но между наконечниками проскакивали синенькие искры, а сам тын немного светился.   
Старик сразу же проводил меня в комнату, которая мне была выделена для проживания, - Осмотрись, обживайся, до завтрака тебя трогать не будут. Из дома не выходить, в подвал не спускаться, в остальном по дому никаких запретов нет. Знакомство и занятия начнём завтра.
После его слов на меня навалилась такая усталость, что я с трудом сдерживал зевоту и желание поскорее завалиться на постель. Старик усмехнулся и вышел, не прикрывая за собой дверь. Преодолевая себя, я разделся до трусов и аккуратно сложил свою одежду, а нож сунул под подушку. Она и матрац были набиты душистой травой, что сразу же мне напомнило ночёвки на сеновале в деревне…
Проснулся я рано, солнце ещё не взошло, но уже первые лучи касались макушек этих странных деревьев. Свою одежду я не обнаружил, вместо неё на скамейке лежала грубая холщовая рубаха и такие же штаны, длинной мне по щиколотку, обуви не было. А вот это уже не лезло ни в какие ворота, так как я терпеть не мог ходить босым, хоть носки, но должны были надеты на ноги. Как я раньше не старался избавиться от этого недостатка, у меня ничего не получалось – свободно мог ходить только по песку и полам дома. Как смеялась одна моя знакомая врачиха, у меня слишком нежная кожа на подошве и через чур чувствительные рецепторы. Этим она, кстати, объясняла моё отменное здоровье и умение переносить запредельные нагрузки, - Саша, у вас странная способность в нужный момент включать внутренние резервы, когда в этом возникает необходимость, а вместо нервов у вас стальные канаты… - Именно она вырезала мне аппендикс в своё время. Я привычно провёл пальцами по шраму и не обнаружил его, исчезли так же шрамы на пальцах и руках, а это уже было интересно.
Одевшись, я опробовал свою новую одежду – мои движения она не сковывала и это радовало, правда штаны в поясе оказались великоваты и их приходилось постоянно поправлять. Осталось как-то приспособить нож для скрытого ношения, а в моей комнате, как назло, не оказалось ничего, что можно было приспособить. Пришлось временно воспользоваться бечёвкой на которой крепился тот странный камешек, что вручил мне старик. После чего я отправился знакомиться с домом в надежде найти не только обувку, но и какой-нибудь кожаный ремешок. Любое помещение, которое не было закрыто, подвергалось внешнему осмотру и где-то в седьмой комнате, уже на втором этаже, мне повезло найти не только кожаный ремешок с подобием пряжки, но и заношенные мягкие сапожки, которые мне подошли. На всякий случай я громко спросил у гипотетического хозяина разрешения забрать обноски. Ответом мне была тишина, а как все знают, молчание – знак согласия.
Вернувшись в свою комнату, я обнаружил на столе горшочек с кашей и кринку молока, самодельную деревянную ложку, весьма неудобную в обращении. Но прежде чем приступить к трапезе, я занялся поясом и сапогами. Только после того, как результат меня удовлетворил, я позволил себе еду, а после этого стал приводить ложку в более или менее приемлемый и привычный вид. За этим занятием меня и застал старик. Не произнеся ни слова, он жестом предложил мне последовать за ним. Встав с лавки и отряхнув стружку, я направился к двери. Внезапно сзади на меня кто-то прыгнул и попытался прижать руки к туловищу. Сработали инстинкты – резко присев я схватил за шерсть напавшего и перебросил его через себя, а потом ещё и добавил ударом ноги в туловище. Зверь злобно рыкнул, вскочил на задние ноги, а я попятился к стене. Что это за тварь такая? На двух лапах стоит как человек, а передними тянется ко мне и явно не с целью поздороваться. Из-под полы рубахи достаю нож, он у меня прикреплён к поясному ремню ремешком от ПМ, чтобы не выронить или не потерять в пылу борьбы. Конечно в этом есть свои минусы – нож не метнёшь, длина ремешка не очень большая – чуть больше вытянутой руки, но преимущества неоспоримы, и главное из них – не потеряется и не выскользнет из руки на землю, а значит, даже на мгновение, наклоняться не надо.
С ножом я почувствовал себя более уверено, это конечно не мой боевой, а обычный рыбацкий, я бы даже сказал – декоративный, но всё-таки какое никакое оружие. Зверь почувствовал изменение моего настроения и в нерешительности остановился в нескольких шагах от меня, затем, видимо приняв какое-то решение, прыгнул на меня. Глупо пытаться сбить меня с ног, так как весовые категории у нас примерно одинаковые и у меня за спиной имеется стена, которая готова послужить упором. И опять навыки и инстинкты сработали раньше, чем я принял какое-то осмысленное решение. Мой сэнсэй наверняка бы остался доволен… Перекат в сторону, уход от удара когтистой лапы, но недостаточно быстрый и на правом плече из-под разодранной рубахи появилась кровь. За это время я успел нанести два быстрых и резких ударов в область, где у человека расположена печень и одна из почек. Любому этого бы хватило, но только не этой твари. Она словно и не заметила своих ранений, отпрыгнула назад, приготовившись к повторному нападению, а потом внезапно исчезла, растворилась в воздухе, оставив на полу только несколько капелек крови.
- Я впечатлён, - промолвил старик, - не многим удаётся продержаться без зачарованного оружия против моего волкодава, а ты даже умудрился хорошенько его потрепать. Обещаю, больше сюрпризов не будет, так что своё железо можешь спрятать.
- Старик, я не доверяю тебе, так что подожду.
Дело в том, что во время нападения на меня этот зверь успел прошептать, - Не верь и не доверяй ему.
На его слова я никак не отреагировал, но почему-то сразу им поверил…
- Настала нам пора познакомиться и ответить друг другу на возникшие вопросы. Начнём с тебя, как более молодого, расскажи о себе. Кто ты, откуда, чем занимался? - Мы пришли в большое помещение с пятью столами и скамейками, весьма похожее на классную комнату, которые любят изображать в исторических фильмах
Ага, щас, буду я перед тобой раскрываться, ведь видно, что ты не простой человек, а раз так, то и откровенничать не стоит, - Я, как ты справедливо заметил, унивет. Моё имя тебе ничего не скажет, а новым я ещё не обзавёлся. Там, откуда меня выдернуло твоё колдовство, я был воином, но не таким, с которыми ты привык иметь дело. Я не владею ни мечом, ни луком, моя сила в знаниях правил и законов битв и сражений. (Как тут не вспомнить такой предмет в училище, как «история военного искусства», кажется так он назывался) Я сирота, ни родителей, ни жены у меня нет, хотя наличие детей и возможно, но я о них ничего не знаю. Это всё.
- Не густо, надеюсь, когда я завоюю твоё доверие, ты раскроешься. Теперь о себе, я старец Лир. Таких как я люди называют волдруд (производное от слов «волхв, друид»). В настоящий момент ты находишься в проклятом лесу, в моих владениях, куда нет хода ни для одной ночной твари. Наш мир представляет собой плоскость, омываемую великим океаном, который проваливается на западе в глубокую пропасть, а на востоке ниспадает с неба огромным водопадом. Именно поэтому вся вода у нас течёт только с востока на запад. Наш континент разделён на четыре части, отделённые друг от друга непроходимыми горами, которые имеют только по два общих прохода, соединяющими с соседними царствами или империями. В настоящий момент ты находишься в царстве Сармат, где правит солнцеликий Рао вот уже пятнадцать лет. Он сменил на престоле своего отца, который скоропостижно скончался от неизвестной болезни, хотя поговаривают, что его просто отравили. Меня звали его вылечить, но я отказался – Лир не из тех, кто забывает обиды и подлость. – Старец погладил свою бороду и сделал несколько глубоких вдохов, явно для того, чтобы успокоиться, после чего продолжил. - Само царство разделено на восемь воеводств, где власть принадлежит царским воеводам, назначаемым по приказу царя. Имеется ещё столичный округ, вотчина солнцеликого Рао. Столица называется Трир, как, впрочем, и сам округ. У солнцеликого нет наследника мужского пола, только две дочери пятнадцати и тринадцати лет. Недавно он овдовел и теперь озабочен подбором новой жены, которая сможет принести ему долгожданного наследника. Произойдёт это или нет, известно только богам, а уже сейчас развернулись нешуточные страсти за право быть рядом с царскими дочерями и оказывать на них влияние. Царь снисходительно смотрит на всю эту возню и пока никак не проявил свою волю в назначении наследницы. Дочерей он любит, хотя и балует чрезмерно. Могу с уверенностью сказать, что свою жену, хотя это и был брак по расчёту, он любил и души в ней не чаял, а её смерть сильно переживал.
- А от чего она умерла, или, как тут принято, и её отравили?
- Смерть была естественной, вернувшись с верховой прогулки она, разгорячённая, напилась колодезной воды и простыла. Сгорела за три дня, я ничем помочь не мог, ибо не всесилен и против воли богов бессилен. Я как раз в это время гостил у солнцеликого и всё происходило на моих глазах, так что никакого отравления не было, просто трагическое стечение обстоятельств.
- Хорошо, более подробно я с обстановкой в царстве и персонально в этом воеводстве познакомлюсь позже. Меня интересует, Лир, для чего ты призвал меня в этот мир?
- Ты считаешь, что это сделал я? Мне это лестно, но уверяю, это не так. Моих сил и способностей на это не хватит.
- Старик, я полевик и привык замечать мелочи, на которые другие не обращают внимание. Твой костёр горел от трёх до четырёх суток непрерывно, судя по золе, а значит, ты ждал моего появления и чёрная туча, и сказки насчёт унесённого ветром, и ночных тварях, тут не причем.
- Можешь думать всё что тебе угодно, но к твоему появлению здесь я руку не приложил. Более того, я не знал, кого боги выберут, так же как не знал, когда состоится перемещение, поэтому вышел на поляну заранее, но ты почему-то оказался в другом месте и только через два дня моих ожиданий.
- Лир, ты меня не убедил. Более весомые доказательства твоих слов есть?
- Какой же ты недоверчивый, думаю время убедит тебя в моей правоте, а теперь позволь я продолжу тебе рассказывать о Сармате и знакомить с реалиями местной жизни…
На обед я вернулся в свою комнату, где меня уже ждали горшочки с похлёбкой, пшённой кашей и кринка с самым настоящим чаем. Видимо кружек в этом доме не признавали.
Примерно через час после обеда, старик отвёл меня в другую комнату, дверь которой открылась перед нами самостоятельно. Это был оружейный и тренажёрный зал, где мне предстояло выбрать себе оружие, которым я буду учиться пользоваться. Лир сразу же предупредил, что это обязательный предмет, на который будет отведена большая часть учебного времени. Никакие мои отговорки не помогли, а в конце ещё пригрозил, что если я буду лениться и работать не в полную силу, то мне будет сокращено время на сон и отдых. Пришлось подчиниться грубому насилию и приступить к выбору оружия. Я трижды осмотрел всё железо, что было развешено на стенах, - сначала в быстром темпе, чтобы получить общее представление, а потом неторопливо, отмечая для себя то, что мне понравилось или приглянулось. Проходя вдоль стен в третий раз я уже брал оружие в руки, проверяя, как рукоятка лежит в ладони, его вес и оптимальную для меня длину лезвия.
- Старец Лир, из чего состоит обычное вооружение не очень знатного или не очень богатого воина?
- Всё как обычно: меч, кинжал, лук или самострел с несколькими десятками стрел или болтов. Лук или самострел крепятся на боевом коне, там же находится щит и, при необходимости, копьё. Но им, как правило, пользуются только самые сильные и опытные воины, так как велика вероятность седоку самому вылететь из седла при ударе копьём своего противника. У нас лошади используются только для перемещения воина и перевозки оружия, а все сражения происходят в пешем порядке или с использованием колесниц.
Получается, что об использовании конницы тут имеют самое смутное представление и наверняка понятия не имеют, что такое стремена и упор для спины. Надо будет это взять на заметку. Я так же не нашёл на стенах ни одного вида алебарды, а те боевые топоры, что там развешены, - грубые и тяжёлые.
- Хорошо, не будем отходить от ваших канонов, пока я не освоюсь и не осмотрюсь. Я выбираю этот меч, этот кинжал, лёгкий арбалет и щит с металлическими полосами и бляхами. Тяжёлый, зараза, а цельнометаллические щиты у вас есть, или что полегче?
- Есть, но воины ими не пользуются, считая, что они более подходят для женщин. К тому же стрелы их легко пробивают, а если увеличить толщину, то они становятся неподъёмными.
- А с внутренней стороны их не пробовали обивать прочной кожей, чтобы повысить прочность? В любом случае давайте мне дамский щит и кусок прочной кожи, буду мастрячить себе защиту. – А в голове тут же мелькнула мысль, а почему кожей обивать изнутри, а не снаружи? Надо будет над этим подумать…
Оружие было выбрано, Лир над ним даже поколдовал, усиливая его прочность и надёжность, а потом мы приступили подбирать мне доспехи. Вот уж не думал, что это будет такая канитель. Естественно ни о каких брониках тут не слышали и в ходу был или полный доспех из сырого железа, или комбинированный с кожей. Ни тот, ни другой мне не понравились – они сковывали движения, затрудняли перемещение и не позволяли совершать прыжки и кувырки. В общем, очередной примитив рабовладельческого строя на самом раннем этапе своего развития. О чешуйчатых или пластинчатых доспехах тут даже не слышали.
Старец с подозрением посмотрел на меня, - Унивет, мне не нравится твоя многообещающая улыбка. Признавайся, что ты задумал?
- Здесь кузница и нормальный кузнец есть?
- Откуда? Хорошего кузнеца можно найти только в городе или крупном селе.
- Не подходит. Мелкая забытая всеми деревушка с собственным кузнецом. Только так можно будет сохранить тайну нового доспеха. А коли кузнеца и кузницы нет, то и говорить не о чём.
На этом мы расстались, и я отправился в свою комнату на ужин, после чего сразу же провалился в сон. Со следующего дня началось моё полноценное обучение у волдруда Лира, бывшего царского советника и лекаря. Ежедневно два часа после завтрака посвящались теоретическим занятиям по государственному устройству всех четырёх государств континента, их законодательству, военному строительству и тактике действий, инженерному обеспечению войск и всему прочему, что могло меня заинтересовать. Потом была первая тренировка, когда меня учили владеть этим примитивным оружием. Затем обед и час отдыха. А после этого я учился стрелять из тяжёлого и громоздкого арбалета, более похожего по своим размерам, да и по весу, на станковый пулемёт. Вес то бог с ним, тяжести таскать мне не привыкать, а вот с перезарядкой надо что-то делать – не всегда у меня будет возможность тратить полминуты на взведение струны или тетивы. Опять придётся ломать голову. срочно нужен мастер оружейник, который разберёт эту конструкцию и многое мне объяснит…

2

Хорошо.
Есть пара нескромных вопросов.
Насколько проект "древний"? И закончен ли он?

3

Как то несколько лет назад ко мне в гости одновременно нагрянули дети и нам с женой пришлось временно переселиться на кухню. Доступ к компу был полностью перекрыт и я, что бы убить время по утрам (встаю рано) начал писать всякую билеберду на дремучем ноуте. Он и сейчас стоит скромно в углу на кухне, а недавно я на него наткнулся и ради любопытства открыл. Там были уже почти полностью готовы две главы. Почему я забросил этот проект, ответить не могу, но думаю, что отнёсся к нему несерьёзно. А сейчас вот решил вернуться к нему, пока отдыхаю от "трудов праведных". Писанина, естественно не закончена, сейчас дописываю(урывками) пятую главу, ибо внук старшего сына опять гостит у нас с мамой, а значит доступ к компу строго по расписанию. :)

4

2.

Интересно, а почему я не видел никого кроме старца и странного существа, которое он назвал волкодав и с которым у меня была первая схватка? Ведь кто-то ж готовит пищу, прибирает в моей комнате и тренажёрном зале, стирает и ремонтирует мою одежду. Когда я обратился за разъяснениями к Лиру, он отмахнулся, - Не забивай себе голову такими пустяками, со временем всё узнаешь и со всеми познакомишься.
Тогда я решил зайти с другого конца, - Мне не хватает разговорной практики, нужен, по-крайней мере, ещё один собеседник и желательно грамотный – умеющий писать и читать. Да и книгами неплохо бы разжиться.
- Книги у нас являются штучным товаром и стоят очень дорого, а процесс их переписки занимает от нескольких месяцев до пары лет. В основном грамотные люди используют свитки – это выделанная специальным образом кожа, покрытая или пропитанная особым раствором, который позволяет сохранять написанное. Более бедные используют вощённую бумагу, на которой пишут специальной палочкой с расщеплённым концом, а потом написанное посыпают золой, что бы всё проявилось. Грязный и ненадёжный способ, да и бумага быстро расползается на волокна. Одну книгу я могу тебе дать, она предназначена для обучения чтению детей знатных людей. – Из складок своего балахона он достал достаточно толстый том, стряхнул с него пыль и протянул мне. – На каждом листе пергамента с двух сторон нарисованы картинки, а под ними пояснения, состоящие из трёх – четырёх строчек. Первая строчка показывается написание первой буквы того, что изображено на картинке. Вторая строчка разъясняет, как читается эта буква в слове и как она произносится отдельно, третья и четвёртая дают полное написание изображения. Как видишь, ничего сложного. Вот смотри, - он развернул книгу в середине, - рисунок курицы, вот как пишется буква К, а в отдельности произносится как КА, а вот написание полного слова – курица. Держи, и обращайся с ней осторожно, через десяток дней посмотрю, каких успехов ты достигнешь. Если что непонятно, обращайся.
Не получилось обзавестись собеседником и хоть как-то прояснить, куда и к кому я попал, что за диковинный лес вокруг, кто и откуда там появляется по ночам, а самое главное – что меня ждёт в дальнейшем, когда обучение у Лира будет закончено? Из головы не выветриваются слова волкодава, сказанные им торопливо, когда он напал на меня со спины – «не верь и не доверяй ему».
Занятия шли своим чередом: - бессистемные теоретические знания местного законодательства, особенности уклада жизни жителей столицы и различных воеводств, иерархия верховной знати, их фамильные цвета, девизы и гербы. Я давно уже отказался от мысли, что здесь раннее рабовладельческое общество, так как многое говорило о более высокой ступени развития цивилизации или об осколках более высокой, на обломках которой существует сегодняшний строй. 
По-прежнему львиная часть времени уходила на привитие мне навыков владения различными видами оружия, для чего использовались специальные тренажёры, от которых мне на первых порах частенько доставалось, о чём свидетельствовало большое количество синяков, пока я не догадался надеть на себя хотя бы кольчужную рубашку. Увидев это, Лир усмехнулся, но как обычно ничего не сказал, а только отвёл меня к новому тренажёру, с более сложной последовательностью ударов и защит. И вообще, как я понял, процесс обучения здесь напрямую зависел от степени моего восприятия, а основным методом была самостоятельное усвоение материала и практических навыков.
В один из вечеров, закончив тренировку, я уже выходил из зала, когда краем глаза заметил тень и услышал немного знакомый шёпот, - За ужином ничего не пей. - А ужин, как назло, был весьма обильный и, как мне показалось, слегка пересоленный. Взяв кринку с чаем, я сделал вид, что отпил несколько глотков, а потом поставил её на стол. Чуть выждав, я привычно разделся и лёг на душистый матрац. Меня сразу же потянуло в сон, как только я прикрыл глаза, но в этот раз я мог бороться с этим. Выровняв дыхание, я приготовился ждать и через некоторое время услышал тихие шаги, а затем и знакомый тихий голос, - Будь очень осторожен унивет, тебя готовятся сделать таким же, как и меня – послушным орудием Лира, после чего отправить в подземелья царского дворца для наблюдения и выполнения грязной работы. Лиру нельзя верить ни при каких обстоятельствах, особенно тому, что со временем он сможет найти возможность вернуть тебя домой. Отсюда обратной дороги нет. Сам Лир тоже не принадлежит этому миру, вернее он отсюда, но принадлежит к расе колдунов, которым удалось выжить, когда в результате их войн предыдущий мир был почти полностью уничтожен. Я тоже когда-то был колдуном, но доверился ему и теперь просто раб. Он давно бы уже избавился от меня, но я успел связать наши жизни, и он вынужден терпеть моё существование. Предупреждён, значит вооружён…
Это была последняя встреча с волкодавом, после которой он исчез, а я утром почувствовал пристальное наблюдение за собой, которое не прекращалось ни на секунду. Сначала эта слежка доставляла мне множество неудобств, но потом я привык и перестал обращать на это внимание.
По моим подсчётам, в гостях у старца я пробыл уже четыре месяца, когда он устроил для меня первую проверку, - Сегодня, унивет, ты будешь подвергнут испытаниям для того, чтобы определить степень твоего обучения. Начнём, как обычно с теоретических знаний. Соберись с мыслями, настройся и отвечай на мои вопросы…
Вот так я познакомился с местным аналогом детектора лжи, когда вопросы на самые разные темы чередовались с тем, что так интересовало старца: - встречался ли я, даже случайно с волкодавом? – О чём он мне рассказывал? – Кто уговаривал меня убить старца? – Умею ли я пользоваться ядами и где их прячу? … При этом мне ещё предстояло отвечать на вопросы о государственном устройстве, законах, жизни и быте, манере поведения и особенностях одежды у различных групп и сословий…
Немного наивно, но этот допрос изрядно мне надоел, к тому же я снял с себя все камни для облегчения общения, так что через два с половиной часа, когда мне позволили передохнуть перед практическими занятиями, я просто сел на пол, прислонился к стене и закрыл глаза, отключив свой мозг и восприятие на несколько минут. В нашей среде это называлось – отключиться от внешнего мира и позволяло быстро восстановить равновесие, спокойствие и ясность в мозгах. Не думаю, что б Лир знал о методиках таких тренировок, я и сам только начал их постигать под руководством старших товарищей, да вот отпуск прервал мои занятия. Через десять минут я был готов к новым испытаниям.
Для начала Лир заставил меня повторить базовые движения с мечом и щитом, мечом и кинжалом, а также с одним мечом. Это был местный аналог специальных упражнений, так что особых трудностей я не испытывал, но и до конца свои возможности не демонстрировал, даже показал некую усталость и сбитое дыхание. Затем началась работа с тренажёрами и куклами, сначала по одиночке, а потом и двумя – тремя одновременно. Апофеозом этого безобразия была работа сразу с двумя самыми сложными многорукими тренажёрами, которые подготовили к экзамену – заменив деревянные клинки на настоящие. Как говаривали в своё время мои друзья, «пережили голод, переживём и изобилие», когда им приходилось преодолевать специальную полосу препятствий на незнакомом полигоне. Я справился, и даже не получил ни одной царапины, не говоря уже об ударе.
Лир остался доволен и покровительственно похлопал меня по плечу, - Молодец, очень хорошие результаты, до утра можешь отдыхать, а утром продолжим…
Что-то в его голосе меня насторожило, но виду я не подал, а сразу отправил в моечную комнату, где с удовольствием вымылся с щёлоком и немного поплескался в маленьком бассейне. Не желая одевать потное тряпьё, я голышом отправился в свою комнату, а там меня ждал сюрприз. За столом сидела смазливая девица в одной набедренной повязке и настоящим выменем, по размерам, на груди. К нечто подобному я был готов, поэтому сразу бросил ей на колени грязную и потную одежду, - Выстираешь и вечером принесёшь, а сейчас брысь отсюда, мне надо отдохнуть.
Сказав, что мой организм никак не отреагировал на женщину, я бы погрешил против истины. Отреагировал и ещё как, но к этому времени я уже сидел за столом и мою реакцию было не видно. С удовольствием съев всё, что мне было предложено, я откинулся к стене. Что ж, видимо мое противостояние с Лиром вступило в решающую стадию и проверка моей готовности была неслучайной. Это могло означать только одно, ужинать мне сегодня не придётся и надо держать ухо востро.
Неожиданно для меня старец преподнёс мне по истине царский подарок. Он вошёл в мою комнату в сопровождении той же девицы, которая несла без видимых усилий два больших свёртка. В одном оказалось нижнее бельё и верхняя одежда знатного воина, а во втором лёгкая кольчуга, неполный комплект облегчённых доспехов и качественное оружие без особых знаков и гербов.
- Это мой подарок, пора тебе вживаться в образ умелого и знающего себе цену наёмника. Завтра приступим к обучению верховой езде, особых трудностей я здесь не вижу. Она – кивок на женщину, - поможет тебе освоиться с одеждой и доспехами. Придётся потренироваться самому их одевать и снимать, желательно несколько раз, запоминая последовательность, чтобы не делать ошибок.
Лир, этакая сволочь, растаял в воздухе, а моя невольная подруга с видимым удовольствием вздохнула полной грудью, - Боюсь я его. Никогда точно не знаешь, когда он говорит серьёзно, а когда шутит. Вот перед тем, как пойти к тебе, он приказал мне доставить тебе максимальное удовольствие, что бы ты после ужина спал без задних ног. А как я могу это сделать, если не знаю твои пристрастия и предпочтения. Подскажешь, что тебе будет больше нравиться...
… - Ну что, красавица, пора приниматься за дело. Давай сюда мою одежду и рассказывай, что и как надо одевать и носить. Да не торопись ты, да ужина уйма ещё времени… - В общем, я несколько раз оделся и разделся, запоминая что и как одевать, особенно набедренную повязку с её хитрыми обёртываниями и узлом. С одеждой было проще, ничего нового, вот только с сапогами возникла заминка – надо было подобрать длину крепёжных ремешков, что бы голенища не слетали с икр. Очень неудобно, надо будет потом заказать себе сапоги с жёсткими вставками, что бы они не сползали с ноги.
Зеркала в комнате не было, так что пришлось довольствоваться охами и ахами подруги, - Какой красавчик… Все женщины столицы будут твоими… Камзол сиди как влитой, вот только под плечи надо бы прокладку побольше, это придаст солидности…
А затем пришла очередь доспехов. Её весьма удивил тот факт, что я перед тем как одеть кольчугу, снял камзол и только потом одел его поверху. На кольчугу камзол оказался маловат, но терпимо. Лёгкий доспех меня полностью удовлетворил, - движения не сковывал, неприятных ощущений не вызывал и что немаловажно, моё оружие очень удобно крепилось на ремнях, немного похожих на разгрузку. Вместо неудобного самострела мне вручили «дамский» арбалет, но с двумя струнами под два болта. Как я понял, это оружие ближнего боя, так сказать для рукопашной схватки, вот только болтов к нему не было, и я думаю, не случайно. А ещё меня поразил тот факт, что этот самострел был сделан с использованием высоких технологий, легированного металла и явно не принадлежал этому миру, или этой эпохе. Свои выводы я оставил при себе, а в слух выразил благодарность и полное «одобрямс» подарку Лира. После чего пришло время тренировок – «Рота, сорок пять секунд времени, подъём! Построение на центральном проходе, форма одежды - четыре.»
Добившись удовлетворительных результатов, кроме как в одевании сапог, я с облечением вздохнул и полностью разоблачился.
- Подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя, сейчас у нас с тобой будет тренировка, максимально приближенная к боевой обстановке. Давай, раздевайся и «у койку». – Она всё правильно поняла и быстро скинула с себя своё тряпьё.
После того, как я отдышался, а она умиротворенно сопела мне в ухо, последовал вопрос из её обязательной программы, которую она ещё не озвучила, - Послушай, унивет, а как тебя зовут? А то как-то неудобно тыкать знатному воину. А то что ты знатный и умелый, у меня сомнений нет.
Я немного помолчал, нагнетая обстановку, этакая мхатовская пауза, - А у меня нет имени, как-то не удосужился им обзавестись. Можешь сама мне его дать, только что-нибудь приличное и необидное.
- Ты это серьёзно?
- Вполне.
Она серьёзно отнеслась к моим словам и стала перебирать мужские имена, бракуя их одно за другим. Наконец остановилась на трёх и предложила мне выбрать себе одно из них, - Как тебе - Драг, Стрим и Бой. Насколько мне известно, эти имена носили знаменитые наёмники и великие мастера меча прошлых времён.
- Извини, подруга, но мне не хочется подражать никому. А как тебе имя Страх? – с этими словами я резко вскочил и стал быстро одеваться, однако в первую очередь обнажил меч и положил его так, чтобы мог быстро схватить его.
Через пять минут я подвёл итог, - Третий сорт не брак, а категория. На первый раз сойдёт, но ещё совершенствоваться и совершенствоваться. Чего лежишь, вставай, хорошего помаленьку, пойдем прогуляемся для аппетита в сад, заодно покажешь мне конюшню, хочу глянуть на местную живность, а то у нас лошади стали этакой диковинкой…
В сад мы вышли без проблем, и она повела меня вдоль начавшего расти забора за дом. Там то я и увидел приземистое здание от которого пахло сеном и скотиной.
- Я люблю бывать тут, это мне напоминает дом. Я ведь обычная крестьянка, которая по глупости совершила обряд призыва и попала в рабство к старцу. Скрашиваю его одиночество. Тебя это не коробит?
- Нисколько, только почему-то уверен, что ты не единственная девица для утех в этих хоромах., иначе он бы так просто тебя мне не отдал.
- Ты прав, есть ещё одна, так сказать более свежая, вот она меня и отодвинула от хозяина. Сейчас она милуется с ним и ходит, задрав нос, не понимая, что красота скоро завянет, а искусству любви она учиться не хочет. Мокрощёлка мелкая, кожа и кости, даже подержаться не за что, тьфу на неё…
Конюшня изнутри оказалась значительно больше, чем она виделась мне снаружи, правда не все стойла были заняты. А вот и лошадиное царство – шесть кобылиц и один жеребец, видимо производитель.
- Послушай, я в лошадях не разбираюсь, от слова вообще. Какая коняка из них здесь самая лучшая?
- Самая лучшая стоит в отдельном закутке. Это сделано для того, чтобы жеребец крыл других кобыл, а то, когда она рядом, он на других даже не смотрит. Пойдём покажу.
- Странно, а мне она совсем не глянулась, какая-то дохлая, не лощённая…
- Внешний вид обманчив. Она очень выносливая и резвая, только я бы не рекомендовала использовать её для скачки в полном и тяжёлом доспехе. Её преимущество в скорости и умении преодолевать большие расстояния.
За спиной раздался смешок и пред нами нарисовался Лир под ручку со смазливой малолеткой, - Что, Страх, нравится? Жемчужина моей коллекции…
- Да какая-то она неказистая и вряд ли может служить для представительских целей такого знатного воина, которого я буду изображать, особенно в столице, если я, конечно, туда доберусь.
- Почему это изображать? Ты действительно происходишь из очень знатного и старинного рода. Кстати, твоё имя является родовым, так что ты хоть и обедневший, но вельможа, входящий в красную десятку первых семей нашего царства. Твоя мать много лет назад покинула двор из-за приставаний отца солнцеликого и очень долгое время ходили слухи, что это было сделано для того, чтобы скрыть последствия этой связи.
Так, девочки, идите-ка погуляйте, а нам надо поговорить наедине.
Дождавшись, когда лишние уши вышли из конюшни, Лир взял меня под руку и повлёк в противоположенную сторону. Мы вошли в небольшое помещение, которое использовалось для хранения разных там попон, ремней и прочих конских приспособлений. Старец взмахнул рукой и от меня не укрылись несколько искр, которые вошли в стены и там растворились.
- Вот теперь нас точно никто не сможет подслушать.
- А что, есть такая вероятность?
- Нет, но как говорится, бережёного бог бережёт. Для начала я хотел бы тебя поблагодарить за твоё терпение и выдержку и за то, что ты о людях судишь по их поступкам, а не по тому, что о них говорят или им приписывают. Я имею в виду волкодава. Честно говоря, я постоянно ждал от тебя удара в спину, а потом убедился в твоей порядочности и перестал опасаться. Ты хоть догадался, что это именно он подсыпал тебе всякую гадость в чай? Ладно, хватит о нём, он получил то, что заслужил. -  Он замолчал, собираясь с мыслями, - Грядут тяжёлые времена, если их конечно не остановить. Я имею в виду континентальную войну всех со всеми. Всё начнётся с императора Веспа. У него в последнее время появилась идея фикс – войти в историю как объединитель всех земель и начать он решил с нашего царства. Для этого ему надо сделать всего пустяк – не дать Рао вновь жениться и при случае устранить, а затем женится на старшей царской дочери и тем самым присоединить Сармат к своей империи. Затем объединёнными силами ударить по царству Солей – солнечному царству, которое является самым слабым из всех четырёх государств, а уж потом схлестнуться с самым крупным и сильным государственным образованием на континенте – империей Восходящего солнца.
Как видишь, в его планах мы занимаем первое место, с нас он хочет начать и твоя задача, всеми средствами помешать этому и желательно без особого кровопролития. Причём учти, просто смена императора тут не поможет, так как всё его окружение спит и видит претворение этого плана в действие. Самым оптимальным вариантом было бы обострение отношений между империей Восходящего солнца и империей Весп – пусть между собой грызутся, а к нам и Солей не лезут.
За то время, что я наблюдал за тобой и изучал, сделаны несколько очень важных выводов. Во-первых, ты обладаешь таким запасом знаний в военной области, что позволят тебе победить любого противника. Сюда я включаю и те новинки, которые ты можешь с помощью мастеровых создать для своего отряда, который ты начнёшь формировать. Во-вторых, по дороге к столице ты сможешь познакомиться вживую с укладом жизни простых крестьян и подумать, как улучшить их жизнь. И, наконец, в-третьих, ты должен пробиться на самый верх и добиться отмены воеводств, так как их существование ведёт к распаду царства на несколько княжеств. В истории такое уже было.
К сожалению, я тебе практически ничем помочь не смогу, не считая конечно золота. Им я тебя обеспечу. Дело в том, что сейчас в окружении солнцеликого большинство составляют мои противники и самые настоящие враги. Любые мои слова и предложения не просто встречают противодействие, а самое настоящее неприятие. Рао предпочитает не лезть в эти интриги и уже упустил время, когда он мог влиять на решения думских бояр. Ах да, я же тебе о них ничего не рассказывал. Дело в том, что в царскую думу входят по одному боярину от каждого воеводства и столичного округа. Именно они с подачи царя принимают все важные указы. Высшим же органом управления является поместный собор, который собирается по мере необходимости, но в силу своей многочисленности не принял ни одного значимого решения. Слишком много противоречий между разными группами, разделёнными по границам воеводств и защищающих свои местечковые интересы. Скажу больше, если не принять решительных шагов, то развал царства на удельные княжества почти предрешён. Посуди сам, воеводы собирают налоги и оброк самостоятельно и в столицу отправляют строго оговорённую часть, причём проследить, сколько и чего собрано – практически невозможно. Каждый воевода помимо ополчения имеет и свою личную дружину, которые по отдельности уступают царской, но если объединятся две или три, то они превзойдут её по численности. Уже сейчас я располагаю сведениями, что по-крайней мере четыре воеводства имеют устный договор выступать единым фронтом против царской воли. Реально Рао может положиться только на две территории, где властвуют преданные ему люди, остальные шесть реально будут ему противостоять. Как видишь, царская власть значительно ослабла, а солнцеликий озабочен поисками невесты, а на остальное ему плевать, по-крайней мере сейчас. Боюсь, что когда он спохватится, то уже ничего сделать не сможет.
- А если объединить силы с верными воеводами и ударить по паре земель и сменить там власть?
-  Остальные тут же придут на помощь, и этим воспользуется Весп, чтобы во время смуты покорить Сармат. Даже если мы выйдем победителями из этого противостояния, царство будет разорено.
А теперь давай поговорим о том, какой манере поведения тебе следует придерживаться. Начнём с того, что на языке Сармата ты говоришь с небольшим акцентом, что выдаёт в тебе человека много лет проведшего на чужбине. Это тебе на руку, так как в царстве давно никто ничего не слышал о представителе из красной десятки боярского рода Страхов, хотя и ходили упорные слухи о том, что наследник обитает в царстве Солей. Долгие годы, проведённые там, наложили на тебя свой отпечаток – в тебе нет той боярской спеси, что присуща нашей знати, а то, что ты стал наёмником, да не простым, а командиром отряда, не позволяет садится никому тебе на шею. Исходя из этого и строй своё поведение, и ещё, ты из первой десятки, а значит можешь себе позволить многое, в частности самосуд прямо на месте. Это называется «в своём праве» и кроме царя никто не может это оспорить, даже воевода, на земле которого ты находишься, но это не спасёт от предательского удара в спину или стрелы из кустов. По дороге в столицу тебе придётся заехать в свою вотчину и восстановить свои права на владение.
- Прости что перебиваю, но как я докажу, что я – это я?
- У тебя фамильное оружие и перстень рода. Они заговорённые и их носить может только тот, кто имеет на это право.
- У меня такое право есть?
- Да, ты унивет и на тебя магия этого мира не распространяется, так что и твой меч, и перстень тебя примут без всякого сопротивления. А давай это прямо сейчас проверим? – Не успел я глазом моргнуть, как в руках у старца оказался клинок в потёртых ножнах, а на его крестовине на кожаной тесёмке висело подобие печатки. Хотя правильнее сказать не в руке, а над ней, в воздухе, не касаясь кожи. – Заметил? Даже я, один из сильнейших волдрудов этого мира не могу прикоснуться к вещам, которые зачарованы богами и принадлежат твоему роду. Попробуй возьми его в руку, - и меч плавно поплыл в моём направлении. 
Мне ничего не оставалось, как перехватить его за ножны, а потом извлечь. Руку неприятно кольнуло, но не более того, затем меч засветился красным светом и погас.
- Вот и всё, Страх, - старец выдохнул с облегчением, - тебя признали, как наследника и подтвердили твоё право числиться в красной десятке. Мои предположения полностью оправдались. А теперь давай вернёмся в твою комнату и там продолжим разговор, а то я что-то устал и проголодался. Фамильный перстень то одень на руку, только печатью вовнутрь, нечего раньше времени светиться…

5

3.

Последняя ночь, проведённая во владениях Лира, выдалась бессонной. Информация, которую следовало крепко накрепко запомнить, лилась на меня как из рога изобилия. Но что было удивительно, легко запоминалась, и я был уверен, что в любой нужный момент могу ею воспользоваться.
Я узнал, что настоящий Страх, с доверенным слугой, действительно пытались перебраться в Солей, для чего воспользовались морским путём, но их каботажное судно попало в шторм и затонуло. Спастись не удалось никому, а тела Страха и слуги так и не обнаружили по той простой причине, что их поясные сумки м карманы были набиты золотом, что и утянуло их на дно.
- На поиски их тел я потратил два года, вот откуда у меня и перстень, и родовое оружие. То, что осталось от них, я похоронил на дне океана, но самая главная тайна, над раскрытием которой я так долго бился, так и осталась для меня за семью печатями. Я не смог установить, кто был отцом Страха и какое отношение он имеет к царскому роду. К тому времени с отцом Рао я разругался вдрызг, а потом и спрашивать стало не у кого.
- Постой, Лир, а как это соотносится с тем, что Рао сейчас тридцать пять, а мне двадцать восемь?
- Тут всё в порядке, отец солнцеликого был ещё тот бабник, не пропускал ни одной симпатичной юбки, так что наличие бастардов никого не удивляло, ни старше, ни моложе тебя. Вся загвоздка была в том, что твоя мать была из очень знатного рода и это могло вылиться в такой скандал, который мог пошатнуть устои государства. Не обижайся, но это я, в своё время, предложил царю удалить твою мать из дворца, как только стало известно, что она ждёт ребёнка. А эта сволочь так и не обмолвился, его это ребёнок или нет.
У тебя может возникнуть резонный вопрос, почему я тянул до последнего и не завёл этот разговор раньше? Всё дело в том, что я не был уверен, что ты согласишься взвалить на себя такой груз ответственности. Рисковать своей жизнью ради чужой страны – на это не каждый согласится. Я знавал двух уневетов, которые предпочли забиться в глушь и там спокойно жить на новой для себя родине.
А потом я учил расположение комнат и жилых помещений в родовом гнезде, запоминал схему расположения тайников с семейными ценностями, узнал о наличии своих детских схронов в спальне, где, по словам старца, меня дожидается то золото, что он поднял со дна океана.
- Золота у тебя достаточно, чтобы ни в чём не знать нужды и что бы содержать сотню воинов в качестве личной дружины. В столицу не торопись, сначала утвердись в воеводстве, пусть слухи о тебе достигнут царя и его ближайшего окружения. Надо посмотреть на его реакцию, так как я уверен в том, что с новой силой вспыхнут слухи о вашем родстве….
Мара всем своим видом выражала недовольство столь медленным передвижением. Откуда ей было знать, что я с трудом сижу и удерживаю равновесие в седле, что, кажется, так и норовит сползти в сторону. Это мой первый опыт верховой езды, не считать же за него те два круга по двору, что я сделал под руководством Лира. И почему они до сих пор не придумали стремян? Почему под седлом какой-то фиговый листок, а не попона? Почему подпруги больше похожи не на ремни, а на нитки, а уздечка имеет столь сложный и запутанный вид? Всё-таки эта порося чувствует мою неопытность и некий страх перед ней. Иначе чем объяснить её внезапные взбрыкивания во время неторопливого хода и обязательный поворот головы, чтобы посмотреть на мою реакцию.
Мы двигались, по совету старца, к побережью, избегая наезженных дорог, постоялых дворов и трактиров, предпочитая останавливаться на ночёвку в небольших деревушках, где за медяк можно было плотно покушать и получить торбу зерна или охапку свежего сена для Мары. Никто не интересовался кто мы и откуда, не задавал вопросы и не провожал подозрительным взглядом. Я так полагаю, что этому способствовал мой знак командира отряда наёмников – серебряная голова волка на камзоле и в виде фибулы на накидке.
Как и говорил старец, я вышел между двумя прибрежными рыбацкими деревнями и прямиком направился к приметному домику, что стоял на отшибе. У двери меня ждал ещё крепкий старик, в холщовых штанах и без рубахи. Без предисловий я сразу же сказал, - Лир просил тебя подтвердить при случае, что я приплыл на лодке со стороны Солей и ты лично меня встречал и помогал разгрузить мои вещи и лошадь. Я кинул ему золотую монетку и не оборачиваясь пошёл к Маре, которая в это время вылизывала белую от соли корягу на берегу. Эта вредина давала мне понять, что я совсем её не кормлю и она вынуждена есть даже деревяшки, что бы не помереть…
Обратно мы уже возвращались по наезженным дорогам, останавливаясь на ночлег в трактирах и на постоялых дворах. Каждое наше появление на новом месте вызывало скрытый интерес со стороны завсегдатаев, наёмники здесь были в диковинку, тем более командиры отрядов. В одной из деревушек, через которую мы проезжали, я услышал звук удара молота по наковальне, а вскоре на отшибе увидел и саму кузню – покосившийся сарай для инструмента, отдельно стоящую печь с горном и наковальню под навесом. Подъехав ближе, я увидел, что заправлял всем этим широкоплечий молодой парень лет семнадцати.  Работал он без помощника, легко играя молотом и молотком, периодически поддерживая огонь, раздувая угли мехами. По тому, как он лихо со всем этим управлялся, эта работа была ему не в новинку. А вот дружелюбием он не отличался.
- Что надо? Если перековать эту клячу, то только завтра с утра. – естественно, Мара такого обращения не потерпела, тут же подлетела к нему и цапнула за плечо. От неожиданности кузнец выронил молот, который очень осторожно и даже как-то ласково упал ему на ступню. А эта «кляча» отошла в сторону и с невинным видом смотрела как кузнец прыгает на одной ноге.
Я торопливо предупредил его, - Не вздумай замахиваться на неё, если не хочешь получить копытом в грудь или в голову, а также выбирай выражения, когда обращаешься к ней. Она обидчива и злопамятлива, так что я советовал бы извиниться перед ней. Моя лошадка необычная, её зачаровал самый сильный волшебник царства Солей, так что вполне возможно, что в прошлой жизни она была знатной дамой. А став лошадью, она от своих прежних замашек полностью не избавилась.
Кузнец мои слова принял вполне серьёзно и даже поклонился Маре со словами извинения. Эта хитрюга тоже изобразила ответный поклон как настоящая цирковая лошадь, чем окончательно добила кузнеца и изрядно удивила меня. Возникла даже шальная мысль, - а что, если моя догадка правильная и эта непростая кобыла, превращённая в животину, бывшая подруга Лира или какая-нибудь знатная дама, которая перешла ему дорогу? Кто знает этих колдунов, вдруг они способны и не на такое?
«Молодецки» спрыгнув с Мары и разминая ноги, я подошёл к кузнецу. Из-под полы накидки был извлечён самострел, и я представил его пареньку.
- Сможешь изготовить и подобрать болты к этому чуду с двухгранными и конусными наконечниками?
- Ух ты! Первый раз вижу подобное чудо. Потрогать можно?
- Можно, но только не разбирать, - и я протянул ему арбалет.
Пока кузнец любовался и осматривал его со всех сторон, я обошёл кузницу и укрепился в своём мнении, что эта кузня не принадлежала ему – не чувствовалось хозяйской руки, а значит подмастерье пришлый. Вероятнее всего он приходит в деревню только на рабочий сезон, когда на его мастерство имеется спрос. Да вот только деревенька выглядит бедной, так что вряд ли он сможет здесь хоть что заработать, хотя с другой стороны, для закрепления навыков работы с металлом, это место подходит как нельзя кстати.
Как оказалось, жил кузнец здесь же, варил себе сам из тех продуктов, которыми с ним за работу рассчитывались деревенские, так что мне самому пришлось готовить ужин на двоих, благо Мара нашла неплохую полянку с сочной травой и теперь намеревалась превратить её в безжизненную пустыню. Миха, так звали кузнеца, рассказал мне, что он родился и вырос в большом селе Хвалынка, что в четырёх днях пешего пути отсюда. Отца своего не знает и в двенадцать лет нанялся в помощники к одному из местных кузнецов. Сначала был мальчиком на побегушках – подай-принеси, затем был допущен к работе лёгким молотом, а заметив неподдельный интерес мальца к кузнечному делу, его стали понемногу учить. И вот по прошествии пяти лет его наставник объявил, что ничему новому он его больше не научит и настала пора Михе заняться самостоятельным промыслом. Он же и надоумил его отправиться подальше от Хвалынки и найти небольшую деревеньку, где раньше была кузница.
- Наставник учил меня, что бы я не гнался за большими деньгами, мне главное сейчас получить побольше практики. Этого добра здесь хватает, ремонтировать и восстанавливать приходится много, а вот с деньгами совсем плохо. За два месяца каждодневной работы всего пятнадцать грошей, этого даже не хватит на небольшую чушку ковкого металла невысокого качества. Так что, господин, изготовить вам болты я бы мог, но не из чего. Деревенские трясутся над каждой железякой и даже остатки после ремонта и восстановления забирают себе. Я даже уголь вынужден покупать себе сам…
Я слушал Миху в пол уха, так как уже принял решение и надеялся, что этот жадный до знаний и работы паренёк примет моё предложение стать отрядным кузнецом, а для начала отправиться со мной в вотчину, где я, знал со слов Лира, была большая кузница. Уговаривать его долго не пришлось, практически сразу же он согласился, пояснив, что в его селе и так имеется аж три кузнеца, которые чуть ли не дерутся за заказы и четвёртый будет явно лишний.
Дождавшись, когда паренёк заснёт после сытного ужина, я достал из седельной сумки промасленный свёрток – прощальный подарок старца.
- Вот, посмотришь, когда отъедешь от леса на два дня пути. Я так и не смог с этим разобраться, лежит мёртвым грузом, а у тебя может быть получится. Если ничего не выйдет, то закапаешь где-нибудь в укромном месте до лучших времён, но в чужие руки это попасть не должно ни при каких условиях…
В свёртке было духовое ружьё в кобуре, весьма похожее на наши кавалерийские карабины. Разобрался я с ним достаточно быстро. Стреляли из него свинцовыми или стальными шариками как от большого подшипника.  Перезарядка и взведение поршня происходило по примеру винчестера из вестерна – опускаешь скобу со спусковым крючком до упора и возвращаешь назад. Всё, шарик уже в стволе, порция сжатого воздуха готова выплюнуть его в цель. Одномоментно в карабин можно было зарядить десять снарядов, правда после двух десятков выстрелов приходилось качать насосом, что был спрятан в прикладе, чтобы восстановить приемлемое давление в камере. Вместе с ружьём мне досталось по пятьдесят пуль каждого вида, и как я понял, стальные были бронебойными, а свинцовые использовались против лёгких или кожаных доспехов, хотя возможно, это было просто охотничье оружие на крупного зверя. Опытным путём я установил, что оптимальная прицельная дальность составляет девяносто метров для свинца и сто пять метров для стали. На прицельной планке были риски с двух сторон, для каждого вида пуль, хотя до семидесяти метров никакой разницы между ними не было.
В преддверии выхода в более обжитые места, возрастала возможность встречи как с лихими людишками, так и людьми воеводы, охочими до чужого добра. Вот и решил я привести своё оружие в боевое состояние. С утра предстояло закрепить карабин на Маре так, чтобы он был всегда под рукой и легко доставался…
Ранним утром меня разбудил звонкий перестук молота и молотка. Это мой кузнец, разогрев горн, ковал из сэкономленного железа два металлических болта, а также готовился отлить несколько наконечников для деревянных стрел. Как я понял, уж очень ему хотелось посмотреть на мой арбалет в действии. Видимо он считал его простой игрушкой и не очень верил, что это боевое оружие. Завтракать он пришёл к полудню и, весьма довольный собой, представил мне два бронебойных болта и пяток деревянных стрел с двухгранными наконечниками. Ел он быстро и жадно, глотая кашу не пережёвывая, торопясь опробовать самострел. Он же, после завтрака, показал мне старую колоду, от которой я отсчитал тридцать шагов. Учитывая, что средний шаг взрослого ровняется семидесяти пяти сантиметрам, а мой чуть больше, то тридцать шагов составляли что-то около двадцати пяти метров – прицельная дальность ПМ, что меня вполне устраивало. Пробные стрельбы превзошли даже мои ожидания. Железный болт полностью вошёл в колоду, а деревянные стрелы – более чем на половину. Я даже дал выстрелить Михе, с условием, что он потом извлечёт из колоды мои боеприпасы. И пока он курочил колоду, я мастрячил кобуру карабина на седло, а заодно присматривал, как бы прикрепить стремена и заменить подпругу на более широкие ремни, что бы они не врезались в тело Мары. Хорошо бы конечно, найти замену этому лоскутку, что выполняет роль попоны под седло, или, как его назвал Миха – чепрак, что бы седло не натирало спину Маре. Болт и стрелы он достал все, правда наконечники требовали небольшого ремонта, но так как результат был весьма хорош, то на эти мелочи я не стал обращать внимания.
В общем, и в этот день мы никуда не стронулись с места, а вечером, вручив Михе несколько серебряных и медных монет я отправил его в деревню, за широкими кожаными ремнями и материалом для попоны и чепрака. Вернулся он через час избитый и с синяком под глазом. Шмыгая разбитым носом, он поведал, что деревенские отобрали у него деньги и пообещали прибить, если он ещё раз у них появится. 
- Понятно, деревенские понятия не имеют, что значит связаться с наёмником, тем более с боярином в своём праве. Что ж, надо преподать им урок, который они запомнят на долго. Людишек то запомнил, которые тебя грабили и мордовали? Пойдём, покажешь их хаты.
К трём оставшимся болтам я прикрепил тряпицы, пропитанные маслом, приготовил кресало и факел. Подъезжая к деревне, я уже чувствовал, откуда дует ветер, а вскоре первый мой небольшой огненный подарочек воткнулся в крышу обидчика. Точно такая же участь постигла ещё двух охочих до чужого добра, а вскоре огонь разгорелся так, что не заметить его было невозможно. В деревне поднялась паника, помогать погорельцам никто не собирался, все были озабочены тем, что бы огонь не перекинулся на их хаты и постройки.
- Вот он, аспид, с сыновьями бил меня ногами в живот и лицо, когда сбили на землю, но и я им хари попортил.
- Это вон тот, что суетится у второго пожарища?
- Да, это он.
- Жди меня здесь.
Мара, почувствовав толчок мои каблуков, резво понеслась к указанной кучке мужиков, в которую я ворвался с уже обнажённым мечом. В этот раз покинуть седло у меня получилось достаточно быстро, и я начал разить всех подряд. Никто не смеет поднять руку на наёмника, надеясь, что это ему за это ничего не будет. Пять тел, правда одного пришлось добивать, что бы не мучился. Мара ходила за мной как собачка и била копытом в распластанные тела, словно производила контрольный выстрел. Да, не простая у меня лошадка, очень непростая…
Утром меня разбудил Миха, - Господин, там деревенские пришли с повинной. Они боятся, что днём вы спалите всю деревню. Они готовы выдать на ваш суд оставшихся двоих, что избивали меня и отбирали деньги, а также принесли то, что я собирался у них купить.
- Хорошо, вижу урок пошёл впрок. Деньги то вернули? – Дождавшись его утвердительного кивка, я продолжил, - Рассчитайся с ними по-честному, а этих двух пусть привяжут к дереву, я чуть позже решу, что с ними делать…
Вот и закончилось наше пребывание в этой деревушке. После себя мы оставили пять пепелищ и двух повешенных у кузницы. За эти два дня, под моим чутким руководством Миха не только заменил и улучшил подпругу и заменил чепрак, но и выковал мне стремена и приспособил их к седлу. Его работой я остался весьма доволен и в качестве премии вручил ему одну большую серебряную монету. Он даже кинулся мне целовать руки, так что пришлось прочитать ему целую лекцию о гордости наемника и дать обещание, что мы ненадолго заедем к его матери, что бы он передал ей заработанные гроши. Видя, что Миха мнётся, я сразу понял, что это не всё.
- Давай, выкладывай, что ещё?
- Господин, невеста у меня есть. Ей нельзя оставаться дома. По осени её силком выдадут за лавочника Фита, а она сказала, что наложит на себя руки, если я не заберу её к себе, - и он с надеждой посмотрел на меня.
- Что она умеет делать? Неумехи мне не нужны ни в отряде, ни в имении.
- Да она у меня мастерица на все руки: хорошо готовит, шьёт и вышивает, не гнушается стиркой и уходом за скотиной, следит за порядком в доме и присматривает за младшими….
- Ладно, посмотрим, - прервал я его словесный понос, - сам гляну, что она из себя представляет, там и решу.
Через три дня мы достигли окраин Хвалынки и остановились на постоялом дворе, чтобы привести себя в порядок и передохнуть после дороги. Я сразу же вызвал к себе хозяина и поставил ему задачу – найти очень хорошего мастера по пошиву одежды, а также оружейника и сапожника. Можно было, конечно, потерпеть и до своей вотчины, но уж больно не хотелось ехать в обществе оборванца.
Хозяин, увидев серебряную волчью голову, буквально стелился передо мной, что было непривычно, но скрывать не буду, приятно. Узнав, что я хочу ещё прикупить с десяток хороших лошадей в полной сбруе и нанять пару погонщиков, которые сопроводят табун в моё имение, что в пяти суточных переходах отсюда, он заверил, что сделает всё, чтобы я остался доволен.
На постоялом дворе пришлось задержаться, так как портной и сапожник смогли выполнить заказ только через два дня, а вот оружейный мастер порадовал. Через те же два дня я стал обладателем трёх десятков бронебойных болтов и полусотни стрел для моего самострела, а ещё, несмотря на удивление, был выполнен мой заказ на железные и свинцовые пули для карабина, хотя для чего они предназначались, оружейник так и не понял. Рассчитался я со всеми честь по чести, а тут и хозяин постоялого двора выполнил своё обещание и пригнал небольшой табун лошадей в пять десятков голов, что бы я мог выбрать свой десяток. Так как в лошадях я был «некопенгаген», то взвалил эту работу на Миха, который уже щеголял в новой форме и сапогах, буквально преобразившись на глазах из оборванца в «ушлого» наёмника.
- Господин, у нас проблема. Я не могу выбрать десяток лошадей. Из полусотни я забраковал только пять лошадок и только потому, что у них стёрты подковы и переход они могут не выдержать. Может быть вы сами определитесь по мастям?
- Миха, это не проблема, договорись о покупке всех пятидесяти и организуй замену подков у своего знакомого кузнеца. Мне только скажешь окончательную стоимость табуна и плату за работу кузнецу. И вообще, ты сейчас моя правая рука, привыкай принимать решения самостоятельно и представляй мне на утверждение уже готовые. Если мне что-то не понравится, я сам всё поправлю.
Хозяин постоялого двора за усердие получил от меня премию в виде трёх золотых монет, что превзошло его самые радужные ожидания, а после того, как табун был отправлен в мою вотчину, мы съехали от него. Настало время выполнять свои обещания, и мы с Михом отправились навестить его мать и решить вопрос с невестой. Увидав такого красавца вместо оборванного помощника кузнеца, мать расплакалась и никак не желала верить в счастье, что привалило её сынку.
А вот с невестой вышел облом, её папаша, опасаясь своенравной дочки и предвидя скоро возвращение Миха с заработков, выдал её за лавочника Фита ранее намеченного срока. Девица поплакала, а потом покорилась своей судьбе и теперь училась заправлять делами в лавке. Вечером, после того, как она повстречалась и поговорила с Михом, вся улица сбежалась слушать скандал, что она закатила своему отцу и Фиту с битьём посуды и ломанием мебели. А ларчик открывался просто, по своей душевной простоте Миха проговорился, что за неполный месяц заработал на службе у меня три большие серебряные монеты, которые и отдал своей матери. По мерке сельчан и одна большая серебряная монета была огромным богатством, а тут сразу три. На предложение бросить мужа и последовать за Михом хоть на край земли, мой помощник ответил гордым отказом, напомнив разборчивой женщине о её обещании дождаться его возвращения…
Из Хвалынки мы выехали во главе небольшого обоза, состоявшего из трёх возов в которых разместился домашний скарб семьи кузнеца учителя Михи – дядьки Луки, а также необходимый инструмент для походной кузницы. Ещё в одном возке находилась крепкая выделанная кожа, для стремян и подпруг, а также материал для чепраков и попон. К нам присоединились ещё два деревенских паренька, которые согласились поступить в ученики наёмников, с тем, чтобы после трёх месяцев обучения заключить полноценный ученический контракт.
Вечером второго дня на нас попытались напасть и ограбить. Шесть человек в тряпках, которые закрывали их лица, перекрыли нам дорогу и предложили отправиться, если конечно хотим жить, в лес, оставив всё имущество на дороге. У четверых были самодельные копья, переделанные из кос, страшные на вид, но совершенно бесполезные в бою, а у двоих - громоздкие охотничьи самострелы, которые использовали как стационарные для засад на тропах крупных копытных.  Их то я и расстрелял первыми из своего арбалета, а пока те четверо удивлённо хлопали глазами, не понимая, почему их подельники вдруг упали и засучили ногами, я извлёк карабин и произвёл четыре выстрела свинцовыми пулями.
- Миха, пока ученики обыскивают тела неудачливых разбойников на предмет чего-нибудь ценного и могущего пригодиться, извлеки стрелы из тел. Раненых, если таковые окажутся, добить и сбросить с дороги, а я прогуляюсь и посмотрю, откуда они пришли.
Хорошо натоптанная тропинка очень быстро привела меня к небольшой полянке, на которой стояла телега, забитая под завязку тюками, с дремлющем на передке стариком. Хорошо, что его внешний вид не вызвал у меня беспечности и я был готов к любому сюрпризу, в том числе и к луку со стрелой на тетиве, которая должна была пронзить меня, замешкайся я на пару мгновений. Однако преимущество арбалета над луком в том, что тетива уже взведена, а стрела смотрит в цель. Вот уж не думал, что чмокающий звук присущ стреле, пробивающей незащищённую грудь разбойника. Вырезав ещё из живого стрелу, я обыскал его и снял пояс, набитый монетами и камнями, после чего повёл лошадку к дороге, на которой стоял мой обоз. К моему возвращению Миха и ученики уже закончили свои дела. Их трофеи по сравнению с моим были смехотворно малы – десяток медяков, один неплохой кинжал и два засопожных ножа…


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Александр Шамраев » Вот это я влип.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC