СТАРЫЙ ЗАМОК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



"ЛЁД И ПЛАМЯ"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Глава первая.
Факелы чадили , почти не давая света, а едкий дым прогоревшего масла разъедал глаза. Она шагала по коридору замка с высокими сводами. Её сапоги из мягкой кожи с металлическими подковками на каблучках звонко цокали по каменным плитам. Её боялись. Стражники, стоящие на посту, избегали её взгляда, отводили и прятали глаза, а когда она проходила  мимо осеняли себя знаком Камелота и его пяти собратьев.
Она шла к отцу – его светлости герцогу Альвионскому, владетелю Альвионской долины, ближайшему сподвижнику короля Иридии Ромуальда Второго. Его Величество, несмотря на свою  молодость, умел окружать свою персону преданными и знающими людьми, коим, собственно, и являлся герцог Август, находящийся в данный момент при смерти.
Письмо,  которое доставил ей верный слуга отца старый Пьер,  призвало её к своему престарелому родителю. Как Пьер разыскал дочь герцога осталось для неё загадкой, ибо слуга не говорил по причине отсутствия языка, а больше никто не собирался открывать ей эту тайну. Да ей и не было надобности знать такие подробности. Достаточно было того, что отец зовет её и она догадывалась о причине.
Она знала замок, как свои пять пальцев, ибо в далеком детстве облазила его вместе с двоюродными братьями вдоль и попрёк. Вот сейчас будет поворот направо, после массивная дубовая дверь, что не каждый таран возьмет, стражники, одетые  в сюрко бело-синих цветов и с алебардами с руках…
Она остановилась перед повортом, чисто по-женски поправила растрепавшиеся густые черные волосы и критически оглядела себя в зеркале, что висело на противоположной стене. Зеркало отразило довольно симпатичное личико, высокую грудь, тонкую талию, длинные красивые ноги. Она довольно улыбнулась своему отражению, одернула полы черного кожаного колета, поправила небольшой, но хорошо сбалансированный меч и уверенно шагнула за угол.
***
В кабинете герцога царил полумрак. Свет исходил только от свечей, горящих в четырех напольных подсвечниках, стоявших по углам. Стены кабинета, отделанные панелями из морёного дуба, отражали мрачные тени предметов интерьера. Посреди комнаты стоял массивный дубовый стол – за ним герцог работал, когда находился  в своем замке. Большую часть времени герцог со своей семьей, конечно же, проводил при дворе короля Ромуальда Первого, своего троюродного брата, служа ему верой и правдой . После смерти любимой жены, красавицы Оливии, он вынужден был отправить единственную и обожаемую дочь Беллу в монастырь святой Марты, после чего крайне редко бывал дома, проводя большую часть времени в Эринее, столице Иридии, в королевском дворце.
Герцог был крепок и полон сил, но болезнь резко подкосила его в то время, когда  при дворе начали происходить странные вещи. Сначала внезапно умерла королева-мать и придворные лекари и маги не смогли установить причину ее смерти. Через год во время королевской  охоты трагически погиб Его Величество король  Ромуальд  Первый.
После восшествия на престол  Ромуальда  Второго герцог Август стал его первым советником и правой рукой. В то время герцог уже начал замечать у себя  упадок сил, периодически терял сознание. Лекари разводили  руками и списывали эти симптомы на банальное переутомление и нервное перенапряжение.  Последней каплей были похищенные из кабинета герцога  некие секретные документы, которые, попади они в нужное время в нужные руки, могли грозить как минимум свержению короля и как максимум развалу всего королевства Иридия. Видя состояние герцога король отправляет своего самого преданного человека домой, в Альвионскую долину,  климат которой мог, по мнению лекарей, поспособствовать  восстановлению здоровья Августа Альвионского. 
Понимая, что дни его сочтены, герцог завещает всё свое  состояние своим племянникам Маркусу и Филиппу, сыновьям своей сестры Камилии, бывшей фрейлины королевы-матери и нынешней камеристки Её Величества королевы Элизабетты, супруги Ромуальда Второго.  Но  его величество СЛУЧАЙ распорядился по-другому. Герцог давно и безрезультатно разыскивал пропавшую из монастыря двенадцать лет назад свою дочь Беллу. Наконец его людям улыбнулась удача и герцог дал указание передать Белле письмо, запечатанное гербовой печатью и любым способом убедить дочь навестить умирающего родителя. Герцог переписал завещание на нашедшуюся дочь и один экземпляр на всякий случай отправил с надежным человеком на хранение к его Величеству, о чем выразил просьбу к королю в сопровождающем письме .
Сейчас герцог полусидел-полулежал в кресле посреди кабинета и ждал…ему уже доложили что его девочка, его родной Бельчонок уже в замке… вот он слышит мерный стук каблучков…Сейчас откроется массивная дверь и он наконец увидит её… Она вошла в кабинет и герцог обомлел. Белла была точной копией своей матери, такая же среднего роста стройная красивая брюнетка с васильковыми глазами.
- Здравствуй, Бельчонок…- старческим хрипящим голосом поприветствовал ее герцог.
- Здравствуйте, Ваша Светлость. Вы хотели видеть меня? Признаться, удивлена… После стольких лет интересно зачем вдруг я Вам понадобилась? Ведь вы даже не вспоминали обо мне…
Тут она увидела стоявшего позади герцога мага…Она хорошо знала его и никак не ожидала встретиться с ним именно тут. Фауст, так звали мага, внезапно исчез из деревни наёмников семь лет назад и с тех пор о нем ничего не было слышно.
- Учитель Фауст? А вы тут какими судьбами? И почему вы так закрыты, будто бы вам есть что скрывать – удивленно спросила Белла.
- И тебе привет, моя лучшая ученица. Давненько мы не виделись, однако сейчас не время и не место, и это не главное в нашем будущем разговоре, главное, что я здесь, как и ты… - маг отошел в сторону, сделав такой отстраненный вид, будто бы его вообще тут нет.
- Дочь моя, у меня нет ни времени, ни сил, ни желания ворошить прошлое , присядь вон в то кресло напротив и поговорим, как родные люди.
- Родные? Давно ли мы стали родными, Ваша светлость? Когда вы бросили меня на произвол судьбы, отдав в монастырь после смерти мамы? Или когда я сбежала оттуда от невыносимых издевательств монахинь, а Вы даже не пытались меня искать? А сейчас, когда вы – больной немощный старик – вы вдруг вспомнили, что у Вас есть дочь? Зачем? Не надо лицемерия, герцог!
- Дочь моя, дни мои сочтены. Не сердись на старика. Я прожил хорошую долгую жизнь, многое повидал, много сделал, а еще многого не успел…так вот, перед смертью я хочу загладить свою вину перед тобой хоть отчасти…
- Герцог, я так любила Вас, не так я представляла себе нашу встречу…поначалу я часто вспоминала счастливые дни детства, когда мы все были вместе – матушка, вы и я…мы так были счастливы,в этом замке всегда было тепло и светло, он просто светился любовью… Ну зачем, зачем Вы отдали меня после  смерти матушки в этот ужасный монастырь?- по шеке Беллы прокатилась одинокая слеза, что не укрылось от взора герцога.
- Дочь моя, видит Камелот и Его свита, что я любил твою мать так же сильно, как и тебя, но обстоятельства сложились так, что мне пришлось это сделать. Истинные причины этого решения я открою тебя и весьма скоро. Сейчас же речь пойдет о моем решении сделать тебя своей наследницей, Герцогиней Альвионской. Всё моё состояние, титул, земли и прочее я оставляю тебе. Завещание было переписано несколько дней назад.
После этих слов, стоящий чуть поодаль за спиной герцога маг напрягся. Герцог явно вышел из под контроля, раз сделал такой шаг, не поставив его в известность. Это рушило его планы…
- Меня? Наследницей? – Белла была крайне удивлена этим известием.- Что ж, это ваше право, герцог, но я не представляю себя в роли придворной дамы… Вы хотя бы имеете представление как я жила все эти годы и кем я стала? Или Вы думаете, что у меня нет средств к сушествованию? Так вот, смею Вас заверить – у меня их предостаточно.
После этих её слов Фауст облегченно выдохнул, он уже решил, что дочь герцога откажется от наследства, и сейчас у него снова появился шанс хорошенько подзаработать не прибегая к крайним мерам, но Белла продолжала:
- Мне не нужно Ваше стостояние, Ваша Светлость, мне всегда нужно было только одно – ваша любовь, герцог, ваша родительская любовь…Это единственное, в чём я нуждалась все эти годы. – Белла подошла к отцу, опустилась перед ним на одно колено, взяла в руки его руку и прислонилась к ней щекой и продолжила: “Отец, я люблю Вас всей душой и любила всегда. Простите мне мою холодность, это всего лишь отчаяние и крик души. Ваше наследство совершенно не важно для меня. Если бы мы только снова могли стать одной семьей, как и прежде…” – из ее глаз текли горячие слезы.
Герцог опустил ей на голову сухую морщинистую руку и, нежно поглаживая по волосам, произнес: “Девочка моя, ты так же горда и независима, как и твоя мать, а теперь еще и сказочно богата. Прими наследство и распорядись им как само посчитаешь нужным, а пока, прошу тебя, побудь со мной некоторое время в нашем родовом гнезде. Я хотел бы провести остаток своих дней рядом с тобой. Врата небес скоро примут мою душу. После этого ты вольна делать всё, что посчитаешь нужным. ”

2

Глава вторая.
Скрежет открывающейся двери отозвался дикой болью в голове. Белла с трудом разлепила глаза и осмотрелась… Каменные стены вокруг, тусклое освещение одиноко чадящего факела на стене… Руки и ноги почти не слушались ее, шевелились с трудом, на губах ощущался солоноватый привкус…Кровь?  Она провела рукой  по лицу, на ладони остались сгустки запекшейся крови… Откуда? Что произошло? Последнее, что она помнила – был разговор с отцом, он предложил ей остаться с ним в их родовом замке в Альвионской долине и дальше темнота… Еще там был её учитель Фауст, маг, который когда-то в деревне наёмников учил её управлять Даром. Белла  оказалась магом-менталом. Редкий Дар в королевстве Иридия. Здесь многие, даже простолюдины владели бытовой магией, даром целительства. Существовали специальные школы магии, в которых учились одаренные. Учились бесплатно. Некоторые одаренные, в основном из обеспеченных семей, поступали в Академию Боевых Магов в столице, в основном это были стихийники и менталы, а так же целители. Менталов было мало. Очень мало. Окончившие Академию маги до конца своих дней состояли на королевской службе, получая хорошее жалование. Это была элита. Так же среди магов были и  нелегалы, те кто по каким либо причинам скрывал свой дар и его незаконное употребление. Таким был и Фауст. Но что делал маг-наёмник в замке герцога? Это был вопрос, на который Белла никак не могла найти ответа. И как она оказалась в этом каменном мешке?
В камеру вошел человек в форме королевской стражи.
- Ну что, оклемалась?
- Где я и как я сюда попала?
- Что, совсем  ничего не помнишь? Ты в королевской тюрьме, в камере для особо опасных преступников с магическим даром, так называемых нелегалов. Эти стены блокируют твои способности так, чтобы ты не смогла ни на кого воздействовать и сбежать. А то, что ты опасна, Белла-наёмница, мы знаем совершенно точно. Слава о тебе гуляет по всему королевству.
- В чем меня обвиняют?
- В убийстве герцога Альвионского путём несанкционированного ментального воздействия. Попросту говоря - ты выжгла ему мозги.
- Но это ложь!
- Это уже доказано, есть свидетели твоего преступления.
- Что со мной будет?- этот вопрос Белла задала скорее себе, так как ответ на него уже знала… Она знала, что несанкционированное ментальное вмешательство карается как минимум лишением дара и каторгой, а в ее случае это смерть…
- Ну как что? Утром закрытое судебное заседание и судья, уж не сомневайся, вынесет справедливый вердикт. А потом казнь. Тебя повесят, детка. Если честно, то мне тебя даже немного жаль, ты симпатичная.
- Как долго я здесь нахожусь?
- Уже трое суток. Тебя телепортировали сразу после убийства герцога. Вдарили чем-то тяжелым по голове , чтоб не сбежала и доставили в королевскую тюрьму.  Тебя осмотрел лекарь, малость привел в норму, сказал, что жить будешь, по крайней мере до суда доживешь, а там как судья решит. Потом погрузил тебя в исцеляющий сон. Ты проспала почти трое суток.
- И так быстро уже суд?
- А у нас, знаешь ли, с магами-преступниками не церемонятся…
- Есть хочешь? Принести чего-нибудь подкрепиться?
- Нет, воды принеси…ужасно хочу пить…И еще умыться бы…
Стражник ушел и через некоторое время вернулся. Он принес миску горячей овощной похлебки, ломоть хлеба и кружку.  Следом вошел еще один, поставил в углу ведро с водой и вышел. Стражник поставил еду на скамью рядом с белой и сел рядом.
- Ешь, я знаю, что ты голодна .
- Не буду.
- Ешь, тебе говорят. Велено вообще не кормить тебя и не давать воды, чтоб сдохла от голода и жажды. А оно мне надо?
- Не отравлено?
- А какой смысл, если тебя всё равно публично казнят?
Белла взяла миску с похлебкой и быстро опустошила её. Она действительно была голодна. Затем она съела хлеб, запивая его травяным отваром.
- А тот, второй, не настучит на тебя за то, что накормил меня?
- У нас это не принято – стучать на своих. И вообще, тебе-то какая в том печаль?
- Никакой. Всё, оставь меня.
Стражник забрал миску с ложкой и кружку и направился к выходу из камеры.
- Спасибо…- бросила ему вслед Белла.
Дверь камеры закрылась и Белла погрузилась в свои мысли. Сколько времени она провела в забытьи – она и сама не знала, но когда она вновь очнулась, ей было намного легче. Она уже могла встать и дойти до ведра с водой. Она умылась, ополоснулась , оделась и, опустившись на свою соломенную постель, снова погрузилась в сон.
На утро за ней пришли. Чувствовала она себя если не сказать хорошо,то довольно сносно. Белла не сопротивлялась, у нее просто не было на это сил, да это было бесполезно – из королевской тюрьмы еще никто не убегал. Она всё расскажет на суде. Она не убивала отца. Ей поверят, обязательно поверят, ведь на таких мероприятиях всегда присутствует король, а Его Величество, пусть дальний, но родственник  Беллы. Он не даст бездоказательно казнить свою кузину. На него вся надежда.
Её провели по тюремным коридорам, затем вниз по какой-то лестнице, тускло освещенной факелами. Перед ней открыли тяжелую металлическую дверь  и яркий свет резанул глаза. Её провели в зал заседаний суда над магическими преступниками, втолкнули в узкую клетку. Глаза привыкли к яркому свету, она огляделась. Помещение было небольшим и освещалось магическими светильниками – единственная магия, которая работала в этом месте – это бытовая.
В зале суда за широким столом сидел человек в белом парике и пурпурной мантии. Это был судья – господин Феррос.
Белла осмотрелась. Она пыталась найти взглядом Его Величество. Короля нигде не было. Зато она увидела своего кузена Маркуса и  Фауста.
- Итак, - начал Феррос-  начнем слушание дела об убийстве герцога Альвионского, первого советника Его Величество короля Ромуальда II некой наемной убийцей – Беллой. Племянник герцога, граф Ньюсторнский, дал показания, что Вы обманным путем проникла в дом герцога под видом его пропавшей дочери и пытались завладеть наследством герцога, а когда он сообщил, что переписал на тебя завещание попросту убили старика. Замковый маг герцога, мессир Фауст. Подтвердил вмешательство и его последствия. Подсудимая, вы признаете свою вину?
- Нет, я не убивала герцога – произнесла Белла.
- Назовите ваше полное имя.
- Изабелла Оливия Августа де Альвион.
- Это ложь! – прозвучал голос справа.
- Назовитесь, молодой человек – приказал судья.
- Маркус  Фредерик, граф Ньюсторнский, будущий герцог Альвионский, племянник и наследник герцога Августа Альвионского. И у меня есть доказательства, что эта девка лжет! – воскликнул  Маркус, обращая на себя восторженные взгляды присутствующих в зале заседаний суда дам.
Маркус Фридерик, граф Ньюсторнский был очень красив, можно даже сказать, чересчур красив… Высокий рост, статная фигура, длинные, прямые, шелковистые, черные волосы, завитые на концах, аристократ до кончиков ногтей он был любимцем женщин, но также не гнушался и мужской любви. Последним его любовником был Фауст. Именно Маркус притащил его в дом герцога и убедил помочь ему в получении наследства, пообещав разделить все поровну.
- Так же у меня есть свидетель, что это она убила дядюшку Августа. Мессир Фауст все подтвердит.
-  Вам, мессир Фауст, знакома подсудимая? – спросил господин Феррос.
- В доме герцога она представилась его дочерью, но дочь его светлости пропала 12 лет назад, об этом все знают. Целью подсудимой было втереться в доверие к герцогу и завладеть состоянием, убедив его переписать завещание, согласно которому наследником был бы объявлен его племянник герцог Ньюсторнский в ее пользу. И да, я подтверждаю, что было магическое вмешательство, к сожалению я заметил это слишком поздно, мы только успели оглушить самозванку подсвечником по голове, но герцогу уже помочь ничем не смогли. Он был мертв.

Белла молчала, опустив взгляд. Никак не ожидала она такой подлости от кузена. В той среде, в которой она воспитывалась и взрослела, подлость не прощалась.  Да – да, у наемников тоже было понятие чести и достоинства, и именно по этим понятиям воспитывал ее старик Грей, нашедший голодную и замерзшую, одетую в лохмотья девчонку с мальчишеской стрижкой, в лесу, недалеко от перевала. Она рассказала Грею свою историю, и тот пожалел и приютил сироту.  Грей, бывший наемник, отошедший от дел в силу возраста, жил один в деревне наемников, промышлявших сопровождением караванов, охраной грузов и частных лиц. Он воспитал Беллу и обучил всему, что умел сам. В деревне и в отряде ее звали Белка. Это прозвище она получила не столько из-за своего имени, сколько из-за своей шустрости. Быстроте ее движений мог позавидовать любой. Старик Грей тренировал ее по 10 часов в день, обучая приемам рукопашного боя и владению всеми видами холодного оружия.  Она очень уставала, буквально падая к концу дня от непосильных нагрузок, а старик лишь бубнил себе под нос: «Ничего, белочка, ничего, вот ты у меня какая шустрая, тяжело в учении, легко в бою». Позже она много раз благодарила своего наставника, ведь его уроки не раз спасали жизнь ей и ее клиентам. Когда у Беллы открылся дар, Грей показал девочку магу Фаусту, который взялся учить ее. Вскоре превзошла своего учителя, и научилась блокировать свое сознание, в том числе и от него. Белле было 17 лет, когда старина Грей умер. На тот момент она была уже полноправным членом отряда наемников. Позже ее стали брать на более и более опасные задания, а потом она и вовсе стала работать в одиночку.

Окунувшись в свои мысли, Белла не слушала, что говорили все эти люди в зале суда. Ей и так все было ясно. Ее оклеветали и продолжают это делать, а ей нечего предоставить в свою защиту. Значит ее казнят. Что ж значит это ее судьба. Успокаивало одно – там, на небесах, ее семья снова будет вместе – она, мать и отец, и там они обязательно будут счастливы, потому что уже ничто,  даже смерть, не сможет разлучить их.
Из омута воспоминаний ее заставил вернуться голос судьи:
- Наемница Белла, вы можете доказать, что вы дочь герцога Альвионского и его наследница?
- Не могу, у меня нет таких доказательств, также как и нет доказательств моей невиновности, но клянусь Камелотом, что я не убивала отца.
- Что ж, суду все ясно. Суд удаляется до вынесения вердикта, подсудимую отвести в камеру, ей приговор будет оглашен лично.

3

Глава третья.
Еще неделю Белла провела в тюрьме в полном неведении своей судьбы, хотя неведением это назвать было трудно. Она догадывалась что приговор будет обвинительным и ее скорее всего повесят. Доказательств своей невиновности у нее не было. Ну и что, что она спрятала медальон, подтверждающий ее принадлежность к роду герцога Альвионского в монастырской келье, даже если бы она сказала о нем, никто не позволил бы ей воспользоваться им для доказательства своей невиновности.
Почему на суде не было короля? Он ее родственник и перед ним она не стала бы закрываться и сама показала бы ему свою память. Пусть Ромуальд не такой сильный ментал, как она, в нем уживалось два вида магии – боевая, он был превосходным огневиком, и слабая ментальная. Это большая редкость, когда в человеке уживаются два вида магии и проявляется такой дар только у особ королевской крови , а ментальная магия вообще только по материнской линии. И вот Ромуальду от матери досталась малая толика ментального Дара, зато от отца он получил не просто Дар стихийной магии, он стал великолепным боевым магом-огневиком. Зато старший брат Ромуальда, Его Высочество принц Демиус, был обделен не только магией, но и здоровьем. Принц страдал слабоумием , а после гибели короля Ромуальда Первого еще и припадками, поэтому уже много лет находился находился в лечебнице и ни одному целителю до сих пор не удалось не только вылечить его, но и добиться улучшения его состояния.
Надеюсь, читатель простит мне небольшое, но важное отступление от повествования о нашей узнице. Итак, возвращаясь к ней, стоит заметить, что стражники королевской тюрьмы, охранявшие её, неизвестно по какой-то причине  стали иначе относиться к своей подопечной. Несколько раз за время  ее нахождение в камере после суда ей даже приносили лохань и ведро теплой воды, чтоб она могла помыться. Кормили тоже вполне сносно, те же стражники приносили ей на ужин не пустую овощную похлебку,  а кашу с небольшими кусочками мяса и вместо воды травяной отвар, от которого прибывали силы и моральные и физические.
Она не понимала, зачем и почему с ней так нянчатся, ведь ее все равно скоро казнят. Разгадка появилась совершенно неожиданно. Вечером восьмого дня  ее пребывания в тюрьме к ней в камеру заглянул необычный посетитель. Он был одет в форму простого стражника, но его лицо скрывала маска,  а кроме того на нём был плащ с капюшоном, который полностью укрывал его внешность от постороннего взгляда. Посетитель вошел в камеру, дверь за ним закрылась, он прошел, снял плащ и сел на лавку рядом с тюком соломы на котором полулежала Белла. 
- Что, завтра казнь? Вы пришли оповестить меня об этом? Когда? На рассвете?
- Никогда, герцогиня. – ответил гость.
- Что? Но как? Неужели мне поверили? – она повернулась к посетителю и в тусклом свете факела увидела его глаза - зеленые, искрящиеся и вечно смеющиеся и медные непослушные волнистые волосы, собранные в хвост. – Уальд? Вы  ли это? Этого просто не может быть…
- Узнала, Бельчонок!
- Ваши глаза невозможно не узнать, Ваше Величество. И простите меня за дерзость. Помните, как мы играли во дворце и я называла Вас по имени, а родители ругали меня за это, указывая на то, что к наследному принцу нужно относиться уважительно и обращаться не иначе, как Ваше высочество? А вы всегда называли меня бельчонком,потому что никогда вам не удавалось опередить меня , когда мы бегали наперегонки ... – Белла рассмеялась. Она вспомнила счастливые дни детства и эти воспоминания согрели ее душу.
Король, а это был действительно он, снял с лица маску. Он был крайне серьезен.
- Белка, я знаю, что ты это ты и что тебя оклеветали. Я очень хочу помочь тебе, но для этого ты должна помочь мне.
- Но как?Что я могу сделать,находясь в этих стенах?
- Через час за тобой придет надежный человек и выведет тайным ходом  в лес за пределы замка. Твое оружие и одежда  будут ждать тебя вместе с лошадьми в лесу, мои люди уже обо всё позаботились. Дальше вы вдвоём отправляетесь в трактир “Жабий зад” (заведение еще то, но для дела самое подходящее) и берете заказ. Это будет сопровождение контрабандистов. Ваша задача – выяснить, не замешан ли Аранийский халифат в заговоре против короны. Задание очень опасное и одна ты можешь не справиться.
- Знаю я таких надежных, за золото маму родную продадут. Спасибо,не надо! В общем так. Я всегда работаю одна. Или так или никак.
- В общем так. Или вы работаете вдвоем или Ваша участь эшафот и виселица, герцогиня. Что Вам больше  нравится?- вспылил король и тут же гораздо мягче добавил: - Белка, ты хочешь наказать виновных в смерти герцога?
- Для начала их нужно найти!
- Их не нужно искать, их имена известны, но у нас нет доказательств и вы нам их предоставите. Кстати, твой напарник тоже наёмник, а что наемники не бросают слов на ветер – ты знаешь не понаслышке. Хоть по нему и плачет виселица, но, учитывая что представляешь из себя ты, ему предоставили выбор. Или безбедная жизнь или…
-Понятно. Не нравится мне эта затея с напарником, но хорошо, Ваше Величество,  в память об отце я выполню заказ каким бы сложным он ни был. И постараюсь сработаться с этим Вашим… как его?
- Мери Харт. Его зовут Мери Харт.
- Не слышала о таком…Ну да ладно. Разберемся кто есть кто.
- Удачи,Белка! И еще одно…постарайся вернуться живой, после выполнения задания я представлю тебя ко двору, как герцогиню Альвионскую. С тебя будут сняты все обвинения и будет легализована твоя деятельность как мага-ментала. Видно твой отец предчувствовал что-то нехорошее,поэтому он написал завещание в двух экземплярах и один из них хранится у меня, кстати, подписанный герцогом и скрепленный его гербовой печатью. – с этими словами Его величество Король встал, надел маску, плащ и вышел из камеры.

4

Глава четвертая.
- С чего ты решил, что можешь надуть меня, Силя? - ехидно спросил Харт, облокотившись плечом на стену грязного темного переулка и держа в раскрытой мозолистой ладони девять золотых монет с изображением профиля короля Ромуальда.
Силантий нервно облизнул тонкие губы и тайком бросил затравленный взгляд за плечо. Две фигуры в кожаных камзолах и при мечах выступили из полумрака и стали за его спиной. Силя почувствовал себя намного уверенней.
- Мери, я тут подумал и решил, что пятнадцать монет за голову этого идиота, слишком большая цена. Я вообще хотел снизить до...
Мошенник не успел закончить свой монолог, как стоящий позади него наемник громко и безобразно выругался.
- Ах ты, сука...Почему не предупредил, что мы идем на встречу с Мери Хартом, твою мать... Мери, поверь, мы не знали, что этот засранец задумал. Мы пойдем, лады?
Его спутник энергично закивал головой в подтверждение.
- Валите, парни, к вам вопросов нет. А вот к тебе...- неожиданно быстро Харт оказался рядом с перепуганным до смерти Силей и тот ощутил ледяное лезвие чуть повыше кадыка. Наемники растворились в ночи как  туман. Силантий понял, что наступила последняя минута его никчемной жизни.
- Итак, я жду ответ, - Харт немного пошевелил дагой и по шее Силантия потекла тонкая струйка крови. Тот приподнялся на цыпочки, дабы не насадиться на острое шип.
- Мери, Мери...подожди... я пошутил, ну что ты...вот возьми свое и еще немного сверху...вот.. вот...
- Конечно возьму, Силя, - холодные бледно голубые, почти прозрачные глаза заглянули прямо в подленькую душонку обманщика. Харт свободной рукой сдернул тугой кошель с пояса Сили и спрятал его за пазуху кожаного плаща, - Вот так. Ладно, живи, гаденыш. Но ежели услышу, что еще кого захочешь надуть, приду и выпотрошу как рыбу. Даю Слово.
Силя не знал, радоваться или плакать. С одной стороны счастливое и неожиданное спасение, с другой ...Все знали, что Слово Мери Харта стоило многого. Не было еще случая, когда Слово было нарушено. Поэтому Дающие Заказ были полностью уверены, что задание будет исполнено в точности с Договором, либо...было всего одно исключение, а именно смерть Исполнителя.
Харт спрятал дагу в заспинные ножны, еще раз оглядел дурака с головы до ног и,  повернувшись широкой спиной к Силантию,  пошел прочь. Обманщику вдруг остро захотелось сделать что нибудь хорошее.
- Мери, постой! Тебя искали тут, намедни...
Харт остановился, не поворачиваясь.
- Силя, я сейчас очень зол и ты напрасно испытываешь мое терпение. Оно на пределе. Говори быстро и по делу.
Силантий нервно сглотнул слюну и выпалил.
- По одежке горожанин из простых, но рожа...рожа то...я таких насмотрелся, похож на чина из Тайной Службы. Опасный тип... На поясе дорогой клинок. Сказал, что будет ждать тебя сегодня в " Пьяной Кобыле" ближе к полуночи. Причем, добавил, дескать, либо сегодня, либо никогда...
Харт презрительно сплюнул и вышел из грязного переулка на дорогу.
******
Заведение под названием "Пьяная Кобыла" имело весьма презентабельный вид, но совершенно чудовищную репутацию. Простым людям вход туда был заказан. Молва гласила, что в этом трактире собиралось все городское отребье. Воры, бандиты, убийцы, скупщики краденного и прочее и прочее. Тем более было народу удивительно, что Тайная Служба и стража бездействовали. На самом деле все было намного проще. Хозяин " Пьяной Кобылы" Морс Лантен раз в месяц самолично приносил немалую мзду прямо домой начальнику городской стражи, а тот в свою очередь переправлял денежный поток выше по инстанциям. Суммы были действительно немалые, но Морс с легкостью компенсировал потери за счет темных делишек. Его сын Силя пошел по стопам папы и перенимал науку с удовольствием и расторопностью. Но сам Лантен старший не возлагал особых надежд на сына, ибо Силантий был недостаточно умен для таких  дел. Увы и ах.
Морс по прежнему сам стоял за стойкой и поэтому был в курсе всех событий. Вот и сейчас Лантен, протирая очередную кружку, внимательно прислушивался к разговорам за столами. За дальним столом, в самом темном углу, сидел тот самый тип с мордой агента Тайной Службы. Морс поморщился. Он не любил таких гостей. Им здесь было не место. Сперва он тайком показал Морсу жетон Тайной Службы, затем с ухмылочкой приказал проводить некоего Харта к его столу, когда тот появится. Морс не любил, когда им командовали, но на сей раз прикусил язык. Связываться с этим типом было себе дороже. Поэтому он нетерпеливо поглядывал на то и дело открывающиеся и закрывающиеся двери. Вечер был в самом разгаре и зал постепенно наполнялся. Харта не было.
******
Темный кожаный плащ с капюшоном  неплохо маскировал. Поэтому Мери Харт спокойно стоял в тени, подальше от тусклого масляного фонаря и размышлял. Ему не хотелось идти на встречу с агентом. Тем более, что наклевывался непыльный заказ от одного барыги. Надо было вышибить долг. Должник скрывался, но это была не помеха. Поспрашивав нужных людей, Харт знал его примерное местонахождение. Дуралей прятался в уединенном месте, а это было только на руку. Меньше свидетелей, меньше вопросов потом. Да и золото Сили бренчало в кармане...В тоже время Харту было любопытно, что понадобилось от простого наемника Тайной Службе. Так же он помнил с детства притчу о кошке и что ее погубило. Мери прислушался к внутреннему голосу, не раз подсказывающему правильные решения. Но интуиция предательски молчала. Харт тяжело вздохнул, достал из кошеля золотую монету и подкинул ее вверх. Поймал, нащупал королевский профиль. Решение было принято.
*****
- Вон сидит в том углу, - раздраженно проворчал Морс, передавая Харту большую кружку темного пива. - Тайная Служба, мать ее...будь осторожен.
Мери молча отхлебнул добрый глоток. Пиво  было, как всегда, превосходным. Лантен никогда не занимался разбавкой спиртного, ибо люди, приходившие в его заведение, неплохо разбирались в напитках и могли запросто наказать за мелочность.
- Сделай что нибудь перекусить и принеси свечу на тот стол, - бросил Харт, беря кружку и направлясь к таинственному посетителю. Морс мрачно кивнул.
Мери бесцеремонно подсел к столу, осторожно поставил пиво и вопросительно уставился на мужчину средних лет, в недорогом камзоле и весьма специфическим лицом. В это время служка принес свечу. У господина с Жетоном оказалось крупное неприятное лицо с тяжелой нижней челюстью, маленькие черные глазки с белесыми ресницами и большой мясистый нос в прожилках. Перед ним стоял стакан с вином. Агент, в свою очередь, рассматривал Харта с презрительным интересом. Молчание затягивалось. Мери сделал еще один могучий глоток, довольно крякнул и сделал движение подняться из-за стола, как Носатый подал голос. Голос оказался под стать внешности, то есть неприятный.
- Вот ты какой, Мери Харт...
Тот настороженно глядел и молчал.
- Сперва рядовой Королевской линейной пехоты по классу двуручного меча, потом десятник, потом сотник...награды за храбрость, примерную службу. Битвы, ранения, контузии...Королевские благодарности. Ты был неплох когда то, Мери Харт, только ступил не на ту дорожку. Покатился вниз... - Агент отпил вина, - мы давно присматриваем за тобой, Мери Харт, и знаем, кто ты сейчас. - Толстый палец Носатого обвиняюще помахал перед лицом наемника. - сейчас ты бандит, убийца, вышибала и просто негодяй, по которому плачет топор палача...
Харт широко зевнул, прикрыв рот ладонью и лениво сказал.
- В жопу твои притчи...говори, чего надо или я пошел. Ты занимаешь мое драгоценное время.
Агент усмехнулся.
- А что, если я хочу купить это твое драгоценное время?
Бледно-голубые глаза Харта прищурились.
- Я не имею никаких дел с вашей братией и не собираюсь иметь в дальнейшем. Ни за какие деньги.
Носатый откинулся на спинку стула и широко улыбнулся, продемонстрировав мелковатые для такого крупного лица, зубы. Харт отметил про себя, что тот стал похож на огромную толстую крысу.
- Ты мне очень не нравишься, Мери Харт, и я бы с удовольствием принял твой отказ. И тогда Тайная Служба займется твоей персоной всерьез и я, поверь на слово, буду первым, кто будет охотиться за тобой. Но...- он отпил еще глоток вина, - ...приказы начальства не обсуждаются и мне велено предложить тебе выбор.
Агент замолчал, ибо Морс самолично принес поднос с глубокой тарелкой дымящейся гречневой каши, жареного мяса с соусом. Харт еле сдержал улыбку. Старина Морс интересовался всем  и всеми. Впрочем, это было объяснимо спецификой его занятий. Морс поставил перед Носатым большой бокал вина и поклонился .
- За счет заведения, господин!
Агент небрежно взмахнул рукой.
- Да, да...катись отсюда...не маячь.
Тут Харт не выдержал и улыбнулся. А Морс, наоборот, побагровел как вареный рак, но вновь перетерпел обиду и удалился.
- Так вот, Мери Харт, выбор у тебя такой. Либо ты поработаешь на весьма важных господ и получишь хороший гонорар, либо, Камелот тебя раздери, радуешь меня и отказываешься. А дальше суд, приговор, эшафот, палач.
Харт неторопливо ел, смакуя и наслаждаясь вкусной пищей и ничем не показывая, что он заинтересован предложением. Носатый блефовал. Если бы Тайная Служба имела на него, Мери Харта, хоть какие-нибудь виды, а тем более доказательства, встреча с палачом уже давно бы состоялась. Харта забавляло, как агент строил из себя крупную шишку. Пыжится как павлин...
Словно прочитав его мысли, Носатый процедил сквозь зубы.
- Да, я забыл представиться. Меня зовут Боло. Для тебя господин Боло.
- Не могу сказать, что рад познакомиться...- Харт отправил последний кусок мяса в рот и запил остатками пива, - но дело есть дело. Что за заказ? Что нужно делать? Каков гонорар?
Боло погрустнел. Он явно ждал гордого отказа.
- Ладно. Слушай внимательно, повторять не буду. Итак, тебе надо прибыть в столицу, зайти в королевскую тюрьму и забрат8ь оттуда одну деваху. После проводить ее до нужного места...
Мери язвительно сказал.
- Так просто. Мне надо всего навсего перебить всю стражу и магов. Действительно пустяк.
Боло мрачно посмотрел на него.
- Дураков губит то, что они не дослушивают умных людей. У тебя будет возможность пройти беспрепятственно. Стража в нужное время будет смотреть в другую сторону. А вот выходить будете через тайный ход. Вот ключ от замка. На выходе будут ждать два коня, одежда и оружие бабы. Дальше вместе двигаете в пригород, на восток от города, в таверну " Жабий зад" . Там получаете дальнейшие инструкции. Здесь заканчивается первая часть твоей работы.Пока все ясно?
Харт кивнул.
- Ничего сложного. Но я не работаю с такими, как ты, в кредит. Хотелось бы получить аванс.
Боло молча перебросил через стол увесистый мешочек.
- Вот. С девкой будь осторожен. Не зли ее. Выбьет тебе остатки мозгов, не успеешь и глазом моргнуть. Она ментал, причем одна из сильнейших. Многие столичные маги ей в подметки не годятся. Ладно прикончит тебя мне на радость, да задание будет не выполнено... так что аккуратно.
- Полагаю, вторая часть работы будет намного сложнее?
Носатый кивнул.
- Естественно. Но и гонорар велик. Если сделаешь все как надо, тебе отсыпят десять тысяч золотых. Можешь дальше жить в свое удовольствие. Итак, завтра будь к шести часам вечера возле Королевского Мгновенного Пути. Я буду там тебя ждать. Сократим тебе дорогу на неделю.
Харт молча поднялся, бросил на стол серебряную монету, кивнул Морсу и вышел из трактира.

5

Мне нравится. Жду продолжения.

6

Глава пятая.
При всех недостатках Мериона Харта у него нельзя было отнять одного замечательного достоинства. К каждому, даже самому незначительному делу, он готовился весьма тщательно и кропотливо. Вот и сейчас он сидел в своей комнатушке, что находилась под самой крышей трехэтажного дома на улице Лавочников, и перебирал снаряжение.
Полуторный меч и дага подверглись беспристрастному осмотру и подведению шлифовальным камнем, ремни и ножны были щедро помазаны маслом, кожаный плащ очищен от приставшей грязи. Немного подумав, Харт вытащил из сундука сверток промасленной бумаги и развернул. Дневному свету, тихонько позвякивая, предстала мелкоячеистая кольчуга работы халифатского мастера Али Акбара. В свое время Мери весьма помог этому человеку и тот не остался в долгу. В деле броню пока пробовать не довелось, но Али клялся и божился, что кольчуга выдержит прямой удар копья. Харт не особо верил в такое, да и после службы в армии он испытывал стойкое отвращение к доспехам, особенно к тяжелым. Поэтому он даже не удосужился заглянуть в сверток. Скорость и подвижность были главными критериями Мериона Харта в бою.
Он придирчиво рассматривал кольчугу. Да, работа тонкая, можно сказать, ажурная. Вес практически не чувствуется. Выглядит по размеру как нательная рубаха, только без рукавов. Металл блестящий, переливается на солнце, теплый на ощупь. Вообщем, работа- шедевр. Халифатский бронник в очередной раз превзошел самого себя.

Мери хмыкнул, быстро скинул куртку и влез в доспех. Что ж, неплохо, даже комфортно. Харт почувствовал себя намного лучше, словно кольчуга придавала бодрости. Странно, но с этим эффектом Харт решил разобраться позже. Сейчас же сундука были извлечены четыре метательных звезды небольшого размера и три  узеньких бутылочки с жидкостью зеленого цвета. Харт посмотрел их на предмет прозрачности. Алхимик давал гарантию на зелье, но все же рекомендовал проверять их зрительно. Прозрачность жидкости означала полную непригодность для использования. Но пока все было нормально и пузырьки с ножами заняли свое место на перевязи, которую Харт сшил сам и подогнал точно под себя.
Часы на Центральной базарной площади пробили пять часов вечера.
Наступало время выходить. Харт не любил опаздывать на встречи, даже с такими засранцами, как агент Боло. Он еще раз перетряхнул сундучок в поиске полезных в походе вещей. На пол упал медальон на серебряной цепочке в виде пятиконечной перевернутой звезды, заключенной в круг. Мери скупо улыбнулся. Неплохой сюрприз для магов. Он одел его на шею и повернулся к большому, треснутому с краю зеркалу и оглядел себя. На него смотрел высокий плечистый мужчина средних лет, с бритой наголо головой, приплюснутым сломанным носом, тяжелым квадратным подбородком, льдисто-голубыми холодными глазами и шрамом от макушки до левой брови. Меч на боку, дага в заспинных ножнах, перевязь на груди, старый потертый, но любимый, кожаный плащ на плечах, вещмешок…вроде все на месте. А нет! Самое главное…Харт вытащил из под половицы свои сбережения, почти тысячу золотых монет.
На сей раз внутренний голос не молчал, а советовал забрать с собой все ценное. Харт чувствовал, что в эту берлогу он больше не вернется. Поэтому надо по дороге обязательно заглянуть к Морсу, дабы не таскать с собой такую тяжесть. Мери в последний раз оглядел свой дом, в котором прожил почти десять лет, тихонько прикрыл скрипучую дверцу и стал спускаться по лестнице.

Королевский Мгновенный Путь находился возле Городской Ратуши. Он представлял собой невысокую башенку с плоской широкой площадкой наверху. В центре площадки возвышался цилиндрообразный камень со ступенями, по которым желающий быстро переместиться в другое место, поднимался не его вершину. Камень был неширок в диаметре, поэтому больше одного человека отправить не удавалость. На той же площадке башни всегда дежурил городской маг, который продавал активирующие портал кристаллы или за плату предоставлял свой камень для отправки. Так же можно было зарядить свой собственный кристалл. Их Магичества зарабатывали неплохие деньги на этом замечательном изобретении, имя создателя которого кануло в века. Даже самые древние маги не могли припомнить его. В Королевской библиотеке соответствующие документы отсутствовали по причине нескольких сильных пожаров. Да и , собственно, никого особо не интересовал этот факт. Работает и ладно.
Надо сказать, что отнюдь не каждый мог воспользоваться таким быстрым способом передвижения. Пропуск на площадку стоил 20 золотых монет и потому простой люд и просто небогатые люди предпочитали путешествовать пешком или на коне. Порталом пользовались сами маги, государственные люди по долгу службы, зажиточные и просто богатые представители верхушки дворянского сословия. Личный Мгновенный Путь был только у герцогов и самого Короля. 
Итак, Харт стоял неподалеку от входа в Портал и потихоньку начинал беситься. Он, как говорилось выше, был сам пунктуален и требовал этого от других. Мери злобно покосился на часы Городской Ратуши, как будто они были виноваты в его ожидании. Стрелки показывали четверть седьмого. Боло не появлялся. Базар, с утра шумный и громкий, затихал. Покупатели расходились по домам, торгаши сворачивали прилавки, подсчитывая прибыль. Два гвардейца скучали у входа в башню. Пару раз прошел городской патруль. Солнце, словно прощаясь, пару раз мигнуло за тучами и скрылось за горизонт. Харт тихо выругался. На другой стороне рынка показался агент Боло. Он не спешил, а напротив, совсем не торопился. Прогулочная походка, остановился, купил у бабки кулек семечек, двинулся дальше. Харт был уверен, что Боло заметил его сразу. А еще Мери понял, что мерзавец нарочито выводит его из себя. Харт подавил раздражение, сделал морду кирпичом и принялся любоваться закатом. Носатый неторопливо подошел и уставился на Мериона, лузгая семечки, да так, что шелуха, склееная липкой слюной, свисала с нижней губы. Он явно ожидал взрыва негодования. Но Харт равнодушно смотрел на него, как на пустое место.
Боло поморщился и пробурчал.
- Ну, готов, что ли?.. пошли тогда, некогда мне тут с тобой возиться…
Харт подобрал с мостовой мешок с поклажей и последовал за агентом.
Харту раньше не доводилось пользоваться Порталом, поэтому он с некоторой опаской встал по центру цилиндра, закрыл глаза и прислушался к ощущениям. Боло дал команду дежурному магу и тот вставил кристалл в специальное углубление в черном, отполированном до блеска пьедестале. Мери услышал треск, синие молнии окружили его со всех сторон, резко пахнуло свежим ветром, как перед грозой…потом на секунду полная темнота… Харту показалось, что такая твердая опора под ногами исчезла, и еще через миг пятки легонько стукнулись о такой же монолит. Молнии исчезли, запах тоже…
- Ну, чего застыл то…- проворчал старый седой дед в мантии, - слезай, приехали поди…
Он совершал какие то пассы над кристаллом, что внезапно потускнел и почернел. Харт легко сбежал по лестнице и вышел на улицу. Он прибыл в столицу.
Портал доставил его почти к Южному входу, а от него до места его цели было недалеко.
Найти Королевскую тюрьму было делом недолгим, ибо он бывал в тут не раз и даже как то прожил в сердце Королевства Иридии без малого год. Через полчаса, отбившись от нахальных уличных торговок, зазывал, гадалок и прочих странных и подозрительных личностей, так и норовивших продать ему всякую ерунду и дрянь, Мерион стоял перед дубовыми воротами, окованными толстыми железными полосами. Он поднес руку, дабы постучать, но не успел. Его ждали. В калитке приоткрылось небольшое зарешеченное окошко. Харт понял, что его внимательно рассматривают. Возникла пауза, затем пропитой хриплый бас просипел.
- Прямо по двору, вниз в подвал, второй поворот налево, третья камера. Потом покажешь ключ и тебе укажут, куда идти.
Замок калитки щелкнул, дверца приглашающе распахнулась и Мери Харт шагнул в полутьму караульной.

7

Глава шестая.
В подземелье воняло мочой, нечистотами, кровью, болью и страхом. Харт, подсвечивая снятым со стены факелом, шел по указанным ориентирам и старался дышать через раз. На неровном полу собирались лужицы из воды, что капала с потолка и текла по стенам. Создавалось ощущение, что тюремные помещения были вырублены в цельной скале.
По дороге ему не встретилось ни одного тюремщика или стражника, что было странно. Вот поворот налево и открылся тускло освещенный коридор, вдоль которого по левой стороне располагались камеры. Мери остановился перед третьей по счету. Поправил амулет на шее. Потянул на себя ручку. Тяжелая дверь с маленьким оконцем, забранным мелкой решеткой, скрипнула протяжно и подалась. Харт осторожно шагнул внутрь.
****
После ухода Его Величества время будто бы  остановилось... Белка мерила камеру шагами из угла в угол и от стены к стене. Потом она присела на скамью и погрузилась в свои мысли... А что, если за ней никто не придет? А если и придёт, то как понять, что он именно тот, за кого себя выдает, а не прихвостень кузена Маркуса? Нет, все будет хорошо. Раз Уальд обещал, он вытащит Беллу из этой тюряги , он никогда не бросал слов на ветер. Кроме того, он сам уж очень сильно нуждается в ней, ведь мало кому он может доверить такое задание. Раз речь идёт о заговоре, он понимает, что Белка - одна из немногих, кому он может доверять. А тем более, что заговорщики замешаны в смерти отца... Но что если... Нет, что за дурные мысли лезут в голову? Все будет хорошо... С этими мыслями Белла задремала. Из состояния полусна ее вывел скрежет открывающейся двери.
В проеме возникла фигура в плаще с наброшенном на голову капюшоном. Лица Белла разглядеть не могла. Человек кашлянул и тихо сказал.
- Меня прислали за тобой. Собирайся и уходим.
- Кто прислал? И почему так долго?
- Это не важно. Главное, что я здесь и время уходить.
- Ты кто вообще такой? И где охрана?
- Меня зовут Мерион Харт. Я должен вывести тебя отсюда. Охрана? Охрана отозвана на время. Время, которого у нас совсем нет. Так что пошевеливайся. Я не намерен торчать в этом гадюшнике до утра.
Мери начал потихоньку закипать.
- Мери Харт... Ладно...А откуда мне знать что ты это ты? Капюшон сними, иначе я не просто никуда не пойду, но и ты отсюда живым не выйдешь.
Харт был удивлен, как никогда в жизни.
- В первый раз вижу человека, не желающего выходить из тюрьмы...Ну ничего, я привык всегда исполнять заказ. Если сейчас же не пойдешь ножками, скручу в бараний рог и вынесу на руках.
И скинул капюшон с лица.
- Ну-ну, рискни здоровьем... - Белка терпеть не могла, когда ей начинали угрожать. - ладно, теперь хоть по роже видно, что не врешь. Идём. Собирать тут нечего. - Белка вскочила , в один прыжок оказалась у двери, резким движением оттолкнула Харта так, что тот даже пошатнулся, но на ногах устоял, выскочила за дверь и бросила ему оттуда: - ну ты где там застрял? Или решил меня в камере подменить? Пошевеливай булками!
Харт вышел следом, пряча улыбку под капюшоном. Чем меньше видят его лицо, тем лучше для всех.  Вот постреленок!
Девица оказалась недурна собой. Среднего роста, великолепная фигура, которую не могли скрыть серые тюремные лохмотья, черные как смоль, волосы... Харт обогнал девушку и первый шагнул за поворот. И нос к носу столкнулся со стражем с платком на лице. Тот молча и вопросительно глядел на них. Мери пошарил в карманах и показал охраннику ключ, который дал ему Боло. Страж мельком глянул и, махнув рукой, предложил следовать за собой.

Они шли недолго. Тюремщик подвел их к совершенно глухой стене, тупику и, сделав знак остановиться, произвел пару пассов руками. В темноте засветился зеленый прямоугольник тайной двери с замочной скважиной. Маг указал тонким длинным пальцем на ключ в руке Харт, чуть заметно склонил голову в прощании и пошел прочь. Мери, не теряя драгоценных минут, открыл дверь, раздул тлеющий факел и зашел в секретный ход.
Тут Белла почувствовала слабые колебания магического фона исходящие от Харта. Значит, в проходе магия уже не блокируется... Что ж, надо сразу прояснить ситуацию...
- Слышь, напарник, если ты действительно напарник, а ну давай показывай, что там у тебя так фонит, что любой маг за версту учует ..- Белла была в бешенстве. - Чё за гадость на тебя повесили? Или показывай или я тебя прямо здесь уничтожу. Если ты думаешь, что твой амулет блокирует мои способности, о коих тебя не могли не предупредить, ты глубоко ошибаешься... А вот сорвать успех всего дела я тебе не позволю. Я ясно сказала? Быстро снимай свою побрякушку.
Харт остановился. Здесь ход почему то раздваивался. Об этом носатый засранец не предупреждал. Мери сделал себе заметку высказать ему это при встрече, если таковая состоится. Потом до него дошел смысл  сказанного его подопечной. Харт медленно повернулся и осветил девушку чадящим факелом. Она была похожа на рассерженную дикую кошку. Харт криво усмехнулся и спокойно сказал.
- Конечно, меня предупредили насчет тебя и что ты умеешь. Этот медальон у меня на груди - подарок. Чей? Не твоего ума дело. Он не блокирует твою магию, а всего лишь не дает тебе обратить ее на меня. Не пытайся, многие пробовали, но, как видишь, я еще жив и здоров, в отличие от них. Я тебе не угрожаю, ибо получил Заказ охранять и беречь тебя до определенного момента, но я не благородный рыцарь, что не поднимет руку на женщину. Я подниму, если придется. Так что не дури и давай выбираться отсюда. Ты мне не нравишься, как и я тебе, но дело есть дело. Не волнуйся, скоро мы попрощаемся. В правом ходе сквозняк, факел колышется, так что нам туда.
Мери повернулся к Белле спиной и направился дальше, делая вид, что не слышит ее шипения.

Больше тайный проход не петлял и не раздваивался. Так что вскоре они вышли на волю. Харт с наслаждением глубоко вдыхал свежий ночной воздух, показавшийся чудесным и замечательным после вони подземелья и затхлости и сырости хода. Немного поодаль, привязанные к дереву, стояли, пофыркивая и переминаясь с ноги на ногу, две оседланные лошади с переброшенными через спины туго набитыми седельными сумками. Мери подошел к более рослой кобыле, погладил ее по холке, проверил затяжку подпруги и легко вскочил в седло.
- Куда собрался?! Ты что думаешь, я поеду в этом рванье?! – девушка все еще злилась, - отвернись, мне надо переодеться.
Харт промолчал и, умело управляя пятками и уздой, повернул кобылу к Белле задом и стал вслушиваться в ночной лес. Да, буйная девица, Боло был прав…если бы не амулет, дальше подземелья он бы не прошел. Харт молча поздравил себя с правильным решением порыться в старом сундуке. Девка начинала его серьезно раздражать. Властная, своенравная, дерзкая…и красивая…она была не похожа ни на одну женщину, коих ему довелось встречать в своей жизни. Но раздражение удивительно совмещалось с другим чувством, давно забытым и тщательно подавленном в глубине его грубой очерствевшей души. Харт сам боялся признаться себе в этом и, сердясь уже на самого себя за непрофессионализм, ведь он считал, что Дело и душевные переживания несовместимы, попытался погасить этот непонятный трепет в зародыше.
Тем временем, девушка, уже сидящая в седле и полностью одетая и экипированная, язвительно сказала.
- Ну и долго еще будем прохлаждаться? Куда дальше, знаешь? Нам в таверну с дурацким названием '' Жабий Зад". Название под стать тебе…
Мери покосился в ее сторону и молча направил лошадь в сторону лесной дороги…

До таверны ехали больше двух часов. По подсчетам Харта, до полуночи, а это было назначенное время встречи с работодателем, они вполне успевали. Поэтому кобылы двигались неспешной рысью. Ехали молча. Тишину леса нарушало едва слышное приглушенное цоканье подкованных копыт по ковру опавших листьев и хвои. Дорожка петляла, иногда заходя в глухие, непросматриваемые повороты. Тогда Харт останавливал лошадь и внимательно слушал лес и свою интуицию. Белла молча дулась и бесилась. По ее мнению, этот наемник был слишком осторожен, даже труслив. Харт же исходил из соображения, что береженого Камелот бережет и предпочитал услышать засадника раньше, чем он, враг, услышит его. Получить шальную стрелу совсем не входило в планы Мериона Харта. Но толи разбойников повывели, толи они отдыхали, добрались они до назначенного места без приключений.

Справа от дороги, которая немного расширилась, высился большой двухэтажный дом, сложенный из цельного бревна. Слева от него располагались конюшня, кузница и пара домиков неизвестного назначения. Все это было под большой, грубо сколоченной вывеской с намалеванным изображением толстой самодовольной жабы, и корявой надписи '' Жабий Зад'' . Что побудило хозяина сего заведения дать ему такое глупое название,     осталось загадкой для Харта, потому что его внимание привлекли двое в черных плащах, под которыми поблескивали доспехи. Они стояли, не шевелясь, возле дверей конюшни. В глухих шлемах с короткими плюмажами из черных перьев и с прямыми полуторниками наголо. Последнее не понравилось Харту больше всего. Он дернул лошадь за узду. Еще двое стояли возле входа в дом. Надо было быть идиотом, чтобы не узнать Королевских Гвардейцев, элиту Королевской Армии, которые занимались исключительно охраной правителя страны Иридия. В Гвардию стремились попасть многие, но шанс выпадал далеко и очень далеко не всем. Брали самых умелых, сильных, выносливых и преданных Короне, причем вне зависимости от происхождения человека. Его Величество делал на этом особый акцент, ибо ему был важнее профессионализм солдата-телохранителя, чем длинный хвост родовитых предков. Поэтому простой крестьянский сын запросто стоял рядом с каким- нибудь бароном или виконтом и бдил за королевской персоной. Свой кодекс, свои правила, потому чванство предками пресекалось сразу и на корню.
Командовал этими серьезными ребятами некто Бонс Брут, медведеобразный могучий человек. Мери видел его всего лишь раз и подивился размерами сего достойного мужа. Бонс боготворил своего короля и готов был идти за ним хоть на край света, хоть на небо к Камелоту и его свите. Вот и сейчас Брут появился в дверях таверны, закрыв собой проем почти полностью.
Харт напряженно оглянулся, стараясь не делать резких движений, ибо еще трое телохранителей со взведенными арбалетами показались из-за пристроек. Сзади обратный путь был уже перекрыт четырьмя копейщиками.
Девушка же, наоборот, бодро соскочила с кобылки и, накинув повод на ближайшую коновязь, с легкой улыбкой на губах направилась к начальнику Королевской Гвардии. Харт тяжело вздохнул и тоже спрыгнул на землю. Ему все это не нравилось. Он не привык к таким резким переменам ситуации, когда у тебя внезапно перехватывают инициативу и больше от тебя ничего не зависит. Он поправил меч, чем вызвал пристальный интерес ближайших солдат. Но Бонс Брут остановил их взмахом широкой ладони и поманил Мери к себе. Белла, гордо распрямив спину, рука на эфесе, уже стояла рядом.
- Заметьте, я даже не забираю ваше оружие, - пророкотал Бонс, подняв вверх, толстый как сарделька, палец. – это значит, что Его Величество полностью доверяет вам и распорядился так. Я же не верю вам ни на грош. Особенно тебе, Белла-наемница, Сумасшедшая Белка…не вздумай выкинуть фортель, иначе…
Он не договорил и отступил, пропуская путников во внутрь. В помещении не было ни одного посетителя, зато горели все имеющиеся в наличии, свечи, светильники, лучины и т.д , ибо не часто, а вернее, никогда еще таверну '' Жабий Зад '' не посещали столь высокие персоны. Вот и сию минуту хозяин Сим Питерс, подобострастно согнувшись в три погибели перед Его Величеством, верещал тихонько:
- Этот стол и этот стул , на котором сидит сейчас мой Государь, я прикажу отделать красным деревом и золотом, оградить красной лентой с позументами и написать табличку, дескать, здесь восседал Правитель Иридии, Король …
Король движением руки велел Симу заткнуться. Его тут же настойчиво подтолкнули прочь.
Таким же движением он подозвал к себе Беллу и Харта.
- Ваше Величество, доброй ночи.- Белла улыбнулась королю.
-Ночь действительно добрая, дорогая кузина. Вы здесь, значит мы можем обсудить задуманное. Итак, с Мери Хартом вы уже познакомились
- Да уж...имела неудовольствие. Заносчивый тип, неизвестно ещё что из себя представляющий, кроме того ещё и с дурацким женским именем.

- "О, Мери, Мери, ночь темна,
  Пойдем со мною, детка!
  С тобою, Мери, не до сна,
  Какая ж ты кокетка!"  - пропела Белла с сарказмом куплет из известной фривольной кабацкой песенки.

Король украдкой бросил взгляд на Харта, сидящего неподалеку с каменным непроницаемым лицом. Мол, чем бы дитятко не тешилось, лишь бы не плакало...
- Ну, полно тебе, Белка, Харт надёжный человек, на него можно положиться, я тебе говорил уже об этом ...
- И все же, я бы предпочла работать одна и …
Король перебил.
- Слушай меня очень внимательно. Я уже это говорил, но ты меня не услышала. Я очень дорожу тобой. Близких людей, которым я могу доверять, не так уж много осталось, а остальные - ещё нужно понять, кто друг, а кто враг. Итак, дело ваше будет очень опасным. Харту можешь доверять безоговорочно, в своё время он служил в королевской армии и был предан Его Величеству Ромуальду Первому.  После гибели короля он в скором времени покинул королевскую службу. О причине он расскажет тебе при случае, если конечно, посчитает нужным. Жизнь, как ты знаешь,  у всех складывается по-разному. Сейчас он такой же наемник, как и ты. И вам придётся срабатываться, хотите вы этого или нет. Вы оба профессионалы, поэтому проявите этот самый профессионализм.
- Тем более мы не сработаемся. Ни один из нас не позволит, чтобы им командовал другой.
Ромуальд побарабанил пальцами по столешнице, что означало начинающиеся раздражение.
- Значит вам нужно искать компромиссы и принимать решение сообща. Я уверен, что вы сможете. А теперь к делу. Официальной погони за вами не будет, но информация о твоём побеге все же просочится - это только вопрос времени. Кому выгодна твоя смерть, уже поняла?
Лицо Беллы омрачилось.
-Маркусу, конечно.
- И не только. Маг тоже замешан по самые уши, так что я не знаю, чья из них была затея убить герцога, но причина лежит на поверхности... В Альвионских горах ведётся добыча алмазов. Что такое кристаллы для телепортов ты знаешь, из чего изготавливаются - тоже.
- Так вот почему... -  Беллу посетила страшная догадка. - Маркусу нужно было наследство отца только из-за Альвионских алмазов...
- И их контрабанды в Аранийский халифат. Кроме того, мы узнали, что граф замешан в заговоре против короны. Вы предоставите нам доказательства его вины, а так же других заговорщиков. Думаю, граф Ньюсторнский всего лишь пешка в этой игре.
Белла скрипнула зубами.
- Я порву эту мразь голыми руками. После таких откровений, Ваше Величество, я готова работать хоть с Хартом, хоть с самим дьяволом.
Король скупо улыбнулся.
- Они мало чем друг от друга отличаются, поверь мне.
Тут девушка посмотрела на Харта, рассматривающего на просвет хрустальный фужер из закромов хозяина трактира и поданный на стол в честь прибытия Самого, и вызывающе фыркнула. Тот не обратил на вызов ни малейшего внимания. Белка спросила.
- Итак, что мы должны сделать? Какова наша миссия?
От проницательного Ромуальда не укрылись ни горячность кузины, ни холодность наемника. Он довольно усмехнулся.
- Лед и Пламя…Лед и Пламя…
- Простите, Ваше Величество? –удивилась Белка.
Король продолжил:
- Утром из столицы уходит торговый караван с выделанными кожами в Аранийский халифат. Точно известно, что алмазы везут эти же торговцы. Ваша задача - сопровождение каравана.
-Так просто?
- Нет, не так просто. Вы должны выяснить, каким образом замешан Халифат в заговоре против Иридии и зачем им такое количество алмазов. Так же нам известно, что у халифа хранятся некие бумаги, касающиеся Иридии. Ваша задача добыть их. Причем времени на следствие у вас не так много. Месяц, не более. Позже, информация от вас будет бесполезна. Тайная Служба ведет параллельное расследование этого дела. Так что приступайте немедля. Караван выходит завтра утром и двигется по Южному тракту. Вы их без труда догоните.
Мери впервые подал голос.
- Есть вопросы, Ваше Величество.
Король кивнул.
- Первое. Как нам войти в караван, на каком основании?
- Как конвоиры, разумеется. Уверен, они не будут против лишней пары мечей.
- Ясно. Второе. Хотелось бы получить немного золота на путевые расходы.
Ромуальд протянул руку в сторону и в нее вложили увесистый позвякивающий мешочек. Он бросил его на стол.
- Тратьте с пользой и умом. Сейчас мне важен результат вашей поездки. Еще что нибудь?

8

Хорошо. Читается легко и с интересом.

9

Глава седьмая.
Король Ромуальд Второй был не только умен и проницателен, но и стремителен. Когда на его вопрос « Еще что нибудь?» Белла и Харт отрицательно покачали головами, монарх немедленно поднялся и, не прощаясь, вместе со свитой покинул помещение. Бедный Сим было попытался проводить, но огромный Бонс Брут так рыкнул на него, что у бедолаги колыхнулись жиденькие волосы на плешивой голове. Впрочем, замечательное настроение Питерса уже нельзя было ничем испортить. Он гордо выпятил грудь и аки петух прошествовал на кухню.
Белла сидела на том же месте и , подперев скуластое лицо кулачками, была погружена в раздумья. Харт сидел напротив и с аппетитом поглощал большой пирог с олениной, к которому король даже не притронулся. Народ начал прибывать. Люди занимали лавки и шумно обсуждали прибытие важной персоны. Хозяин переходил от одного стола к другому и в красках описывал Ромуальда и его телохранителей. Причем раз от раза в его рассказ добавлялись все новые подробности. Народ заливал в себя пиво и грел уши. Вскоре Сим Питерс заявил, что Сам Король подошел к нему, хозяину '' Жабьего Зада" и, крепко обняв, сердечно поблагодарил за службу. Тут Харт не выдержал и расхохотался. А Белла вскочила на ноги и , сжав кулаки, вскрикнула:
- Да хватит врать уже! Старый ты  мошенник!
Сим Питерс неодобрительно, а затем обиженно посмотрел на нее и степенно вышел из залы. Народ затих. Один из сидевших через два стола громко сказал.
- А что ты, девка, открываешь рот на нашего уважаемого хозяина? Кто ты такая есть то?
Толпа дружным гулом поддержала его слова, но тут кто-то из завсегдатаев таверны произнёс:
- Ты бы поосторожней, уважаемый, ибо сам не ведаешь с кем связываешься, это же сама Сумасшедшая Белка, наемница-магичка, о ней дурная слава ходит. Послушай доброго совета – извинись, не лезь на рожон, а то себе дороже будет.
- Да мне плевать кто она, хоть белка, хоть росомаха и вряд ли без магии она хоть что-то могет. А несанкце….как ее там…ценированная магия у нас карается виселицей, об этом все знают. Так что веселая ночка с этой бабой мне обещана, обломаю её норов, как пить дать!
Харту стало интересно. Назревал конфликт. Народ, подогретый спиртным, желал почесать кулаки. Белла со своей несдержанностью попадет сейчас под горячую руку. Мери допил вино и устроился поудобнее на жесткой табуретке. Надо вначале посмотреть, на что способна Белка-наемница.
Белла медленно повернулась к говорившему, и вытянув длинный тонкий палец в его сторону, прошипела.
- Ты, кусок ослиного дерьма, решил, что можешь хамить мне и спрашивать меня, кто я? Тебе уже ответили кто я. Хочешь более развернутого ответа? Так я отвечу. Без магии и даже какого либо оружия. Готовься собирать свои зубы с этого грязного пола.
Харт понимающе кивнул. Девушке явно надо было выпустить пар и тут такой прекрасный повод. Тем временем Белла отстегнула пояс с мечом, вынула засапожный нож и положив оружие на стол, бросила Харту: “Присмотри!”
Сверкая очами от душившей ее ярости, девушка быстро направилась к заговорившему с ней на свою голову детине. Сидевшие рядом с ним товарищи одобрительно похлопывали его по плечам и предвкушали ему великолепную бурную ночку с такой горячей бабой. Когда Белка почти добралась до обидчика, какой то мужлан в куртке со знаком Гильдии каменотесов смачно шлепнул Беллу по крутому заду, обтянутому кожаными штанами. Мери закрыл глаза на секунду и кратко помолился за его душу. Ибо началось.
Белла нанесла дураку короткий тычок в глаз, а когда тот, завопив от дикой боли, потерял ориентацию в пространстве, облегчила его страдания, как следует приложив бородатой мордой об столешницу. Кровь брызнула из переломанного носа и разбитых в хлам губ во все стороны, щедро обдав соседей и саму Белку. Каменотес кулем повалился на пол. Мери одобрительно хмыкнул. В трактире повисла гробовая тишина. Слышно было, как потрескивает огонь в очаге. Но замешательство друзей побитого длилось недолго. Здоровенные мужики повыскакивали с мест и набросились на Беллу. Девушка, ловкая как кошка и верная заветам старого Грея, крутилась как вихрь, раздавая мужланам пинки и зуботычины. Но разницу в весе еще никто не отменял, поэтому мужики, получая то и дело то по носу, то по зубам острыми кулачками, не вырубались, а ярились еще больше, пытаясь достать верткую Белку. Мешали столы, сидящие за ними посетители, завороженно наблюдающие за кабацкой дракой, но каменотесы, в которых чувствовался немалый опыт и слаженность в подобных развлечениях, медленно, но верно загоняли Белку в угол. Мери отхлебнул пива из кружки, взятой с соседнего стола(хозяин напитка даже не заметил, настолько все были увлечены происходящим) и горько вздохнул. Ни один из местных выпивох не вступился за девушку, все наоборот жаждали, что гориллы начнут пластать ее. В этот миг Белла невероятным образом извернулась и достала одного бугая носком сапога между ног. Мужик с воем согнулся и упал, но его приятелю удалось схватить девушку за куртку и крепко вцепиться. Харт отметил, как Белла попыталась перебросил его через себя, но бугай оказался слишком тяжел, ноги Белки подогнулись от непомерного веса и они вместе повалились на ближайший стол, сидевшие за которым бросились врассыпную. Стол не выдержал и развалился по кускам. Второй каменотес пытался пнуть Белку под ребра, но получалось пока по товарищу. Белла, придавленная тушей упавшего на нее, вцепилась тому в ухо зубами и начала отрывать. Бугай истошно орал, пытаясь освободиться.
Дело запахло жареным. Харт решил, что такого урока будет достаточно, допил остатки пива, быстро подошел ко второму мужику и что есть силы опустил ему на голову тяжелый сосуд. Тот рухнул как подкошенный. Мери схватил лежащего на Белке за шиворот и как следует дернул. Мужик завопил еще громче, ибо кусок уха остался у девушки в зубах. Харт швырнул неудачника в проход между столами. Драка закончилась так же внезапно как и началась. Вопли зрителей затихли. Все завороженно смотрели, как высокий лысый человек с рожей бандита с большой дороги, в потертом кожаном плаще, протянул руку изрядно помятой, растрепанной девице. Та после недолгого колебания схватилась и лысый рывком поднял ее на ноги. Харт повернулся к публике и негромко сказал.
- Представление окончено. Всем всего наилучшего. До новых встреч.
- Обошти…не так быфтро…- раздался сиплый шепелявый голос откуда то сбоку. Харт повернулся. Физиономия любителя шлепать девушек по заду представляла собой плачевное зрелище и все же мужик хотел продолжить драку. В руке он держал  топор. Харт разом посерьезнел и твердо, с нажимом, сказал.
- Убери кайло и будешь жить.
Каменотес заколебался. С одной стороны, даже такой толстокожий пень, как он, почуял смертельную опасность, исходящую от этого странного человека, с другой стороны, отступить сейчас – значит потерять свой авторитет в глазах дружков навсегда, а это насмешки, похлопывания по спине, дескать, как так, баба побила и какой-то лысый хрен испугал…Вообщем,  дурак принял неправильное решение и, подняв топор, рыча, аки зверь, бросился на Харта.
Бледно-голубые глаза убийцы прищурились.
Дальше произошло то, что разглядели очень немногие. И почти никто не успел увидеть, как в руках у Мери возник клинок. Харт отшагнул немного в сторону, пропустив падающее лезвие, коротко рубанул мужика по руке, держащей топор, и на обратном движении снес дураку его глупую голову напрочь. На все это действие ушло не больше трех секунд. Тело без руки и головы еще стояло на ногах, а Харт уже вытер лезвие об куртку убитого и убрал меч в ножны. Труп рухнул на пол, заливая пол горячей кровью. Пока народ замер, как соляные столбы, Мери подхватил свой дорожный мешок и оружие девушки, пихнул в спину ошарашенную Белку, и они быстро вышли из таверны…
***
Когда они оказались в лесу, Белку буквально прорвало.
- Вот зачем тебе понадобилось убивать этого типа, а? Мы могли бы проучить эту шоблу и нормально переночевать в таверне. А что теперь? Ни помыться, ни выспаться! Я неделю провела в этой ужасной тюряге на соломе...А впереди достаточно длинный и, поверь мне, трудный путь!
- Да ты неженка...восхотелось чистых простыней? – насмешливопроговорил Харт, покачивась в седле под мерную поступь лошади. Они ехали шагом, неторопясь.
- Да, восхотелось! Имею право! И хотя бы не чистых простыней, а простого удобства.
Харт презрительно сплюнул далеко в придорожные кусты.
- Я привык к неудобствам.. Я дойду. А вот ты...я не уверен. Но в неравном бою ты молодец. Если б не попалась в захват, может и справилась бы. Надо поработать над этим если захочешь.
Белла возмущенно выкрикнула.
- Я не неженка, не смей меня так называть, а вот ты - грубый неотёсанный мужлан!
- Возможно. Я сын бедняка.
- Ты меня совсем не знаешь, чтоб делать такие выводы. Услышал от короля слово кузина и всё? Да что ты вообще обо мне знаешь?! Послал Камелот напарника,- Белка спрыгнула на землю, села на траву, обхватила руками колени и разрыдалась. Напряжение последней недели отпускало...
- Я герцогиня только по рождению, не более. Меня растил, учил и воспитывал старый наемник. Так что уж что выросло, то выросло. У меня было тяжёлое детство, но я не жалуюсь, я стала той, какая я сейчас.Только не смей меня жалеть! Я сильная и со всем справлюсь. - Белка вскочила на ноги, вытерла слезы рукавом, подошла к своей лошади и стала гладить её морду.
Харт удивленно посмотрел на нее. Такие перепады настроения сбивали его с толку.
- Я и не собирался жалеть тебя…Каждый сам выбирает свой путь,- пробормотал он, расседлывая коняшку.
- Кстати, спасибо за помощь, - бросила она Харту, не поворачиваясь в его сторону,- одна бы я с этими уродами бы не справилась. Не рассчитала свои силы. И давай подумаем, что делать дальше.
-Надо бы заночевать. Завтра нагонять караван. Костер сумеешь зажечь?
- Спрашиваешь! Я всегда работала одна и много чего умею. Жизнь научила...
Харт тихонько хмыкнул себе под нос.
- А насчет помощи... – сказал он, стреноживая животных, - Говорю еще раз, ты слишком горяча... Всегда надо оценивать правильно свои силы. Вот ты получила по заду. Да, обидно,  понимаю. Но осмотрись, прежде чем бить морды, такие бараны по одному не ходят.
- А что, надо было терпеть? Я никогда никому не позволяют подобного обращения.
- Так я и не говорю, что надо спускать такое. Помни что ты женщина, а  значит заведомо слабее.
-  Я наемник! –выпалила Белка.
- Да, мордой об стол ты его хорошо, но он не был готов, не ожидал такого от девушки.
- Так на то и был расчет!
- А как ты вообще с мечом?- немного погодя вдруг спросил Мери.
- А ты думаешь почему я положила оружие? Сейчас там была бы куча трупов. Они бы со мной точно бы не справились. Просто не хотелось никого убивать. Только проучить...Старик Грей многому научил меня. В отряде я была лучшей, это признавали даже мужчины.
- Хех...а ты еще самонадеянна. Поверь на слово, расплата за это приходит очень быстро. То были крестьяне, деревенщина...оглоблей помашут, ну топором...а как доходит до клинков..а вот если попадешь на мечника? Грей?
- Ты его знал?
- Да, знавал я одного Грея. Это тот у которого шрам на пол лица?
- Да, это он. Умер 8 лет назад. Мне тогда было 17.
Харт присел к разгорающимся костерку. Тело располагало к разговорам.
- Мир тесен, Камелот меня раздери... бились как то плечом к плечу. Он алебарду любил, всадников стаскивал. Я же с двуручем ...эх были времена...
- Только он всегда отмалчивался, когда я спрашивала о его жизни. Замолкал и долго сидел, глядя в одну точку. Потом я перестала задавать ему этот вопрос. Наверное это связано с чем то страшным в его жизни, возможно с какой то потерей...
Они некоторое время молчали. Слышен был только треск хвороста и пофыркивание лошадок, пасущихся на поляне.
Белла тихо спросила, глядя на огонь.
- Бились вместе? Ты же намного моложе его... Сколько тебе лет?
- Сорок зим миновало. Я по сравнению с тобой старик, - тут Мери улыбнулся, - а вот Грей….Попали мы с ним тогда под замес лютый. В фаланге с пехотой бились. Почти строй прорвали. Грей тогда к тысячнику приставлен был, оберегать и присматривать. Да не уберег. Конные в бок ударили и ...все. Смяли нас. Грея потом подобрали полумертвого. А подопечного его нет. Говорили, что зарубили сразу. Там такой ад был что и вспоминать тошно.
- Так это ещё на королевской службе было?
- Ну да.
- А как же вы оба наемниками стали? Почему?
- Почему? За Грея не знаю. Не так хорошо знакомы были. А я... Ну потерял интерес так скажем.
- Если не хочешь, не говори, у каждого свои причины...
Белка смутилась своего вопроса и начала подбрасывать хворост в костер.
- Да тут тайны то нет. Король, которому присягал, погиб. Служить новому королю...не знаю, староват стал наверно.  Для себя захотелось пожить. Я однолюб, понимаешь ли…
- А я первый раз увидела Уальда в тюрьме. И сразу узнала его, представляешь? Мы не виделись 15 лет. А когда то играли вместе, будучи детьми. Не ожидала, что он так выручит меня. Власть, знаешь ли, меняет людей и часто не в лучшую сторону. Кто он и кто я? А тут... общее горе объединяет что ли...И общее дело...
- Я нового короля не знаю совсем. Ладно, Белка - наемница, есть то хочешь? Я то, пока ты мужиков дубасила, пирога королевского отведал.
- А что у нас есть? Костёр горит. Могу что-нибудь быстренько приготовить. Но если ты сыт, то мне и краюхи хлеба хватит.
- На краюхе долго не протянешь. Там в седельных сумах мясо вяленое посмотри.
- И вообще...мир? - она протянула руку Харту.
Мери внимательно и серьезно посмотрел на протянутую руку, а после ей в глаза. И крепко пожал.
Белка улыбнулась.
- Давай так, ты старше, опытнее, ты будешь командовать нашим маленьким отрядом, но с одним условием...Я буду называть тебя Рион. - Белка рассмеялась.- Бесит это дурацкое имя Мери!
-  Принято. Но Мери как то привычнее. Рион, Рион, - Харт пробовал это слово и так и этак. - Ну да ладно… отряд, слушай мою команду! Пять минут на ужин потом спать. Завтра подъем и рано в путь.
- Есть, командир! - Белка с улыбкой козырнула и рассмеялась.

10

Глава восьмая.

Утро началось с неприятностей. Белка проснулась от ощущения сильного колебания магического фона когда солнце только начинало пробиваться сквозь верхушки деревьев. Фонил медальон Харта, теперь она точно была в этом уверена. Значит там, в подземелье, ей не показалось, нет, но сейчас колебания были намного сильнее и она чувствовала, что ничего хорошего это не предвещает. Харт сказал, что этот медальон защищает его от воздействия любой магии. Возможно. Но тогда почему она ощущает присутствие иной магии, не только защитной. Только вот какой? Странно, но… Надо бы проверить, но как? Ведь Харт ни за что не позволит ей, как она думала, даже прикоснуться к медальону, а без этого она не сможет понять что именно им угрожает.
Харт спал, укутавшись в свой дорожный плащ. Белла собрала хворост, развела костёр чтобы согреться и приготовила нехитрый завтрак, состоящий из нарезанного хлеба, сыра и вяленого мяса. В котелке уже дымился ароматный травяной отвар, благо была середина лета и различных трав и ягод в округе было много, а Белка все никак не решалась будить Харта. Она сидела и смотрела на огонь погрузившись в свои мысли... Что делать? Если она попробует прощупать медальон на предмет посторонней магии пока он спит, то может погасить ту маленькую искорку доверия, которое только-только начало зарождаться между ними и тогда Харт уже никогда не сможет доверять ей. А работать вместе при этом не доверяя друг другу – что может быть хуже. Нет, она обо всем расскажет напарнику и пусть он сам решает как быть. Она будет предельно честной с ним, а всё остальное они как-нибудь одолеют.
***
- Сомкнуть ряд, мать вашу за ногу! – орал, срывая голос, седоусый десятник Терц. Молодые парни, едва держась на ногах, сдвинулись плечом к плечу. Терц знал свое дело и начинающие мечники испытывали это на своей шкуре. Десятник гонял новобранцев до седьмого пота, а потом еще и до десятого. В конце тренировок парни падали на траву и жадно отсапывались. Тогда Терц ходил между лежащих тел и приговаривал.
- Еще благодарить меня будете, когда фалангу прорубать станете… Тяжело в учении, легко в сражении...Так, десяток, слухай мою команду! Встать, курицины дети! Меч на плечо-о!
Мери встал на дрожащие ноги, опираясь на тяжеленный деревянный двуруч, который весил в полтора раза больше, чем боевой. Рядом, отдуваясь, воздел себя в вертикальное положение товарищ Харта по обучению, высокий, могучий мужик по кличке Вольф. Никто не знал его настоящее имя и он никогда его не называл. Все довольствовались кличкой. Парни сдружились и постоянно стремились на тренировках быть рядом, вырабатывая чувство плеча. Вольф был сильнее и выносливее Харта, которому уступал в скорости и начинающимся мастерстве. Грубый и неуживчивый, Вольф, тем не менее, был способен на преданную дружбу…
- Не спать, засранцы! Переднюю стойку принять! Выпад! Быстро обратно в стойку, бездельники, не то вас на копье насадят! Вот лентяи, мать вашу за ногу…работать, до заката еще битый час! Р-раз, два! Р-раз, два!
Мери толкал деревяшку перед собой, возвращал обратно, уже ничего не соображая. Голос сержанта гудел в голове рассерженной пчелой, заглушая грохот крови в ушах. Рядом тяжело пыхтя, двигался Вольф. Когда красная пелена начала застилать глаза и Харт перестал ощущать свое тело, Терц скомандовал конец тренировки.
Ученики повалились на утоптанный плац как снопы сена.
Десятник удовлетворено кашлянул и подкрутил седой ус.- Легко седня отделались, курвины дети…завтра будете доспешные у меня скакать…
***
Харт застонал. И проснулся. Белка сидела у затухшего костра и пристально смотрела на него.
Мери, сдержав стон, поднялся, распрямляя затекшие спину и ноги.
- Нам нужно поговорить, напарник. Это очень важно! -с тревогой в голосе сказала Белка.
Харт сладко потянулся и зевнул.
- Чего там у тебя стряслось?
- Магический фон...сильный магический фон, исходящий от твоего медальона. Помнишь, там в подземелье? Только там он был слабее...потом почти пропал...а сейчас...ты можешь мне не верить, но он очень сильный и это не защитная магия твоего медальона. Я не могу понять, что это...- Белла потерла лоб ладошкой, - это что-то постороннее...твоя защита - она внутри, а это...оно с наружи... ощущения такие, что кто-то что-то навесил поверх и делал это в спешке. Поэтому так сильно ощущается... Я могла бы попробовать если не снять, то хотя бы попытаться почувствовать, что это такое, но ведь ты не позволишь... а мне для этого нужно прикоснуться к медальону. Тебе даже не пришлось бы снимать его, кроме того, теперь я даже настаиваю, чтобы ты в течение всего путешествия не вздумал снимать его!-Белка волновалась, от этого речь её была сбивчивой.
Мери заглянул в котелок, висящий над погасшими углями и достал из-за голенища сапога деревянную ложку.
- Может быть. А может быть и нет.  Хочешь поговорить начистоту, Белка- наемница?
Белка кивнула.
- Хорошо. Тогда слушай и не перебивай. Я тебе не верю. Может быть, ты не лжешь. Допускаю. Так же я допускаю, что тебе очень нужно войти в контакт с медальоном. Я наслышан о том, что ты сильная магичка, но до конца не представляю твоих способностей. Не так давно в подземелье ты хотела спустить с меня шкуру и сделала бы это, если б не амулет. Я это помню. Но не том, собственно, дело. Если даже есть другое колдовство, то мне оно не мешает. Поэтому я не сниму и не дам тебе колдовать над амулетом.
- Я не собираюсь над ним колдовать. Я просто чувствую, что  там что-то есть и меня это беспокоит. Знаешь поговорку : предупрежден, значит сможешь противостоять. Так вот, мы этой магии противостоять не сможем, пока не знаем что это. Ты хотя бы можешь мне рассказать, откуда у тебя эта вещица и как давно ты ей пользовался? Заклинание достаточно свежее...
- Могу конечно тут тайны нет. Я снял его с трупа колдуна, которого завалил по чистой случайности. Все решала пара секунд. Я просто был быстрее.- Харт затянул подпругу потуже, - Взял как красивую побрякушку и не знал о его возможностях. Потом узнал, когда маг, на которого был заказ, выпучив глаза, пытался поджарить меня огоньком. Не вышло. Я посмотрел, какого цвета его потроха. Умирая, он каркнул, что сила этого амулета огромна...
Белка задумчиво проговорила:
- Вещь действительно сильная и даже очень. Если она защитила тебя от огневика - а это самые сильные из боевых магов, значит защитит от любого стихийника. От менталов, очень-очень надеюсь, что тоже ... Только вот...ладно, при необходимости, щитом я смогу прикрыть нас обоих. Поверь, я далеко не самый сильный ментал, но надеюсь, в случае опасности мы справимся. Сейчас речь не об этом. Я хотела бы знать, кто мог бы иметь доступ к амулету.
- Никто. Он всегда при мне.
- Странно...Тогда как? А откуда и как ты добирался в столицу? По дороге не приходилось ни с кем из магов встречаться? Никаких странностей не происходило?
Харт немного подумал.
-  Было два мага. В портале. На входе и выходе.
- Никто из них тебя не задерживал? Хотя бы на короткое время...
- Никто. Наоборот тот, кто на выходе, приказал убираться побыстрее. И я ничего не почувствовал, никакого воздействия.
- Ну не могло, ты понимаешь , не могло это заклинание просто так взяться из ниоткуда. Ох, Рион, Рион...
Харт запрыгнул в седло.
-  Да и вообще, мне плевать, не беспокоит и ладно. Нам пора собираться. Караван уже вышел.
Белла не унималась. Ее начало раздражать, что Харт не понимал или не хотел понимать всю серьезность ситуации.
-  Ещё раз говорю тебе - заклинание очень свежее и наложено впопыхах, поэтому и фонит так, что за версту слышно, а вот какое именно... Ладно, как знаешь... Давай, в путь... караван мы нагоним, только вот головной боли у меня теперь гораздо больше, чем могло бы быть...и не только у меня…у нас! И ты об этом еще вспомнишь, когда придёт время, только как бы не было поздно.
- Не преувеличивай. Неизвестно как еще все повернется.
Белла быстро оседлала лошадь, запрыгнула в седло и они тронулись в путь.

11

Глава девятая.
Белка вполне заслуженно считалась хорошей наездницей и неплохо чувствовала себя верхом. Но эта поездка, а вернее, гонка по лесным тропам запомнилась ей надолго. Харт, не мудрствуя лукаво, взял с места в карьер и понесся так, словно его преследовал сам Камелот и его свита. Когда деревья замелькали по бокам, а потом начали сливаться в единую линию, девушка пригнулась пониже к развевающейся гриве и доверила свою жизнь лошадке. Белла дивилась, как Харт ориентируется в переплетении тропинок и не плутает в такой чаще. Но как бы там ни было, вскоре показался просвет и Мерион стал снижать скорость. На пригорок они выехали неспешной рысью. С холма открывался замечательный вид на столицу Иридии. Харт соскочил на землю и стал водить лошадь по кругу, охлаждая бедное животное. Белка последовала его примеру.
Башни города едва виднелись вдалеке в утреннем тумане. Харт, приложив ладонь к глазам козырьком, всматривался в извилистый тракт.
Редкие крестьянские подводы, груженные мясом, птицей, овощами и прочим товаром для продажи, медленно ползли к главным воротам.
Острые глаза Белки разглядели темную вереницу крытых телег, что постепенно выползала, аки змея, из города. Сосчитать их количество пока не представлялось возможным. Харт удовлетворено хмыкнул.
- Мы опередили их. И то хорошо. Поедем навстречу или спустимся, когда поравняются?
Белла порылась в седельных сумах и, вытащив большое аппетитное яблоко, стала угощать свою кобылу.
- Пусть поближе подъедут. Спустимся и поедем навстречу.
Мери сдержал улыбку. Женщины! Все и сразу… Караван плелся как черепаха, так что в запасе у них было примерно минут двадцать.
Солнце легко разогнало последние сгустки белесого тумана и теперь начало совсем по летнему припекать. Харт накинул на голову капюшон, присел на землю, и,  поудобнее прислонившись спиной в большому вязу, задремал. Белла удивленно воззрилась на него. Спать?! Сейчас?! Причуды Мери Харта… ну и пусть. Белка решила не обращать внимания.
Халифатский купец Хасан был богат, дороден и весьма толст. Толстые щеки, покрытые редкими волосенками, толстый необъятный живот, толстые короткие пальцы-сардельки, сплошь унизанные перстнями с драгоценными камнями. Хасан не любил ездить верхом и передвигался исключительно в передней повозке, сидя на козлах рядом с возницей. Рядом, по обе стороны, лениво, неспешно, тряслись в седлах два его верных телохранителя-мамлюка Хамид и Абу. Их лица, несмотря на начинающуюся жару, были закрыты шелковыми платками. Воины были в длинных кольчугах халифатской работы, при кривых саблях и круглых легких щитах. У каждого к седлу был приторочен небольшой лук и колчан со стрелами. С такими бойцами Хасан чувствовал себя в безопасности. И неспроста, ибо эти ребята вполне стоили тех огромных денег, которые купец положил им на жалованье. Хасан вполне справедливо полагал, что мертвым деньги не нужны и не жалел денег на безопасность. Вот и сейчас, ведя огромный караван из пятнадцати повозок, Хасан по рекомендации своего приятеля Али, нанял еще десять головорезов с такими бандитскими рожами, что если б не горячие заверения коллеги по цеху в их полной преданности нанимателю, сам купец в страхе улепетывал бы прочь. Но, несмотря на специфическую внешность, охранники отличались редкой для такой компании дисциплиной, были неплохо вооружены и беспрекословно подчинялись своему командиру, огромного роста угрюмому детине, немногословному и неразговорчивому, вооруженному огромным двуручным мечом с оттиском латной рукавицы на гарде, что означало принадлежность обладателя к Мастерам. Кожаный колет с нашитыми стальными пластинами довершал образ начальника охраны, как тот велел именовать себя. Хасану было все равно, как называть, лишь бы знал свое дело.
Толстяк, кряхтя как перекушавший хряк, встал ногами на скамейку, тяжело опираясь рукой на голову кучера. Тот заскрипел зубами, но выдержал. Хасан уже в который раз оглядел следовавшую за его фургоном вереницу телег, груженых тонковыделанными кожами,  самым лучшим иридийским зерном и слитками металла. Из иридийского железа в Халифате плавят лучшую в мире аранийскую сталь из которой впоследствии высококлассные мастера изготавливают оружие, прочнейшие, тонкой работы, доспехи и даже посуду. Все эти изделия имеют достаточно высокую цену и доступны далеко не каждому, только лицам, принадлежащим к высшему сословию, поскольку имеют очень высокую цену.
Повозки двигались ровно, медленно и строго друг за другом. Волы натужно мычали, то и дело слышались хлопки бичей, которыми возницы подгоняли ленивую скотину. По всему периметру каравана, на равном расстоянии, ехали бородачи-охранники, то и дело внимательно зыркающие по сторонам. Начальник охраны маячил где то за последним возом. Хасан был доволен эскортом, ибо любил порядок и профессионализм. Внезапно кучер резко натянул поводья. Купец потерял равновесие и чуть не скатился вниз. Громко помянув род возницы до пятого колена, толстяк уставился маленькими черными маслянными глазками на двух всадников, неподвижно стоящих за поворотом.
Караван, скрипя колесами, остановился. Телохранители, мгновенно потеряв сонный вид, оказались рядом с Хасаном и прикрыли его щитами. Три наемника с копьями наперевес медленно подъехали к всадникам и взяли их в полукольцо. Купец, кряхтя, сполз с козел и в сопровождении Хамида и Абу подошел поближе. Харт примиряюще показал пустые ладони. Белла снисходительно посматривала на копейщиков. Дурни не подозревали, как близко находились от смерти.
- Чего надо? – грубо спросил Хасан, масляным взглядом обшаривая фигуру Белки, - по какому праву не даете проехать?
Харт сказал из под капюшона.
- Мы слышали в городе о караване в Халифат. Хотели предложить свои мечи для охраны. За небольшую плату.
Хасан смерил его презрительным взглядом.
- На кой мне нужны бродяги? Если я буду подбирать по дороге каждого дармоеда, то прибыли не дождусь.
Мери крепко сжал руку Беллы, которая вспыхнула от ярости и готова была кинуть нахалу в лицо гневную отповедь, и спокойно проговорил.
- У перевала опасно. Разбойники расплодились и грабят все и всех. Впрочем, если тебе не интересно…то всего доброго.
Харт потянул узду, намереваясь развернуть лошадь.
Хасан зловеще улыбнулся.
- Эй, бродяга, ты куда собрался? Мы еще  не договорили…
Но его перебил зычный бас подъехавшего из-за фургонов огромного могучего воина.
- Хасан, у тебя скверная привычка оскорблять незнакомых людей. Когда нибудь кто то укоротит твой язык. Харт, старый ты черт, не узнаешь старого друга?
Мерион медленно повернул голову к говорившему и широко улыбнулся.
- Волчара…привет тебе, дружище!
Белла с удивлением смотрела, как они легко спрыгнули наземь и крепко сдавили друг друга в объятиях.
**
Пока что шла вялая перестрелка лучников. Парни состязались, но без особого успеха. Расстояние было слишком велико даже для иридийцев, не говоря уже про халифатских стрелков.
Десять воинов, в полных тяжелых доспехах и огромными двуручными мечами с волнистым широким лезвием, собрались вокруг сержанта Терца. Тот, яростно встопорщив седые усищи, втолковывал им.
- Ну, курицины дети, все ясно? Вольф и Харт на острие. Норвуд и Шеремет прикрывают им боки. Как прорвете, сразу под щитоносцев, как мыши под веник. Вашими оглоблями в давке не годится махать. Все как учили. Ничего не придумывать, мать вашу за ногу…увижу, лично выпотрошу. Ну да ладно, Камелот с вами. Быстро в строй!
Мери и Вольф встали сразу за тремя могучими парнями в сине-белом сюрко, держащими обеими руками толстенные башенные щиты, пока стоявшие на земле. Харт подивился, как такую махину можно вообще поднять. Они травили байки и громко, несколько наигранно смеялись, показывая новичкам, что, дескать, предстоящая битва для них не более чем развлечение. Вольф, похожий в своем доспехе на закованную в железо башню, пророкотал из под глухого шлема.
- Какие смелые…аж завидки берут.
Щитоносцы моментально замолчали и как по команде повернулись к нему.
- Дерзкий ты, паря. Если б не бой, щас бы тебе зубы посчитали.
Вольф откинул забрало.
- Запомни мое лицо. Ежели выживем, схлеснемся.
Парень в бацинете презрительно скривил губы и хотел ответить, но тут громко и надрывно пропел горн, призывающий к началу атаки. Щитоносец сплюнул Вольфу под ноги и отвернулся. Его напарники уже сцепляли щиты специальными крючьями. Харт, Вольф и остальные мечники выстроились клином за ними. Дальше стояли штурмовики с короткими широкими мечами и круглыми щитами. Их задачей  было расширить брешь в строю противника и не дать ей сомкнуться. Впрочем, Харта не сильно интересовали задачи других подразделений. У него была своя, конкретная цель. Мериона начал потряхивать боевой азарт, адреналин обильно заливал его мышцы, наполняя их небывалыми силой и выносливостью. Вольф легонько хлопнул Харта по плечу.
- Ну все, братишка, пора. Не бойся, я буду за тобой присматривать.
- Это еще кто за кем посмотрит…- усмехнулся Харт, опуская забрало, - ставлю месячное жалование, что первый пробью их строй.
- Принято. Удачи!– прогудел Волк и занял свое место в строю.
Горн провыл сигнал атаки. Иридийский строй качнулся вперед и начал набирать ход. Они не бежали, а шли, четко печатая шаг, дабы не тратить напрасно сил. Земля начала содрогаться от ритмичной поступи сотен ног, обутых в подкованные сапоги.Аравийская фаланга приближалась. Харта не то что потряхивало, а начал колотить озноб. Ледяные и в то же время обжигающие волны прокатывались по спине. Мир перед глазами начал сужаться. Боковой обзор угасал, но в то же время глаза начали видеть острее.Включалось так называемое тоннельное зрение.Мери видел не только острые копья, торчащие из щелей между щитами воинов Халифата, но каждое звено кольчуги,покрывающей шею противника. Щитоносцы впереди натужно пыхтели, но продолжали наращивать темп. Вскоре перешли на легкий бег. В строю иридийцев начал нарастать рев , исторгаемый множеством мужских глоток. Из фаланги аравийцев сыпанули стрелами, но безуспешно. Легкие стрелы не могли пробить толстые дубовые доски щитов и, тем более, стальныхдоспехов. До конечной цели осталось не больше двадцати шагов, когда раздалась гортанная команда и халифатская фаланга шагнула вперед. Их встречали. Рев превратился в громовой. Харт орал, срывая голос, выплескивая адреналин, избыток которого мог разорвать сердце в клочья. Тем временем щитоносцы достигли первого ряда противника и столкновение произошло с лязгом и грохотом. Харт, Вольф и остальные из второго ряда уперлись в спины щитоносцев и как следует нажали, чувствуя как и в их спины уперлись десятки сильных рук. Копья, на которых аравийская фаланга пыталась удержатьвражескую пехоту, затрещали.
- Нажали, сучьи дети!!!- завопили у Харта над ухом, перекрывая шум боя. Он узнал противный голос сержанта Терца, но сейчас этот вопль показался ему райской музыкой.
- Еще раз, мать вашу! Давай!
Люди нажали крепче, сильнее и копья с треском сломались, прыснув сухой щепой в разные стороны. Щиты с гулом ударились друг о друга.
- Два шага назад!! Крюки сбросить!!! Щиты раздвинуть, курвы!!! Двуручи, работать!!!
Первый ряд послушно исполнил команду. Харт проскользнул в образовавшуюся щель и, молодецки хекнув, что было сил рубанул фламбергом по ближайшему щиту аравийца. Рядом, плечо в плечо, с утробным рыком, Вольф разносил в щепы щит другого воина. Звонкотюкнуло по забралу. Стрела. Следующий удар копья пришелся в панцирь. Харта тряхнуло, но он устоял. Тут же Шеремет срубил наконечник и ткнул мечом куда то в халифатский строй. Бац!Хрясь! Бац! Хрясь! Харт с торжеством увидел, как ненавистный щит распадается на куски и испуганные черные глаза сарацина. Это добавило сил и Мери следующим могучим ударом развалил воина чуть ли не напополам. Харт завопил, скосил глаза налево и похолодел. Вольф, ослушавшись приказа, прорубал просеки в фаланге уже на пять шагов впереди. Его окружили, рубили саблями, кололи копьями, били булавами…но Волчара не падал и каждый его могучий взмах забирал чью то жизнь.
- Двуручи, назад, сука!!! –надрывался Терц, но Харт уже продирался к Вольфу. За ним хлынули остальные мечники…
**
Вольф отодвинул Харта на вытянутые руки.
- Где волосы потерял, Мери Харт? И что за безобразный шрам на башке?
Харт улыбнулся.
- Вот все и сразу? Долгая и неприятная история, Волк…
Тот наконец отпустил Мери из железных объятий.
- Хасан, скупердяй ты этакий, как начальник охраны твоего задрипанного груза, советую тебе. Прими одного из лучших клинков королевства в сопровождение. Он стоит трех таких как они, - тут Волк кивнул на телохранителей купца. Те даже глазом не моргнули. Хасан недовольно поморщился.
- Пять золотых, больше не дам. И кормежка за свой счет.
Вольф вопросительно посмотрел на Харта и перевел взгляд ярко-зеленых глаз на Беллу. Мери прокашлялся.
- Это моя спутница, Белка-наемница.
Хасан взвизгнул по свинячьи .
- Ни флорина больше! Но кормить буду.
- Вот и славно, вот и славно…- Волк похлопал Харта по спине. Тот покачнулся. Рука старого друга была попрежнему тяжела.- считай, вы приняты. А теперь дуйте в предпоследний фургон. Там и поговорим. Солдаты, по местам! Ать-два!
Харт и Белла тронулись в указанном направлении. За их спинами Волк вполголоса что то втолковывал купцу, который, кряхтя, пытался забраться обратно в телегу.
Они заговорщицки переглянулись. Белка сказала тихо.
- Вот видишь, как все просто. Вот мы уже и в конвое.
Харт ответил задумчиво.
- Ты веришь в совпадения?
- Да. Что тебя смутило?
- А я не верю…, - Харт натянул узду и соскочил на утоптанный тракт. Белка последовала его примеру. Они привязали лошадок к телеге и уже было собрались, откинув полог, забраться вовнутрь, как ткань сама отлетела в сторону и из фургона выпрыгнула молодая красивая женщина в белыми волосами, собранными в толстую косу. Сразу инстинктивно почувствовав к ней неприязнь, Белла высокомерно уставилась на нее.
Но та, казалось, не замечала прожигающего взгляда девушки, и мило улыбнулась Харту, показав ряд ослепительно белых ровных зубов.
- Тебя взяли на службу? Ты новенький? – нежно проворковала она, - я Ингрид, жена Волка. Есть будешь?
Харт с трудом отвел глаза от колышущейся под тонкой рубашкой, большой аппетитной груди и хриплым голосом сказал.
- Эм…я Харт. А это Белка. Дождемся, пожалуй, Вольфа…
Закинув голову назад и показывая тонкую красивую шею, Ингрид звонко расхохоталась.
- Вот у нас тут зверинец подобрался…и белки тоже…
Харт покосился на Беллу. На ту было страшно смотреть.
- Белка только для друзей, для тебя Белла и никак иначе, - сквозь зубы прошипела Белка, - и вообще, здороваться тебя, похоже, не научили. А вот строить глазки первому встречному ты хорошо обучена. Советую не переходить мне дорогу и не злить меня, если не хочешь неприятностей на свою голову.
Белла злилась и сама не понимала почему . Ну, пошутила эта белокурая красотка, можно было пропустить мимо ушей. Но Беллу взбесило то, что девица сразу начала проявлять знаки внимания в отношении Харта, а её саму, Белку, как бы даже не замечая и была в её нескольких словах такая неприязнь, что Белка уже совершенно точно знала - ничем хорошим это знакомство не закончится.
Белокурая красотка, надменно задрав подбородок и подбоченившись, открыла было хорошенький ротик с пухлыми губками для дерзкого ответа, который наверняка привел бы к поножовщине, как Вольф, внезапно появившись откуда то сбоку, прогудел примирительно.
- Ну же, девушки, не ссорьтесь… Харт, братишка, бери свою подругу и полезайте в фургон. Есть о чем поговорить, все таки двадцать лет не виделись.
Харт облегченно вздохнул и последовал его совету.

12

Глава 10.
Обоз двигался медленным размеренным шагом до самого вечера. Поскольку дежурства охраны на ближайшие сутки были распределены, Волк решил не ставить в дозор ни Харта, ни его спутницу, а вместо этого посвятить время общению со старым другом. Друзья вспоминали годы совместной службы, пили вино и шутили. Ингрид чувствовала себя как рыба в воде в этой компании, употребляя вино наравне с мужчинами и отпуская периодически пикантные шутки в адрес то Волка, то Харта. Белка же, напротив, чувствовала себя не в своей тарелке, поскольку вызывающее  поведение Ингрид ее не просто раздражало, а возмущало до глубины души. В деревне наемников , где жила и воспитывалась Белка, девочкам с детства прививались  скромность и порядочность, причем, если девушка впоследствии становилась членом отряда, свои к ней всегда относились с уважением и почтением, при этом девушка в случае необходимости могла сама защитить чувство собственного достоинства пусть даже при помощи оружия. А тут... Ингрид ведёт себя так развязано, словно кабацкая девка - Белка не могла понять как такое вообще возможно... Зачем она так откровенно кокетничает с Хартом и почему Волк, если он является ее мужем, позволяет ей такое поведение? А ещё...Белка никак не могла понять почему ее так злит вся эта ситуация? Это что-ревность? С чего вдруг? Харт ей всего лишь напарник. Так почему же так неприятны ей любые  знаки внимания по отношению к нему со стороны другой женщины?
За воспоминаниями старых друзей время пролетело незаметно. Солнце уже клонилось к закату, когда обоз остановился.
Харт с Волком вылезли из  фургона, за ними последовали и девушки. Обозники расседлывали и распрягали лошадей, кто-то повёл их к реке на водопой, кто-то занялся разведением костров и приготовлением нехитрого походного ужина.
- Пойду прогуляюсь, осмотрю округу. – Белка отвязала от своей лошади вещмешок и направилась в сторону реки чуть выше по течению, где обнаружила небольшую тихую заводь, практически окружённую прибрежными кустами и высокой травой. День выдался достаточно жарким и река манила своей прохладой. Девушка скинула с себя одежду , распустила волосы и ступила в воду. Наскоро смыв дорожную грязь и пыль с помощью травы и ила , она отстирала пропылившуюся одежду и теперь плавала и ныряла, получая неземное наслаждение от единения с природой.  Усталость и тревоги постепенно отступали и каждая клеточка ее тела наполнялась энергией и блаженством.
Накупавшись, Белка оделась в чистую сухую одежду, которую заведомо прихватила с собой, собрала постиранные вещи и направилась к стоянке. У одного из костров уже были вкопаны жерди, а на натянутые между ними веревки женщины уже развешивали отстиранную одежду обозников. Позволю себе маленькое отступление от нашего повествования, дабы пояснить, что в обозе кроме мужчин, как уже мог догадаться читатель, присутствовали и женщины, причем только двое из них были наемницами. Ещё четверо – были служанками купца Хасана, именно они-то и занимались в походе стиркой, приготовлением пищи, а так же ублажением плотских потребностей своего хозяина.
Развесив свои вещи, Белка достала гребень и принялась расчёсывать мокрые волосы, когда услышала за спиной голос Харта:
-Белка, ну где тебя носит? Идём, Волк и Ингрид нас ждут да и ужин уже стынет. Вон, тот шатер, ближе к реке. Ночевать будем там, Волк сказал - места всем хватит. Совсем загулялась. Не страшно тут одной-то бродить?
- Ни чуть! Кого тут бояться? Ты уже мог убедиться, что в случае чего я могу за себя постоять. И вообще – с чего бы вдруг ты проявляешь такую заботу? Ладно, идём.
Она тряхнула головой, повернулась, дабы направиться в сторону шатра и остановилась. Харт не отрываясь смотрел на неё.
- Рион? В чём дело? Ты чего замер? Привидение увидел? Пойдём уже. – улыбнулась Белка, обогнула Харта и направилась к шатру.
***
Пир был в самом разгаре. Вино из запасов Хасана лилось рекой. Волк самым бессовестным образом, несмотря на шумные протесты купца, таскал бутылку за бутылкой.
- Ну же, лей не жалей, братишка, или краев не видишь, - благодушно рычал Вольф, опрокидывая очередной стакан. И Харт наливал.
Белла сидела рядом с Мери и молча бесилась. Бокал перед ней был чуть почат. Зато Ингрид веселилась и пила за троих. Вскоре в шатер заглянул один из подчиненных Волка.
- Командир, тебя Хасан зовет. Говорит, срочно!
- А ну исчезни, морда…- Волк пьяно рыгнул и, качаясь, воздел себя в вертикальное положение. – счаз послушаю старого пройдоху и приду…без меня не пить, поняли?
Харт и Ингрид согласно кивнули. Вольф вышел, напевая фривольную песенку. Ингрид взяла свой кубок и, игриво глядя на Харта, начала пить. Белка почувствовала новый прилив бешенства. Ей остро захотелось схватить белобрысую суку за патлы и коленом размозжить ее симпатичную мордашку. Желание было настолько сильным, что Белла опустила голову и обеими руками вцепилась в свою кружку. Вдруг Ингрид тоненько вспискнула.
- Ой, что я наделала…вино пролилось…
На ее белоснежной рубашке, в аккурат на пышной груди, расплывалось огромное красное пятно.
'' Ага, конечно, случайно ты пролила…ну давай теперь, сними и постирай…'' – злобно подумала Белка, крепко сжав кулачки.
Словно прочитав ее мысли, Ингрид, маслянно глядя Мери в глаза, промурлыкала.
- Теперь надо новую рубаху или эту застирать…- и не успел Харт моргнуть глазом, выскользнула из мокрой одежды, предоставив на всеобщее обозрение великолепную полную грудь с большими розовыми сосками. Харт поперхнулся вином и закашлялся. Белла прошипела как разъяренная кошка.
- Грязная шлюха, прикройся, пока муж не видит…
Ингрид выгнула спинкуи улыбнулась, казалось не заметив оскорбления.
- Он мне не муж. А я не его жена. Мы свободные люди.. Мери, дружочек, я тебе нравлюсь? Хочешь меня? Я готова, возьми меня прям здесь и сейчас. Я покажу тебе, как любит настоящая женщина, а не самовлюбленный подросток…Твоя девочка ревнует? Так давай пригласим ее к нам…я научу ее, как сделать мужчине приятно.
Белла, белая как простыня, вскочила на ноги. Так ее еще никогда не оскорбляли. Обидные слова рвались из нее, но от бешенства, которое вот вот было готово вырваться наружу, она не могла произнести ни слова. Тут голос разума напомнил ее о задании и , чтобы не наделать дел, Белла , подхватив свой вещмешок и оружие, вихрем вылетела из шатра. Ингрид с презрительной улыбкой проводила ее взглядом.  И тут же ей в лицо плямкнулась ее же собственная, залитая вином, рубашка.
- Прикрой срам, - мрачно сказал Харт, поднялся и вышел следом за Беллой.
***
Белка кипела от возмущения и ей просто необходимо выплеснуть весь тот негатив, который наполнял её в данный момент.  И девушка решила в очередной раз воспользоваться добрым советом старика Грея. Ведь хорошая тренировка – это лучший способ успокоиться и привести в порядок разум и чувства.
Кинув вещи под ближайшее дерево, Белла краем глаза заметила,что Харт вышел из шатра и следом за ней направился к костру. Сейчас ей было всё равно есть ли кто поблизости. Девушка вынула меч из ножен и принялась крушить воображаемого противника, затем она представила себе, что противников несколько, выхватила дагу и закружилась в смертельном танце. Выпад-блок-уход от атаки-разворот- укол-уход-разворот -защита-и контратака…Белка потеряла счёт времена, она рубила и колола невидимого врага ускоряя и ускоряя темп и что-то было настолько завораживающим в этом зрелище, что даже часовые, эти много повидавшие в своей жизни воины, не могли оторвать взгляда от мелькающей в свете костра фигурки маленькой хрупкой  девушки со смертельным оружием в руках.
Белла остановилась,тяжело дыша.
- Не дорабатываешь, Белка-наёмница.- Язвительный голос Харта нельзя было спутать ни с каким другим.
- Что не так ещё?- задиристо спросила девушка, вытирая мокрый лоб.
Харт подошел и вытащил свой клинок.
- Смотри. Когда наносишь контрудар, ты проваливаешься вперед. Немного. Но достаточно для того, чтобы опытный мечник достал тебя. Держи баланс между…э…ног. Промеж них. Вот так. Поняла?
Белка, фыркнув, встала в позицию и Мери нанес укол. Тренировка продолжалась. Битый час Белка отрабатывала приемы, контрудары, вольты, отмечая для себя, что из Харта получился бы неплохой учитель.
Вскоре, когда меч уже начал выпадать из онемевших от усталости пальцев девушки, Мери скомандовал конец тренировки. Белла  еле доползла до приготовленного Хартом возле костра спального места и отключилась. Спала без сновидений.
***
С момента этого инцидента прошла почти неделя. Всё это время караван двигался к перевалу, останавливаясь только на ночные стоянки. Белла избегала посиделок и уходила вперед в дозоры, а по вечерам они с Хартом тренировались, оттачивая боевое мастерство. Ингрид же не появлялась вовсе. Во всяком случае при караване Харт ее не видел. Уточнять не стал, баба с возу, кобыле легче, а Вольф ничего по этому поводу не говорил. Так что теперь друзья выпивали исключительно вдвоем.
К вечеру восьмого дня караван остановился на стоянку на небольшом горном плато возле бурной реки, образуемой водопадом. Там планировалось провести  две ночи, чтобы перед самой трудной  и опасной дорогой дать как следует отдохнуть и лошадям и людям. Как обычно обозники  разожгли костры и начали располагаться на ночлег. Волк ходил по лагерю и раздавал команды своему отряду. Когда очередь дошла до Белки внимание Волка отвлекли:
- Командир, тебя там спрашивают.
- Кого еще принесла нелегкая?- с раздражением ответил Волк.
- Дорогой, это я! Скучал по мне? – томным голосом ответила взявшаяся невесть откуда Ингрид и повисла на шее Волка.
- Ингрид, иди в шатер, после поговорим, я занят. –он отцепил от себя её руки и развернул девушку в сторону шатра. Вечно тебя где-то черти носят, а потом появляешься из ниоткуда как снег на голову. Сейчас приду.
-Твой дружок там? Тем лучше, не буду скучать в одиночестве.- елейным голосом промурлыкала красотка, кидая недобрые взгляды в сторону Белки.
Белла побелела от злости, а Ингрид, нарочито виляя бёдрами и что-то напевая  направилась к шатру. Практически сразу после того, как она вошла в него, оттуда вышел Харт.
- Волчара, дружище, я сегодня подежурю. – зло процедил он.
- Но все посты уже распределены. Что случилось?
- Ничего не случилось. Я сказал – я сегодня с Белкой подежурю. Освободи кого-нибудь из ребят, пусть отдохнут.
- Ну как знаешь. Не понимаю,что на тебя нашло…
Эта ночь, как и все предыдущие прошла без происшествий.

13

Глава одиннадцатая
-Нет, братишка...я не служу больше королям, - Волк опрокинул в глотку добрую порцию бормотухи, настоянной на клюкве и грохнул кружкой об бочонок, служивший им столом. Харт проделал тоже самое и уронил голову на руки.
- Ага!- Вольф пьяно ухмыльнулся.- в кабаках мне равных нет, как и в драке... давай, Харт, выпьем еще...за нас, за наше прошлое, славные времена...которых не вернуть.
- К-какие ...времена, пес тебя подери...? Когда мы, это...этих сарацин, ну это...- промычал Мери.
Волк слишком внимательно для выпившего пару ведер браги уставился на собутыльника и медленно, четко произнес.
- Есть, братишка, серьезный разговор. Без посторонних ушей. Только ты и я. Способен слушать, старый черт? - Вольф протянул могучую руку и встряхнул Харта за шкирку.
Харт пьяно отмахнулся и , немного покачиваясь, встал на ноги.
- Конечно, Волчара ты этакая, Камелот тебя приласкай...я готов! Где говорить то будем?
Волк еще раз придирчиво оглядел Харта, словно оценивая уровень его трезвости. Встал, откинул полог шатра и жестом пригласил на выход.
Сидящая в это время у костра Белла пила травяной отвар  и размышляла о превратностях судьбы и недобрым словом вспоминала нахальную девицу Волка. Вот же принесла её опять нелегкая, так хорошо было без нее. Интересно где она всё это время пропадала и зачем опять появилась. Что-то тут не так. Надо пожалуй к ней хорошенько присмотреться.
Белла увидела, выходящих из шатра пошатывающихся из стороны в сторону Харта и Волка. Мужчины, поддерживая друг друга, направились в сторону небольшого перелеска. И все бы ничего, но от наблюдательной девушки не ускользнул тот момент, когда, снова появившаяся, как чертик из табакерки, Ингрид направилась следом за ними, нарочито отставая, будто бы не хотела быть замеченной. Вот это уже показалось Белке крайне подозрительным. Она отставила кружку в сторону, поправила пояс с мечом и направилась следом за Ингрид.
***
Мужчины шли довольно долго. Тропа вела все выше и выше. Харт спотыкался, чертыхался, бранился, но ведомый твердой рукой старого друга, неотвратимо приближался к небольшой, метров десять в окружности, площадке, дальний край которой заканчивался пропастью. Вольф некоторое время молчал, любуясь красотой вида. И было на что посмотреть. Далеко внизу шумел водопад ударяясь о камни бурной реки. Каменистое плато, на котором был разбит лагерь, смотрелось небольшим ровным кругом, отороченным по краям зеленой каймой деревьев.
- Ну вот те на…ик…пришли,ик… - Харт мутным взглядом осматривал выступ, стоя на самом краю пропасти.
Волк присел на валун, отстегнул перевязь и положил двуручник рядом.
Харт повернулся к нему.
- Ит-так, Волчара, рассказывай, что за …серьез-ик-ный разговор…
Вольф смотрел на него своими странными ярко-зелеными глазами и словно пытался проникнуть в мысли Харта. Словно не решался перейти какую то грань, после которой не возврата.Харт сел напротив иприготовился слушать.
Вольф осторожно сказал.
- Я знаю про заказ короля. Так же я знаю, что это за девчонка с тобой.
Он замолчал, ожидая реакции, но Харт по прежнему пьяно и тупо пялился на него. Волк вздохнул.
- Скажем так. Я работаю теперь на сторону, противоположную твоему королю. И я здесь, чтобы предложить присоединиться к нам. Я делаю это предложение только тебе и только потому, что ты мой друг и мы многое прошли вместе, плечом к плечу. Тебя хотели убить еще в городе, но я настоял, чтобы тебе дали шанс одуматься. Я знаю, король предложил тебе круглую сумму. Мои хозяева предложат еще больше. Но и цель будет выше. Ты станешь нашей карающей рукой возмездия. Ромуальд верит тебе и ты сможешь подойти к нему достаточно близко и покарать тирана. Девка не нужна, поэтому ее в расход. Ты пустишь ей кровь и тем самым докажешь нам свою преданность.
Харт спросил заплетающимся языком.
- Мы? Нам? Кто это? Просвети или это ты о себе и у тебя мания величия?
Вольф улыбнулся.
- Вот уже теплее, братишка. Всему свое время. Сначала убей свою сучку, а потом все узнаешь.
- Ну предпо…ик…ложим, мне стало интересно. Какую сумму мне отвалят твои хозяева, если я завалю Его Велство?
Вольф сорвал длинную травинку и задумчиво пожевал, пристально смотря на Мери.
- Двадцать тысяч. Вдвое больше, чем тебе предложено королем.
- А если я откажусь от твоего предложения?
- Тогда…да спасет Камелот твою душу. Ты же понимаешь, что я, после всего сказанного, не могу отпустить тебя живым. А девкой займется Ингрид. У них свои, бабские терки.
Волк выплюнул соломинку в бездну и проследил за полетом. Снова посмотрел на ''друга'' и , вздрогнув, грязно выругался.
МерионХарт, совершенно трезвый, разглядывал его с задумчивым интересом, подперев подбородок кулаком.
Рука Волка медленно, очень медленно потянулась к мечу. Харт сказал.
- Обожди, братишка. Успеем еще помахать. Давай поговорим. Все таки двадцать лет не виделись. Ты удивлен, что я не пьян, хоть и пил наравне с тобой? Что ж…расскажу вкратце. Занесло меня как то, не по своей воле конечно, на рудники поработать. Жили там люди где-то пару месяцев, не больше. Потом кожа с них начинала слезать как чулок, сама, представляешь? Мучались сильно, страдали. Но прежде волосы начинали клоками выпадать. Короче, не стал я ждать, покуда и с меня шкура слезет, ноги в руки и дернул оттуда. Как, это уже другая история. А волосы больше не выросли, но я и не переживаю сильно. Нет и нет. Это все бы ничего, но потерял я еще одну радость в жизни. Вино как воду могу пить и не пьянеть. А плюсы тоже есть -  раны стали заживать гораздо быстрее, а это совсем неплохо с моей нынешней жизнью. Есть еще пара интересных сюрпризов от той шахты, но тебе знать ни к чему.
Вольф покачал головой и нехорошо усмехнулся.
- Значит, прикинулся пьяным и выведывал секреты у старого друга?
- Нет. Мой старый друг Вольф остался там, на Старом поле, когда я бросился, не смотря на приказ, отбивать его от халифатов. Мой старый друг Вольф остался там, где он вытаскивал меня из гущи схватки, тяжелораненого и изрубленного…Вольф остался там, где выпиты моря вина и…да что уж там…славные были времена. А сейчас ты предлагаешь мне нарушить Слово? Мне плевать на правителей, королей и прочею мишуру. Они приходят и уходят. По большому счету плевать на деньги. А Слово, которое человек дает другому человеку остается. Я никогда не нарушал и не нарушу обещание и всегда выполнял и буду выполнять Заказ. Меня нельзя перекупить, братишка, а можно только убить.
Так что у меня к тебе встречное предложение. В память о тех добрых временах.
Волк лениво произнес.
- Так, так…и что же ты можешь мне предложить?
- Ты уйдешь. Исчезнешь. Пропадешь. Уедешь из страны. Прямо сейчас пойдешь складывать вещички. Я не пойду за тобой, хотя, возможно на тебя будет Заказ. Предлагаю тебе твою жизнь. Но взамен ты поведаешь мне имена своих хозяев, отдашь партию контрабандных алмазов, скажешь, кому должен их передать и зачем.
Волк презрительно засмеялся.
- Ну ты и наглец, Мери Харт!! Ну и наглец… что ж, у меня своя правда, у тебя своя. Ты сделал выбор, а я сделал все, что мог. Вставай и сражайся.
Вольф подхватил двуруч и легко встал на ноги в боевую стойку. Харт тяжело вздохнул и выдернул из ножен свой бастард.
***
- Дзинг! Дзонг! Дзинг! Дзонг! – пели и скрежетали мечи, выбивая снопы искр друг из друга. Казалось, затихло все вокруг, притихли птицы, успокоился воющий колючий ветер, жучки прекратили стрекот и возню в траве. Заходящее солнце остановило свой бег по небу и наблюдало за поединком двух Мастеров. Слышалось только тяжелое, прерывистое дыхание, топот подкованных сапог и свист рассекаемого воздуха.
- Дзинг-дзонг! – пели и скрежетали клинки…
Ингрид осторожно отодвинув ветку куста и держа за лезвие засапожный нож в поднятой руке, выжидала. Ее глаза были прикованы к Мериону Харту. Теперь она страстно желала увидеть его спину, но как назло, он больше чем на миг не показывался из-за Волка. Ингрид невольно любовалась сражением. На ее памяти против Волка в единоборстве никто не выстаивал больше минуты. Могучий воин сминал своих противников силой, массой и мастерством за считанные мгновения. Но здесь было все иначе. Харт не только выдержал первый натиск, но и успел подранить Мастера двуручного меча. Из порезанных брови и лба Волка ручьем лилась кровь, которую тот периодически смахивал рукавом рубахи. Харт сражался методично, скупо, не делая ни одного лишнего движения и его бастард всегда оказывался в нужном месте и вовремя. Тяжелые рубящие удары Волка он принципиально не принимал на жесткий блок, а отводил по касательной или же просто отступал в сторону. Вольф уже не улыбался насмешливо, как несколько минут назад, а был предельно сосредоточен. Давно ему не попадался такой серьезный оппонент. Мери заметил, что Волк пару раз бросил быстрый взгляд ему за спину. Это могло означать только одно. Его ''друг'' ждал сообщника. Поэтому Харт занял позицию спиной к пропасти, держа Волка как щит между собой и кустами, обрамляющими края поляны.
Вольф начинал выдыхаться. Он понимал, что еще немного и начнет ошибаться, чем Харт моментально воспользуется. Надо было идти на риск, ва-банк, все или ничего. У него в запасе был мощный прием под названием '' Шквал''. Простой и очень эффективный. Первый удар, отвлекающий, наискось сверху вниз, наносился в пол силы. Зато второй, разящий, использовал полный поворот всего тела и небольшой прыжок вперед. Заблокировать такой удар было практически невозможно, как и увернуться от него. Единственная проблема была в том, что можно было получить меч под ребра в момент полного оборота вокруг оси. Но поймать этот момент мог только тот, кто изучал и отрабатывал этот прием. И Волк решил рискнуть.
Ингрид настолько была увлечена танцем мечников, что почувствовала движение за спиной только тогда, когда из ее руки выдернули нож, глубоко порезав кожу и сухожилия на пальцах. Она вскрикнула от резкой боли и, получив сильный толчок под зад, кубарем выкатилась из своего убежища в кустах. Попыталась вскочить, но жестокий удар в лицо опрокинул ее обратно на спину. В глазах заплясал хоровод разноцветных искр. Что то горячее наполнило рот и нос и потекло по подбородку. Ингрид, застонав, повернулась на бок, попутно нащупывая рукоять меча.
- Лежать, сука! – услышала девушка ненавистный голос сквозь шум в голове, - лежать, я сказала!
Следующий пинок вышиб воздух из легких и Ингрид захлебнулась смесью крови и выбитых зубов. Белла ногой перевернула ее обратно и приставила меч к горлу поверженной.
- Теперь ты не такая крутая, а? Почему не виляешь задом и не строишь глазки моему м…- тут Белка осеклась и продолжила снова, - напарнику? Отвечай, грязная шлюха, иначе вскрою глотку от уха до уха!!
Слезы боли, отчаяния и ненависти текли из глаз Ингрид, смешиваясь с кровью. Она просипела едва слышно.
- Будь ты проклята, тварь…я достану тебя все равно…
Следующий удар погрузил ее в темноту.
Волк провел прием ''Шквал'' идеально. С максимальной скоростью и отточенным мастерством. Крик ликования вырвался из него, но… Харта перед ним не было. Волк забалансировал на краю обрыва. Удержался. Хотел быстро обернуться, но могучее, сильное тело почему то не слушалось...бок засаднил адской болью. Вольф скосил глаза и с ужасом увидел белые, чисто срезанные отломки ребер, торчащие из под разорванного колета.
- Камелот тебя дери…как?? – удивлению Волка не было предела.
Харт вытер мокрый лоб рукавом.
- Это мой маленький секрет, братишка, привет, так сказать, из ядовитых рудников.
Волк упал на колени, зажимая ладонями изуродованный бок. Двуруч зазвенел о камни. Закашлялся темной кровью. Поднял свои необычные ярко-зеленые глазищи на Мери. Тот деловито протирал лезвие меча.
- Облегчи душу, расскажи мне все, что знаешь.
Вольф покачал головой, нащупал свой верный клинок, с великим трудом, сцепив зубы, чтоб не застонать, опершись на него, встал на ноги, взглянул налитыми болью глазами на Харта и …шагнул в пропасть

14

Глава двенадцатая.
Харт сидел у края пропасти и мрачно правил порядком зазубренный меч. Белка, подойдя к нему, села рядом. Немного помолчали. Потом она спросила.
- Что произошло? Почему они пытались убить тебя?
Харт ответил не сразу.
- Вольф не тот за кого пытался себя выдать. Он заговорщик. Пешка. Пытался переманить меня в свои ряды. Более того, что бы доказать свою преданность, я должен был, - Мери посмотрел на Белку, - убить тебя.
- А ты...отказался...что ж, каждый сам выбирает свою судьбу...
- Ты веришь в судьбу? Я нет. Я сам себе хозяин.
- А эта стерва? Почему она кралась за тобой следом с ножом в руке?
- Я думаю, Волк не был уверен в себе и решил подстраховаться. Ну там нож в спину или еще что-нибудь...кстати, спасибо тебе. Ты вовремя оказалась там, где надо.
- Получается, что она не просто шлюха, а его сообщница?
- Спроси у нее сама, она вроде очухалась.
Белла обернулась и посмотрела на прижимающую к лицу, точнее, к тому, что от него осталось, руки, тихо стонущую Ингрид.
- Мне показалось подозрительным, что она, крадучись, поползла за вами по кустам. Вот и решила проследить. Как оказалось, интуиция меня не подвела. А насчёт спросить... думаю, что она будет не в состоянии говорить ещё долго...И, знаешь, твоя благодарность...она ни к чему. Это тебе спасибо, что не встал на другую сторону, - Белка многозначительно посмотрела на Харта.
- Дело не в тебе. Я дал Слово, которое никогда не нарушаю. И всегда исполняю принятые заказы. Кстати, что будем с ней делать?
- А с ней... да кому теперь нужна эта красотка? Пусть катится на все четыре стороны.
- Отпустить, говоришь? - Мери тихо засмеялся, - ты еще более жестока, чем я думал. Прям как я. Споемся. Милосерднее было бы добить ее.
- Рион, а знаешь что я заметила? Твой медальон перестал фонить.
- Да? И когда же это произошло?
- Мне не давал покоя этот фон всю дорогу и он был достаточно сильным, а сейчас он просто пропал. Ты понимаешь, что это значит?
- И что же?
- А то, что это могла быть самая обыкновенная следилка. А привязки у них, как правило две: на преследователя и на того, за кем следят. Значит, за нами была банальная слежка. И маячок этот может снять либо маг, который его навесил, либо он слетает в случае смерти одного из носителей. Ты понимаешь, о чем я?
- Волчара?
- Похоже что так…
- Ну это вряд ли. Зачем ему это? Он всегда был рядом и его задача была либо перевербовать меня, либо убить нас обоих.
- Тогда возможен ещё один вариант. Следилка ещё работает, но нас потеряли, потому что мы пересекли границу королевства. А на нейтральной территории эти штуки теряют силу. Так что в Халифате нас вряд ли найдут. А значит, нас будут ждать по возвращении... Ну да ладно. Слава Камелоту, еще одной проблемой меньше. Во всяком случае пока... Пойдём, что ли? Завтра ранний подъем. Караван двинется дальше. Только давай мимо водопада. Хочется ополоснуться, смыть с себя кровь этой гадины. Покараулишь? А то неизвестно что за звери рыщут по ночам в горах.
***
Водопад срывался с гор мощным потоком, образуя в небольшой впадине озерцо, из которого устремлялся дальше, падая вниз с грохотом и шумом, разбиваясь о камни и превращаясь в бурную горную реку, возле которой и остановился караван.
Возле этого озерца и остановились передохнуть наши герои. Вечерело. На небе начали появляться первые звезды и уже вовсю серебрится огромный диск ночного светила, отражаясь в струях водопада, как бы превращая их в серебряные нити ,а  водные брызги в россыпи драгоценных жемчужин, падающих в озерцо и растворяющихся в нем.
Белла стояла, как  завороженная, любуясь этим, полным волшебства природы, зрелищем.
Из созерцания красот ее вывело то, что  Харт довольно ощутимо встряхнул ее за плечо.
- Ты слышишь?? – Мери повел носом, как самый настоящий гончий пес.
Белла принюхалась и уловила едва ощутимый запах гари. Горело дерево и …ткань.
- Караван? – даже в полутьме было видно, что Белка уже забыла про кровь ненавистной противницы на своих руках и одежде.
- Да. Горит. Надо подобраться поближе. Но не вздумай бросаться очертя голову. Сперва поглядим, что там.
Белла кивнула. Харт еще раз внимательно оглядел ее и сказал тихо.
- Беги за мной след в след. Не отставай и не толкай в спину. Ветками не хрусти и вообще тихо.
И побежал вниз по узенькой тропинке.
Из схрона, где расположились Харт и Белла, открывался замечательный вид на поляну, где караван расположился на стоянку. Уже совсем стемнело и пылающие фургоны виднелись особенно четко. Дело кипело. Силуэты с оружием сновали по пожарищу. То и дело слышались крики дорезаемых. Пленных не брали. Другие темные фигуры перегружали добро купца Хасана на свои подводы. Самого же хозяина каравана не было видно.
Мери прошептал на ухо девушке.
- Смотри, среди напавших есть охранники Волка. Они и не собирались защищать караван… Поняла, куда уходила Ингрид?
Белка, крепко сжав губы, покачала головой.
- Чертова сука…надо было добить ее на месте…они ударили караванщикам в спину и те не смогли сопротивляться. Я насчитала уже восемнадцать разбойников, если учитывать предателей. Что будем делать дальше?
- Ждать. Пусть забирают барахло и уходят. Нам нужен фургон Волка.
Белла поправила пояс с мечом, подумав, что в халифате неплохо бы прикупить удобную перевязь и уселась поудобнее. Харт продолжал изучать обстановку.
- Они уходят, - нарушил молчание Харт после недолгого ожидания.
И в самом деле, разбойничьи подводы, тяжело груженные, одна за одной втягивались в ущелье. Большая часть бандитов, хохоча и веселясь, проследовала за ними. Кое-кто, вел за собой на веревке плачущих женщин в разорванных платьях. Их бандиты оставили в живых, но дальше их ждала далеко незавидная участь. Белла заскрипела зубами от ярости. Мысленно она уже слетела вниз и беспощадно рубила злодеев на куски. Лишь тяжелая рука Харта, оказавшаяся на ее плече, внесла ясность в сумбур ее мыслей.
- Обожди, шустрая…вон, смотри, слева…трое отстали. Жадные…берем их. Помни, одного живым. Поняла?
Белка движением плеча стряхнула его руку и крадущимся мягким шагом пошла к отставшим на свою голову разбойникам. Сейчас она напоминала разъяренную пантеру пластикой движений и дьявольским огнем в горящих глазах. Мери снял с перевязи две метательные звезды и скользнул следом.
Тум-с! Хасан орал от дикой боли. В одних подштанниках, он висел на ближайшем дереве, прибитый за руки.  Тум-с! Бородатый бандит с удовлетворением осмотрел результат своей ''работы''. Железные штыри зашли глубоко в древесину, пробив ладони купца. Остальные двое пили вино прям из бутылок и подзадоривали подельника.
- Ну ка, жирная свинья, говори, где золотишко! – бородач дыхнул в избитое лицо Хасана смесью перегара и гнилых зубов. Он вытащил кривой нож и попускал в глаза купца блики пламени. – ща брюхо вспорю!
Толстяк всхлипнул и проскулил.
- Я все отдал…ничего нету, почему не веришь!?
- Потому что такая жирная свинья, как ты, всегда что то прячет в своем корыте! – схохмил второй бандит и потерял голову. Хасан, несмотря на мучения и боль, широко раскрыл свои маленькие поросячьи глазки. Только что злодей говорил и смеялся и вот его голова сама по себе покатилась к его же ногам. Два оставшихся разбойника удивленно уставились на товарища. Встрепенулись, но слишком поздно. Взвизгнуло, глухо тюкнуло и еще один, хрипя, повалился с метательной звездой, сидящей глубоко в горле. Последний выхватил топор, но сделать ничего не успел, ибо Белка навершием меча так двинула ему по лбу, что тот, выронив оружие, рухнул навзничь. Мери быстро связал бандиту руки и заткнул рот обгорелой тряпкой. Белка быстро осмотрелась. Они были одни. Остальные разбойники уже скрылись в горах. Значит, времени у них было предостаточно. Харт раскачивал штыри, пытаясь освободить купца. Хасан, без сознания, жирной кучей, болтался, свесив голову на грудь.
Купец пришел в себя от вкуса вина во рту. Напиток щипал разбитые губы. Хасан поморщился и застонал. Белла удовлетворено хмыкнула и присела рядом с ним. Хасан со страхом посмотрел на забинтованные гудящие руки.
- Где вы были, негодяи… они напали из засады, а стражники…- толстяк без сил откинулся назад.
Белка высокомерно посмотрела на Хасана.
- Зря мы, наверно, тебя сняли… ну да ладно. Волк тебя предал и привел караван в засаду. Ты не разбираешься в людях, купец Хасан. Как ты вел дела так долго?
- Я… он показался надежным человеком…где он?
- Должно быть , уже встретился с Камелотом и его свитой…
Тем временем Харт спрыгнул из обгорелой повозки и окинул взглядом то, что осталось от каравана. Зрелище было жалкое: разбитые поломанные повозки догорали, источая отвратительный запах горелой кожи, соломы и тряпья, тут и там валялись изуродованные и местами обгорелые трупы караванщиков.
На немой вопрос Белки он отрицательно покачал головой. Хасан тревожно уставился на него. Мери спросил, отряхивая запачканные ладони.
- А где твои мамлюки, Хасан?
Купец закрыл лицо.
- Все предали, проклятые…они исчезли за пару мигов до нападения. Я платил им, как халифам…Аллах их покарай…
- Ты знал, что везет Вольф? – Харт пристально глядел в бегающие глазки несчастного.
- Везет? О чем ты?, - Хасан был искренне удивлен.
Харт переглянулся с Беллой.
- Хорошо. Сейчас мы с ним поговорим и он твой.
Мери за шкирку подтащил поближе связанного бандита, который уже очнулся и пытался освободиться от ремней.
- Будешь говорить? – в голосе Харта сквозило безразличие.
Бандит что то промычал невнятно. Мери выдернул кляп.
- Фтофы такие ефе? Чо надо то?
- Хорошо. Ваши находили что-нибудь необычное в той повозке? – Харт указал на фургон Волка.
Бородач хитро прищурился.
- А вот забыл я…могу вспомнить, если отпустишь.
Мери легко поднялся и подхватил лежащий в траве топор.
- Здесь не ты ставишь условия, - Харт подкатил поближе деревянную колоду, и кивнул Белке, - подержи его ногу.
Белла, сделав кровожадное лицо, с готовностью исполнила его просьбу.
Харт поплевал на мозолистые ладони и поудобнее перехватив рукоять топора, широко замахнулся.
- Нет!!! Не надо!!! – бандит забился в путах, - я все скажу!!
Мери зловеще усмехнулся.
- Еще раз забудешь что то, потеряешь конечность. Итак, к делу. Мне повторить вопрос?
Бородач со страхом покосился на топор и затараторил:
- Колган, наш атаман, забрал что то из повозки…нашли случайно…когда шмонали барахло, искали, чем поживиться…мешочек, небольшой… Колган нашел записку…но он неграмотный…сунул ее в мешок…не знаю больше ничего.
Белла спросила.
- Говори теперь, где ваша берлога, убежище, где храните награбленное?
Разбойник нервно сглотнул слюну.
- Вон та тропа, что уходит в ущелье, она ведет  на ту сторону хребта и дальше, вниз к катакомбам…там пещера…живем там.
- Сколько вас там?
- Три раза по десять и атаман.
Харт задумчиво смотрел на него.
- У тебя есть вопросы?
Белла отрицательно помотала головой.
- Тогда в путь. Он твой, Хасан.
Толстый купец довольно зажмурился и неловко взял в забинтованную руку железный штырь..

15

Глава тринадцатая
Разыскав возле разграбленного фургона свои вещи и прихватив пару уцелевших теплых шерстяных одеял Харт и Белла двинулись в путь. Немного отойдя от бывшей стоянки каравана девушка остановилась и, развернувшись, взглянула на напарника.
- Рион, какой смысл сейчас двигаться дальше? Разбойников целая банда, а нас двое. Ты уверен, что сейчас мы с ними справимся? Не подумай, что я испугалась, просто мне кажется, что никуда они от нас не денутся. Разумнее всего было бы сейчас где-нибудь переночевать и рано утром со свежими силами двинуться в путь. Они всё равно сейчас будут праздновать такую шикарную добычу, а вот на рассвете, когда банда напьется и будет спать мертвецким сном мы и нападем. Так что давай подыщем подходящее место для ночлега.
- Ты права. Приметил я одну пещерку у водопада, пока ты там красотами природы любовалась. Пошли.
***
Пещера, а точнее сказать, небольшое углубление в толще гор, была небольшой, но как раз такой, чтобы в ней можно было разместиться одному-двоим путникам и даже развести костёр, дабы не замёрзнуть, поскольку ночи высоко в горах всегда, даже летом,  достаточно прохладные.
Харт откуда-то притащил охапку хвороста и несколько небольших, но достаточно сухих обломков поваленных деревьев и Белла, применив элементарную бытовую магию, запалила костёр. Затем, прихватив котелок и чистую одежду.  девушка направилась к выходу из пещеры.
- Пойду наберу воды, заодно и ополоснуть. Такое впечатление, что насквозь пропиталась запахом гари и трупов…
Белла направилась было к водопаду но тут же была остановлена Хартом.
- А как же дикие звери, что рыщут ночью в горах? - хитро прищурившись спросил он. - Не боишься?
- Боюсь, - вздохнула Белка, -но выбора-то у меня всё равно нет, так что…
- Иди уже, купайся, покараулю тут неподалёку.
Через некоторое время девушка вернулась, довольная и умиротворенная. Будто бы и не было всех тех событий, которые пришлось пережить ей за прошедший день. Вода всегда действовала на неё успокаивающе и заряжала энергией, поэтому Белла каждый раз при малейшей возможности пользовалась моментом, чтобы сбросить груз накопившейся усталости и отрицательных эмоций.
-Ну, что, накупалась, русалка? Иди уже к костру. Там точно ни один дикий зверь не нападет. Я скоро. Посмотри пока, не осталось ли у нас  чего нибудь из провизии…
Вода в котелке закипала и Белла уже засыпала в него горсть сушеных трав для отвара, когда вернулся Мери.
- В округе всё спокойно. – Харт сложил в мешок грязную одежду и присел к костру возле которого на куске чистого полотна уже лежал нарезанный хлеб и сыр.
- Ешь, больше ничего не нашла, - сказала Белка, наливая из котелка травяной отвар и протягивая кружку Харту.
- А ты?
- Я уже немного перекусила.
Девушка сидела напротив Харта с кружкой горячего отвара в руках и молча любовалась его обнаженным мускулистым торсом, на котором в отблесках костра ещё сверкали капельки воды.
- Что-то не так, Белка-наемница? Ты так рассматриваешь меня, будто бы...
- Нет, ничего, все в порядке…- девушка опустила глаза и теперь смотрела на огонь.- Тебе показалось. И…не называй меня так…пожалуйста…
- А как тогда?- Харт , слегка улыбнувшись, изумлённо приподнял бровь.
- Просто Белка…или Белла…как тебе больше нравится, - Белла была готова провалиться сквозь землю.
Харт молча смотрел на смущенную девушку своими странными бледно-голубыми, почти прозрачными глазами. Потом медленно произнес.
- Знаешь что я тебе скажу, Белла…пора тебе обзавестись нормальным клинком.
Белка благодарно посмотрела на него. Мери намеренно отошел от опасной темы. Тем не менее задиристо спросила.
- А что не так с моим мечом?
Харт подбросил пару веточек в пламя.
- Это не меч, а зубочистка. Таким много не навоюешь.
Белка, вновь ощутив себя в своей тарелке, фыркнула.
- До сих пор справлялась. А что ты предлагаешь?
- Бастард. Или полуторник. Как тебе больше нравится. Если ты хочешь стать полноценной мечницей, тебе нужен именно полуторник.
- А почему не двуруч, как у Вольфа?- Белла не смогла удержаться от сарказма.
Харт, пропустив это мимо ушей, серьезно ответил.
- Двуруч тебе не по руке. Тяжелый. С ним в тесноте не побьешься. А бастард то, что надо. И тем более, я не смогу тебя больше ничему научить с этим огрызком, - Мери кивнул на меч Беллы.
Белка неожиданно расхохоталась.
- Зубочистка, огрызок, говоришь…ну я согласна. Когда начнем?
Харт накинул на плечи рубаху.
- Когда добудем тебе нормальный клинок. А сейчас давай спать. Завтра пойдем по следу.
Белка допила отвар и стала готовить себе ложе.
Дрова уже почти догорели и превратились в пурпурные угли, пышущие жаром. Белла не могла уснуть. В пещере совсем стемнело. Она прислушалась к ровному дыханию Харта. Белка перевернулась на бок и прошептала.
- Рион, ты спишь?
Мери тихонько хмыкнул.
- Уже нет. Что случилось?
- Да вот хотела спросить. Тогда с Волком… Как ты смог выйти из под того приема? Это же '' Шквал ''. Грей рассказывал мне о нем, но почему-то никогда не показывал.
- Грей был хороший боец. Но он больше любил алебарду, чем меч. Махал двуручем иногда, когда не хватало линейных бойцов. И он был прав. Из под '' Шквала'', если он исполнен идеально, выхода нет. А Волк был настоящим мастером.
- Так как же тогда?
Мери молчал так долго, что Белла решила, что он уснул снова.
- Ладно. Раз уж мы с тобой напарники… я могу переместиться за миг на небольшое расстояние. Но не чаще, чем раз в неделю. Не знаю, как…но стоит лишь подумать и опа… это началось после моего недолгого пребывания в одном неприятном месте. Сначала испугался, потом нашел применение.
- А что за неприятное место?
- Ну это длинная история. Как нибудь потом расскажу. Спи.
**
След был виден настолько хорошо, что не требовалось никаких особых навыков, чтобы отыскать убежище разбойников. Белла и Харт, быстрым шагом, не тратя лишних сил, прибыли на место лишь к сумеркам и без приключений.  Лишь однажды Мери резко остановился, всмотрелся в месиво из отпечатков ног, копыт и колес, а потом прошел к придорожной канаве. Там лежала одна из четырех уведенных женщин-караванщиц. Харт указал Белке на сбитые в мясо подошвы босых ног несчастной.
- Не могла идти дальше…взяли и зарезали как свинью…- Белка явственно видела, что Харт зол как никогда и не завидовала участи бандитов. И по прежнему она не могла понять этого странного человека. Всегда хладнокровный, спокойный, здесь он тихо бесился из-за какой-то незнакомой ему женщины. Обещав себе поразмыслить об этом на досуге, Белла принялась догонять ушедшего вперед Мери.
***
Харт осторожно выглянул из-за камня. Вход в пещеру был как раз по ширине крестьянской подводы. Стало понятно, почему разбойники занимались перегрузкой. Купеческие фургоны просто не прошли бы. Два заросших дурным волосом бандита охраняли зияющий проход, лениво переговариваясь. Мери напряг слух.
- …сидим тута, мля…а тама, мля, жрут да пьют, мля…да баб новых пользуют, - зло бурчал самый лохматый.
Второй махнул рукой.
- Да не кряхти ты, дурень…Колган про нас не забудет. Скоро сменят…
Харт соскользнул вниз, к ждущей его Белле. Та сказала язвительно.
- Могу ли я поинтересоваться, какие у нас планы? Пойдем прорубаться сквозь строй спина к спине?!
Харт удивленно посмотрел на нее. Потом, словно сконфузившись, виновато произнес.
- Вот Камелот …я настолько привык работать в одиночку, что… ну конечно, посвящу. Заходим, я говорю, ты молчишь и делаешь суровое лицо. За меч без команды не хватайся. Когда я подниму руку вот так, немедля закрывай глаза и еще лучше прикрой ладонью. Если не успеешь или зазеваешься, будешь бесполезна в бою.
Белка мрачно смотрела на Харта, постукивая ногтями по навершию рукояти своего меча. Ей очень не нравилось эти недоговоренности. Если уж они напарники, то она должна была знать все до последней подробности.
- Дальше то что, Мерион Харт? – голос ее был холоден, как вода в горной реке.
Харт, как всегда пропустив смену интонации мимо ушей, продолжил.
- Дальше? Дальше руби всех, кого видишь. А лучше коли, так быстрее.  Это зелье действует мигов пятнадцать-двадцать. За это время мы должны положить как можно больше разбойников. Атамана не жалей , он нам не нужен.
- А если он спрятал алмазы? Мы будем перерывать всю пещеру??
Мери поправил перевязь поудобнее.
- Уверен, что он держит такое сокровище при себе. Ты бы стала рисковать и доверять тайнику то, что обеспечит тебе безбедную жизнь до самой смерти? Я бы нет. Слишком велик шанс, что мешочек кто-нибудь найдет, даже из его приятелей.
- Там еще три женщины из каравана. С ними как быть?
- Понятия не имею…у нас другая цель. Там как им повезет…Ну что, нам пора. Пошли.
Харт набросил капюшон и вышел из-за скалы. Вразвалочку они приблизились к часовым. Те настороженно поджидали их, выставив короткие копья.
- Чо надоть то? – спросил лохматый, - гляжу тоть то, вы не из наших…чо?
Мери сказал развязано из-под капюшона.
- Чо, чо, лапоть хренов! Донесение для Колгана…чо!
- Но-но...ты то не шабурши, а дело говори, - вступился за товарища второй разбойник, - дык, а то на копьи то подымем. От кого весточку тараните?
Харт сделал вид, что сердится.
- От Волка, знамо дело! А более вам, лаптям, знать не положено. Пока вы тут зады греете, новый караван идет.
Белла еле сдержала улыбку. Еще одна ипостась Мери Харта- комедиант-импровизатор.
Бандиты переглянулись. Белла прям явственно видела, как в их дурных головах варились неспешные мысли.
'' А чо…пущать то можно…а ежель правда чо…а мы не пустим…Колган бошки поотрывает…надо пущать…''
Тот, кто посмышленее, пробурчал.
- Лады…пошли, я провожу…идите вперед.
Харт и Белла послушно двинулись вглубь широкого коридора. Разбойник топал сзади, едва не тыкая им в спины копьем.
Коридор шел практически прямо, не петляя. Зато ответвлений вправо и влево было предостаточно. Сама природа позаботилась о естественных кладовых, но вот кто их занял… Белла украдкой заглядывала туда, но света редких светильников на основном пути явно было недостаточно. Просматривались неясные силуэты наваленного там барахла. Белла подивилась беспечности разбойников. На протяжении всего пути им встретились лишь две-три крепко пьяные личности, шатающиеся от стены к стене. Между тем негромкий гул снизу начал приближаться. Они подходили к большой пещере, служившей бандитам главной пиршественной залой. Вскоре впереди замаячили огни. Гул превратился в громовой рев, крики, хохот и гам. Запахло давно немытыми телами, вином, потом и брагой. Белка, от природы чистюля, раздраженно повела носом. Чем ближе они подходили, тем отвратительнее воняло.
И вот наконец то пещера открылась перед ними во всей красе. Вернее будет сказать, то, что создал Камелот и его свита. Но те персонажи, что сидели за огромным, длинным, грубо сколоченным столом, представляли собой еще то зрелище. Злые, неприятные лица, нечесаные неопрятные бороды, разинутые пасти с желто-черными редкими зубами. Зато все как один были с ног до головы обвешаны всевозможным оружием. Доспехи, в основном кожаные, были далеко не у всех. Все орали, гоготали, опрокидывали в пасти кубки вина, похвалялись, хлопали друг друга по спинам и плечам. Вообщем, шум стоял такой, что у Белки начало закладывать уши.
Во главе стола, на невысоком постаменте, который подчеркивал его положение в банде, в старом кресле, небрежно развалясь, восседал сам атаман Колган. Не признать его или ошибиться было довольно трудно, ибо он разительно отличался от остального сброда. Голый до пояса, с широченными плечами и гипертрофированными грудными мышцами, поигрывающими при каждом движении. Длинные черные волосы до плеч, злое, жестокое, чисто выбритое лицо с довольно правильными чертами, глубоко посаженные черные глаза… Белла отметила, что он был довольно недурен собой и, должно быть, имел успех у женщин. Но следом за этим пришло чувство звериной силы, которое так и витало вокруг этого человека.  Белка была готова позакладывать свой меч, что атаман намного, очень намного более свиреп, опасен и жесток всего того сброда, который его окружал. Она украдкой покосилась на Харта. Тот был внешне спокоен и сосредоточен, вел себя так, словно имел какой-то весомый козырь в рукаве. Белла очень надеялась, что так и есть, потому что понимала, если на них набросятся разом и толпой, им не выстоять.
Тем временем их заметили. Гул разом стих и все, как по команде, повернулись к ним. Сопровождавший босяк, робея, пробормотал в наступившей тишине.
- Дык, это…Колган…вот, чо…привел их…грят, весть от Волка притаранили.
Бандиты тупо пялились на Харта и Беллу. Девушка ловила на себе плотоядные, раздевающие взгляды. Почувствовала легкий холодок в животе, быстро подсчитала присутствующих…двадцать два за столом, включая атамана, еще пятеро валяются на полу спящие…
Колган отпил из кубка грубой работы, но зато сплошь украшенного самоцветами.
- Ну чего ж вы стоите там, гости дорогие…подойдите поближе, поговорим, - голос Колгана был на удивление приятный и вкрадчивый, хотя Белла ожидала рык тигры алчущей из Халифата.
Харт взял девушку за руку, сделал еще три шага вперед и остановился.
- И это вся твоя кодла, Колган?, - презрительно спросил он, сплюнув атаману под ноги, - а где остальные босяки?
Колган нахмурился.
- Надеюсь, тебе есть, что поведать нам. Иначе примешь лютую смерть, а твоей девкой мы позабавимся всласть. Что тебе велел передать Волк?
- Да к Камелоту его… у меня другое предложение, атаман. Верни мешочек с алмазами и мы уйдем, оставив тебе и твоей братве здоровье и жизнь.
В зале воцарилась гробовая тишина. Все впали в ступор от такой наглости, в том числе и Белка. Колган захохотал громко и заразительно. Остальные сидящие за столом присоединились к нему.
Белла ощутила легкое пожатие Харта , мол, будь готова, и заметила, как к нему в ладонь из рукава плаща скользнул стеклянный сосуд. Когда общий смех начал затихать, Мери громко и отчетливо произнес, поднимая руку вверх.
- А вот и привет от Волка! Смотрите!

16

Глава четырнадцатая.
Сосуд с красной жидкостью внутри падал, как показалось Белле, очень медленно, словно на него не действовала сила земного притяжения. Все завороженно смотрели, как бутылочка делает один оборот вокруг оси, другой…и разбивается вдребезги о камень. Белка быстро зажмурила глаза и прикрыла их ладошками. И даже несмотря на это, по глазам резанула яркая вспышка света, да так, что стало больно… дальше началось нечто невообразимое. Бородатые разбойники вопили, орали, терли глаза, нанося себе еще больший ущерб. Белка выхватила клинок, краем бокового зрения отметив, что Харт уже проткнул ближайшего бандита насквозь и вспрыгнул на стол.
Раз-два…Девушка двумя точными уколами продырявила двух бородачей…три- четыре...еще двое расстались с конечностями…Белка закружилась в танце смерти, попутно ведя отсчет. Кто то догадался выхватить свое оружие и теперь вслепую размахивал им перед собой, задевая своих и внося еще большую сумятицу в ряды бандитов. Восемь- девять…Белка подныривала под выставленное оружие, рубила и колола…кровь, горячая и дымящаяся, брызгала во все стороны, обильно орошая лицо и одежду девушки…одиннадцать-двенадцать…Белла поскользнулась в луже крови и растянулась на полу. Это спасло ей жизнь, потому что меч какого ослепшего дурня рубил ее со спины… Белка извернулась невероятным образом и воткнула ему лезвие в низ живота. Тот заорал благим матом и рухнул на стол.  И тут она узрела, как Харт сносит голову очередной жертве и совершенно не видит, что творится у него за спиной. Звериное чутье на опасность заставило Мери отвлечься от добивания очередного бандита, Харт стал поворачиваться, одновременно блокируя удар, но не успевал…миги растянулись на часы…зато увидел, как Белла кинулась в его сторону и в этот момент ее васильковые глаза  потемнели и на миг ему показалось, будто бы в них сверкнули зловещие серебристые молнии. В этот же момент из-за его спины с глухим стуком рухнула огромная туша Калгана с двухлезвенным топором  в руке. Сейчас он лежал на спине и взору предстала нелицеприятная картина, зрелище не для слабонервных. Вены на лице и груди атамана вздувались и лопались, забрызгивая кровью всё вокруг. Пустые глазницы представляли собой кровоточащие раны, из ушей медленно вытекали струйки крови. Калган пару раз дернулся в предсмертных судорогах и испустил дух.
Белла, пошатываясь, опустилась на каменный пол пещеры и обхватила колени руками. Её трясло. Харт, к этому времени уже добившийся последнего злодея, опустился рядом, приобняв девушку за плечи и прижал к себе, пытаясь успокоить.
- Ну-ну, Белка, всё хорошо… Мы их сделали. Ты молодец. Наши занятия не прошли для тебя даром.
Белла всхлипнула.
- Я очень сильно за тебя испугалась…Колган…он…пытался достать тебя сзади…я не успевала дотянуться и нанесла сильный ментальный удар. Я никогда раньше не применяла эту сторону своего дара. Это страшно, Рион, очень страшно терять тех, кто тебе дорог…- девушка уткнулась  лицом в плечо Харта и разрыдалась.
Мери сильнее прижал девушку к себе и молча, гладил ее по волосам. Рыдания постепенно затихали, сменяясь редкими всхлипами. Не зная как ещё привести Беллу в чувства, он чуть приподнял подбородок девушки и нежно коснулся губами ее губ. Слёзы высохли моментально.
- Что ты себе позволяешь, Мерион Харт?!- Белла, словно дикая кошка вырвалась из объятий мужчины, вскочила на ноги и тут же, обессиленная, пошатнулась, проваливаясь в небытие.

***
Белла открыла глаза и осмотрелась. Вокруг были каменные стены. Она лежала на огромной кровати, укрытая теплым одеялом. В помещении царил полумрак, свет исходил только от свечей, горевших в бронзовых подсвечниках. Рядом с ней в огромном кресле сидела женщина, в которой она узнала одну из служанок Хасана.
- Где я?
- Госпожа, не волнуйтесь, вы в катакомбах. Всё хорошо. Вы просто упали без чувств, а господин, который пришел с вами, нашел эти комнаты и принёс вас сюда.
Белла села на кровати, протирая глаза и осматривая комнату. Довольно таки аскетичная обстановка. Кроме кровати в помещении было кресло, в котором сидела служанка, на большом столе из черного дерева, над которым висело огромное в резной раме, в тон стола,  зеркало, стояла пара подсвечников на пять свечей каждый и пара шкафов, один из которых сверху до низу был заставлен книгами.
- Сколько я здесь нахожусь?
- Ночь и ещё целый день. Сейчас уже вечер. Господин нашел горячий источник и велел вымыть вас как следует, а потом сам отнес в эту комнату и всю ночь ни на шаг не отходил от вас. А утром ушел и велел нам с Лейлой по очереди дежурить возле вас  пока вы не проснетесь. Меня Салия зовут. Мы с Лейлой отстирали всю вашу одежду. Источник просто чудесный, минеральный, в нем очень мягкая вода, никакого мыла не надо, чтоб привести вещи в порядок.
Белла попробовала подняться с постели и поняла, что чувствует себя вполне сносно.
- А где третья девушка? Вас же было четверо, одну бандиты убили по дороге.
- Динара. Она отказалась ублажать главаря бандитов и он взял ее силой, а потом убил .- Салия заплакала. –Госпожа, слава всем богам, что вы пришли и освободили нас. Позвольте нам с Лейлой служить вам. Мы спрашивали господина, а он сказал что будет так, как решите вы. Ой, что же это я заболталась совсем…госпожа наверное голодна. Пойду принесу вам что нибудь поесть.
- Постой, мне надо переодеться, не могу же я ходить по катакомбам в таком виде. Где мои вещи?
- Госпожа, простите, но они ещё не высохли. Мы перестирали всю одежду, которая была на вас и с собой. Но вы можете надеть любое платье. Господин обнаружил пару сундуков с нарядами и украшениями, достойных вашего статуса. – Сали открыла большой шкаф, - я всё развесила пока тут, чтобы вы могли выбрать. Это аранийские шелка и бархат, их достоинства в том, что они никогда не мнутся и очень комфортны. Только тут нет корсетов, южные женщины никогда не носят их. Зато я подобрала достойное вас белье и туфли как раз должны прийтись вам в пору.
- Спасибо, Сали. Я тоже никогда не ношу корсетов. Ты можешь идти, переоденусь я и сама.
- Но как же, знатная госпожа не должна сама…Господин сказал, что вы герцогиня… Давайте, я хотя бы сделаю вам прическу!- служанка достала гребень и стала расчёсывать мягкие длинные локоны Беллы.
-Сали, иди уже, кто-то обещал мне ужин… Чертовски хочется есть!
После того , как служанка удалилась, Белла подошла к уже раскрытому шкафу и принялась рассматривать висящие в нём вещи. Она выбрала синее шелковое платье с тонким серебристым кружевом и в тон ему мягкие кожаные туфельки, отделанные самоцветами работы аранийских мастеров. Подойдя к зеркалу,  она посмотрела на своё отражение и удовлетворённо улыбнулась ему. Платье, которое Белке пришлось как раз в пору,  было пошито на южный манер. Верхняя часть его выделяла и подчёркивала грудь и талию, рукава облегали руки до локтя и дальше расширялись  практически до запястий, юбка же облегала верхнюю часть бёдер и свободно струилась донизу. Черные локоны волнами ниспадали по плечам, а глаза сияли , как сапфиры.
Затем девушка направилась к книжному шкафу и начала разглядывать стоящие на полках фолианты. Те оказались на незнакомом Белле языке и содержали какие-то схемы и символы. За этим занятием и застал ее вошедший в комнату Харт.
- Белла? – увидев девушку в таком непривычном образе Харт замер в изумлении.
Лёгкий румянец смущения чуть тронул лицо Белки.
- А ты думал увидеть здесь кого-то ещё? – Белла вернула книгу на место и лёгкой походкой, с достоинством герцогини, пересекла комнату, подойдя к Мери.
- Да вобщем-то нет… - Харт попытался взять под контроль захватившие его эмоции. – Я тут тебе клинок подобрал. Как раз должен прийтись по руке. Как только ты полностью восстановишься, сможем начать тренировки.
- Покажи! Это он?- Белла взяла в руку протянутый Хартом полуторник и вынув его из ножен с восхищением рассматривала.
Клинок был изготовлен из голубой  аранийской стали, а это уже говорило о его прочности и надёжности. Простая, обтянутая мягкой черной кожей, рукоять удобно легла в руку, как бы сливаясь с ней в одно целое.
Стороны гарды располагались под углом к клинку, что давало возможность более удобного маневра для того, чтобы принять на нее  меч противника, отвести его в сторону и выбить из рук. Навершие меча было выполнено в виде небольшого шара, а на рикассо выгравировано клеймо мастера, изготовившего столь великолепное оружие.
- Рион, он прекрасен! Спасибо тебе! Где ты нашел такое сокровище?
- Там же, где и всё остальное. Разбойники, похоже, не гнушались ни чем, грабя торговые караваны. Я вижу и наряды пришлись тебе по душе. Ты такая красивая, Белка... Выбери себе что-нибудь из них и не забудь про украшения, их тут столько, что обязательно подберешь себе что-то стоящее. Думаю, в Халифате они тебе очень пригодятся. Так же прихватим немного золота –смысл тратить выданное Его Величеством, если здесь его столько, что хватит на всю оставшуюся безбедную жизнь.
- Ну да. Только вот в своей одежде мне как то привычнее, тем более в бою.
- Так то в бою, но ты же понимаешь, что в Халифате нам придется действовать хитростью. Кстати, я забрал алмазы и в мешочке действительно была записка. В ней было только одно слово - халиф. Так что предлагаю тебе явиться в Халифат в образе герцогини, а я буду играть роль твоего телохранителя. Дальше будем действовать по обстановке.
- Согласна. – Белла убрала меч в ножны и положила на стол. - Тогда наряды действительно пригодятся и украшения нужно подбирать с особой тщательностью.
- Что ты задумала?
- Пока не знаю, но что-нибудь обязательно придумаю.- она хитро подмигнула своему своему отражению в зеркале и обращаясь к нему с улыбкой добавила: - правда, ваша светлость, мы ведь что-нибудь придумаем?!
- У меня ещё кое-что есть для тебя, Белла. – Харт подошел сзади и надел девушке золотую цепочку с украшением.
- Что это?- в зеркале Белла увидела красующийся у нее на шее медальон Харта.- Зачем? Я и так обладаю магией, а тебе он нужнее.
Харт усмехнулся.
- Помнишь, я рассказывал тебе где взял свой медальон? Так вот…похоже мы находимся в бывших владениях того самого мага. Пока ты спала, я нашел лабораторию. Там на столе, среди вороха всякого барахла и бумаг лежал и этот медальон. И лист пергамента с его описанием. Видимо тот маг создавал их в паре и они должны как то друг с другом взаимодействовать. Так что, лишняя защита не помешает.
Белка, не снимая, взяло медальон в руку, опустилась в кресло и прикрыла глаза.
- Ты что-то чувствуешь?
- Да, действительно мощная защита.-Белла открыла глаза и выпустила из рук медальон.- А ещё между ними есть определенная взаимосвязь. Они притягивают друг друга. Понимаешь, что это значит?
- Следилка?
- Не совсем. Но что-то наподобие этого. Так что в любом случае, каждый из нас будет знать где находится другой. В случае, если ты снимешь свой медальон, я найду тебя где угодно, а вот ты, не обладая ментальной магией, сможешь отыскать меня только с помощью медальона. Так что в нашем деле вещь действительно полезная. Мало ли что может случиться. В любом случае спасибо.
- Не за что. Это наша безопасность. Надеюсь, вещица не пригодится, но кто знает. Пойдём, надо подкрепиться, ты больше суток ничего не ела.

17

Глава пятнадцатая.
Оборот вокруг оси, уход с линии атаки, резкий отскок вбок и выпад…Белка ловко вывернулась из опасного положения и нанесла разящий укол.  В следующий миг ее меч выпорхнул из руки, и улетел в угол залы, прощально позвенев по каменным плитам. Харт вытер мокрый лоб.
- Это бастард, девочка…держи его двумя руками. Двумя, а не одной, поняла?
Она пошла за мечом, на ходу разминая онемевшие пальцы.
Белка переучивалась с трудом. Все то, что она умела, здесь не годилось. Техника бастарда сильно отличалась от обычного одноруча и Белку это бесило. В то же время она понимала, что это совершенно другой уровень мастерства мечника и, стиснув зубы, постигала нелегкую науку, благо учитель был то, что надо. Мери оказался настойчивым и занудным, заставляя шлифовать один и тот же прием по сотне раз. Все тело ломило от боли и усталости, пот заливал и выедал глаза, красная пелена начала застилать взор, но Белла продолжала тренировку. Отступать и сдаваться было не в ее характере.
- Выше клинок, выше!
- Блок жестче!
- При вольте поворот быстрее, не то насадят как курицу на вертел!
- Помни, твое умение не в силе, а скорости и ловкости…
- Кисть мягче, хват тверже.
- Не проваливай корпус, баланс, баланс!
Топот, тяжкое дыхание…
Клинки звенели и пели веселую, задорную песню…
- Всё, стоп, на сегодня хватит. Сильно устала? Спать? - Харт сунул свой бастард в ножны. Белка последовала его примеру.
- Устала, - она провела рукой по лбу, стирая липкий пот, - но спать пока не хочу. И так проспала целые сутки. Лучше покажи мне, что ты тут нашёл.
- На самом деле ничего особенного. Пару комнат ты уже видела, в одной из них  проснулась, в другой мы ужинали. Есть ещё лаборатория и источник. Вот и всё жилище.
- Скромненько для мага…интересно, что его так привлекало в этом отшельничество? Столичные маги все купаются в богатстве и роскоши. Может нелегал какой?
- Кто знает…Идём…- Харт зажег факел и  взял девушку за руку, увлекая вперёд по узкому проходу. Пройдя совсем немного он остановился и осветил небольшой проход справа.
- Нам сюда. Вот он, источник.
Войдя внутрь  Белла увидела, что они находятся в небольшой пещерке с низким сводом. Посередине было небольшое углубление, наполненное водой. В центре углубления бурлил небольшой гейзер, создавая впечатление, что вода в источнике кипит и вот-вот начнет выплёскиваться. Белла присела на камень возле источника и коснулась рукой водной поверхности.
- Теплая…почти горячая…это про него мне рассказывала Салия?
- Да. Очень необычный, правда? Ладно, если хочешь, можешь  искупаться потом,  а пока пойдём, покажу тебе лабораторию.
- Конечно хочу, ты же знаешь, я никогда не откажусь от воды, она замечательно помогает восстановить силы.
***
Лаборатория представляла собой небольшое помещение, в центре которого стоял огромный стол, весь заваленный старым пергаментом, бумагами, книгами, колбами, пробирками. В центре стола на черной матовой подставке возвышался большой хрустальный шар с гладкой отполированной поверхностью. По всему периметру помещения были расставлены шкафы, набитые до отказа книгами и различными склянками и пузырьками, как пустыми, так и наполненными всевозможными порошками и жидкостями.
- Ничего себе! Вот и ответ на вопрос. Маг-то наш был алхимиком. А те предпочитают  отшельничество, для них нет ничего важнее науки. - С этими словами Белла подошла к одному из шкафов и только чуть задела угол, как шкаф начал поворачиваться, открывая небольшой проход. - Что это?
- Не знаю. Пойдём, посмотрим.- Харт шагнул в образовавшийся проход, девушка двинулась за ним.
Помещение оказалось чуть больше того, в котором находился источник. По центру на небольшом возвышении располагалась идеально ровная площадка в форме круга.
- Кажется, я знаю что это такое, - Белка направилась к площадке.- Постой тут, надо кое-что проверить.
Девушка встала в центр, круга, который по своим размерам мог вместить ещё троих-четверых, прикрыла глаза и тут же оказалась рядом с Хартом.
- Телепорт?
- Он самый. И мы могли бы им воспользоваться безо всяких кристаллов. Под ним достаточно сильный источник магии, что позволяет перемещаться в любую точку, затрачивая самый минимум собственной магической энергии, так что я могла бы активировать его и перенести нас всех в халифат. Теперь понятно, почему наш маг облюбовал именно это место. Только вот есть одна проблема. Мы не знаем конечной точки перехода, а для перемещения без использования кристаллов нужно чётко представлять себе место, в котором хочешь оказаться.
- Тоже мне проблема,- усмехнулся Харт , - или ты забыла, что твои служанки родом из Халифата? Пойдём, думаю, утром мы все решим.
***
Вернувшись с источника, Белла обнаружила Харта лежащим на краю кровати.
- Что ты тут делаешь, МерионХарт?- возмущённо спросила девушка.
- Вообще-то пытаюсь спать, - Мери чуть приоткрыл глаза,- но одна несносная девчонка отвлекает меня от столь увлекательного занятия дурацкими вопросами. Ложись давай, завтра нужно будет как можно раньше отправиться в путь.
- Что? Спать с тобой в одной постели? Ты за кого меня принимаешь?
-  В данный момент за вредную капризную девчонку, которой нужно как следует отдохнуть перед дорогой. Ты и так не до конца восстановилась, а тут плюс ещё тренировка, на которой, заметь, именно ты настояла . У костра спали бок о бок, а тут застеснялась? Да тут впятером поместиться можно.
- Так то в походе было.
- А сейчас мы, по-твоему, где?
- Значит не уйдешь?
- Нет. Должен же и я в конце концов тоже нормально по-человечески  выспаться.
- Ладно, тогда я буду спать сидя в кресле. - Белла демонстративно подошла к креслу и попыталась устроиться в нем, поджав под себя ноги.
- Отставить капризы и слушать приказ командира! Быстро легла на кровать и уснула, пока я тебя тут не спеленал как младенца!-Харт уже начинал злиться. - Тоже мне, неженка нашлась. Ещё неизвестно что за день нам предстоит завтра и чем он закончится.
Белка потушила свечи и поплелась к противоположному краю кровати. Укутавшись чуть ли не с головой в одеяло, она мгновенно провалилась в сон.
***
Поздним утром, когда все вещи были собраны, а вход в жилище мага надежно скрыт от постороннего глаза, наши герои проследовали в лабораторию к площадке телепорта. Служанок было решено взять с собой, дескать, пригодятся, чему те несказанно обрадовались. Выяснилось, что обе они родом из предместий Сулейна, а в самой столице халифата оказались волею судеб - таких разных и таких похожих. Белка не стала расспрашивать как они оказались у Хасана, достаточно было и  того, что возвращаться к нему обе девушки не имели ни малейшего желания. После недолгих споров Белкой и Хартом было принято решение, немного подкорректировать  память обеих, убрав оттуда воспоминания о жилище мага, что Белла и сделала по пути к телепорту, куда девушек вели с предварительно завязанными глазами.
***
Рынок был большой, шумный и бестолковый, как впрочем и все рынки. Хаотичность рядов, хотя ряды там понятие было весьма относительное, перестук кузнечных молотов, ржание аранийских скакунов, вопли зазывал, навязывание совершеннейшего барахла и дряни, дохлых кошек, выдаваемых торговцами  за кроликов, блеяние овец и баранов, которых продавали или тут же пускали под нож, запахи печеного хлеба, жаренного мяса, начинавшей подтухать рыбы, пота, немытых тел, смешивались в чудовищный невообразимый запах Рынка или Базара, как было принято называть его в Халифате. Тут же торговали всевозможными тканями, кожами, оружием, как  дешевым, грубо обработанным, так и дорогими клинками из голубоватой халифатской стали.
- Покупай доспех, продли свою жизнь в бою, почувствуй себя защищенным, налетай - подешевело...- орали с другой стороны зазывая покупателей.
- Постригу, побрею! Всего один золотой! Так дешево нигде не найдешь! Моей бритвой можно резать волос на лету, такая острая! - цирюльник тоже не отставал в заманивании клиентов.
Шум, гам, многоголосый хор...Неоспоримым преимуществом было то, что здесь при желании и терпении можно было найти и купить абсолютно все, а если ты умеешь торговаться, то по божеской цене.
Именно посреди базарной площади и оказались наши путешественники при выходе из портала.
- Ну и вонища тут! - Брезгливо поморщилась Белка.- Какие будут предложения?
Девушка крутила головой по сторонам, пытаясь понять куда следовать дальше.  Харт же был настолько спокоен,  что создавалось ошибочное впечатление, будто бы он уже не раз бывал в этих краях.
- Для начала нужно найти место, где мы можем временно остановиться. Какой нибудь трактир, или как оно у них тут называется…

18

Глава шестнадцатая.
Тоби довольно жмурился, подставляя смуглое лицо жарким лучам солнца. День сегодня задался с самого утра. Капитал удачливого карманника увеличился на две золотых, четыре серебряных и десять медных монет. Улов для середины дня работы очень приличный. Ротозеи расставались со своими кошелями быстро и легко, и виной тому были виртуозные пальцы воришки. Тоби был профессионалом своего опасного дела и поэтому всегда довольствовался тем, что есть. Ему было присуще чувство меры, отсутствие которого довело некоторых его собратьев по цеху до потери руки в самом прямом смысле, ибо воровство в Халифате каралось отсечением сей конечности. Поэтому вор легко подавил начинающийся кураж.
« Не жадничай, даже если деньга лежит прямо у тебя под носом, - напутствовал Тоби его учитель, старый мастер-вор, сопровождая завет крепким подзатыльником.» Почему-то однорукий старик считал, что так Тоби лучше усваивал информацию.
Тоби машинально почесал затылок. Где то в глубине рыночной толчеи заголосили благим матом.
- А-а! Негодяи… кошель украли!!! Стража!!! Держи вора!!!
Тоби довольно улыбнулся. Обобранный наконец увидел пропажу. Толпа, собравшаяся вокруг него, сочувствовала, посмеивалась, обсуждала, подавала дельные советы, но все как один теперь держали руку на кошеле. Сквозь людей, как нож по маслу, протискивались вездесущие рыночные стражники в одеждах цветов Халифата.
Тоби из своего укрытия в нише стены проводил их взглядом, ухмыльнулся и направился было прочь, как воздух перед ним задрожал, как марево в жаркий летний день. Вор подавил нахлынувшую панику, юркнул обратно в щель между бочками и уже оттуда во все глаза принялся таращиться на невиданное ранее им действие. Колдовство, не иначе… 
Из дрожащего как лист на ветру, воздуха, совершенно бесшумно появились четыре человека. Три женщины и мужчина. На двух девушек  Тоби не обратил особого внимания, ибо они были явно из этих краев, чистокровные дочери Арании, но от третьей парень не мог отвести взгляд. Черные как смоль густые, вьющиеся волосы в сочетании с синими, как предгрозовое южное небо, глазами, высокие аристократические скулы, дерзко вздернутый носик…средний рост, великолепная фигура… все выдавало в ней уроженку Иридии, причем не какую нибудь крестьянку, а особу знатного сословия. Девушка так и притягивала к себе внимание.
Рядом с неместной красоткой стоял высокий мужик в видавшем лучшие дни кожаном плаще, подпоясанный длинным прямым мечом. Мужчина озирался по сторонам, словно пытался сориентироваться. Он равнодушно скользнул взглядом по бочкам, за которыми прятался Тоби и как бы невзначай откинул полу плаща, открыв большой кошель, висящий на поясе и что-то сказал спутнице. Та утвердительно покивала хорошенькой головкой.
Вор впился жадным взором в “сокровище”. Все предостережения наставника были тут же забыты и рассеялись как дым на ветру. Это был самый большой куш за всю его воровскую карьеру. Тоби сразу представил, как и куда потратит такую внушительную сумму. Тем временем, замеченные только местными кошками и собаками, что крутились тут и там в поисках подачек, пришельцы двинулись к выходу с рыночной площади. Мужчина проталкивался через толпу, освобождая путь, девушки, нагруженные баулами и торбами, пробирались следом. Тоби понял, что это шанс. Дальше было дело техники. Подойти поближе, подтолкнуть, отвлечь внимание и  ловкие пальцы снимают мешок с золотом…все как всегда…и тут Тоби почувствовал, как его рука попала в стальной капкан. Придушенно вспискнув, парень что есть сил рванулся прочь, да не тут то было. Кисть сдавило так, что он едва не заорал от боли.
“Попался…!?” мелькнуло обреченно в голове… старый вор оказался, как всегда, прав.
Сильная рука схватила его за шиворот старого халата и как следует встряхнула. Зубы клацнули и Тоби прикусил язык. С ужасом посмотрел на схватившего его. Рожа настоящего бандита и убийцы. Лысый тихо сказал.
-  Да не трепыхайся ты уже, не то сдам страже. Хочешь заработать пару золотых?
***
Чайхана, куда привел путешественников вор Тоби, была непохожа на привычные Белле и Харту таверны и трактиры. Прежде всего здесь было чисто и уютно. Столы были небольшие, овальные, на коротких ножках. Стулья и табуреты отсутствовали полностью. Посетители сидели и лежали прямо на полу, устланному ворсистыми  коврами. Рядом со столиками с яствами и пиалами с каким то горячим, душистым напитком, обязательно находилась большая бутыль с трубкой на горлышке. Другой конец трубки находился в руках того или иного завсегдатая, который периодически засовывал ее в рот и выпускал клубы едкого дыма. Жидкость в сосуде время от времени булькала. Воздух в чайхане был насыщен этим дымом до такой степени, что у Белки запершило в горле и она громко чихнула. Мери кашлянул и поморщился. Единственное сходство с кабаками, которые знали они, было в диком шуме. Говорили все и одновременно.
Тоби уверенно прошел между гомонящими посетителями в чалмах к свободному столу и по хозяйски расположился на ковре, скрестив под себя ноги. Следуя его примеру, Белла, Харт и две служанки расположились там же. Девушки было начали отказываться от совместного принятия пищи, но Харт решительно пресек их робкие попытки, чуть ли не насильно усадив за трапезу. Гибкая служанка, замотанная по самые глаза в ткань, подошла к гостям.
- Что сахибы изволят? Кушать, пить, кальян?
Белла вопросительно посмотрела на Тоби. Тот, горделиво приосанившись, начал заказывать. Красивые, подведенные сурьмой, глаза халдейки постепенно начали округляться, ибо вор решил накормить полк голодных солдат. Вскоре появились плов, баранья похлебка, шашлык, ароматные лепешки, лаваш, сладости и многое, многое другое. Путешественники жадно набросились на еду, решив отложить разговоры на потом. На некоторое время за столом повисло молчание. Тоби не вытерпел первый.
- А вы сами-то кто да откуда? Госпожа, сразу видно, знатная, не из простых, судя по внешности. Уж не из самой ли Иридии?-смачно чавкая бараньей похлебкой, спросил Тоби.- В наши-то края каким ветром занесло?
- Попутным, друг ты наш любезный, попутным. А тебе какая в том печаль? Уж не шпион ли ты? – Харту явно не понравилось такое любопытство. – Путешествует госпожа. Интересно ей мир посмотреть, себя показать.
- Да что вы, господин, какой такой шпиён? Просто любопытствую. – Тоби испугался, что по своей простоте сейчас может запросто лишиться лёгкой наживы в размере пары золотых. – я могу посоветовать вам, что можно посмотреть в столице, ну достопримечательности всякие там… Вот например, дворец нашего замечательно правителя -  светлейшего халифа Айдара Али ибн Мухаммада. Правда, туда простым смертным не попасть, на с набережной на дворец прекрасный вид открывается, так что оттуда запросто можно полюбоваться. Вид там -ух! Зелень, пальмы! Вобщем, вам понравится. Особенно красив дворец в лучах заката, тогда его стены из белых становятся нежно-розовыми.
- Да ты прям поэт!- усмехнулся Харт,- стихи писать не пробовал?
- Не дано мне это. Еще главная мечеть и Храм Семи Богов, очень красивые, но вам это вряд ли будет интересно. О! Совсем забыл! У нас же тут праздник грандиозный намечается!
- Праздник?- Белла тут же перестала жевать нежный шашлык из молодого барашка и проявляя заинтересованность, продолжила, -вот с этого места поподробнее. Что? Где? Когда?
- Ну так это…у нашего халифа-то День рождения! Тридцать годков светлейшему из светлейших исполняется. Вот по этому поводу и торжества.- Тоби отставил в сторону пустую пиалу и принялся за плов, который принято было есть руками с общего блюда. – Самое интересное во всем празднестве , на мой взгляд , это турнир! На него собираются лучшие воины со всего Халифата. Главный приз – пять тысяч золотых драхматов из рук самого халифа и возможность посетить бал в честь дня рождения многоуважаемого светлейшего из светлейший Айдара Али.
- Ну и когда же турнир? – Харт подмигнул Белке.- Госпожа любит подобные развлечения. Она бы с удовольствием приняла участие.
- Но это не возможно! Участвуют только мужчины. Женщин допускают лишь в качестве зрителей.
-Видимо в вашей стране нет женщин-воинов.- Презрительно фыркнула Белка.
- Конечно нет, госпожа. Главная забота женщины – ухаживать за собой, чтобы быть всегда привлекательной для своего  мужчины. Ну, вы понимаете, внешность, наряды и всё такое. А ещё рожать детей и управлять домашним хозяйством. Остальное – забота мужчин.
- Короче, Тоби, хватит уже тянуть кота за хвост! - Харт уже начал терять терпение. - Где и когда будет проходить турнир?
- Ну так это…послезавтра…после полудня…на главной площади… перед дворцом…но если хотите участвовать – запись уже идёт. А после турнира на следующий день всегда бывает бал, на который  приглашают победителя. Халиф может предложить ему должность личного телохранителя. Именно за это и бьются многочисленные участники турнира, я разве не сказал? Кстати, вы мне два золотых обещали .- Тоби заискивающе посмотрел сначала на Беллу, потом на Харта .
- Получишь ты свои два золотых, но прежде найди нам приличный домик недалеко от места проведения турнира. Домик должен быть достойным госпожи, но не особо дорогой. Денег  на шикарный дворец у нас нет.
“Ага, нет…знаем мы таких бедных путешественников…два золотых готовы платить за то, за что люди обычно и серебряка  не дают. Есть, господин, у тебя денежки и скоро они ко мне перекочуют” - с этими мыслями Тоби направился к выходу, а вслух сказал:
-  Найду я вам хороший домик. И недорогой. Есть один такой на побережье. Как раз пустует сейчас. Только  хозяина найду, чтоб потолковать с ним. Через пару часов буду тут и, возможно, не один .

Может прошло два обещанных Тоби часа, а может и нет, Белла не могла точно сказать, ибо для нее время прошло незаметно. Вкусная сытная еда, после которой девушку потянуло в сон, сделала свое дело. Белка полулежала на импровизированном ложе из подушек, которые понатаскала служанка неизвестно откуда  и из под полуопущенных ресниц разглядывала Харта. Тот задумчиво жевал сдобную лепешку, отщипывая по кусочку и отправляя его в рот. Тяжелые челюсти перемалывали хлеб, а глаза невидяще смотрели в противоположную стену, так же прикрытую коврами. Белла уже успела немного изучить своего напарника и понимала, что сейчас он напряженно что-то обдумывает. Подавив свое чисто женское любопытство, мол, сам расскажет, когда придет время, она задремала под монотонное гудение зала.
Из сладкого мира грез ее выдернули довольно бесцеремонно. Мери грубо тряс ее за плечо. Белла недовольно пробормотала что-то и попыталась перевернуться на другой бок.
- Да проснись же, соня! Тоби пришел.  Вот же герцогские замашки... – Харт потряс ее особенно сильно.
Белка проснулась окончательно и воздела себя в вертикальное положение.
-  Пора посмотреть, что за дыру он нам предоставил. -  Харт кивнул девушкам- служанкам. Те подхватили торбы с поклажей и вышли на улицу. Мери положил на стол плату за обед, три золотых монеты, чем вызвал немалое оживление у прислуги чайханы. Сам хозяин вышел проводить дорогих в прямом смысле гостей. До выхода их чуть было не донесли на руках, приглашая вновь и вновь посетить сие скромное заведение. Тоби с владельцем дома уже поджидали их на улице. Белке сразу не понравился этот тип с бегающими глазками, одетый в потертый халат и грязную чалму. Его представили как сахиб Абдулла. Белла тут же дала себе слово не спускать с него глаз.
Путь к побережью не занял слишком много времени, о чем Белла сильно пожалела, ибо вор не соврал, когда красочно описывал красоту Сулейна. Девушка широко открытыми глазами рассматривала достопримечательности.
Через полчаса неспешной прогулки они прибыли на место назначения.
- Вот и пришли! - Тоби пребывал в замечательном настроении в предвкушении награды. - дальше с Абдуллой решайте.
Монеты поменяли хозяина и вор отбыл, скрывшись в ближайшем переулке.
***
Обнесенный невысоким каменным забором дом представлял собой двухэтажное строение , стоящие посреди небольшого сада. Некоторые деревья в саду уже вовсю плодоносили, а другие только-только  зацветали, радуя глаз великолепными белыми цветами и наполняя воздух вокруг пьянящим сладковатым ароматом. С фасада здания располагался великолепный розарий, а с задней стороны, скрытой самим домом от постороннего взгляда, располагался небольшой бассейн с прозрачной голубоватой водой. Вокруг бассейна по стриженной траве, расправив свои роскошные хвосты, гордо прогуливалась пара великолепных павлинов. Чуть поодаль располагалась резная, увитая виноградной лозой беседка.
Сам дом был действительно небольшим и строился непонятно кем и для кого, поскольку был нетипичным для местного быта и поэтому не имел популярности среди жителей халифата. Дом имел два этажа. На первом располагалась гостиная и столовая, а так же кухня, комнаты прислуги и подсобные помещения. Второй же этаж включал в себя хозяйские покои,
состоящие из спальни, кабинета и туалетной комнаты и пару гостевых комнат.
- Ну и сколько ты хочешь за такое скромное жилище? – Харт, понял,что хозяин, видя восторг Белки , сейчас заломит непомерную цену.
- Немного. Всего лишь пятьсот золотых драхматов за месяц.
- Ну, месяц мы тут прохлаждаться вряд ли будем. Да и цена велтковата,тебе не кажется?
- Ну как же? Такой шикарный дом! А павлины? Уважаемый,смотри какие павлины!
- Можешь забрать этих хвостатых куриц себе и зажарить на ужин. Я не за павлинов плачу, а за жилье. И сдаешь ты нам отнюдь не ханский дворец, а всего лишь скромный домишко. Тридцать золотых за неделю и не драхматом больше, иначе ищи себе других постояльцев.
- Ай, дорогой, без ножа режешь! Восемьдесят золотых и живите.
Харт повернулся к Белке:
- Мы уходим, поищем хозяина посговорчивее и домик пошикарнее.
Абдулла понял, что сейчас потеряет постояльцев,а местным он такой дом ни за что не сдаст и пошел на попятную:
-Ну хорошо, хорошо… Тридцать, так тридцать…живите, только деньги вперед.
Получив свои золотые Абдулла незаметно исчез, при этом думая, что свой куш с этих богатеньких, со слов Тобби, путешественников он еще срубит. Всему своё время.

19

Глава семнадцатая.

Вечер в Сулейне оказался на удивление тихим. Город буквально смолк после дневной суеты. Белла и Харт прогуливались по берегу моря, обсуждая предстоящий турнир и возможный план действий в случае победы в нем. Белла и Харт успели таки посетить площадь перед дворцом халифа, где вовсю шла подготовка к празднеству и зарегистрироваться в качестве участников турнира. При этом выяснилось, что турнир будет проходить всего лишь один день и начало его не после полудня, как сказал Тоби, а с утра, через пару часов после восхода солнца. Белке пришлось доказывать свое право на участие в буквальном смысле с мечом в руках. Организаторы турнира вначале сопротивлялись, но увидев их с Мери показательный бой всё таки согласились предоставить ей право быть в числе соревнующихся в воинском искусстве, записав ее как леди Изабелла, участник под номером 28. Участником под номером 29 был записан Мерион Харт.
С моря, которое Белла видела впервые, дул лёгкий ветерок, подгоняя к берегу небольшие волны, выбрасывающие на песок различных размеров диковинные раковины. Белла с восхищением рассматривала это чудо. Солнце уже село, уступив место луне , которая теперь отражалась в водной поверхности, образовывая необыкновенной красоты серебристую дорожку.
Белла присела на песок, по привычке обхватив руками колени, и задумчиво смотрела на бьющиеся у берега волны. 
- О чем задумалась, Белка?- Харт сел рядом с ней.- думаешь как выиграть турнир? Не переживай, уверен, тут у нас все получится. Другой вопрос – халиф.
- С халифом тоже особых трудностей возникнуть не должно, с этим, думаю, я справлюсь. Должна справиться.
- Что же тогда? Может быть обсудим? Пока мы напарники и работаем вместе, у нас не должно быть ни каких секретов, касающихся общего дела, так что давай, выкладывай, что там тебя беспокоит. Вместе мы обязательно найдем решение проблемы.
- Нет у меня никаких секретов, да и к делу никак не относится. Я решила отказаться от отцовского наследства в пользу кузена Ромуальда, а там пусть сам решает что с этим герцогством делать и кому дать этот титул.
- С ума сошла? Ты о своем будущем подумала?
- Именно о нем я и думаю. Ну, посуди сам, какая из меня герцогиня? Меня никто не учил управлять герцогством, я не привыкла к светской жизни, мне чужды все эти дворцовые интриги. А такой высокий титул ко многому обязывает. Кроме того, стоит принять наследство и титул, как сразу появятся толпы знатных женихов. Его Величество обязательно захочет выдать меня замуж.
-  Странная ты, Белла. Любая другая на твоём месте была бы счастлива получить то, что должно принадлежать ей по праву рождения. А замуж… Возможно Его Величество  найдет тебе достойного жениха.
- Я не любая!- воскликнула Белка.- Ты просто не понимаешь! Знаешь сколько найдется желающих отхватить лакомый кусок в виде Альвионской долины? А я при этом буду лишь красивым приложением, куклой, с которой никто не будет считаться, разменной монетой. И то не долго. Мне уже 25, это очень много! Девушек из высшего общества выдают замуж в 16-17 лет. Получив герцогство и долину новоявленный муженёк скорее всего не применёт  возможностью избавиться от меня и после года траура надет себе молодую красотку. Не хочу я такого финала своей жизни.
- Ну, твой кузен любит тебя, это видно. Вряд ли он допустит такое.
- Он слишком занят государственными делами. Ему со своими проблемами разобраться бы...  А я сама и только сама буду решать как мне жить! Я хочу быть рядом с любимым человеком, который отвечал бы мне взаимностью. Жить пусть не богато, но счастливо, душа в душу. А если этого не случится – тогда уж лучше всю жизнь прожить одной, как старик Грей, чем с человеком, который тебе безразличен . Ведь счастье не купишь ни за какие богатства  этого мира. Я видела как живут семьи там, где я выросла. И они счастливы, потому что у них есть главное -любовь и уважение друг друга.
- Сильное решение. – Задумчиво ответил Харт, никак не ожидая от неё таких откровений.- Ладно, пойдём, поздно уже. Завтра целый день посвятим подготовке к турниру. Учти, гонять буду нещадно, нам очень нужна эта победа. Твоя победа. Так что уж будь добра выложиться по полной.
***
Вопреки своему обещанию гонять до седьмого пота, Харт не особо усердствовал. Больше  внимания было уделено разбору нюансов фехтования и их последующей отработке.
Позже, когда Белка жадно пила горячий чай, этот замечательный тонизирующий напиток Арании, Мери, водя наждачным камнем по и без того острому лезвию, негромко произнес:
- Будет три боя, три противника…Тебя никто не будет рассматривать всерьез…как опасного противника, если угодно…ну по крайней мере, первые двое.

Белла отставила пустую пиалу и недоуменно посмотрела на него.
- Да, да, девочка… и в этом твое огромное преимущество. Удиви их. Помни о своих достоинствах. Ты быстрее любого из них, ловчее, выносливее. На силу не работай, это не нужно в принципе. Не надо красиво половинить врага до задницы, просто полосни его, допустим, по внутренней стороне бедра или подмышкой. Через минуту, а может раньше, все будет кончено… Если будешь драться с холодной головой и не растрачивать понапрасну силы и пыл - дойдешь до финала без особых проблем.
Белла вытащила из наплечной сумки кусок раскрашенной бумаги. Это был кодекс правил турнира. Развернув его, девушка начала читать вслух.
“…тридцать два лучших воина да примут участие в честь Дня Рождения нашего великого и прекрасного Владыки, да славится его…” - так, это пропустим, - “ и вступят они в схватку во славу и честь Воина Халифата…” - это тоже не интересно…а вот, слушай! – “и останется когда четверо смелых и отважных, да вступят они в поединок, выбрав себе друга, что прикроет ему спину и подставит плечо…” - это ещё что такое? Рион, объясни…
Харт задумался. Потом решительно встал и направился в дом. Через некоторое время он вышел в сопровождении двух девушек-служанок, каждая из которых держала в руке длинную тонкую палку.
Белла во все глаза глядела на очередную задумку МерионаХарта. Тот что-то приказал девушкам, затем повернулся и вытащил свой клинок.
- Это бой пара на пару, Белла. Имеешь представление?
Белка отрицательно помотала головой.
- Плохо. Но, в то же время, и хорошо. Потому что у нас есть время на небольшую тренировку. Доставай меч и становись  в третью позицию…
***
Белла проснулась рано. Выглянула в окно. Солнце только-только показало краешек из-за горизонта. Времени до начала турнира было более чем предостаточно. Вставать не хотелось. Белка потянулась до хруста в позвоночнике, сладко зевнула и перевернулась на другой бочок, решив еще подремать немного. Тут в дверь тихонько постучали. Белла недовольным голосом сказала.
- Не заперто..
Смущаясь, зашла служанка.
- Моя госпожа, господин пришел с рынка и велел вас разбудить.
- С рынка?
- Да, госпожа. Он сегодня проснулся затемно и ушел. Вернулся со свертком, который весь пропитался кровью. Сейчас господин заперся на кухне и никого не пускает. А мне велел…
- Да поняла я, поняла…- Белка вскочила с кровати и прошла в умывальню.
***
За завтраком Харт был серьезен и задумчив, ел мало и неохотно. Белла же наоборот, с удовольствием уплетала нехитрые блюда, которые приготовили Лейла и Сайли. Предстоящий турнир вызвал у девушки неплохой аппетит.
Харт молча наблюдал за ней, гоняя в зубах заточенную палочку, служившую ему в качестве зубочистки. Белла протерла тарелку последним кусочком хлеба и отправила его в рот.
- Если ты что-то хочешь мне сказать, Рион, то сейчас самое время.
Мери подождал, пока Сайли соберет посуду и закроет за собой дверь.
- Видишь ли, Белла, как ты понимаешь, нам просто необходимо дойти до финала. Это даже не обсуждается. Важно другое – как мы это сделаем.
- Ну и как же? Похоже, у тебя уже есть четкий план действий…-  Девушка взяла двумя руками горячую кружку чая и сделала осторожный глоток. Напиток был заварен по всем правилам. Крепкий, ароматный и сладкий.
Харт встал и подошел к окну.
- Итак, что мы имеем. Три боя у каждого из нас. Первый противник тебя недооценит, ибо женщина, а значит будет легкой жертвой. Подрежь его как можно более не эффектно, но эффективно. Жилу на бедре, например…тогда Второй решит, что это случайность и тоже будет не собран. Понимаешь, о чем я?
Белла допила чай и кивнула.
- Второй будет опаснее, но все равно легче, чем третий. Тот будет начеку, поэтому с ним повозиться придется дольше всех. Не повторяйся в комбинациях, импровизируй.
Харт побарабанил пальцами по оконной раме. Белка с удивлением поняла, что он, этот холодный, расчетливый, жестокий человек, ВОЛНУЕТСЯ! И, причем, совсем не за себя… На душе девушки потеплело. Тем временем Харт продолжил.
- Я посмотрел утром список зарегистрированных бойцов. Сплошь аранийские имена. Значит, будут сабли, ятаганы, ну и может короткие копья. Помнишь, как под них работать? Хорошо. Допустим, мы с тобой прошли трех участников. Дальше новинка. Бой пара на пару. Не думаю, что араниец выберет тебя в пару. Это выше его достоинства. – тут Харт скупо улыбнулся, - а это значит, что мы с тобой будем вместе. Вчера мы убили на разбор весь вечер. Поняла основной принцип заключительного удара? Вот и славно…
Мери отошел от окна, сел за стол и положил подбородок на сцепленные пальцы.
- Действуй по моей команде и они сильно удивятся.
Белла вынула свой клинок из ножен и принялась полировать и без того блестящее лезвие. Это успокаивало, ибо она начала ощущать на себе нервозность Мери.
- А теперь самое главное. Представь, мы с тобой в финале.  Учитывая местный менталитет, я уверен, что нас заставят биться в лучшем случае до тяжелого ранения, а в худшем до смерти одного из финалистов. Выиграть должна ты, иначе наш план полетит к черту…
Белка вспыхнула.
- Нет, Рион! Только не это! Они что там все, с ума посходили? Это уже не турнир получается! Нет, нет и нет! Я не буду и не собираюсь…
Мери предупреждающе поднял палец вверх, не давая ей договорить.
- Обожди, девочка…я не закончил. Я тоже не собираюсь помирать, ну, по крайней мере, в ближайшее время. У меня появился план, как можно их надуть. Но начало уже скоро, поэтому поведаю по дороге. А сейчас мне нужно время на подготовку.
С этими словами Харт поднялся и вышел из комнаты, аккуратно притворив за собой дверь.

20

Глава восемнадцатая.

Само ристалище представляло собой правильной формы четырехугольник, обнесенный со всех сторон деревянным барьером. Поскольку конных состязаний не предполагалось, для первого этапа турнира ристалище разделили на две части, в каждой из которых пара воинов демонстрировала своё мастерство. По законам халифата именно в данном турнире использовалось боевое оружие, поэтому и участников было довольно таки немного, только самые смелые и отчаянные, настоящие мастера своего дела, лучшие из лучших, равные среди равных.
Со стороны крепостной стены располагались скамейки и трибуны для знати, а так же, обитые бархатом ложи для правителя и его приближенных. С трёх других сторон уже толпилась совершенно разношёрстая публика, а посреди площади шумела небольшая ярмарка диковинных товаров, в центре которой возле красочного балагана выступали акробаты, жонглеры и канатоходцы.
Белла и Харт сидели на скамьях посреди остальных тридцати воинов, что решили попытать судьбу и удачу, прославить свое имя и сорвать неплохой куш. Белка ловила на себе насмешливые взгляды. Как и предполагал Харт, ее не рассматривали всерьез как конкурента. Мери понимающе посмеивался, мол, а что я тебе говорил? Белка украдкой рассматривала своих будущих соперников. Тут были и молодые воины, с только пробивающимися усами и бородами, и средних лет мужи, и пожилые ветераны. Оружие и доспехи у всех были практически одинаковые, в том смысле, что каждый носил как минимум кольчугу. Дальше в зависимости от достатка, шли наплечники, налокотники, поножи, шлемы и прочие атрибуты, необходимые в нелегком деле солдата. Зато сабли и ятаганы у всех были на загляденье. Белка без труда узнала великолепную аранийскую сталь, что режет шелк налету. Лишь только один араниец сидел в обнимку с простым коротким копьем. Это был молодой красивый воин в дорогом доспехе. “Не иначе как отпрыск какого-нибудь знатного рода…” - подумала девушка. Это подтверждалось и тем, как остальные уважительно обращались к нему. Парень, в отличие от других, улыбнулся Белле и подмигнул, поймав ее взгляд. Белка презрительно фыркнула и гордо вздернула носик кверху. Красавчик улыбнулся еще шире.
Тем временем прибывали высокие гости. Трибуна для знати постепенно заполнялась. Простой люд, что толпился с трех сторон ристалища, шумно обсуждал наряды той или иной важной персоны. В толпе сновали продавцы сладостей, розовой шипучей воды и разной другой вкусной снеди. Сегодня был их день и замечательная возможность заработать. Зоркие глаза Беллы разглядели в массе народа их недавнего знакомого, вора Тоби. Тот тоже вышел на промысел. Она хотела было указать на него Мери, но тут протяжно, до зубовной боли, завыли трубы, извещающие о прибытии самого важного гостя. Знать встала как один человек, и склонилась в глубоком и почтительном поклоне. Чернь же пялилась во все глаза на шикарный паланкин, в котором прибыл Владыка Арании и входящих в состав халифата соседствующих с ней эмиратов и султанатов на две недели конного пути во все стороны халиф Айдар Али ибн Мохаммад .Четверо могучих носильщиков осторожно постав или его на песок и упали ниц. Халиф снизошел по их спинам и тут же оказался в кольце свирепого вида телохранителей с саблями наголо.
Это был красивый , на вид лет тридцати мужчина, как ни странно, без бороды, с правильными аристократичными чертами лица и тёмно-карими глазами. Властность и уверенность в себе чувствовалась во взгляде, движения человека, привыкшего повелевать и управлять. Белые с золотом просторные шаровары, безрукавка ,  чалма с большим в золотой оправе изумрудом посередине контрастировали со смуглой кожей, под которой перекатывались могучие рельефные мышцы. Даже Мери не мог не признать, что правитель Арании выглядел впечатляюще. Народ восторженно взревел, впечатленный эффектным появлением Владыки.
Халиф в сопровождении телохранителей направился к своему месту на трибуне, но вдруг внезапно остановился и оглядел скамьи с участниками состязаний. Равнодушно пробежал глазами по местным воинам, тут все привычно, более внимательно осмотрел Харта и, наконец, надолго задержался на Белле. Легкая улыбка заиграла на его тонких губах, когда Белка в ответ приосанилась и гордо подняла подбородок вверх. Мол, на меня твоя красота не действует, и не таких видала. Халиф резко повернулся и быстро прошел на трон, вальяжно уселся и небрежно махнул рукой. Праздник начался.
Жирный церемонимейстер, что поперек себя шире, по местному Тамада, важно и плавно вышел на середину ристалища и трижды стукнул огромным посохом. Гул постепенно затих. Тамада дождался, пока наступит полная тишина и громовым голосом пробасил.
- Праздничный турнир в честь Дня Рождения Величайшего из Величайших, трижды премудрого и несравненного…
Белка похолодела от внезапно пришедшей мысли. Какую же они сделали глупость…записались на турнир по очереди, вслед друг за другом… а что, если им придется сразиться друг с другом в первом же круге… холодный ком свернулся в животе. Если так, то это провал всей операции. В этот момент герольд взревел особенно громко и Белла стряхнула с себя оцепенение.
- …бои ведутся боевым оружием, до смерти или жизни проигравшего, на усмотрение победителя. Любой выбор приветствуется. Ибо каждый достойный муж, …- тут толстяк кашлянул, - и э…Леди, уже совершили подвиг, сражаясь во Славу и честь нашего Владыки и тем самым…
Харт тревожно оглянулся на Белку. Видимо, ему в голову пришла та же мысль. Ободряюще пожал ее руку.
- …первые поединки проводятся попарно в двух отделениях арены…
Белла в ответ стиснула своей маленькой ручкой лапищу Харта, мол, знаю…положимся на Камелота, поздно что либо предпринимать.
-….а по истечении третьего боя каждого, да останутся четверо сильнейших и да выберут они себе друга, с коим покажут нам славный бой  “пара на пару”…
Мысли Беллы вернулись к последним наставлениям Мери.
“Помни, девочка, будем сражаться в полную силу…да, да, не спорь. Там сидят не дураки, в фехтовании не новички. Сразу поймут, если мы будем играть с мечами…”
- …всякая магия строго запрещена! Любые магические флюиды будут истолкованы как поражение использующего…
“ …так что работаем всерьез. Надо показать этим неумехам, как бьются воины Севера…дальше не прогляди…”
- …да будет нечестивец с позором выгнан прочь с турнира, и впредь никогда более не допущен и близко…
“ …я открою левый бок. Как увидишь, сразу бей колющим под сердце, вот сюда, смотри…не ниже, ни выше. Используй всю силу броска тела, все как мы учили...укол должен быть мощный, быстрый и точный… поняла?...”
- Да победит в финале Лучший из Лучших, да будет он удостоен Великой чести получить награду из рук Самого…
“…не спорь! Я знаю, что делаю и подготовился. Я упаду и меня унесут. Дальше по плану…”
- Да поможет нам Всевышний!!! – тамада оглянулся на Халифа. Тот слабо шевельнул пальцами, унизанными перстнями с огромными драгоценными камнями.
- Да начнется Праздник!!!!! – заорал толстяк во всю луженую глотку, но рев толпы заглушил его.

21

Очень интересно читать.

22

Глава девятнадцатая.
Харт, наблюдая за первыми парами, сражающимися на ристалище, был вынужден признать, что бойцы подобрались мастеровитые. Аранийцы виртуозно владели клинками и, зачастую, победу приносило не мастерство, которым никто из них не был обделен, а элементарная выносливость. Побеждал тот, у кого оставалось больше сил. В поединке между собой воины Халифата принципиально не доводили дело до тяжелых увечий, а тем более смерти. Красивая игра сабель и ятаганов заканчивалась легкой раной и побежденный, поздравляя победителя, уходил с арены на своих двоих. Мери решил исправить эту досадную оплошность. Под его пристальное внимание попал парень с копьем, показавший нестандартную технику владения этим оружием. Когда его оппонент, сбитый с ног ловкой подсечкой, плюхнулся на песок, подняв тучу пыли, Харт больше не сводил с него глаз, пытаясь запомнить нюансы его стиля. Белла тем временем пыталась совладать с накатывающим адреналином. Она старалась дышать ровно и глубоко, очищая голову от дурных мыслей. Ей требовалась полное расслабление перед предстоящим боем, но гул, рев и вой трибун категорически мешал это сделать. Постепенно приближалась их с Хартом очередь.
- Махмуд ибн Исымбай и Мерион Харт . Леди Изабелла и Чурбам Берей. – громко разнеслось над ристалищем. Харт встал, обнажил бастард, оставив ножны на лавке и прошел на свою половину. Белка проделала тоже самое, отметив про себя, что кожаный плащ Мери так и не снял.
Их уже ждали. Белке достался в противники могучий фигурой, дородный араниец с густой черной бородой лопатой, заросший до самых глаз. Напротив же Харта находился пожилой седоусый  воин, практически полностью закрытый доспехом. Он мрачно смотрел на иноземца, поигрывая длинной саблей. Белка остановилась и приняла верхнюю стойку. Бородач презрительно осмотрел ее с головы до пят, повернулся к трибуне, на которой сидел Халиф и остальная знать и учтиво поклонился.
- Да будет мой Владыка милостив и позволит мне сказать слово.
Народ притих и приготовился слушать. Это было вопиющее отступление от правил турнира.
Халиф красиво изогнул тонкую бровь, что означало непомерное удивление.
Толстый Герольд, покосившись на Владыку, отчеканил бодро.
- В своей великой милости Халиф слушает. Говори, Чурбам ибн Берей! И быстрее, ты задерживаешь зрелище.
Чернобородый злобно зыркнул на тамаду и еще раз поклонившись Халифу, прорычал.
- Я не буду драться с женщиной, ибо этот поединок не принесет мне славы и чести. Это все равно, что прихлопнуть блоху или… - тут Чурбам замялся, подбирая нужное сравнение.
Людская толпа ахнула в один голос, потому что Владыка встал со своего трона и, подойдя к перилам, облокотился на них, с легкой усмешкой глядя на огромного аранийца. Это было неслыханный случай в истории подобных турниров, и у Владыки сегодня было явно хорошее настроение. По затихшей арене разнесся его приятный мелодичный голос.
- Видно поиски славы и чести совсем затмили твои глаза и ум, Чурбам ибн Берей. Если я не знал тебя как хорошего и преданного воина, приказал бы вывалять тебя в дегте, перьях и, посадив на ишака, вывезти из города под улюлюкание черни.
Чернобородый густо покраснел и опустил глаза вниз. Айдар невозмутимо продолжил.
- Просмотри на эту северянку, Чурбам…посмотри на ее гордое лицо, крепкое тело, плечи, плавную походку бойца, на ее ладони. Ты видел когда нибудь такие ладони у наших женщин? Посмотри, наконец, на ее меч. Он тебе должен сказать многое. Она воин, Чурбам ибн Берей, и тебе придется с ней скрестить клинки. Сражайся и не позорь свой род, - с этими словами Халиф отвернулся и прошествовал обратно на трон пьд восторженные вопли толпы.
Белка на протяжение всей тирады стояла, опершись на меч и скромно потупив глазки, и пыталась унять бешено бьющееся сердце. Без сомнения, вся эта напыщенная речь предназначалась исключительно  для нее. А это означало только одно. Айдар ибн кто -то -там заглотил наживку вместе с крючком. Осталось дело за малым- победить в турнире. Белла снова приняла боевую стойку и шагнула к чернобородому.
**
Можно было закончить этот поединок уже как минимум два раза. Но Белла не торопилась, верная наставлениям Харта. Девушка, привычная к сумасшедшему темпу и скорости Мери, сейчас чувствовала себя как рыба в воде. Мышцы только начали разогреваться.  Увалень бестолково и яростно размахивал саблей, пытаясь достать юркую Белку, но не мог. Белла даже не удосуживалась отбивать его атаки клинком, а просто уворачивалась и подныривала под свистящую сталь. Чурбам двигался как во сне, медленно и тягуче.
- Ууууууу! - Внезапно по трибунам разнесся горестный вопль. Белка на всякий случай отпрыгнула подальше и бросила взгляд на половину арены, где был Харт.
Тот неторопливо направлялся к лавкам. Позади лежало обезглавленное тело его оппонента.
Бородач взревел и с утроенной яростью бросился на Беллу. Та полувольтом ушла с линии атаки, поднырнула под руку с саблей, оказалась позади-сбоку , и быстро полоснула Чурбама ибн Берея по внутренней стороне бедра, не прикрытого поножами. Бородач попытался было достать Белку, но раненая нога подвела, он потерял равновесие и тяжело упал на бок. Попытался, громко ругаясь, встать, но Белка добрым пинком выбила саблю из его руки и приставила меч к черной бороде.
- Сдавайся и я пощажу тебя! – несколько пафосно воскликнула она в наступившей тишине. Бородач какое то время злобно зыркал на девушку и , наконец, сказал.
- Что может быть позорнее смерти от руки женщины… Сдаюсь!!!
Раздались одинокие равномерно-медленные хлопки. Белла отыскала источник шума и встретилась с темно-карими глазами халифа Айдара. Через секунду аплодисментами загремело все ристалище. Людям, особенно из простых, начала нравиться эта чужеземка, маленькая и хрупкая, но такая мастеровитая в воинском деле.
Мери сидел на лавке в гордом одиночестве, что впрочем его совершенно не смущало. После того, как он быстро и жестоко расправился с ветераном, остальные участники турнира отсели от него подальше и теперь кидали на него кровожадные взоры. Харт на это только посмеивался. Пока все шло по плану. Теперь ни один араниец не возьмет его в напарники в парном бою. Придирчиво осмотрел меч и провел по зазубрине наждаком. Белла подсела рядом. Мери, не глядя на нее, негромко сказал.
- То, что надо. Теперь приглядись к копейщику. Он самый опасный из всей этой кодлы. Остальные тюфяки. Я сильно преувеличил их возможности. Но, впрочем, не расслабляйся.
Белла кивнула и стала наблюдать за вторым кругом поединков.
**
Араниец жаждал крови. Этот проклятый Всевышним шайтан заслуживал самой лютой смерти. И два ятагана в руках Бен Агара могли вполне этому помочь. Но пока что ничего не выходило. Бен перепробовал все известные ему приемы парных клинков, но все ухищрения разбивались о несокрушимую защиту. Вдобавок ко всему лысый шайтан умудрился зацепить его плечо. Рана не существенная, но кровоточащая. Рукав туники весь пропитался кровью, ладонь стала скользкой и ятаган так и норовил выскочить. Бен Агар кружил вокруг шайтана, но тот просто поворачивался следом, держа меч перед собой двумя руками. Внезапно Агар увидел брешь в защите противника. При повороте тот на пару мигов открывал правую сторону тела. Это надо было использовать. Бен шагнул в сторону, обходя шайтана, и резко нанес «Извержение вулкана" , одновременный удар ятаганами в разные стороны на уровне груди. Получилось неплохо, но потом случилось непоправимое. Первый ятаган вылетел из скользкой руки, выбитый мощным ударом, а второй, которым Агар пытался заблокировать контратаку, переломился у самой рукояти. Последнее, что видел араниец, это стремительный поворот шайтана вокруг оси и луч солнца, блеснувший на лезвии меча, опускающийся ему на плечо…
Когда две половины храброго воина упали на песок, стояла такая тишина, что было слышно, как струится кровь из перерубленных артерий и вен. Не было ни одного человека из местных, кто бы не глядел на Харта с лютой ненавистью. Белла кожей чувствовала, что лишь железная воля Халифа удерживает народ от расправы над Мери. Тот словно в насмешку отсалютовал толпе окровавленным мечом и занял место на лавке.
***
Белка откровенно куражилась над вторым противником, работая на публику, которая все больше влюблялась в маленькую мечницу. Симпатии и простого люда, и некоторых знатных господ теперь принадлежали не халифатским бойцам, а ловкой чужестранке, которая делала из них неумех и недотеп.
Вскоре, после особо наглого ухода от сабли, когда лезвие просвистело у Беллы в паре дюймов от лица, девушка ловко прихватила гардой оружие воина и, после резкого вращения, вырвала клинок из руки аранийца. Воин растерянно проводил саблю взглядом. А после случилось то, чего никто не ожидал. Суровый боец опустился на одно колено перед Беллой. Та, ожидая подвоха, внимательно следила за ним, держа меч наготове. Воин, опустив голову, громко сказал.
- О Госпожа! Преклоняюсь перед твоим мастерством и умоляю тебя. Возьми меня в ученики, ибо это великая честь для меня или убей на месте, здесь и сейчас…
Уж чего-чего, а такого Белка точно не ожидала. Она мучительно соображала, как ответить достойно и правильно. Белла подобрала оружие аранийца и подошла к коленопреклоненному.
- Я не сделаю ни того, ни другого, о доблестный воин. Ибо недостойна. Возьми и не теряй больше.
Араниец принял клинок обеими руками, не поднимая головы. Встал, поклонился девушке и произнес.
- Сдаюсь на милость Госпожи…
Белла, которая уже начинала понимать смысл подобных халифатских игр, с серьезным лицом отсалютовала ему оружием, принимая сдачу.
Подобный обмен любезностями вызвал бурю эмоций у зрителей. Теперь они были готовы носить девушку на руках. Белла спрятала свой замечательный меч в ножны и встретилась глазами с Айдаром, который не сводил с нее пристального взгляда. Белка чуть дольше положенного правилами приличия смотрела на повелителя Арании, затем едва заметно улыбнулась ему.
Третий бой не отличался ничем особо примечательным от двух предыдущих, по сему не будем утомлять читателя подробным описанием, а предоставим волю его фантазии. Стоит заметить лишь, что противники и Беллы и Харта были по определению более сильными, нежели предыдущие и повозиться с ними пришлось чуть больше. После небольшого перерыва предстоял бой “пара на пару”.
***
Белка еле успела отбить блестящий наконечник копья, с невероятной скоростью летящий ей прямо в живот, и неосмотрительно подпустила Ибрагима близко к себе. В следующий миг девушка пропустила мощный удар ногой в корпус и покатилась по песку. И быть бы ей пришпиленной к ристалищу, если бы не Харт, молнией метнувшийся к ней. Араниец длинным выпадом ткнул его копьем, но Мери, вольтом уйдя в сторону, сблизился с халифатским воином и хорошенько пихнул его плечом. Ибрагим, гремя доспехами, опрокинулся навзничь, подняв тучу пыли, но ловко перекувырнувшись через голову, вскочил на ноги, ловя горячий воздух ртом. Можно было добить его, у Харта хватило бы и времени и сил на это, но второй араниец по имени Магомед уже подбирался к Белле. Поэтому Мери отшагнул назад, давая девушке придти в себя и подняться.
Все вернулось к первоначальной ситуации. Аранийцы кружили вокруг Мери и Беллы, а те оборонялись, стоя спина к спине. Белка морщилась, ибо пинок не прошел даром. Дай Камелот, если ребра целы. Но каждый поворот отдавался уколом боли в боку. Харт выжидал, пока девушка востановит дыхание и переведет дух и не форсировал события. Аранийцы тоже были не всемогущи, тяжело дышали и пока не нападали. Копейщик украдкой разминал ушибленую грудь.
Трибуны, доселе замеревшие в напряженном ожидании, начинали потихоньку разочарованно гудеть. Народу требовалось продолжение зрелища, и чем кровавее, тем лучше. Надо сказать, что Харт был последователен и в третьем своем поединке убил своего противника с особой жестокостью. Белка же напротив, делала все, чтобы снискать расположение публики. Люди не знали, за кого болеть, потому что с одной стороны сражались их воины, из местных, свои... с другой, многие горячо желали победы маленькой мечнице, но она была в паре с тем, кого ненавидел сейчас каждый араниец, наблюдавший за этим великолепным турниром. Знать же отдавала предпочтение Магомеду и Ибрагиму. Халиф был внешне безучастен к происходившему, сидел в небрежной позе, развалившись на троне, но его карие глаза были прикованы к Белле. Он ловил каждое ее движение, каждый шаг, каждый поворот гибкого тела. Белка безошибочным женским чутьем понимала, что Айдар попался в ее сети.
Белла начинала уставать. Первые бои она провела на одном дыхании и , положа руку на сердце, не с самыми сильными противниками. Но сейчас было все гораздо сложнее. Ибрагим, виртуозно владеющий коротким копьем, был одним из самых опасных врагов, с которыми девушке доводилось биться. Она уже не раз с благодарностью вспоминала уроки Мери Харта, выведшего ее на совершенно другой уровень мастерства мечника. Сейчас тяжелые часы занудных, однообразных тренировок пришлись как нельзя кстати. Магомед не доставлял Харту особых хлопот, хотя был достаточно мастеровит и быстр для закованного под брови в железо бойца. Но внимание Мери раздваивалось на два фронта. Копейщик был очень и очень опасен и Харт по настоящему начал бояться за свою напарницу. Надо было заканчивать, пока еще оставались силы. Мери легонько подтолкнул Беллу пятой точкой и сказал негромко:
- Нажали!
Они молниеносно поменялись местами. Белка, собрав остаток сил , вступила в прямую рубку с Магомедом, осыпая того градом ударов из всех возможных положений, при этом не особо заботясь о защите. Араниец ошеломленно отступал, едва успевая отбивать невероятно быстрые всполохи клинка Беллы. Вокруг ристалища стоял невероятный шум и гам, народ бесновался, видя , что творится на поле боя. Халиф, разом потеряв напускное спокойствие, вскочил на ноги и завороженно смотрел на объект своего вожделения.
Харт, полностью отрезав копейщика от напарницы, постепенно загонял его Магомеду за спину. Ибрагим перехватил древко обеими руками и теперь методично отбивал навершиями меч Мери. Попробовал было сбить Харта подсечкой, но промахнулся, ибо Харт просто подпрыгнул и нанес сверху рубящий удар. Араниец каким то чудом вывернулся из под падающего клинка и кувырком ушел на безопасное расстояние, как ему показалось. Но на самом деле он оказался максимально близко к Магомеду. Харт был уже рядом.
- Время!!!!- Вопль Харта пробился сквозь гул в голове Беллы. И ее тело сделало все само. Оставив своего  противника, Белла в великолепном прыжке  вонзила меч в незащищенную спину копейщика, полностью, в свою очередь, открыв себя под удар Магомеда, чем тот не переминул воспользоваться. Сабля из голубой аранийской стали взлетела над девушкой и понеслась вниз... по рядам зрителей пронесся  вопль ужаса... но и Харт не дремал и заблокировал удар, да так, что пальцы халифатского воина занемели и он чуть не выронил клинок. В следующий миг в глазах Магомеда полыхнул хоровод разноцветных искр и земля с небом поменялись местами. Получив навершием рукоями меча в лицо, воин тяжело рухнул на песок. Рядом, зажимая окровавленными ладонями пробитый насквозь бок, лежал Ибрагим, на запекшихся губах которого, начала появлятся кровавая пена. Белла носком сапога отпихнула подальше копье и, сдерживая бешенно вздымающуюся грудь, повернулась к трибуне знатных горожан и халифа. Мери, опершись на меч, неподвижно стоял немного поодаль. Его лысая голова блестела от крупных капель пота. Плащ он так и не снял.
Девушка победно подняла свой меч над головой и широко улыбнулась Халифу. Гром аплодисментов был ей наградой.
Когда громовые овации немного стали затихать, появился толстый церемонимейстер и проревел аки боевой горн.
- По правилам турнира героям, вышедшим в финал, предоставляется час отдыха на восстановление сил, дабы показать нам всю красоту и умение сполна. Во избежание договора между участниками, им предоставляется отдельный шатер. Через час мы снова насладимся игрой мастеров меча.
Тут он трижды стукнул посохом в песок и торжественно удалился.
Белка украдкой посмотрела на Харта. Тот едва заметно подмигнул ей, мол, а что я тебе говорил... девушка отметила, что Мери выглядел крайне неважно. По всему было видно, что он устал не меньше, а если и не больше ее. Потом Белла заметила пропитанную кровью штанину его любимых кожаных брюк...
" Все таки зацепили..." - тревожно подумала Белка. Но судя по всему, рана не причиняла особых неудобств, ибо Харт не хромал и передвигался вполне сносно. Девушка проследовала в свой шатер. Там ее уже ждали местные женщины в платках.
Битый час Беллу поили горячим чаем, разминали одеревеневшие мышцы, вытирали мокрыми ворсистыми полотенцами...Она наслаждалась покоем и чувствовала, как силы постепенно возвращаются в ее измученное тело. Время пронеслось быстро. Наскоро надев колет и затянув потуже ремни, Белка услышала злое осуждающее гудение трибун.
Девушка улыбнулась. Наверно, Харт уже появился. Она подхватила ножны с мечом и легко вскочила на ноги. Вышла из шатра под одобрительный гул публики. Ей махали руками, шляпами, посылали воздушные поцелуи. Народная радость от ее появления была всеобщей. Действительно, Мери, уже без кожаного плаща, с невозмутимым лицом стоял в центре ристалища лицом к Халифу и его окружению, скрестив руки на груди. Весь его вид выражал смертельную скуку. Белла подошла и встала немного поодаль. Все затихли, боясь пропустить даже слово.
Тамада, преисполненный важности, начал громко зачитывать текст на свитке, исчерканном аранийской вязью.
- Наш всемилостивейший Владыка, да славится имя его...
" Сражаемся в полную силу, девочка... поняла? Это важно..." - в голове Белки звучал голос Мери.
- ...и по Его высокому повелению, внесены некоторые изменения в правила. Последний поединок теперь ведется не до смерти, но до полной сдачи побежденного...
Харт скупо улыбнулся. Ну конечно...халиф решил подстраховаться. Мертвая красотка-северянка ему не нужна. Тем временем Тамада продолжил.
- Но в то же время уклонение от боя не приветствуется и будет караться строго и решительно. - тут он прокашлялся и заорал, от чего Белла даже вздрогнула. - Покажите нам Песню Стали и красивый бой!!!
***
Харт был доволен. За весьма короткий промежуток времени ему удалось сделать из самонадеянной, с его точки зрения, неумехи, надеющейся не на добрый клинок, а на сомнительную магию, первоклассного мечника или мечницу, как будет угодно...Мери не брезговал давать уроки фехтования тем, кто мог заплатить, и на его памяти это был первый случай, когда прогресс двигался так быстро. Вот и сейчас, разгадывая очередной замысловатый фехтовальный этюд Белки, он удовлетворенно думал, что девушка полностью использует свои преимущества, а именно скорость и ловкость, которые неплохо покрывают чисто женский недостаток физической силы. В процессе обучения он переигрывал комбинации специально под девушку, которая, в свою очередь, переделывала их под себя. Харту нравилось, что она не тупо заучивала то или иное движение, но и постоянно импровизировала. Мери не без основания считал, что импровизация в бою ведет к успеху, если противник равен тебе по классу. Конечно, до мастера меча было еще неблизко, но успех Беллы был налицо. Лучшие воины халифата ничего, по сути, не могли ей противопоставить.
" Чтож...даст Камелот, будем шлифовать этот алмаз до бриллианта..." - думал Харт, уходя от очередной молниеносной атаки Белки.
Сейчас все шло по плану. Они показывали фантастически красивую битву мечей, публика ревела от восторга, усидеть на месте уже никто не мог, все стояли и жадно смотрели на происходящее. Мери опасался лишь одного. Он всерьез полагал, что Белла не сможет переломить себя и нанести по нему завершающий удар, который они репетировали тысячу раз.
Была одна идея, но Харт сперва решил проверить Беллу. Поймав ее взгляд, он глазами быстро показал на клинок и через пару выпадов намеренно открыл левую сторону груди под удар. Но Белка то ли проморгала, то ли случилось то , чего так боялся Харт. Она не могла. Мери выругался себе под нос скверными словами. Комедия затягивалась и наступило время ее заканчивать. Ладно...нет так нет. Харт резко усилил натиск и скорость. Клинки, сталкиваясь, выбивали снопы разноцветных искр, так хорошо видимых при заходящем солнце. Зрители затихли на столько, что слышно было лишь шорох песка и тяжелое дыхание сражающихся. Глаза Беллы округлились. Она явно не ожидала такого напора, но принципиально не отступала. Харт довольно усмехнулся - характера девушке не занимать. Мери выждал момент, провалил Белку после затяжного комбо и , оказавшись сбоку от нее, хорошенько врезал мечом плашмя по крутой девичьей заднице. Белла вскрикнула от резкой жгучей боли. Шлепок получился как надо, болезненный, а главное, очень обидный. Белка вспыхнула от ярости до корней волос, васильковые глаза еще больше потемнели. Она молнией метнулась к Харту и нанесла разящий укол в глубоком выпаде. Тренированное тело Мери само рванулость в сторону с линии атаки, руки дернули меч на отводящий блок, но Харт усилием воли заставил себя стоять на месте. 
Удар был настолько силен и точен, что даже не пришлось ничего изображать. Мери тряхнуло так, что он еле устоял на ногах. Бронник Али не соврал. Его кольчуга с честью выдержала и не пропустила лезвие в тело, но компрессию еще никто не отменял и Харт прям таки почуствовал, как надламываются его ребра. Бычий желудок под курткой прорвался и выдал приличную струю крови в прореху колета, обильно обдав Беллу и песок арены. Харт картинно выронил клинок, прижал обе руки к "ране" и  хорошенько надавил на пузырь, выжимая из него последние остатки бычьей крови. Куртка вся насквозь была пропитана красным. Харт с гримасой боли на лице упал на колени, затем лицом прямо в песок.  Затихшая было публика взорвалась громом оваций и воплями. Белла устало повернулась во все четыре стороны и отсалютовала окровавленным мечом, боковым зрением отметив, как быстро появились два служителя с носилками и человек с вороватыми глазками в одежде лекаря. Они погрузили "убитого" Харта и не менее быстро исчезли в подсобных помещениях ристалища.
Сегодня был день Беллы. План по турниру был с блеском выполнен. Она победила.

23

Глава двадцатая.
В подтрибунном помещении было тихо как в склепе. Харт лежал смирно, не открывая глаз, ибо не знал, поделился ли подкупленный им лекарь со служителями, что вынесли его с ристалища. Вскоре его переложили на холодный каменный стол и оставили в одиночестве. Харт осторожно приоткрыл глаза и осмотрелся. Да, так и есть, настоящий каменный склеп. Он лежал на мраморе, в котором были выдолблены небольшие канавки, уходившие под наклоном куда то вниз. Рядом, на запачканном кровью деревянном столе, лежали аккуратно разложенные, устрашающего вида медицинские инструменты. Дверь тихонько скрипнула и в комнату проник человек в одеждах лекаря. Харт услышал тихий шепот.
- Сахиб может встать...я отослал всех помощников. Мы одни.
Мери поднялся и посмотрел на доктора. Пухлый, щекастый, бегающие глазки. Хитрец еще тот...
- Вот одежда, как вы просили. Тюрбан, кафтан, сапоги. В свертке ваш плащ. Скорее переодевайтесь и я вас выведу.
Пока Харт менял одежду, лекарь торопливо говорил.
- Вы настоящий фокусник, сахиб...я, зная правду, поверил, как правдоподобно брызнула кровь из раны. А как упал - просто загляденье... Вы не пробовали стать артистом?....
Мери перебил.
- Что ответишь, когда спросят, где труп?
- В выгребной яме, конечно. У нас, простите, сахиб, с такими, как вы, только так. Вы убили слишком много лучших воинов Халифа. Нужна ли была такая жестокость?..
Харт мрачно посмотрел на болтуна. Тот осекся.
- Простите, сахиб...я просто нервничаю немного, вот и много говорю.
- Много говоришь...так и есть, так и есть...- медленно, растягивая слова, произнес Харт, заводя руку за спину.
Лекарь испуганно глядел на него, как кролик на удава.
Жизненный опыт Мери Харта подсказывал, что оставлять в живых такого свидетеля было нельзя. Прижмут хорошенько - и пытать не надо, сам все выдаст. Харт нащупал рукоять даги... Некоторое время назад он, не задумываясь, убил бы этого человечка и через пять минут уже забыл о нем. Харт задумчиво смотрел на толстячка, который начал обильно потеть, и размышлял, что после знакомства с одной особой, он, Мерион Харт, жестокий, беспощадный, перед которым трепетали самые отъявленные негодяи, стал необратимо меняться. В какую сторону, плохую или хорошую, он пока не знал.
- Вот, бери. Это приз за расторопность и смекалку. Как только я уйду, бросай все и уезжай. - Харт бросил доктору небольшой сверток. Тот раскрыл и уставился в него круглыми от удивления глазами. Мери продолжил, - Того, что в мешочке хватит тебе и твоим внукам на всю жизнь. К тебе придут, гарантирую. Халиф захочет убедится, что я мертв. Мою грязную куртку и порты кинь рядом с ямой. Все, мне пора, прощай.
***
В это время в герцогстве Альвионском леди Камилия ходила взад-вперед по кабинету. Она уже успела почувствовать себя полноправной хозяйкой этого замка. Ещё немного и основное препятствие в виде не весть откуда взявшейся племянницы будет устранено. Ей сказали, что этот человек, Вольф, хорошо знает своё дело и за хорошие деньги готов абсолютно на всё. Даже если у него не получится перевербовать дружка Изабеллы, он с лёгкостью устранит их обоих, а там… Там она решит что делать дальше. Ведь это ее люди устроили несчастный случай с гибелью Ромуальда Первого, а затем она отравила свою королеву, да ещё так, что никто и не понял  что случилось.  Ну кто же мог подумать, что Ромуальд  Второй окажется таким несговорчивым? Что ему стоило отдать герцогство ей? Что ж, принц Демиус – её последний шанс и ей всё равно, что будет потом с этим королевством. Главное, что она получит то, к чему так стремится. Личные интересы она всегда ставила выше государственных.
Камеристка нынешней королевы – что может быть унизительнее?! Она, графиня Ньюсторнская, в родстве с королями, а тут… Да  как мог этот мальчишка, Уальд, так обойтись с ней, сделав своим первым советником герцога? Нет, она никогда не простит ему такого унижения. Когда портал будет достроен и аранийская армия вторгнется в  Иридию этот щенок Уальд будет уже мертв, а на трон коронуют Демиана. Слабоумный мальчишка будет делать всё, что ему скажут. Осталось потерпеть совсем немного. У нее будет всё, что она захочет.
Графиня налила себе в хрустальный кубок тончайшей работы иридийских мастеров сладкого вина, присланного ей с купцом Хасаном из Арании самим Халифом Айдаром Абу Али, села в кресла и, прикрыв глаза, сделала глоток, когда в двери постучали.
-Ну кто там ещё?
Дверь распахнулась и в кабинет влетел Маркус.
- Матушка, ваше сиятельство, Вольф мёртв.
- Как?- графиня вскочили с кресла, швырнув об пол кубок, тут же рассыпавшийся на мелкие осколки. По мраморному полу растекалась красная лужица. -Как это могла случиться? Мне же рекомендовали его, между прочим, твои «хорошие знакомые», как человека, для которого нет ничего невозможного.
-Харт. Он убил Вольфа. Сведения достоверные. Получены от его любовницы Ингрид.
-Где она?
- Ожидает за дверью.
-Зови. Оружие забрали?
- Обижаете, матушка.
В кабинет вошла женщина, закутанная в синий бархатный плащ.
- Ваше сиятельство, -бросилась она к ногам леди Камилии. -прошу вас, помогите мне. Я сделаю для вас всё, что угодно, только помогите. Я всю оставшуюся жизнь буду служить вам, только…
- Молчать! – Камилия была в ярости. -Ты смеешь просить меня о какой то помощи, тогда как твой дружок завалил всё дело?
- Он…я…- Ингрид разрыдалась
- Рассказывай всё и подробно, хватит распускать сопли! – презрительным взглядом окинув наемницу графиня тяжело опустилась в кресло. План рушился. Во время повествования Ингрид графиня становилась мрачнее и мрачнее.
- Ваше сиятельство, прошу вас, помогите мне вернуть лицо, обещаю, я сделаю всё, что вы скажете.- Ингрид откинула капюшон и  взору графини предстало уродливое нечто.
- Ну, хорошо, я помогу тебе, есть у меня хороший целитель, всего через неделю ты будешь выглядеть как прежде,  но сначала ты должна доделать начатое! И мне плевать как ты это сделаешь… Ты устранишь эту парочку – Сумасшедшую Белку и ее дружка. И учти, это нужно сделать чем быстрее, тем лучше.
А теперь убирайся.
Камилия  обратила  взор на стоящего все это время как вкопанный сына:
- Маркус, проводи даму в гостевые покои. И охрану приставь.
- Но Фауст… он обещал…
- Что Фауст? Твой Фауст во-первых не целитель, с этой задачей он не справится, а во-вторых, сначала дело, потом оплата в виде нового лица. Всё, идите. Мне надо подумать.
- Но, матушка …
- Маркус, не зли меня! Вон отсюда оба, я сказала!
Когда дверь за Маркусом и Ингрид закрылась, Камилия ещё долго стояла у окна кабинета,  вглядываясь вдаль и размышляла.
Да, повезло с сыночком…тот ещё недоумок…но, что выросло – то выросло. Приходится иметь дело с тем, что есть…
Старший сын графини,  умница и красавец Филипп, вот уже лет семь как рассорился с матерью,  отказавшись от участия в ее интригах и ушел на королевскую службу. При этом он отказался от графского титула и попросился в самый опасный гарнизон на западную границу. Со временем встретил там хорошую девушку, женился и пару лет назад получил должность коменданта крепости. Леди Камилия была зла на сына, но ничего не могла поделать. Её правой рукой и наследником, к её большому сожалению, стал младший сын - недалёкий Маркус,у которого в голове были лишь развлечения, но который, в то же время, боготворил мать и старался исполнять всё, что она пожелает.
***
С турнира Белла вернулась перед заходом солнца уставшая и абсолютно разбитая в сопровождении двух стражников. Халиф настоял на том, что во избежание возможных неприятностей до дома её проводят его люди, а так же сообщил, что вечером ждёт ее на балу во дворце и по этому случаю через пару часов пришлет за ней паланкин.
По возвращении Белла кинула полученный за победу на турнире кошель, туго набитый золотыми драхматами, на кровать, скинула одежду и позвала служанок. Девушки помогли ей в короткие сроки привести себя в порядок, а  вода ,как всегда, сделала свое дело и Белла чувствовала себя отдохнувшей и посвежевшей. Сайли сделала ей великолепную высокую прическу, достойную знатной госпожи и украсила волосы шпильками с сапфирами, обрамленными белым золотом, а Лейла нанесла на лицо неброской макияж, подчеркивающий ее естественную красоту. Шею девушки обрамляло изысканное сапфировое  колье, а последним штрихом было роскошное бальное платье с глубоким декольте и открытыми  плечами. Корсет утягивал и без того тонкую талию, а пышная юбка в пол полностью скрывала обутые в серебристые туфельки стройные ноги. Пошитое по последней столичной моде каким-то  иридийским  портным, платье было выполнено из темно-синего бархата и расшито серебром.  Взглянув  на свое отражение в зеркале , Белла удостоверилась, что выглядит великолепно и теперь можно смело приступать выполнению второй части задуманного.
***
К позднему вечеру, когда совсем стемнело, Мери добрался до дома и совершенно без приключений. Улицы как вымерли, что, впрочем было и понятно. Население поголовно находилось на центральной площади на празднике в честь дня рождения халифа. Редкие прохожие спешили по своим делам.
Харт медленно шел по вымощенной брусчаткой узкой улице и мрачно размышлял. Вроде бы все удалось, вышло по положенному в основу их мероприятия плану, но сердце Мери Харта было не на месте. Он в который раз выругал себя последними словами за непрофессиональный подход к делу. За то, что согласился работать в паре, да еще и с женщиной. За то, что не привык переживать и бояться за кого-то, кроме себя. За то, что позволил чувствам взять верх над разумом. За то, в чём он боялся признаться даже самому себе. Он влюбился, хотя всегда считал это чувство чем-то типа опасной болезни. Это что-то вроде, когда ты сам себе не принадлежишь и просто плывешь по горной реке. Как лодка без руля и весел в бурном течении и водовороте стихии. А Мери Харт привык управлять лодкой жизни сам, всегда полагаясь только на себя. Харт злился за не весть откуда взявшуюся, начавшую грызть его изнутри... ревность. Белла, должно быть, сейчас у этого красавца халифа, будь он неладен, в спальне... и богатое воображение тут же нарисовало откровенную сцену. Харт злобно выругался. Случайная запоздавшая горожанка, идущая ему на встречу, в испуге метнулась в ближайшую подворотню. Харт остановился, прислонился спиной к стене ближайшего дома и сделал пару глубоких вдохов, успокаиваясь. Огляделся. Оказалось, что он уже у цели, через улицу был виден в глубине сада арендованный ими особняк. Мери, еще окончательно не успокоившись, перешел узкую улочку и сердито пнул калитку ногой, словно она была виновата во всем. Вошел, сделал пару шагов и замер как вкопанный. Что-то было не так. Харт уставился на дом, одновременно чутко прислушиваясь. Наконец понял причину беспокойства. В доме не горел свет, хотя девушкам служанкам был строгий наказ дожидаться их с Беллой появления. Ослушаться они не могли, а значит... Мери отступил в тень дерева и достал метательную звезду и дагу.
Тоби  заворожено смотрел на сокровище при свете потайного фонаря и не мог отвести глаз. Здесь была такая огромная сумма, что он даже страшился представить цифру... Из транса его вывело энергичное потряхивание за плечо.
- Тоби, Тоби! Может позабавимся? Смотри, какие цыпочки! - Кулеш, напарник и подельник вора, указывал на двух испуганных, связанных девушек, лежащих на полу. Кулеш, рыжеволосый, пухлый парняга всегда был охоч до женского пола. Тоби раздраженно сказал.
- Дурак ты, Кулеш...какие бабы...ты посмотри лучше сюда. Вот где счастье! Понимаешь?
Кулеш не понимал. Он вожделенно разглядывал Сайли и Лейлу, выбирая, с какой начать. Девушки начали всхлипывать. Наконец выбор был сделан и Кулеш, ничтоже сумятившись, начал развязывать пояс порток. Тоби, оглянувшись на действо, лишь презрительно хмыкнул и начал собирать добычу в мешок. Пора было уходить. День сегодня удался как никогда в жизни. Тоби уже представлял себя в дорогой одежде, в паланкине, который несут темнокожие рабы, почтительные приветствия тех, кто в этой жизни не замечал его, простого вора. Тоби настолько замечтался, что понял одну простую вещь слишком поздно. Они были в доме не одни. Парень прижал туго набитый мешок к груди и повернулся было к подельнику, но...было уже поздно. Кулеш трепетал на острие даги как мотылек на свечке. Дагу держал тот самый лысый тип, от которого так и веяло опасностью и смертью. Тип безучастно разглядывал Тоби своими почти прозрачными глазами.
- Не уходи никуда...- прошелестел убийца.
Но перепуганый Тоби и без этого не мог сдвинуться с места. Его как парализовало.
Лысый выдернул дагу из горла Кулеша, шагнул к вору и коротко махнул рукой. В голове Тоби словно ударило молотом, пол и потолок поменялись местами и свет погас.
Когда вор пришел в себя, перед ним чернел правильный прямоугольник черного неба с яркими крупными южными звездами.
«Красотища-то какая»- восхитился Тоби. Почему-то раньше он никогда не смотрел на ночное небо. Потом он дернулся, вспомнив то, что произошло некоторое время назад. Попробовал пошевелиться, но тщетно. Его связали на совесть, профессионально и туго. Вор лежал на чем-то мягком и липком. Тоби скосил глаза и с ужасом увидел под собой мертвого Кулеша. Стеклянные глаза подельника смотрели прямо на него. Тоби закричал, вернее, промычал, ибо рот был забит тряпкой. Вор судорожно задергался, пытаясь освободиться.
- Тише, вор, тише...- темная фигура присела на корточки на краю могилы.
Тоби застонал от дикого страха.
-Меня нельзя ограбить. Неужели ты, вор, не понял это тогда, на базаре? - неспешно сказала тень. - даже несмотря на то, что ты пытался выпотрошить мой кошель, тебя пожалели, накормили, напоили, дали золота... и чем ты отплатил сейчас?! Ты жадный и глупый, вор Тоби. На этом и закончим наше знакомство. Прощай.
Фигура поднялась, подхватив заступ. Тоби, выпучив глаза, завыл, когда на него упала первая партия жирной, плодородной земли...

24

Чёрт, как же интересно читать. Даёшь проду и побыстрее!!!

25

Глава двадцать первая.
Дворец халифа поражал своей чрезмерной роскошью и великолепием окружавших его садов. От ворот до самого входа протянулся бассейн, до краев наполненный водой. По центру его на равномерном расстоянии друг от друга били необыкновенной красоты фонтаны, подсвеченные магической подсветкой, что придавало им особое очарование. Разноцветные струи взмывали вверх и опадали, словно россыпи самоцветов. По краям от бассейна располагались мозаичные дорожки, так же освещаемые магическими светильниками. Сам дворец, будучи высотой в три этажа, с колоннами, величественными статуями и высокими арочными проемами, по праву мог считаться произведением искусства аранийских зодчих.
Внутри дворца все было украшено резьбой по мрамору, дереву и гипсу, отделанной с применением позолоченной бронзы. Залы так же украшали всевозможные статуи и колонны, а так же выполненные из различных цветов мраморной мозаики полы.
Нижние части стен укрывали богатые ковры, верхние же были украшены всевозможными рисунками, аранийской вязью, фресками с изображением различных животных и дивных садов. Белла шла по пустой галерее дворца в сопровождении встретившего ее дворецкого по направлению к бальному залу, любуясь всем этим великолепием. Она немного опаздывала. Бал уже начался  и по дворцу разливалась мелодичная музыка. Когда же музыка смолкла,  церемонимейстер громогласно провозгласил:
- Победительница турнира, леди Изабелла из далёкой Иридии.
Войдя в бальный зал, Белла замерла от изумления и тут же почувствовала на себе заинтересованные взгляды как мужчин, так и женщин. И если мужские взгляды были полны восхищения, то в глазах женщин, напротив, читалось презрение и ничем не скрываемая злоба. Почему? – спросите вы, уважаемый читатель. Причина проста. Южным женщинам нельзя было полностью открывать лицо и носить столь откровенные наряды, а так же появляться в обществе в присутствии посторонних мужчин с непокрытой головой. Наша же героиня, как мы уже упоминали ранее, являясь северянкой, предстала на балу с открытым лицом, красивой прической и одетой в традиционное иридийское бальное платье, подчёркивающее все прелести хрупкой девичьей фигурки, что по мнению местных дам нарушало все правила поведения приличной женщины.
Халиф поднялся со своего дивана, на котором возлежал, в скуке наблюдая за веселящейся на балу знатью, и величественно проследовал навстречу своей необычной гостье.
- Рад, что вы почтили нас своим присутствием, дорогая Изабелла. Позвольте проводить вас присесть, сейчас будет выступление танцовщиц – великолепное зрелище, которое, надеюсь, вам придется по душе.
Беллу покоробило столь фамильярное обращение, но она не подала виду, думая, что, быть может, оно и к лучшему и с лучезарной улыбкой ответила:
- Благодарю Вас, Ваше Светлейшество …- и, опираясь на предложенную халифом руку, с гордо поднятой головой проследовала к его дивану, рядом с которым на уложенных на ворсистом ковре подушках восседали его жёны. Халиф усадил девушку на диван рядом с собой и бархатным голосом шепнул ей на ушко:
- Для вас, дорогая, Айдар. Просто Айдар.
-Как вам будет угодно, Ваше…ой, простите, Айдар. - смущённо ответила Белла. Судя по всему, халиф решил таки соблазнить её, что же, она подыграет ему, это в её интересах.
Во время выступления танцовщиц до Беллы периодически доносился злой, осуждающий, полный ненависти шепот жен Айдара Али. Она старалась не обращать на это внимания. После танцовщиц было выступление факиров и укротителей змей, затем танцы, в которых Белла не участвовала, поскольку не знала ни одного из них. Видя, что гостья заскучала, халиф предложил ей прогуляться по верхнему саду. Пара удалилась из бального зала, а халифские жёны с ненавистью обсуждали план мести новой фаворитки своего господина и повелителя.
С балкона верхнего сада открывался чудесный вид. Белла залюбовалась огромной луной, висящей на темном небосклоне прямо перед ней, звездами, светившими ярко и откровенно, некоторые из них время от времени срывались вниз и падали, оставляя за собой яркий хвост, как вдруг почувствовала на своей талии крепкую руку халифа. Захватить пальцы, взять на излом, резкий рывок вверх, ребром ладони в незащищенное горло, затем каблуком по виску... Белка с великим трудом заставила себя не делать того, что было пятьсот раз повторено и заучено ее телом, про себя отметив, что уроки старого Грея и Мери Харта не прошли даром. Она стала жить на рефлексах, чего так долго и занудно, как ей казалось, и добивались ее наставники. Вместо этого она повернулась лицом к Владыке и нежно проворковала:
- Дорогой Айдар... если вы еще раз прикоснетесь ко мне без моего дозволения, я убью вас.
Халиф отшатнулся  от нее так, словно схватил ядовитую змею. На его красивом лице пронеслась целая гамма чувств, начиная от непомерного удивления и заканчивая лютым гневом. Но Белла не волновалась. Она давно поняла, что этот избалованный женским вниманием человек попался в ее сети крепко и надолго. И пока он не получит своего, она может играть с ним как кошка с мышкой. И в самом деле, быстро справившись с эмоциями, Айдар непринужденно расхохотался.
- Дорогая Изабелла, я все время забываю, что вы - гордая дочь Севера, а не наша покорная женщина... Ради Всевышнего, простите, если я обидел вас по незнанию ваших обычаев. И тем более, я охотно поверю вам, ибо видел, что вы вытворяли на турнире. Не сердитесь, и выпейте этого замечательного вина. Такое пьют только Халифы.
Айдар собственноручно наполнил хрустальный бокал и подал его девушке. Белла осторожно пригубила. Халиф не обманул, вино было превосходным, терпким и в то же время нежным и приятным на вкус и пахло розами.
- Какая замечательная ночь, Изабелла... Вы не находите? - Айдар отпил глоток, не отводя глаз от красоты природы. Белла пыталась прикинуть, который сейчас час. По всему выходило, что дело близилось к полуночи. Наступало время активных действий, да и Мери заждался. При воспоминании о Харте, сердце девушки екнуло и наполнилось теплом... позже... все позже, сейчас надо брать быка, как говорится, за рога и в стойло, вспомнила она любимую присказку Грея.
Белла резко повернулась к Айдару и поставила бокал на перила. Халиф удивленно уставился на нее. Сейчас он ожидал всего, чего угодно, но опять не угадал.  Белка подошла к нему вплотную, так, что ее девичья грудь уперлась в полуобнаженный живот Айдара, пристально посмотрела ему в глаза снизу вверх и с легкой улыбкой сказала.
- Я слышала, что правители Арании спят на шелковых простынях, но никогда не верила. Может доблестный Айдар покажет девушке с севера свою спальню?
Теперь халиф справился с удивлением намного быстрее, чем в прошлый раз. Он осторожно приобнял Беллу за обнаженные плечи и указал на дверь, скрытую в полумраке.
***
В покоях халифа царил полумрак. В низких подсвечниках, расставленных всюду, где только было можно, горели свечи, источающие чарующий аромат роз и сандала. Белла стояла посреди комнаты, осматриваясь и пытаясь понять где же находится то, ради чего она влезла в эту авантюру. Где же может быть тайник? Где?
Пол помещения был сплошь укрыт великолепным ковром с густым высоким мягким ворсом, в котором буквально утопали ее ступни. Коврами так же были завешены и стены, причем не все, а лишь три из них. На четвертой  же девушка увидела небольшую картину с изображением полуобнажённых мужчины и женщины, волею кисти художника застывших  в объятиях друг друга посреди дивного сада.
Зародившаяся было в голове мысль была прервана мягким голосом оказавшегося за ее спиной халифа:
- Любуетесь, дорогая Изабелла? Это творение одного из величайших мастеров Арании. Не правда ли, великолепная работа?
- О да, милый Айдар,- чуть подрагивающим голосом от волнения, ответила Белла, хотя придерживалась на сей счёт совершенно другого мнения. Её занимал совершенно другой вопрос. А что если…?
В этот момент халиф мягко развернул девушку лицом к себе . В его глазах читалось  сильнейшее желание обладать этой гордой северянкой. Белла мягко высвободилась и в свою очередь подтолкнула халифа в сторону огромной кровати, застеленной прохладным шёлком. Айдар плюхнулся на ложе, хотел было вскочить обратно, но Белла приложила тонкий пальчик к его губам, требуя молчания.  Это было для Владыки Арании в диковинку. Обычно в спальне он управлял процессом, а покорные женщины лежали смирно, пытаясь не прогневать и угодить. Поэтому он с удовольствием уступил инициативу и нетерпеливо ждал продолжения. Белка подошла к Айдару вплотную и, присев на кровать рядом с ним, взяла его за подбородок и  заставила посмотреть ей в глаза. Халиф  в предвкушении чего-то необычного с готовностью подчинился и …попал в мир грез.
«Что ж, твое светлейшество, ты получишь то, чего хотел, только несколько иным образом. Играть мы будем по моим правилам»- думала девушка, погружая грозного правителя халифата в глубокий транс. Теперь он видел и чувствовал то, что хотел… Здесь мы не будем смущать читателя извращенными фантазиями этого человека. Достаточно лишь упомянуть, что Белла, заглянув лишь немного в приоткрытую дверь его желаний, густо покраснела и поспешила удалиться.
Девушка все глубже и глубже вторгалась в глубины его памяти, отыскивая необходимую ей информацию. Она, как бы, шла по длинному коридору с множеством дверей, открывая  их одну за другой, пока не отыскала то, что было нужно.
Найдя необходимое, Белла вынырнула из сознания лежащего рядом и находившегося под властью насланного ею видения  халифа и быстро направилась к картине. Интуиция и в этот раз не подвела её, тайник был именно там, где она изначально и предполагала. Девушка сняла этот шедевр аранийского искусства, обнаружив за ним  небольшой, еле заметный прямоугольник, на котором были начертаны непонятные знаки и символы. Коснувшись их в определенной, уже известной ей, последовательности Белла застыла в удивлении. Прямоугольник исчез, буквально растворившись на глазах изумлённой девушки. Белла проверила тайник на предмет остаточной магии и, убедившись в безопасности, вынула всё содержимое, быстро пролистала, убеждаясь, что это именно то, что ей нужно, поскольку среди бумаг оказались и те, в которых так или иначе упоминается Иридия, вернула картину на место.
В последний раз оглянулась на Айдара Абу Али, который продолжал пребывать в мире иллюзий и открыла портал.
***
Харт нервно мерил шагами гостиную. Его вещи на всякий случай уже были собраны, меч на боку,  дага за спиной, плащ на плечах.
Мери отдал последние инструкции Сайли и Лейле, присовокупив к ним кошель с драхматами - приз Беллы с турнира. Служанки были вне себя от радости от внезапно свалившейся огромной суммы денег. Это позволяло им начать совершенно новую жизнь.
Её не было уже долго. Очень долго. «Сколько ещё ждать? Что там вообще могло произойти? Неужели придворные маги поняли кто она? Нет, об этом лучше не думать, потому что если…»- Мысли одна страшнее другой рождались в голове Мери, он волновался за девушку как никогда и ни за кого в этой жизни.
«Так, всё. Никаких если! Что-то ты раскис, Мерион Харт. Успокойся и перестань паниковать…»
Выйдя из портала, Белла увидела замершего посреди гостиной Харта. В его глазах читались тревога и беспокойство.
- Рион, что ты тут делаешь?
- А сама как думаешь? Тебя жду, конечно. – Харт уже взял себя в руки.- Как успехи?
-Все в порядке, потом расскажу. – сухо ответила Белка и буквально взлетела по лестнице, оставив после себя шлейф цветочного аромата.  Харт, недоумевая, остался стоять, где стоял.
Влетев в свою комнату, она бросилась к шкафу. Запихнула в мешок бумаги, удобную мужскую одежду и дорожные вещи, взяла перевязь с мечом и спустилась вниз.
-Что, прямо вот в таком виде и пойдешь?- Мери с изумлением посмотрел на девушку. Выглядела она, мягко говоря, несуразно. Бальное платье, перевязь с мечом, дорожный мешок через плечо… - Хоть бы переоделась, неудобно ведь!
-Потом, всё потом. Ты жить хочешь?- в голосе девушки чувствовалась нервозность. -Я очень! Так что уходим и быстро.
Мери не надо было упрашивать. Он закинул  на плечо свой мешок и направился было к выходу.
-Стой! Ты куда? Идём порталом. – Белла взяла его за руку и через мгновение они уже стояли под сводами пещеры, в которой не так давно ими было обнаружено жилище мага.
- Дальше не могу. Резерв на исходе, до Иридии не дотянула бы. Так что придется переночевать здесь, - как бы извиняясь, сказала Белка,- по крайней мере тут безопасно…
Свечи вспыхнули, наполняя помещение неярким светом.  Белла скинула свой мешок и бережно положила на стол меч. Найдя в шкафу полотенце и приличную, вполне удобную для сна, одежду она попросила Мери развязать и ослабить шнуровку платье, поскольку сама бы точно не справилась – шнуровка располагалась на спине, а служанок рядом не было. Придерживая платье спереди, чтобы не упало, она направилась к минеральному источнику, попутно зажигая факелы. Пирокинез был ещё одной составляющей её дара, очень удобной и, в случае необходимости, она всегда использовала это умение.
***
Белла прикрыла глаза, наслаждаясь. Еще несколько минут назад она чувствовала себя разбитой и опустошенной. Сейчас же она лежала в бурлящей воде, которая, как, впрочем, и всегда, творила чудеса. Каждая клеточка тела девушки постепенно наполнялась энергией и блаженством.  Не магией, нет, магию ей еще предстоит восстанавливать. То, что она предприняла в отношении халифа, в купе с двумя перемещениями подряд требовало больших затрат магических сил, а учитывая ту неизвестность, которая ждала их по возвращении в Иридию, восстановление было просто жизненно необходимо и на это потребуется время. Благо, что в катакомбах имеется действующий магический источник, а значит, на восстановление потребуются сутки, если не меньше.
Вернувшись с источника Белла, одетая уже в лёгкие бархатные шаровары и такую же свободную тунику, чувствуя расслабленность и умиротворение, упала на кровать и, подперев ладонями подбородок, внимательно смотрела на сидящего в кресле Харта.
- Ну и?- в голосе Мери чувствовалось непроходящее напряжение, - Рассказывай, что произошло…
- А ничего такого особенного. Отправила халифа в мир грез и, пока он наслаждался своими видениями, немного попалась у него в мозгах в поисках нужной информации. Нашла тайник, забрала архив и ушла порталом. Думаю, он очнулся сразу же  после моего перемещения и, уверена, был в ярости от того, что все, чего он так жаждал получить в реальности, на деле оказалось лишь его фантазиями. Белла улыбалась. Самое трудное для неё в этом задании было позади.
- Страшно было, когда дворцовый маг на входе пытался проверить меня на предмет владения магией. Но подаренный тобой медальон, как оказалось, не только блокирует магическое воздействие, но и каким-то образом закрывает от других магов мой дар. Так что во мне он увидел самую обычную девушку, а медальон показал им себя простым, ничего не значащим, украшением. Больше всего я боялась, что потребуют снять его для проверки. Но, слава Камелоту и его собратьям, обошлось …
- Тебя очень долго не было…
- Переживал, что не справлюсь и завалю задание?
- Не только. Точнее не столько за это, как…- Мери осекся.
- Все хорошо, Рион. Я справилась. Думаю, уже завтра вечером мы сможем передать бумаги Его Величеству и, считай, твоя работа на этом закончилась. А мне ещё предстоит найти и наказать убийц моего отца. И сделать я это хочу лично, потому что иначе они найдут способ уйти от правосудия. А потом, если ты, конечно, не против, я попросила бы тебя взять меня в ученики. Я ещё очень многого не умею и мне бы хотелось совершенствоваться в технике владения мечом, а что может быть лучше, чем учиться у настоящего мастера.
- Ну, махать мечом – дело наживное. Меня сейчас интересует твоя новая авантюра. Думаешь, я так просто отойду в сторону и позволю тебе одной влезть в пекло? Мы  доведём дело до конца вместе.
- Это не авантюра! - глаза девушки вспыхнули жаждой праведной мести. -Я уничтожу Маркуса и его приспешника-мага. Только я не понимаю, тебе-то это зачем? Это не принесет никакой прибыли, только риск, причем серьезный.
- Дело не в деньгах. Я помогу тебе, потому что...- Мери замолчал на короткое время, будто бы обдумывая каждое свое слово, а затем продолжил, - Потому, что для меня это единственно верное решение в данной ситуации. И наши тренировки мы обязательно продолжим. А теперь спи, тебе нужно как следует отдохнуть, а завтра будем думать, что делать дальше. И запомни, девочка, хорошо запомни – месть, это блюдо, которое нужно подавать холодным.
Мери встал и направился к выходу. Ему нужно было побыть одному и обдумать  сложившуюся ситуацию. За спиной он услышал тихий, растерянный голос девушки:
- Рион, не уходи. Пожалуйста…
-Что случилось ?
- Ничего. Просто хочу, чтобы ты тоже выспался в нормальных условиях. Ведь неизвестно когда это теперь удастся и что ждёт нас в родной  Иридии.
Белла сдвинулась на край огромной кровати, освобождая место Харту,  и забралась под одеяло. Слова мужчины о желании помочь что-то перевернули в её душе, девушка чувствовала, осознавала, что  больше не одна в этом мире, что есть человек, готовый ради нее на многое. Понимание этого согревало и дарило покой. Белла быстро уснула, забыв все перипетии прошедшего дня. Мери же, наоборот, ещё долго лежал, глядя на огонь горящих свечей, погруженный в свои, одному ему ведомые, мысли.

26

Глава двадцать вторая.
В пещере нельзя было определить время суток, но Белке это было особо не важно. Главное было то, что она выспалась и теперь была полна сил и энергии, особенно магической. Девушка еще немного понежилась, пригретая пуховым одеялом, потянулась, выгнув спинку, аки кошка, и бодро вскочила с кровати. Неторопливо умывшись и одевшись, она прошла в большой зал, явно служивший прежнему хозяину гостиной. Харт, с удобством расположившийся в большом кресле, лениво пролистывал добытые ей бумаги.
- Доброе утро! – приветливо поздоровалась девушка. У нее было прекрасное настроение.
- И тебе…и тебе…- рассеянно буркнул Мери. Белла подошла к столешнице, на которой была разложена нехитрая снедь. Немного подумав, сделала внушительный бутерброд из мяса, хлеба и овощей. Харт дочитал последнюю страницу и раздраженно бросил кипу бумаг на стол.
- Чего там? – Белла усиленно работала челюстями.
Мери мрачно посмотрел на нее и сказал негромко.
- Документы воняют , как та выгребная яма, в которой сейчас плавает мой «труп», - Харт встал и прошелся по зале. – полный перечень заговорщиков. Много знакомых лиц и незнакомых тоже. Ты славно поработала. Король будет доволен. Осталось только доставить бумаги заказчику.
Белла налила себе горячего душистого чаю, и , держа чашку обеими ладошками, сделала добрый глоток.
- Ты же прекрасно понимаешь, что без тебя я бы никогда не справилась.
Мери пропустил это мимо ушей, как делал всегда, когда не хотел развивать тему.
- И, как не странно это звучит, сейчас, с этими документами, мы с тобой еще в большей опасности, чем тогда в Халифате.
Девушка внимательно смотрела на него, ожидая продолжения. Харт сел обратно в кресло и соединил пальцы в замысловатую фигуру.
- Давай подведем итог. Отсюда телепортироваться во дворец короля мы не можем. Значит надо выйти наружу. Что или кто нас там ждет?
- Я думаю, это сам Фауст. Он в стане заговорщиков, он умеет делать такие фокусы с маяками. Так что, думаю, он будет нас ждать не очень далеко от выхода из пещеры, сразу же, почувствует, когда маяк начнет снова фонить и переместится, ибо порталы его стихия. И, возможно, он ведет свою игру.
Мери кивнул.
- Еще кто не даст нам дойти до короля?
Белла взяла бумаги и углубилась в чтение имен, мрачнея все больше и больше.
- Этих не знаю…этого тоже… тётя Камилия?…ну надо же… неожиданный поворот… она и вдруг заговорщица?...Причем не рядовая, а организатор всего этого…и Маркус, само собой, как же без него…этот всегда смотрел в рот своей мамочке, в отличии от гордого и независимого ещё в детстве Филиппа…Бонс Брут?!...не верю. Более преданного человека королю трудно найти…-Белла пробежала глазами весь список до конца, быстро просмотрела оставшиеся бумаги, среди которых была карта с указанием места строящегося портала и помрачнела ещё больше. Портал строился в Альвионском замке. Но с ним они разберутся позже. А вот король…
- Рион, вот теперь нам действительно надо спешить. Его Величество в настоящей опасности. Он полностью доверяет Бруту. Вот Камелот!! – Белла была полна решимости отправится в путь сию секунду.
Харт сказал:
- Остынь, не спеши, торопыжка…надо знать, насколько близко нам надо подойти к дворцу, чтобы ты забросила нас прямо в покои Ромуальда.
Белла задумалась.
- Не знаю…чем ближе, тем лучше. Я не знаю, будет ли воздействие или блокировка моих способностей другими магами. Боюсь, что тогда сил хватит только на один переход. И то, буду использовать только на крайний случай.
- Хорошо. Тогда протопаем ножками по максимуму. Времени у нас чуть меньше недели, а точнее пять суток. До города как раз неделя неспешной езды. Но мы будем поторапливаться. – Харт поднялся. – девочка, собираемся. Через полчаса в путь.
***
Спуск, вопреки известной истине о трудности, был весьма прост и удобен. Извилистая тропа, которая и не тропа вовсе, так как по ней запросто могла пойти груженая повозка, петляла и равномерно нисходила к подножию гор. Харт, нагруженный вещмешком с провизией, шагал бодро и быстро. Белка по привычке шла за ним след в след, хотя места было предостаточно, что бы идти рядом. Тропа была только одна, вокруг отвесные скалы, маяк, как говорила Белка, фонил на всю мощь, а значит, их ждут. Вопрос только кто, где и сколько. Харт был удивлен тому, что, вопреки ожиданиям, на протяжении всего спуска они не встретили ни единого мага. Но, впрочем, зная хитрость и пронырливость этого недостойного, как считал Мери, полагавшийся исключительно на себя и добрый клинок, племени, он не расслаблялся и за каждым поворотом ожидал подвоха.
Ближе к вечеру, когда солнце уже начало потихоньку скрываться за горами, они спустились к подножью хребта и взору открылась небольшая лесная поляна. Харт усмехнулся. Прямо посреди лужайки в вечерних сумерках горел костер. Синий магический огонь с удовольствием лизал сухие поленья, над которыми на треноге висел небольшой котелок. В котелке яростно булькало. Варево осторожно помешивал деревянной ложкой человечек небольшого роста, в черной как ночь, дорожной одежде. Черным было все, шляпа с высокой тульей, плащ, брюки и сапоги. Человек находился задом к ним и, казалось, не обращал на них ни малейшего внимания, но Харт был уверен, что маг засек их задолго до появления на поляне и сейчас прекрасно видит их. Белка вышла из-за спины Мери и пошла рядом. Показала глазами на меч. Харт отрицательно качнул головой. Они, не торопясь, подошли ближе и остановились в пяти-шести шагах от костерка. Белка быстро оценила обстановку. Видно, как маячок сработал, маг, навесивший его, уже был тут как тут. Ждет, значится…
Маг, продолжая помешивать кипящее зелье, вытащил из кармана плаща пару корешков и бросил в котел, над которым взвилось облачко голубоватого дымка и жидкость тут же прекратила бурлить. Фауст зачерпнул ложкой вар и осторожно отхлебнул. Поплямкал губами, удовлетворено кивнул.
Харт и Белла стояли молча и наблюдали за ним. Фауст наконец то соблаговолил повернуться. Мери никогда раньше не видел его, но много слышал и, как правило, ничего хорошего. Худое лицо, крючковатый нос, тонкие губы, запавшие умные злые глаза…
Фауст, шмыгнув носом, сказал неторопливо.
- А вы неплохо смотритесь вместе, Белка-наемница и Мерион Харт. Моя лучшая ученица и кровавый убийца с репутацией. Герцогиня без герцогства и вышибала долгов. - маг откровенно издевался. - Что, не ожидали?
-Ну, почему же? Ждали чего-то подобного. - Белла зло усмехнулась. - Маяк давно приметили, только никак не могла понять чей он. Ты же навесил его, будучи под личиной, так ведь? Когда?
- Когда Мерион Харт вышел из портала в столице. – Фауст принял облик старого портального мага и рассмеялся, тут же сменяя вид на свой собственный.- Я ждал его, зная куда и зачем он направляется. Очень уж, Белка, ты мешаешь своей тётушке, да и другим людям жизнь портишь… Есть вот одна особа, которая очень сильно желала повидаться с тобой да поквитаться.
Харт улыбнулся и присел на поваленное дерево. Похоже, Фауст был не прочь поговорить. Белла же, держа руку на рукояти меча, стояла, гордо выпрямившись, и мрачно глядела на своего бывшего наставника.
- Да ты что?!- деланно удивилась Белла,- Неужели сама Ингрид? И где же она?
- Перенервничала и ушла во дворец, дабы расправиться с выскочкой Ромуальдом, после того, как я отказался брать её с собой. Только под ногами мешалась бы. Пришла к Камилии жаловаться на тебя, та ей новое лицо пообещала в обмен на ваши жизни. Нельзя быть такой жестокой, Белла. Нельзя…
- Это говоришь мне ты -  мразь, убившая моего отца? -Белла была в ярости.- Ты сдохнешь и никто никогда даже не вспомнит о твоём существовании!
- Вот в этом ты сильно ошибаешься. В отличии от тебя, Белка-наемница, я времени даром не терял и методично осваивал магию Стихий. Если как ментал ты можешь конкурировать со мной, то в стихийной магии ты ноль без палочки. Так что без моего приказа даже не шевелитесь. – Фауст поднял обе руки на уровень лица. Между ними быстро пробежало жаркое пламя. Маг оскалился, обнажив редкие, гниловатые зубы.
Белла посмотрела на Харта. Тот широко улыбался и рассматривал Фауста как диковинную зверушку из халифатского питомника. Веселье Мери начало передаваться и девушке, когда она поняла его причину. Фауст же напротив, посерьезнел и злобно процедил.
- Вы помрете в любом случае, но я, как добрый и вежливый человек, предложу вам выбор легкой или лютой смерти. Легко будет умирать, если сейчас же отдадите документы, которые выкрали у Халифа. А тяжело…
Мери перебил его:
- Как мне нравятся такие напыщенные засранцы…Все-то они знают, все-то они умеют, вот только…- Харт насмешливо сплюнул на ботинок мага.- Знаешь в чем твоя беда, Фауст? Ты недооцениваешь своих противников и чрезмерно уверен в своих силах. Это губило еще меньших дураков, чем ты. Теперь мы предлагаем тебе выбор. Либо твои потроха украсят ближайшие ветки, либо сию минуту ты превращаешься во вьючного ишака и тащишь нашу поклажу до королевского дворца, где мы передаем тебя в руки палача.
Несмотря на серьезность ситуации, Белка прыснула со смеха и звонко расхохоталась, представив себе такую картину.
Фауст сначала позеленел, а потом побагровел от ярости. Больше не контролируя себя, он ударил, мгновенно собрав всю имеющуюся мощь. С его пальцев сорвались белые клубки магического огня и ударили по ненавистным врагам. А дальше произошло то, о чем он даже не мог и помыслить. Огненные шары, вместо того, чтобы превратить наглецов в пылающие факелы, остановились в считанных дюймах от них и внезапно, с бешенной скоростью, вернулись к отправителю. Все случилось так быстро, что Фауст не успел не только поставить защиту, но и увернуться. Полыхнуло так, что в округе стало светло, как днем. Последнее, что он почуял, это был запах его собственной горящей кожи…
***
Харт задумчиво потыкал носком сапога еще дымящиеся головешки, когда то бывшие магом пятой ступени Фаустом.
- Как ты думаешь, он правда вёл свою игру или был на побегушках у  твоей тети?
Белка осторожно понюхала зелье в котелке.
- Не знаю. Впрочем, это уже неважно. Еще один игрок выбыл. Жалею только, что лично не зарубила гада… ладно, уже дело сделано. Меня больше интересует, что это за зелье.
Мери ответил.
- Ну…здесь я тебе не помощник, ибо ничего не смыслю в алхимии. Может, какой стимулятор?...
Белла обмакнула кончик пальца в котелок и , прежде чем Харт успел ее остановить, слизала каплю варева.
- Какого Камелота ты делаешь??
Белка выпрямилась. Глаза ее загорелись от внезапно нахлынувшей магической энергии.
- И ты прав! Это мощный стимулятор. Но весьма кратковременный. Может дело в дозировке…- Белла поискала что то глазами.
- Обожди. – Харт порылся в сумке Фауста и выудил оттуда небольшую флягу. Вылив содержимое, он наполнил ее до горлышка и заткнул пробку. Затем пинком отправил котелок с остатками зелья далеко в кусты.
- На вот. Воспользуемся только в крайнем случае, если совсем прижмет.
Белка приняла флягу и сунула ее в вещмешок. Магический эффект от капли варева давно прошел. Что ж, неплохое подспорье. Может и пригодится.
Харт пошарил еще в вещах мага и,  не найдя ничего путного, бросил мешок в сторону. Поправил лямки на плечах и кивнул девушке. Они тронулись в путь.
***
Белка давно запуталась в этой чаще. Иногда ей казалось, что они плутают по одному и тому же месту. Здесь она была не в своей стихии и всецело положилась на умение и интуицию Харта. Солнце уже почти закатилось за горы. Мери частенько останавливался, осматриваясь вокруг, иногда замирал и слушал лес. Раз им пришлось остановиться надолго. Харт долго ходил по небольшой поляне, осматривал деревья, щупал кору. Пару раз Белла явственно слышала приглушенный рев и надсадное сопение, словно что то огромное проснулось и чесалось. Тогда Мери делал знак замереть и они подолгу стояли, не смея даже шевелиться. Потом путь продолжался. Такое передвижение утомляло и к тому моменту когда уже совсем стемнело Белла совсем выбилась из сил. Харт скомандовал привал, наскоро собрал хворост и девушка зажгла костер. Пришло время остановиться на ночевку.
***
Белла лежала на расстеленном одеяле и, подперев щеку рукой, наблюдала, как Мери жарит мясо на углях. Кусок свинины шипел и плевался жиром, разнося по округе одуряющий запах. Белка проглотила слюну. Мери щедро посолил и надрезал шмат, проверяя прожарку. Вдруг замер и в руке у него волшебным образом появилась метательная звезда. Мгновенно среагировав, Белка перекатилась от костра, попутно выхватывая меч.
Харт тревожно ставился в густую тень от окружающих поляну деревьев, вертя между пальцев металку.
- Кто бы ты ни был, либо выходи или убирайся прочь. Я тебя не вижу, но слышу, как ты дышишь. А на звук я тоже бросать умею…
В кустах закопошилось, закряхтело…старческий голос произнес.
- Выхожу, выхожу…не серчайте.
Шаркая и опираясь на посох, в скудном круге света углей костра появился древний на вид дед, подслеповато щурясь даже на такое слабое освещение. Старик был одет просто и незамысловато. Рубаха, порты из льняной ткани, стоптанные лапти…через тощее плечо была перекинута большая сумка, из которой торчали травы и коренья. Дед по глаза зарос седой бородищей, которая, в свою очередь, плавно вливалась в густую нечесаную шевелюру того же цвета. Белка отметила красный в прожилках нос, торчащий из усов и живые, умные, проницательные глаза, совсем не соответствующие заявленному внешностью возрасту. Дед нерешительно мялся у границы света и тени. Харт какое-то время внимательно разглядывал прибывшего, затем широким жестом пригласил его к огню. Старик с охотой подсел, скрипнув коленями и протянул ладони к пурпурным углям. Мери передал кус жареного мяса Белле и та ловко порезала его на три равные части. Одна часть вместе с хлебом и овощами перекочевала к деду. Тот с благодарностью принял и начал осторожно есть, обжигаясь горячим соком.
Кушали молча и с удовольствием. Белла первой управилась со своей долей и с наслаждением легла, вытянув уставшие гудевшие ноги и украдкой разглядывая странного гостя. Впрочем, дед не внушал опасения. От него исходила аура миролюбия и доброжелательности.
Харт задумчиво ковырял в зубах остро заточенной веточкой. Молчание продолжалось. Старик наконец то сладил с мясом. Тщательно вытер жирные пальцы о траву и негромко молвил.
- Сердечно благодарствую за ужин… меня зовут…
Харт вскинул ладонь вверх и мягко перебил.
- Послушай, дедусь…давай на этот вечер пренебрежем законами гостеприимства и не будем называть имен, и зачем, и почему мы здесь. Тогда нам не придется врать друг другу.
Дед пристально посмотрел на Мери. Усищи и борода пришли в движение и раздвинулись, показав крепкие, хоть и желтые, зубы. Это означало улыбку. Старик медленно кивнул косматой гривой.
- Вот и славно…- Харт передал ему свое теплое одеяло. – спать надо. Был сегодня трудный день.
Дед спросил озадаченно.
- А ты чем укроешься? Ночи то нынче холодные.
Харт усмехнулся, лег поближе к костру и укрылся плащом. Через пару минут Белла услышала его ровное дыхание. Она тоже начинала проваливаться в сон. Дед еще какое то время покряхтел, укладываясь поудобнее и тоже вскоре заснул. Белка следом провалилась в царство снов.

27

Чем дальше в лес, тем интереснее.



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC