СТАРЫЙ ЗАМОК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Таверна " У семи ветров" » КТО СКАЗАЛ,ЧТО ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ?...(Совместное творчество)


КТО СКАЗАЛ,ЧТО ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ?...(Совместное творчество)

Сообщений 121 страница 130 из 130

121

Светлая память! Как же быстро время летит...

122

Жаль,что его с нами нет...

123

http://sa.uploads.ru/t/1Y4wn.jpg
Да, годы, как птицы...Светлая память сэру Олафу!

Отредактировано Вемуля (2014-10-28 21:21:32)

124

Соболезную. Жаль, что нет с нами такого светлого человека.

125

Сэр Я
Вечер следующего дня

Спасибо Анарсу, подал хорошую идею, хе-хе. В скафандре оказался не только навигатор, но и транслятор. Разбирать всю эту макулатуру стало гораздо проще. Но вот только проку, похоже, ни какого. Всякая дрянь: расписки ростовщиков, отчёты управляющих, несколько магических свитков, заполненных магической хренью, которая не поддаётся расшифровке. Планы замка, как и предполагалось ни о чем. Составлялись местными, причём в попытке, что то изменит и пристроить. Но видимо не получилось.
Откинувшись в кресле, потёр лицо. Потом отхлебнул из кубка и сгрыз яблоко.
«Ещё один день впустую. Может лучше с Анарсом по подвалам бы полазил?
Ладно, завтра полезем, сегодня, пожалуй, добью вот эту кипу».

Придвинув ещё кучку свитков, стал их разглядывать. Просто держал перед лицом, закрыв глаза, а перед мысленным взором возникали видения, и становился понятен смысл написанного.
«Так, это в сад, это то же… О черт! Что это?!» Очередной свиток стал светиться. Открыл глаза, вроде обычный пергамент, ровные строки, но сквозь них проступают другие строки из совершенно других знаков. Снова зажмурился. Вместо видений-переводов я отчётливо видел строки,  в голове зашелестел голос:
«Гросс префектус каструма Кустос!
Прошу прощения за такой неудобный формат послания. За неимением других средств связи, я вынужден таким образом Вас предупредить.
  Вы полностью оказались правы относительно появления Чужих. Нам удалось разыскать их группу и рассеять.  Местные наёмники, их сопровождавшие, уничтожены.  Двое Чужих нейтрализованы, их тела я сейчас сопровождаю в Центральную Базу для установления происхождения.
Столкновение произошло в указанном Вами районе несанкционированного Прохода. Чужие необычайно сильны, их физические возможности впечатляют.  Но осторы великолепно справились. К сожалению, не всех удалось уничтожить и потому сохраняется опасность новой встречи. В связи с этим вынужден отправить к Вам найденный артефакт - пятиугольный гранёный руберяхонт, представляющий, по моим скромным представлениям кристаллическую матрицу доступа. По сему во избежание его возвращения к Чужим, до появления надёжного способа переправки в Центр, предлагаю  сохранить его в каструме.
К сообщению приложена визуализация события.
Венатор Фортрунам.»

Некоторое время я сидел совершенно обалдевший. Какой необычный пергамент, да и пергамент ли это? Я снова оглядел свиток со всех сторон, потёр в пальцах. Он ни чем отличается от много валяющегося здесь на столе. И, тем не менее, мой доспех среагировал на него таким образом. И воспроизведение было таким отличающимся. Текст! Текст явно повествовал о событиях резко отличающихся от всего вокруг. И… такой текст мог бы написан кем то похожим на нас.  Возможно, стоит поискать, что то ещё подобное, хотя вот же ясно сказано «за неимением других средств связи», мдя, профукал тот венатор, похоже, рации или чужие им все попортили, вот вынужден писать так. Интересно, а где Анарс? Пойду ка поделюсь находкой. Уже целый день его не видно.
Выйдя в коридор, отправился к лестнице. В голове все вертелось странное послание. Интересно, а что там за визуализация была приложена? Что это и где её искать? И откуда подобный документ мог оказаться в замке?
Спустившись по лестницы на первый этаж, тормознул первого из попавших на глаза слуг и потребовал  разыскать Анарса. Сам же повернул обратно и медленно пошёл вверх. Снова осмотрел свиток, что нёс в руке. Все как у прочих, вот даже печать на шнурочке болтается. Тёмная, сургучная, изображение не разобрать. Когда сжал большим и указательным пальцем, перед мысленным взором снова побежали строки не понятного шрифта. На этот раз это было больше похоже на выведение информации на монитор, чем на письмо. В голове прошелестело «Устаревший носитель, требуется анализ возможности воспроизведения». Отдав мысленное согласие на произведение анализа, остановился на площадке между вторым и третьим этажом. Тут меня и накрыло.
Я был одновременно в замке и где то на опушке леса, верхом на коне. В окружении всадников на больших черных конях-единорогах. Впереди по дороге двигался отряд закованных в доспехи воинов. Большой отряд не меньше двух сотен. Среди них выделялась группа из пяти всадников в черных одеждах.
Моя (?!) рука вытянула меч с темной рукоятью и ледяным извилистым лезвием, короткий взмах вперёд – сигнал к атаке. Справа и слева медленно выдвинулись воины на своих черных гигантах, их черные доспехи не давали ни единого отблеска и делали их похожими на тени. В их руках нет оружия. Резко ускорившись, они вчетвером понеслись к отряду на дороге. Следом двинулся я и ещё кто то выпадающий из поля зрения. Те, на дороге явно нас заметили и развернулись к нам. Красные огненные стрелы, выпущенные, словно из голов первой четвёрки, устроили хаос в рядах противника. Люди и кони падали, словно скошенные гигантской косой.  Я же нёсся к той странной пятёрке вместе с ещё как минимум двумя рыцарями, вооружёнными такими же мечами как у меня. По лезвию меча пробежала волна, потом ещё раз. Противник приближается, вот они вскинули нечто похожее на арбалет, выстрел. Меч в моей не подвижной руке резко вздрогнул и словно хлыст ударил вперёд, уничтожая стрелу. Вот справа один из воинов в черных доспехах вылетел из седла, словно в него ударил молот. Оставшиеся трое продолжают метать свои огненные стрелы-лучи, уничтожая противника.
До наших врагов остаётся метров тридцать, когда я делаю взмах мечом, лезвие его снова удлиняется и бьёт одного из пяти. Тот падает с коня. Слева от него падает ещё один.  Остальные резко отвернув, уходят в сторону и обращаются в бегство. Попасть в них не удаётся, зато они напоследок умудряются подстрелить ещё двоих моих людей.
До одного, мне нет дела. Это тот гигант из первой четвёрки. А вот к тому воину, что был рядом со мной, я спешу, спрыгиваю с коня и склоняюсь над ним. Остекленевшие глаза смотрят в небо. Из груди торчит короткая стрела с серебристым зазубренным наконечником. Моя ладонь закрывает ему веки. Затем оглядываюсь и зову воина в черных доспехах. Он подходит ко мне, в глухом забрале ни единой щёлки, только красная полоса на напротив глаз. Повинуясь жесту, поднимает убитого и усаживает в седло. Привязывает. Следом подъезжает второй такой же и ведёт в поводу двух единорогов, на спинах которых лежат сражённые воины в черных доспехах. Они все четверо похожи друг на друга, как оловянные солдатики из одной коробки. Похоже это не люди даже. Я поворачиваюсь к подошедшему рыцарю, он протягивает мне огромный красный камень.  Выпуклый гранёный пятиугольник, смотрю на просвет, в нем вспыхивают искорки. Затем поднимаю меч убитого товарища, прикрепляю камень к крестовине. Отдаю рыцарю. Затем быстро пишу на пергаменте, сворачиваю его и…
Все.
Я снова стою на лестнице замка. Меня пошатывает. Видение пропало. Слышу свой пульс в висках.
Невероятно! Выходит пергамент, который держу в руках, и есть то послание, а печать это запись боя. И что то ещё  промелькнуло знакомое. Что же… Меч! Меч с камнем, льдистым лезвием и гардой в виде крыльев, определённо я его уже видел, причём здесь, в замке. Ну, конечно же!
Перепрыгивая ступени, я быстро поднимаюсь на третий этаж. Вот здесь. Бронзовая статуя девы в нише стены. В одной руке щит, а в другой пусто. Но ведь у неё был меч и Ричард его видел и даже в руки брал. И мы видели, когда осматривали тут все. Теперь нет. Пропал.
Черт, да где же Анарс! Спускаюсь в низ.
- Лорд Виктор! – слуга окликает меня, - там сэр Гюнтер и сэр Сигизмунд вернулись!
- Отлично, Анарса нашли?
- Да, сеньор!
- Сейчас иду.
Выйдя на двор, смотрю, как из арки ворот въезжают всадники.
Приветствую их.
- Как епископ?
- Божьей милостью, сеньор Виктор. Вы вовремя тогда успели. В монастыре его непременно вылечат. Все молятся за него.
- Ну да, Бог милостив и не допустит его смерти. Идёте судари, выпьем за здоровье Его святейшества.
Вместе с рыцарями идём к донжону, по дороге выхватываю того же парня: - Где Анарс, почему не вышел?
- Дык, они это сидят там, - слуга указал рукой на кухню, - за столом, головой кивают и ни куда не идут.
- Ладно, накрывайте живо стол в малом зале.
Отправлюсь на кухню.
- Анарс, какого…
Тот сидит не подвижно уперев лоб в ладони. Перед ним тарелка с мясом, кубок и кувшин.
- Дьявол, я же предупреждал!
Служанки склоняются в поклоне.
Одна из них разводит руками: - В кувшине только морс, как вы и велели, но он ни чего ещё не пил и не ел.
Присев рядом на скамью толкаю друга в плече: - Ты меня вообще слышишь?
Медленно поднимает лицо, вид отсутствующий. Кивает, в глазах появляется проблеск мыслей.
- Слышу я тебя.
- А кого черта! Там Гюнтер и Сиг вернулись и вообще пойдём, поговорить нужно.
Медленно, словно нехотя, поднимается: - Да, поговорить нужно.
- Очнись же, похоже, я напал на след! – машу у него перед носом пергаментом, - если повезёт мы разберёмся с теми дверьми и сможем вернуть друзей побыстрее!
- А вот с этим я бы не спешил.
Эта фраза меня сразила. Резко остановившись, я смотрю на него.
- Ладно, чё ты там говорил про Сига с Гюнтером? Вернулись? Хорошо, пойдём, отметим это дело. Времени на пирушку у нас точно хватит. А потом поговорим.

Застолье проходило очень спокойно, ни сколько не напоминая пирушки. Барон с восхищением рассказывал о монастыре и говорил, что нам непременно нужно его посетить.
К моему удивлению, его поддержал Анарс, пообещавший непременно это сделать в ближайшее время.
Как оказалось, угадал.
После ужина мы снова поднялись в архив. Тут я рассказал Анарсу про свиток.
- В скафандре нашёлся переводчик и много ещё что. Похоже, мой костюм принадлежит к твореньям тех же, кто и замок построил. Или их потомков. Теперь буду пробовать состыковать его с замком.
Анарс все это время молча слушал, кивал головой, потом глухо проговорил:
- Завтра пойдёте стыковать. Я нашёл это место. Там полная автоматика, следящая за всеми службами замка и порталами. Причём, насколько я понял,  у нас намечается большой Капут. И если не сможем починить, то лучше бы нас тут не было. И вовсе не факт, что сможем отсюда удрать. Я не понял, какими бедами грозила та штука, но видимо она и сама не может просчитать последствия.
  А дальше, он поведал «добрую сказочку» на ночь.

126

Анарс
Утром, после завтрака, я сидел на заднем дворе и изображал Гека Финна – сидел на бочке и попыхивал трубкой. После еды навалился облом, и шагать, куда-либо не хотелось.
В который раз пытался представить, что же ищем.
Ну, есть тут Двери, и чо? К ним в сказках полагается «сим-сим». А мы не знаем, какой именно.
Ну, Рихтер обо что то споткнулся при перемещении. А может это вовсе скопление минерала, какого то или железа, или урана.
С другой стороны, замок то не тяп-ляп. Кто то его строил, изнутри больше чем снаружи. Ричарду вон его показали со времён Войн Магов. Чуть ли не с Первой, или Второй.
Опять же, Клава говорит о его непомерной древности. А удобства все на улице, хе-хе.
Это для аборигенов, которые для маскировки.  А для создателей?
Так, пойдём сначала.
А для создателей комфорт должен быть упрятан в комнатах. Угу, опять «сим-сим», который не знаем. Далее, для управления коммуникациями должен быть некий центр, в который постояльцам вход закрыт, и ещё подстанция, которая все это хозяйство питает.
Маг споткнулся  - источник вот под тем крылом на глубине. Вход ограничен.
И так, имеем две версии: магия и технология.
В первом случае искать можем до пенсии, а найдём случайно, может быть. Тогда архив.
Во втором, опять случайно, почти. Но архив не поможет. Находка Виктора, говорит за вторую версию и скорее подтверждает мои сомнения по поводу архива.
Научный метод я применял вчера, теперь попробуем дедукцию. Чем я не Холмс? Вот и трубка есть. Скрипки тока не хватает.
Значит правое крыло. Это считай крыша «реактора», там искать не будем. Левое, далеко.
Донжон.  Подходит, но чето там не видно ходов вниз. Хотя, я ведь всегда заходил с «парадного», а с тылу не смотрел. А тут то же много чего должно быть, тем более челядь вроде с парадного не пускали, для них «чёрный ход».
Выколотив трубку, я отправился на осмотр.
Среди всяких деревянных построек под стеной замка, я заметил ещё ходы вниз, прикрытые дощатыми навесами. Это потом, Ричард из замка не выходил.
А вот и вход в башню. Поднявшись на пару ступенек, я оказался как бы в тёмном тамбуре.
Налево уходила узкая галерея, плохо освещённая факелами. А ещё был проход прямо.
Пройдя по нему, я вышел на первый этаж правого крыла. Вышел из-под лестницы. Понятно, потому и не замечал раньше.
Вернувшись назад, снова осмотрелся. Проход был не узким, а представлял собою, что то вроде площадки. Глаза, привыкнувшие к темноте, разглядели ещё один ход, и он вёл в низ.
Слямзив факел на галерее, я отправился по тёмной лестнице.
Идти было как то не уютно, вроде хорошая лестница, но паутины не меряно. Хоть и старался её выжигать факелом, но все равно увозился. И ещё ветерок, холодный такой тянул. По ходу подумал о мече, забытом в комнате. Внутренне усмехнулся, на кой он мне здесь? Паутину смахивать?
Ага, вот лестница закончилась, и я вышел в какое то помещение. Прошёл несколько шагов, озираясь. Неожиданно сильно припекло в груди, а по спине пробежал холок.
Не раздумывая согнулся, падая на колено. Ворот куртки сильно рвануло, так, что чуть не воткнулся носом в пол. Впереди меня что-то шмякнулось об стену или об пол. Распрямляясь, я чуть двинул в сторону и отгородился факелом от непонятного.  Раздался шорох, нечто поднималось. Сдвинул факел в сторону, что б не слепил, и в его зыбком свете увидел лохматое существо.
Шерсть, а точнее, длинные черные космы были сдвинуты в сторону рукой, явив худое личико. Пара глаз внимательно смотрела на меня, а во рту отчётливо были видны острые клыки. Передо мной была нечисть, вампирша.
И единственная моя защита, крестик, был сейчас глубоко под одеждой. Точнее под гномьей кольчугой, которая выдержала её рывок и спасла мне жизнь. Но ненадолго.
В этой девчушке хватит дури, что бы по отрывать все, что торчит из-под кольчуги.
Эх, наглость же второе счастье?
- Ты чо, совсем нюх потеряла?  На своих кидаться?!
- Ты чужой!
- Для тебя да, а для… - я показал пальцем на верх, - я свой! Выпороть бы тебя за не почтение…
- Убей меня, - прогнусавила она, и прошипела: - если сможешь!
- Зачем? Их светлость тебя тут оставила за эко балансом смотреть, вот пусть сам и разбирается, когда вернётся.
Ага, вот уже чуток тормознула.
- Скажи ка, вахтерша, где комната, в которую ходил Ричард ночью?
-Я не слежу за господином.
Слишком поспешный ответ.
- Врёшь! Ну, нет, так я у домового спрошу, точнее у замкового. За кладовки и порядок они отвечают.
Наконец то, глазёнки округлились и клыки  пропали.
- Ты не уйдёшь, тебе нельзя…
- Аха, фсе твоё пока ты здесь, но выносить нельзя… ты не мать-кобра. Все, не мешай.
И уже отвернувшись, заорал в темноту: - Нафаня! Хде ты тут?
- Это ты кому?
- Домовому.
- Тут  такого нет.
- Зови того который есть.
На лице появилась ухмылка: - Пока я здесь – не придёт.
Так же изобразив улыбку в ответ, сказал: - Ну так поищи. А я пока пойду, пообедаю.
Развернувшись, я стал подниматься по лестнице, которая теперь казалась ещё длиннее, чем при спуске.
«Старая колоша! Это ж надо так напугать…» - я снова сидел на бочке, курил и мысленно ругал себя, её и весь мир. Когда унялась дрожь в коленках, а отправился на кухню.
Удивляться господским манерам, тут перестали, наверное, ещё при Ричарде. А потому уже не спрашивали куда подавать, а сразу на стол ставили все нужное.
Почти насытившись, я, наконец то, заинтересовался какой вкуснятиной меня кормили.
Жареные сочные колбаски, непривычно тёмные.
Кровяные, дошло до меня. Затребовав добавки, я завернул её в салфетку и, прихватив сдобную булку, снова пошёл в подземелье.
- Сберегательница, ты где? – позвал я вампиршу ещё с лестницы, предусмотрительно не выходя в помещение.
Ответом мне был стон.
- Что то не так?
- Убери это…
- А, ты про крест? Ща прикрою, тока не шали. Нафаню сыскала?
- Нету здесь таких.
- А какие есть?
- Гримкины.
- Ну да, сказка другая. И где он.
- Не придёт, меня боится.
- Да кому ты нужна! Бояться тебя, - раздалось из темноты ворчание.
- Стоять! – я ткнул в сторону, дёрнувшейся было, нежити факелом, а потом кинул ей узелок с колбасками.
- Поешь вот, и не мешай беседе.
- Да о чем с ним говорить?
- О том, о чем ты не знаешь. Жуй пока.
Возможно, сразу учуявшая запах крови вампирша, теперь с изумление разглядывала его источник. Потом принялась есть, но это я уже только слышал, т.к. смотрел в темноту, откуда раздался голос, предположительно, домового.
- Грмкин иди сюда, тебе то же есть гостинец.
- Да не положено нам хозяевам показываться.
- Я не хозяин, родственник его. В гостях тут.
- Ну, так оставь гостинец.
- Разговор есть серьёзный. Помощь твоя нужна.
Где-то на границе света я увидел силуэт маленького существа. Примерно, как если бы кошка встала на задние лапы.
Посветив на стену, я отыскал подставку под факел, укрепил его, а потом уселся под ним на пол. Достал и протянул домовому булку.
- Неладно это, не нами порядок заведен, - ворча, ко мне подошёл человечек весьма упитанный, с короткими ручками и ножками. Круглая безбородая ряшка была снабжена парой острых ухов, маленькими глазками, носом кнопочкой и большим ртом. Одет он был в серую курточку и зелёный колпачок.
Взяв булку, как должное, он не стал её торопливо есть, а долго сверлил меня своими бусинками глаз.
- А может, и не нарушаю я ни чего.
- Тем более. Ты владельца то замка нынешнего знаешь?
- Уум, мне положено знать, шустрый такой. Уехал он куды то.
- Это я и так знаю, куда и зачем. Мне вот нужно знать, где тут комната закрытая, в которую он один раз приходил. Он ещё дверь не мог открыть, так стену проломил.
- Да, шуму было много. То не комната, то кладовка.
- Да пофигу, просто покажи, где она.
- Да на што она тебе? Сам ведь не знаешь, чего ищешь.
- Я покажу сеньор.
За спиной стояла вампирша, а вид у неё был, как у сорванца собравшегося прыгнуть с вышки на спор.
- Ни кто мне ещё не приносил еды. Спасибо вам.
- Не за что. Принесу ещё, когда приготовят, а лучше узнаю рецепт, сможешь сама готовить. Это явно лучше, чем… Хорошо идём.
- Зря ты с ней идёшь, - проворчал в след Гримкин. 
Шли не долго. Мёртвая всю дорогу озиралась, временами вздрагивала. Было ощущение, что она в любой момент готова свалить побыстрее.
- Вот, это здесь, - она указала на стену.
- А где дверь?
- Здесь.
- Рядом пролом должен быть!
- Заросло.
- Ты ни чего не путаешь?
- Правда, это здесь, я заглядывала, когда Ричард ушёл. Но там…
Короткий вскрик, краем глаза я успел заметить движение, но когда обернулся, вампирши не было. Я покрутился, пытаясь понять, куда она исчезла, тщетно.
Её нападения я не опасался, но кто ж знает, что там в её голове творится. Медленно отступил к стене, пока не упёрся в твёрдый камень. Постоял не много. Делать не чего, нужно возвращаться. Ещё раз обернулся на стену и остолбенел, в смысле медленно обратился в столб. Прежде гладкая стена теперь бугрилась.
Я пятился назад, не в силах оторваться от жуткого зрелища, пока не смог обозреть всю выпирающую область стены.
Огромное каменное лицо, барельефом торчало на каменной кладке.
Не просто торчало, а шевелилось! Не знаю, зашевелились ли мой волосы от ужаса, но вот выразился я вполне под стать обстановке, громко и нецензурно.
Зато полегчало. Чуть, чуть. Киношные спецэффекты, рельефные мониторы, все было фигней по сравнению с этим. Это не голография, и не то 3д, которым мы пытаемся обмануть собственные мозги. Точно не обман? Я решился подойти и протянул руку. Холодное ощущение камня, если закрыть глаза. И подвижный барельеф, если открыть.
Снова выразив своё удивление громко, я отошёл подальше, что бы видеть целиком.
Только сейчас, не много успокоившись, вспомнил, что Ричард уже видел эту морду в замке, только наверху.  А поговорит с ней не смог. Звука не было.
На надменной толстой морде, напоминающие «каменные головы ольмеков», шевелились губы, беззвучно. Даже камень не хрустел.
- Да не понимаю я тебя! Звук включи, - заорал я, но опомнившись, сбавил тон, не с глухим ведь говорю. Даже смешно стало.
- А ладно, разберёшься с настройками, поговорим, - махнул рукой и пошёл обратно.

- Ну что, нашёл кладовку? – хамоватый домовой вынырнул из темноты, едва я приблизился к лестнице.
- Нашел, если девка не соврала, тока входа нет.
- А я что говорил?
- Хрень всякую, - я приглядывался к этому типу и раздумывал, а не запнуть ли его подальше.
Видимо почуяв не ладное, Гримкин попятился чуток и продолжил ворчать, - Говорил же не надо оно тебе.
- Вот тут ты прав, мне другая дверь нужна, что ведет еще ниже.
- Нету в замке ниже.
- Есть, если со двора заходить, то есть спуск в тюрьму, он вроде поглубже будет. Но мне надо попасть в другое место.
- Вот и шел бы в тюрь-му, а с этой стороны глубже нету.
- Должно быть.
- Вроде по вашему говорю, а все одно не понимает.
- Хорошо, из замка нет, а откуда есть, но что б вот сюда, - я потопал ногой.
Хмыкнув, он сказал: - Ладно, будь по твоему, пойдем покажу, - и отправился в темноту.
Свет факела показал мне картину достойную ужастика, стена из крупных блоков и несколько дверей из толстых брусьев обитых железом и покрытых паутиной. Нехватало только скелетов в цепях.
Домовенок топал на самом краю света, не убегая вперед. Поворот и за ним неожиданно открылся еще один коридор, причем хорошо освещенный.
- Не ошибся я, - проговорил Гримкин с интонацией змея, медленно отступая назад, - ты видишь его.
- Конечно вижу, ёпт, при таком то свете. Вот только неправильно это. Такое освещение я еще до поворота должен был заметить, а пойди ж ты, свет словно обрывается вот тут.
- Конечно, ведь здесь стена. Ну, для людей, и даже для этой дуры зубастой. А для тебя нет.
- Гримкин, ты что лепишь? Какая нафиг стена?!
- Каменная.
- Стоять! Объясняй, давай. Что за хрень ты бормочешь.
- Нечего тут объяснять. Это зачарованное подземелье. Но ты вошел. Теперь во видишь еще дальше. А здесь стена!
- Ты мне мозги не пудри. Тут нет стены. Тут продолжается подземелье, правда освещенное странно и ты про него знаешь. Идем дальше.
- Нет! Замок кончился! Я не могу туда идти.
- Но ты же привел меня сюда, значит, то же видишь!
- Чувствую! Но я чту дом и никогда из него не выйду. Ну, пока он стоит или не выгонят. И даже тогда не смогу уйти в камень!
Вот только психа мне хватало. Я направил факел в коридор, нет ни какой помехи. Сделал пару шагов. Ни чего. Вернулся назад.
- Значит так, - я помахал факел вдоль стены в поисках подставки, - вот оставляю факел, иду туда. Потом вернусь, а ты, чтящий стены, следи, что бы он не потух.
Шагая по коридору со странным ровным светом без видимого источника, я пытался сообразить, как расположено эта часть подземелья. То ли я запутался, то ли это действительно за пределами замка. Хотя какая разница?
Правая стена была ровной, а в левой снова были двери. Ровные, прямоугольные. Причем, от начала коридора не заметные. Они словно проявлялись, когда я подходил ближе.
Я не пробовал их открывать, просто шел мимо. А коридор все длился и длился, пока не закончился глухой стеной.
Когда на ней снова возникла каменная рожа, я даже не удивился. Толстые губы растянулись в усмешке. Я показал пальцем на свое ухо, мол звук включи.
Рожа продолжала смайлится. Я отошел на пару шагов назад: - Размер уменьши, смотреть неудобно.
Рожа сдвинулась вглубь стены. А нет, уменьшилась.
- Значит слышишь. Говори.
- Движение. Цели нет.
-  Цель есть. Осмотр всего объема. Поиск объекта мешающего перемещению.
Йоп, это я сказал или синтезировал?
- Закрытая область.
- Покажи.
- Доступ. Нет.
- Открой.
- Нет.
- Общайся яснее.
- Не сопроводитель. Охрана.
- Вызови сопроводителя.
- Сопроводителя нет.
- Замени его. Открой доступ.
- Цель. Нет.
- Цель есть.
- Совмещение.
Это вопрос или как? Рехнуться можно с таким говорилкой.
- Подтверждаю совмещение.
- Возможно. Проба.
Слева открылся проем. Словно стена растворилась. Снова вниз уходили ступени.

Лестница закончилась в небольшой зале с квадратными колоннами. Снова тот же люминесцентный свет без видимого источника. Три каменных кресла перед стеной. И все. Больше ни чего интересного. Походив по зале, я уселся в крайнее кресло. Оно оказалось удобным и не холодным. И не жестким. Или просто подстроилось под меня? Можно было подумать, что сижу в кожаном мягком кресле. Вспомнилось то, что стоит в комнате связи. Положил руки на подлокотники и немного расслабился, полу прикрыв глаза.
Поучилось на столько хорошо, что вышедший из-за колонны монах не вызвал ни какого удивления. Хотя нет, что то в нем было не правильно.
- Соблаговолите озвучить цель вашего визита.
Я продолжал его разглядывать молча. Как то странно все, говорит вроде с небольшим эхом, но вот своих шагов я не слышал ни в коридоре, ни здесь. Может я вовсе уснул там, в подземелье, и это сон? Нет, ощущения от кресла все же явственные.
- Почему вы молчите? Ведь хотели же о чем то спросить?
- Да, зачем вы выбрали изображение монаха?
- Изображение?
- Конечно. Ведь здесь ни кого нет.
Он придвинулся ближе. Я присмотрелся к нему.
- Да точно, нет. Изображение построено великолепно,  но есть неточности.
- Да, вы правы. Был выбран нейтральный образ, можно заменить.
- Без разницы. Цель я озвучил вахтеру.
- Охране? Есть сомнения, что вы правильно его поняли. Речевая способность у него не велика.
- Тогда поясните.
- Цель вашего визита.
- Поначалу скука, потом любопытство. Под замком есть область, сквозь которую не смог переместиться наш маг. Теперь вот интересует, кого представляете вы, создателей замка?
- Да, создателей.
- Зачем впустили меня, ведь могли и не показать путь сюда.
- Наблюдение за вашими действиями позволяют предположить сильное отличие от других обитателей и способность к сотрудничеству.
- В чем оно будет состоять?
- Я представляю, как вы выразились, создателей замка. Но их здесь нет. Вы говорите сейчас, по сути, с самим Замком. Вы можете себе такое представить?
- Вполне, сэр Амальфи.
- Хм, можно и так назвать. Мне требуется помощь. Для моей исправной службы требуется сила. А источник силы должен находиться под властью, человека. Так было задумано создателями. Требуется работа с источником, а нужного человека нет.
- У вас нет связи с создателями?
- Нет.
- А кто был последним, кто работал с Источником?
- Традиционно там, - монах указал наверх, - он был сенешалем.
- Сенешаль… Сейчас там сенешаль Гюнтер. Почему не обратиться к нему.
- Он не Сенешаль. Нет, он может так называться, но для меня он таковым не является.
Тут меня чуток тряхануло: - До него был другой. Фрост. Марк Фрост. Он жил тут семьсот лет! Но его убили. Почему вы допустили это?
- Он перестал служить. Он нарушил правила.
- Тогда почему сами не подействовали на него? Или не убрали?
- Нет таких прав. Я ограничен Создателями.
- Тогда почему не обратиться к ним?
- Нет связи. Давно нет.
- Фрост был из… Какое отношение имел к создателям?
- Ни какого. Он местный. Должность получил по наследству, согласно утвержденной традиции.
- Я могу заменит его?
- Вполне.
- Если откажусь? Вы перестанете работать, и что то изменится?
- Да. Не смогу выполнять свою службу.
- Какие последствия? Мне бы хотелось знать подробнее.
- Это долго и сложно объяснять. И не все возможно объяснить. Все же вы не похожи на Создателей.
- Постарайтесь. По-другому вы же не можете меня заставить?
- Нет. Вы не похожи на местных. Насилие не возможно. Я попробую. Закройте глаза, держитесь за подлокотники, а голову откиньте на спинку кресла. Это будет как сон.
Я устроился поудобнее, а потом мне на голову рухнул потолок. Или в голове взорвалась бомба.

- Вот так вот Виктор. Очнулся я уже в подземелье. Как вышел не помню. Потом выбрался наверх. Ну, и просидел за столом до твоего прихода.
- Так что же Он тебе рассказал?
- Скорее показал, причем много и сразу. Голова разваливается, и спать охота. Походу мои мозги не справились с таким объемом. Нужно проспаться. Единственно, что вертится в голове, что будет очень хреново всем. Замок этот, похоже, как порт какой то или вокзал.
Можно таскаться по разным местам. Если работа нарушится, то он не закроется, а наоборот может открыться во все стороны сразу и тут получится Дыра.
Подробнее не скажу, может завтра, когда высплюсь.
- А ты уверен, что с тобой все в порядке, что Замку можно верить.
- Да хер его знает.  Башка болит. Давай утром поговорим.
- Давай.
- И еще, мне кажется, ты сможешь его лучше понять.
- Я?!
- Ну да, ты сам тут рассказывал про свои находки. Вобчем утро вечера мудренее.
Виктор согласился и мы разбрелись по комнатам.

127

Один
***
Предсказуемость. Вот что губит в жестокой зарубе . Я уже примерно знал, что выкинут эти дуболомы и приготовился наколоть их на щепы . Оба монстра двинулись ко мне, занеся ржавые топоры .
Неожиданно тот, что слева, вздрогнул всем огромным телом, захрипел и выронил оружие . Из массивных плит нагрудного доспеха вылез знакомый клинок, перепачканный синей кровью . Вылез и тут же исчез . За этими двумя быками маленький Артур, появившийся из бокового прохода так вовремя, был не виден ни мной, ни проводниками до той поры, пока не вступил в бой. Второй монстр тупо потаращился на упавшего товарища, затем попытался рубануть Артурку, но ловкий парень, несмотря на полный доспех, ушел в сторону, взмахнул своим чудо- мечом и тот глубоко погрузился в бок монстра. Я не стал медлить и, прыгнув вперед, нанес разящий удар . Хрясь ! Фиолетовые буркала, разделенные лезвием секиры, злобно и люто прожгли меня насквозь и померкли. Ну ничего, взглядом не убивают... Проводник, бряцая латами, повалился навзничь . Я выхватил топор из его ослабевших пальцев, хлопнул маленького рыцаря по плечу и осмотрелся . Дела у Гил и Полковника были не столь блестящи.
***
Полковник
***
Зажав в руках меч и кинжал, я кошачьим шагом кружил вокруг двух монстров, что охраняли сферу . Быки не отходили от нее не на шаг, лишь поворачивались вслед за мной . Я хорошо помнил, как мне удалось завалить самого первого гада. Но сейчас такой номер не пройдет, ибо чудовища начеку и Олафа нет рядом. Ладно, попробуем сыграть на скорости . Я метнулся к ближайшему…
Резкий прямой выпад и я, как шпагой, ткнул его под шлем . Но монстр чуть нагнул голову вниз и лезвие меча, скользнув по забралу, бессильно отскочило и я едва успел увернуться от огромного топора. Проводник, злобно рыкнув, отшагнул  назад к постаменту и замер, не сводя с меня фиолетовых глаз без радужки . Дело принимало скверный оборот. Мой меч не брал их броню. Не переставая кружить вокруг них, я оценил обстановку по - военному быстро. Один и Артур только что расправились с двумя гадами и вопросительно смотрели на меня.
И тут закричала Гил. Они, не сговариваясь, бросились к лестнице . Ближайший из Проводников стартанул им наперерез, тяжело переставляя стальные сапожищи на толстой подошве . И в эту секунду я поймал за хвост вертевшуюся в голове разгадку . Чудовища управлялись дистанционно , а пульт управления и есть...додумать я не успел, так как пришлось весьма повертеться, чтоб не попасть под секиру . Эх, староват я уже для таких игр, думал я, пропуская лезвие над головой .
Серая масса под сферой охранялась теперь только одним монстром.
***
Артур
***
Проводник явно успевал к лестнице первее нас . Он бежал, громыхая латами , как тяжелый танк гусеницами . Один резко прибавил в скорости, пытаясь его опередить, и сразу обогнал меня на пару метров . Решение пришло само...
***
Один
***
Я и глазом не успел моргнуть, как Артурка изменил направление бега и клубком подкатился под ноги спешащему к нам чудовищу. Тот не ожидал ничего подобного и, конечно, не успел затормозить . Огромная туша споткнулась об парня, в полете едва разминулась со мной и рухнула на каменный пол . Раздался такой грохот, что заложило уши. Не теряя времени, я подскочил к нему и опустил секиру на шею упавшего, вернее на то, что могло быть шеей . Хряснул позвоночный столб и уродливая башка покинула могучие плечи . Еще один готов . Маленький рыцарь лежал без движения . Наверху крик перешел в хрип. Я молнией взлетел по скрипящей лестнице и увидел удручающую картину .
***
Гил
***
Слишком мало места и этой твари удалось зажать меня в углу ... Я успешно разминулась с ржавым топором и попыталась проскочить под толстенной ручищей . Но монстр проявил неожиданную прыть и схватил меня за шкирку . Я закричала... Потом стало тяжело дышать . Стальные пальцы перехватили горло, я потеряла пол под ногами, перед глазами замаячила кровавая пелена. Я изо всех сил пинала гада подкованными сапогами но тщетно...пыталась разорвать захва, но проще было сломать подкову, чем его пальцы . Фиолетовые глаза приблизились и вспыхнули искрами ...я почувствовала, как железные шипы его нагрудника прорывают мою кольчугу...
***
Один
***
Проводник явно наслаждался процессом умерщвления оруженосицы Полковника. Склонив массивную башку набок, он неторопливо насаживал Гил как бабочку на шипы кирасы . Девчонка хрипела и извивалась . В один миг я был рядом . Взмах секиры, небольшое сопротивление доспеха, тугих мышц и длань  шлепнулась оземь вместе с Гил. Синяя кровь хлестнула из обрубка тугой струей и окатила меня как из пожарного рукава. Глаза залило и я потерял ориентацию в пространстве . Надсадный рев над ухом известил, что чудовище весьма недовольно и желает меня наказать . Не раздумывая, я рыбкой сиганул в сторону . Спину ожгло резкой болью...
***
Гил
***
Наконец мне удалось оторвать от себя чертову клешню . Горло горело огнем, голова кружилась, все плыло перед глазами . Я нащупала арбалет и встала на трясущиеся ноги . Тварь перестала на пару секунд пинать Одина и повернулась ко мне. Жабьий рот с редкими острыми зубами прошамкал .
- Сейчас я вами займусь всерьез ...
Он хотел еще что то добавить, но я не стала слушать и вбила стальной болт точно в ненавистную фиолетовую буркалу . Монстр заткнулся, нелепо взмахнул единственной рукой, зацепил Одина и повалился на перила. Те жалобно затрещали и, не выдержав огромного веса, сломались . Чудовище и Один рухнули вниз. Грохот известил о приземлении. Не помня себя, я слетела по лестнице и подбежала к упавшим. Артур, как заведенный, яростно кромсал Проводника мечом, синие брызги обильно покрывали пол и ближайшую стену. Я опустилась на колени перед лежащим в луже крови Одином . Слава Богу, он упал на монстра, а не наоборот . Но все равно острые шипы, предназначенные мне, достали его. На груди и животе зияли глубокие раны. Но он был еще жив. Разбитые губы попытались улыбнуться ,Один закашлялся, изо рта потекла струйка темной крови.
- Помоги Алексу... - прохрипел он, - я справлюсь... возьми...топор...мечом не взять...
И потерял сознание.
***
ДС
***
Последняя тварь упорно продолжала защищать сферу, закрывающую серую хрень . Я пытался выманить его, но каждый раз он делал шаг назад . Я мельком глянул на соратников. И вовремя, потому что Гил и Артур ураганом неслись в мою сторону .
Такой я девушку видел в первый раз за все наше знакомство .
Горящие ненавистью глаза, заострившиеся черты побелевшего лица, развевающиеся черные волосы  ... Она была сейчас похожа на разъяренную Богиню Войны и горе тому, кто ее враг... Артур был в бешенстве и этим все сказано. С дикими воплями они налетели на монстра, что как то неуверенно шагнул к ним навстречу . Тварь возвышалась над ними обоими на корпус, но сие ей не помогло, ибо Артур подрубил одну слоноподобную ногу, а Гил другую . Проводник издал что то на подобие громкого всхрюка и тяжело упал на четвереньки . Гил, с искаженным от злости лицом , легко взмахнула огромной для ее роста секирой и снесла ему голову напрочь ...
***
Гил
***
Вот и всё. Бой окончен. Или нет? Осталась серая масса, заключенная в нечто сферической формы... Так называемая серая сфера... Я подошла к ней и взмахнула секирой. И тут раздался голос :
-Остановись! Не делай этого! Ты погубишь весь мир!... Вы же слышали про серые пятна? Так вот,  это  проход сюда, в этот сумрачный мир, из которого нет выхода и в котором царят монстры, питающиеся душами, а тела превращающие в таких же монстров как сами. Вы в любом случае останетесь тут пленниками навечно. Вы не сможете прервать процесс разрастания пятен и он приведет к  скорому поглощению всего мира.... Ели ты разобьешь сферу, то только ...
Голос не успел дорговорить, я опустила секиру на сферу и разбила её. Серая склизкая масса растеклась по полу, издавая невыносимую вонь.
- Ну и пусть! Всё равно нам уже не вернуться... Сдохни, сволочь! Это тебе за Одина! И за всех нас... - слёзы застилали глаза, а ноги бешенно топтали и месили эту зловонную жижу.
И тут всё вокруг стало меняться. Замок таял на глазах, истончаясь и исчезая. Я пришла в себя от того, что  сэр Алекс тряс меня за плечо:
- Гил, успокойся, дочка, всё кончено! Ты всё сделала правильно. Сейчас отыщем Одина и направимся в Амальфи, нас там уже заждались. Посмотри вокруг, Сумрачный замок исчез.
- Но как же серые пятна? Вы слышали голос? Или он был только в моей голове?
- Слышали конечно, это существо телепатическим образом говорило со всеми сразу.
- Теле...как?
- Телепатически. То есть звучало только в мозгу.
- Но оно же сказало, что если я разобью сферу - мир погибнет.
- Всё правильно, - ответил Полковник, - я только сейчас понял слова Олафа об исчезновении мира. Он говорил об исчезновении сумрачного мира, так что с нашим ничего не случится.
- Понятно...то,что ничего не понятно...ну да ладно,это уже не важно. Главное,что мы вернулись. Пойдемте поищем Одина. Если мы оказались вне замка, то может и он тут? Если только он жив... - я снова разревелась. Мы разбрелись по округе в поисках.
Вскоре раздался голос Артура:
- Сэр Алекс, Гил, он здесь, я нашел его! Идите скорей сюда! Только не знаю жив ли? Он, кажется, не дышит...
***
Один
***
Солнышко ласково грело , но не жарило. Благо, прохладный ветерок нежно обволакивал и охлаждал. Погода стояла чудесная. Я с наслаждением глубоко вдохнул пьянящий свежестью воздух. Босые ноги щекотал ковер яркозеленой травы, что мягко  пружинила при каждом неторопливом шаге. Разноцветные птички, словно соревнуясь в красоте и в мелодичности пения, приосанившись, важно выводили замысловатые рулады. Деревья, высокие и стройные, шелестели пышной листвой в такт одним им слышимой песни. Я поднял глаза и посмотрел на небо, немного щурясь от яркого света. Облака, перистые, странных форм и размеров, неторопливо и степенно, плыли в ультрамарине небесной высоты. Настроение было великолепным. Я любовался неземной красотой и сам не заметил, как деревья расступились и показалось небольшое озерцо. То там, то здесь, из чистой, прозрачной воды, выпрыгивала довольно крупная рыбина и, сверкнув в солнечном луче золотой чешуей, шумно, с обильными  брызгами, плюхалась обратно в свою стихию. Возле песчаного берега, на деревянных мостках, сидел человек с удочкой в руках и сосредоточенно наблюдал за поплавком. Я подошел поближе и встал рядом с рыбаком. Минуты две ничего не происходило, затем поплавок дернулся вниз и пошел в сторону. Олаф с радостным воплем подсек рыбину и та затрепетала на крепкой леске, стремясь вернуться обратно в родные пенаты. Олаф повернулся ко мне, держа в руке пойманную живность. Он внимательно посмотрел на меня. 
- Я успел... - и, поймав мой недоумевающий взгляд, довольно прищурился и добавил:
- Вы молодцы, справились! Возвращайся!...
Дальше произошло то, что я никак не ожидал. Олаф дважды сильно приложил меня ладонью по щекам. От неожиданности я зажмурился и когда снова осмелился открыть глаза, то увидел сквозь красный туман заплаканное, испачканное кровью лицо Гил, чуть далее мрачного и сурового Полковника и расстроенного и уставшего Артура...
***
Дядя Саша
***
Да, досталось Одину.  Жаль парня.
- Вот смотрю я на тебя и думаю, вроде умный мужик, а дурак.  А как у нас говорят, везет дуракам и пьяницам. Ты вроде не пьяница, так с тобой всё понятно...
Мне главное было разозлить Одина, заставить его хотеть жить, а не валяться тут, словно выжатая половая тряпка.  Артур и Гил с непониманием смотрели на меня, а я начал обвинять Одина во всех смертных грехах : и нарушение устава, и неподчинение, и проявление неразумной инициативы. Что бы мои слова доходчиво доходили до него, я лег рядом и , смотря в синеву неба, продолжил монотонно костерить нашего героя - и лежишь не так и свистишь не так, в голове ветер и двигаться быстро не умеешь.... Шевелиться мне не хотелось, все тело болело и только сейчас я заметил, что от моих доспехов остались только несколько ржавых полосок железа, которые чудом ещё держались на мне. Так что особой разницы с бездоспешным Одином я не заметил. А он лежал на спине, щерился и пытался что то сказать.
- И не оправдывайся, на три дня пойдешь в наряд по столовой, в подчинение Гил, будешь воду таскать,  дрова колоть, помои выкидывать и, если тебе доверят, то может быть и мыть посуду.
- А меня то за что на кухню? - возмутилась наша красавица.
- За несвоевременную подачу сигнала опасности и его тихое произношение. Я ведь как приказал? Попадешь в беду, кричи и зови на помощь. А ты что делала? Визжала в пол голоса, что тебя еле-еле было слышно. Вот и пойдешь отрабатывать командирский голос на кухне, а что бы некоторым лежебокам жизнь медом не казалась, будешь учить его подчиняться приказам.
Гил недовольно фыркнула, а я, сделав вид, что не обратил на это внимания, уже давал указания нашему юному рыцарю:
- Артур, ты уже сообразил где мы? Если недалеко от Амальфи, то дуй в замок за подводой. Сами мы этого лентяя не дотащим.
-Ага, сообразил. Вон крепостные стены виднеются. Только если это Амальфи - то как мы тут оказались? Вы ж до развалин добирались три дня... А тут ни развалин нет и вообще ничего на них похожего. Это ж как нас сюда перебросило?
- Как-как? А вот так! А как нас вообще в этот мир перебросило? Иначе как пространственно-временной аномалией я этого объяснить не могу. Ну, даст Бог, с уничтожением серой сферы все эти безобразия прекратятся...
Артуру тоже досталось, парень еле ноги волочит, а вообще то команда подобралась неплохая, правда в глубинную разведку с ними идти ещё рано,- не полностью обучены, а вот спину прикрывать им доверить можно.  Я хорохорился, а в душе прекрасно понимал, что отвоевался, как говориться - укатали Сивку буркины горки. Не для меня такие приключения, это теперь пусть молодежь спасает мир.
- Ну что очухался? - обратился я к лежащему рядом товарищу, заметив, что Один собирается то ли приподняться, то ли повернуться на бок.
- Лежи, тебе теперь и шевелиться пока нельзя. Вот зарастут раны, тогда и встанешь. Артур скоро подводу пригонит и повезут нас с тобой как ценный груз, может быть даже сена подстелют. Вон видишь, моя оруженосица вместо того, что бы свежей травки нарвать и под голову тебе положить, воду по лицу размазывает, да и мне могла бы какую-никакую подушечку соорудить...
- Ага, где ж я вам травки возьму, да еще и свежей?! Осень на дворе! - пробухтела, всхлипывая, себе под нос наша баронесса, - даже опавшая листва уже почи погнила под такими дождями. Лежите вот и радуйтесь, что хоть сейчас вот сухо и с неба ничего не льет.
Вот так ворча, я пытался хоть как то скрасить ожидание подмоги. Главное мы сделали - серую тварь, что видимо проникла сюда из других миров, отправили восвояси. Интересно, а темные пятна теперь исчезнут или нет? Надо будет попросить Гюнтера отправить несколько человек на разведку. Рассуждал я вслух и не очень удивился, когда со своим вопросом влезла Гил.
- А что и как это телепатически? Я так там в крепости и не поняла.
- А это когда ты вот так же сидишь на земле без дела, а потом вдруг срываешься, так как понимаешь без слов, что Один хочет пить, только словами он сказать это не может, так как во рту у него все пересохло. Попросту говоря, это общение без слов.
- Дядь Саш, а вы без слов общаться можете? - не унималась Гил, не предпринимая ни каких попыток встать и отправиться на поиски воды.
- Конечно могу. Я вот сейчас общаюсь телепатически с Одином. Он мне говорит:
" Достал ты меня уже старый хрыч своими придирками и нотациями..."
А я ему в ответ :
" Обожди, это ещё не всё, вот по прибытию в Амальфи возведу тебя в рыцарское достоинство с присвоением воинского звания младший лейтенант, тогда по другому запоёшь..."  Он конечно не соглашается ни в какую, да только кто его спрашивать будет.
- Это что Один не соглашается стать рыцарем? - недоверчиво переспросила Гил и непонимающе уставилась на лежащего.
- Нет, рыцарем он согласен стать, а вот от чести получить звание младшего лейтенанта - отказывается. Ну ещё бы, то он отвечал сам за себя, а теперь придется отвечать и за других. Ведь рыцарю приходится возглавлять отряды простых воинов, а уж лейтенанту не только возглавлять, но и командовать ими. Разницу улавливаешь?
Один наконец то смог промычать что то вроде " Пить..." Только теперь Гил сорвалась с места и стала озираться.
- Воду в шлеме принеси,- подсказал я оруженосцу.
Дождавшись, когда Гил отойдет на приличное расстояние, я повернулся к Одину:
- Ну ты как? Боль в себе не держи, если что матерись, по себе знаю, помогает, или меня матери, в крайнем случае можешь немного постонать, я всё равно не услышу.
Один начал тихо материться. Приятно услышать знакомые фразы, вот только ничего нового я для себя не узнал.
Когда вернулась Гил, Один лежал и улыбался. Приподняв ему голову, напоили, облили и немного умыли.  Через некоторое время после возвращения Гил я услышал топот копыт. Проклиная свою немощность, кое как вздел сначала себя на четвереньки, а потом и встал на ноги. Защитничек хренов, да меня сейчас любой комар затопчет, но тревога оказалась напрасной. Вскоре мы увидели,что к нам мчатся с десяток всадников. При их  приближении мы узнали среди них Артура, Анарса и Сигизмунда  . Следом за ними пылили целых две повозки. Хорошо то как, и я уселся вновь на землю, блаженно улыбаясь и подставляя лицо под  последние осенние ласковые солнечные лучи.

128

Анарс.
***
Прошло четыре дня  после моего возвращения от Клавы...
Я сидел на стене в кресле, которое приволок сюда специально для таких вот уединённых посиделок. Рядом сидел Гаврюша, положив свою чешуйчатую голову мне колени. Малыш изрядно подрос, но, к сожалению, он ещё не умеет летать как его мать. Спасли, называется младенца. Эх, его мамаша ведь надеялась на нас. А может и пронесёт?
- Чёртова погода, чёртов мир….
Вот сижу тут ловлю лучики осеннего солнца, а совсем недавно были тучи, и в стороне даже громыхнуло, словно при летней грозе.
Попыхивая трубкой, я разглядываю полосу леса вдалеке. Золото и багрянец постепенно исчезают, скоро будет лишь серая полоса голых деревьев, а потом все укроется белым…саваном. Укроется ли? Похоже, мы этого уже не узнаем.
Я уже совсем было растёкся мысленно, как настойчивые толчки в живот и присвистывания  моего питомца заставили меня вернуться в реальность.
- Что малыш?
Голова дракошки указала мне во двор. Там начиналась какая то суета.
«Куда, куда стремитесь вы безумцы?»
Потом мой взгляд привлекло что то за стеной, пригляделся, так и есть, некто верхом едет по мосту. Ну и что, мало ли кто там шарится. Но сердце, замерев на миг, толкнуло кровь сильнее, побуждая к движению.
- Идём Гаврюша.
Ускоряя шаги, я отправился к воротам. Там как раз открыли калитку. Из под темной арки выехал Артур.
Вид у него был какой то помятый, лицо бледное. Когда слезал с седла, морщился.
- Артурчик! – я крепко обнял его и тут же услышал его всхлип-вздох.
- Ты что, ранен?
- Нет, я в порядке, - кривовато улыбнулся.
- А почему один? Где…?!
Сзади послышался топот и рядом возник железный дровосек Сигизмунд.
- Что с баронессой Неш?!
- Жива, все живы. Тут не далеко, - Артур вяло махнул рукой в сторону, - Один и Алекс ранены, сильно. Нужна повозка.
- Седлайте коней, готовьте две повозки! – раздался приказ Гюнтера.
Сиг тут же исчез в сторону конюшни.
- Ты то как?
- Да пойдёт…
- Угум, понятно, - обернувшись, заметил деву с золотой косой, - Леция! Прими ка юного рыцаря, ему нужны заботливы руки. А ты расскажи живо, куда ехать.
- Не, я покажу, со мной все в порядке. Тут не далеко.
- Ладно, карабкайся в седло.
Развернувшись, я двинул навстречу конюхам. Забрал поводья своей Конячки и запрыгнул в седло, мимо меня уже проносился Сигизмунд.
- Откройте ворота! Пока их барон не высадил. А вы сэр не спешите, ведь не знаете в какую сторону лететь.
Вместе с Артуром двинулись по мосту, впереди рысил Сиг, а позади, громыхали колеса повозок и кони лучников, которых отрядил в сопровождение Гюнтер.
Как бы Сиг не горячился, а ехать пришлось за Артуром, который спешить не мог. Черт, нужно было его оставить в замке. Хоть он и хорохорится, но сидит в седле криво, рёбра что ли помяты?
Примерно через час мы выехали на поляну. Точнее это был сильно расплющенный холмик в окружении леса. На вершине была груда камней. Вот между этой кучей и лесом, на пологом склоне я и увидел друзей. Сиг буквально телепортировался туда, да и мы следом подъехали.
Зрелище было печальное. Измученная Гильома сидела возле лежащего Одина. Тот был без доспехов и изображал труп. Приподнявшийся при виде нас, сэр Алекс, не многим отличался от него.
Обниматься я не полез, сразу же велел грузить их в повозки. Шестеро лучников, взявшись за плащ на котором лежал Один, бережно перенесли его в повозку. Рядом с ним устроилась Гил, сказала, что будет приглядывать. Рядом с повозкой застыл Сиг с несчастным лицом.
Я с седьмым лучником помог Алексу доковылять до второй телеги. Туда же загнал Артура, не хватало ещё что бы рухнул с седла на обратном пути.
Очень медленно, тщательно выбирая дорогу, мы двинули обратно.
Пользуясь тем, что я оказался рядом Алекс спросил меня про обстановку в замке.
- Да нормально там все, скукотища, мхом зарастаем. С вами то, что случилось, и как вы оказались вместе и где Владимир?
Полковник, вздохнул и вкратце пересказал что произошло. О подробностях он предложил поговорить позже.
Мда, порадовал. Мы потеряли ещё одного друга. Снова имеем раненых. И, чёрт побери, снова все в замке. А я уже надеялся, что хоть кто то окажется от него подальше.
- А теперь ты расскажи, куда пропадал?
Глянув удивлённо на соратников в повозке и увидев, как Артур демонстративно смотрит в небо, я выдохнул: - Значит, сдали, да?
- Но, но, беглец, то, что ты снова рядом, это хорошо. Один то вот отбегался. Так что…
- Да понял, понял, трибунал, расстрел двадцать раз соломенными стрелами… Я и так уже типа под арестом.
- Хех, и поэтому ты явился сюда без оружия? Совсем страх потерял?
- Э-э… это да, косяк, конечно. Просто увидев Артура и узнав, что вы рядом, рванул сразу, в чем был. И хорошо, что хоть одетый.
- Да, костюмчик у тебя примечательный, где прикупил?
Поняв, что не отвертеться, коротенько так рассказал о своих похождениях до волшебницы.
- Подробно расскажу, когда все смогут слушать, что б не пересказывать каждому по отдельности. Вон, у Гильёмы ухи вытягиваются.
- А в остальном как? Такое ощущение, что не рад нам.
- Рад, конечно, но не полностью. Не так я представлял ваше возвращение. А в остальном, говорю же скука. Виктор мне выписал наряды по хозчасти, плюс лекции у отца Маркуса. Священник своими душеспасительными беседами напрочь выносит мозг. Наряды Виктор отменил, дабы не нарушать спокойствие среди персонала замка, решил, что вы по приезду сами определитесь.
- Пфф, - Артур, поморщился, а потом продолжил, - что ж ты такого учудил?
- Да ни чего, поработал на конюшне, потом на кухне…
Один из сопровождавших лучников, закашлявшись, отъехал в сторону.
Проводив его глазами, Алекс подытожил:
- Дисциплина упала ниже плинтуса, будем заниматься репрессиями.
- Конечно командир! Как поправитесь, так сразу. А сейчас лучше подремлите. Нам ещё долго телепаться тут.
Гильома
***
Нас погрузили на телеги и обоз двинулся медленно и осторожно, дабы не причинить лишних страданий и без того израненным сэру Алексу и сэру Одину. Меня усадили на телегу рядом с Одином, чтоб я присматривала за ним. Я достала чудодейственную мазь леди Доминики и начала заботливо смазывать его раны.
Его лицо то и дело искажала гримаса боли. Бедный сэр Один, вот же ему досталось! Слава Господу, что хоть живой, а мы уж его подлечим. Да и сэру Алексу тоже требуется немалый уход и забота. В общем-то всем нам пришлось несладко в этом проклятом в сумрачном замке, но они пострадали значительно больше нас с Артуром.
Медленно покачиваясь телеги двигались в сторону замка. Я периодически проваливалась в полудрёму, при этом с ужасом вспоминая происшедшее, а так же то что услышала в разговоре сэра Алекса и Анарса.
Сэр Алекс рассказал о наших похождениях и добавил, что Олаф все знал и именно поэтому отправил его в сумрачный замок. Мы уничтожили то, от чего исходила угроза. А ещё сэр Алекс сказал, что если бы портал нас не выбросил рядом с ним, он сам бы ни за что не справился с поставленной задачей.
Анарс, оказывается, побывал у какой то леди Клавы и что-то с ним там произошло неприятное, я не разобрала. Но полковник был очень недоволен и наговорил ему много «тёплых и ласковых» слов. Похоже, что все обещанные мне «наряды» теперь достанутся Анарсу.
Уже под вечер мы въехали, наконец, в ворота Амальфи, где нас уже встречали сэр Я, отец Маркус, Леция и маг Рихтер, а так же множество слуг. 
Слуги выгрузили с телег Сэра Алекса и Одина, занесли их в замок и уложили на кровати в их комнатах. Я за время пути немного пришла в себя и по прибытии первым делом попросила Лецию приготовить мне горячей воды. Помывшись и переодевшись я первым делом лично отнесла ужин сэру Алексу и Одину, дабы заодно проверить их состояние. Естественно оба они даже поесть самостоятельно не могли. И тому и другому требовалась помощь.
Затем я спустилась в общий зал, где за ужином обсуждалось лечение наших друзей. Поскольку нормальных лекарей в Амальфи не было, мы решили утром же отвезти их в монастырь под опеку епископа Ульфиллы. В конце концов, он обязан нам своей жизнью, теперь настал его черед помочь.
Немногословные в этот вечер, Анарс и Виктор неожиданно заспорили кому ехать в монастырь, ни один из них не желал покидать замок. В конце концов Виктор настоял на поездке Анарса. Мне показалось, что они о чем то умалчивают. Весь вечер он переглядывались, может они разговаривали «телепатически»?
  Утром Одина, Артура и сэра Алекса погрузили в повозки и в сопровождении барона Сигизмунда, Анарса, сэра Гюнтера и нескольких замковых служек отправили в монастырь. К вечеру следующего дня служки вернулись и рассказали нам, что Гюнтер с остальными на несколько дней задержатся в монастыре, а у барона там вообще какие-то дела с епископом.

129

Анарс
***
Времена дикие, нравы гнусные, века темные, погода дрянь.
Встали, как тут принято, за темно, проснулся я уже от холода в седле за воротами замка.Ехать до Вердена наверное день, а может и больше. Хотя, нет, вроде по дороге едем, накатанной такой. Значит сообщение тут регулярное. Монастырь же тут центр цивилизации, как и город. Других то развлекух у аборигенов нету.Значит, к вечеру прибудем.Поежившись, достал флягу  отхлебнул, как следует чего-то теплого. Чето мне девки в дорогу налили. М-м-м, глинтвейн. Ай спасибо, не дали помереть в дороге.Хороший у них тут рецепт, правда, не запомнил, много каких то трав перечисляли и называют прикольно – глёг. Главное, что согрелся и взбодрился.Один с Алексом дрыхнут в крытом возке. Артур в открытой провозке, но закутанный лохматой шкурой по самый брови. Хе-хе, кряхтел все, что сам, сам в седле. А сам едва не рухнул по приезду в замок. В комнату едва не на руках заносили. Вона глазами тока ворочает по сторонам.Помахал над ним флягой, он кивнул и высунул руку. Забирать обратно не стал, пусть у него полежит.
- Тоска, нафига меня тащат? В Амальфи бы отлежался.
- Там квалификация не та.  Вот осмотрят тебя монахи или монашки, лечение назначат, потом вернешься.
- А ты?
- А чо я? Осмотрю достопримечательность и вернусь. Я мобилу одну взял, вам оставлю.
Конектиться будем, на выписку приеду.
- А че ты Гильоме тер вчера, она аж пальцем ухо заткнула.
- Да ни че особенного, про мобилу напомнил, кольцо одел, чтоб услышала. А палец…
Да просто, что б в одно ухо вошло, а с другого не вылетело.
Артур хрюкнул под покрывалом и стал озираться в поисках Сига. Я беспечно махнул рукой, барон ехал впереди.
- И че она ответила?
- Когда дошло, сказала, что устроит поединок. Ага, я согласился, на метелках. Тогда она пригрозила к моему возвращению, что закажет двадцать новых болтов без наконечника и будет играть в охотника, а метелку использует потом.
-Ы-ы-ы, - Артур сощерился, - она могет, ты лучше с нами оставайся, а то привезут то же, на лечение.
- Не, обойдется, я у Рихтера отсижусь.
- Как старик то? Все металлами занят?
- Ща, - я перебрался к нему в повозку и рассказал о нашей вылазке в пещеры. Потом послушал подробности про их поход, так  за болтовней прошла вся дорога.
Прибыли уже затемно. Нас ждали, Гюнтер выслал вперед гонца, предупредить.Не принято тут ночью гостей принимать. Как говорится, свои по домам сидят, тока чужие шастают. Не, мы бы и засветло успели, если бы по ровной дороге, да на «скорой». А так пришлось телепться, возок хоть и хороший, но камрадов нужно было везти аккуратно.Почти весь путь они провели в забытьи. Очень надеюсь, что в монастыре помогут.За воротами собралось изрядно народу с факелами. Часть в рясах, часть в светском.Друзей выгрузили на носилки и унесли в помещение. Нас развели по комнаткам, расположенным не главном здании, а в какой то отдельной постройке. Гюнтер сказал, что при Волке это была казарма для стражи. Сейчас переделана для размещения паломников, странников, гостиница короче. На ужин мы опоздали, оставалось только спать.

130

ЧАСТЬ  ТРЕТЬЯ

***
Анарс

***
  С завтраком тоже не пофартило – Гюнтер и Сигизмунд потащили на молитву. Даже Артура, как не шибко мёртвого. Я, конечно, выразил свое не согласие, и даже протест, но молча. Шибко много тут фанатов собралось, что б выкрикивать кричалку про другую команду. Это Ричу можно было умничать в волшебных доспехах и колдовским молотом заносить мудрость старых книг. А мы уже стараемся не сильно отсвечивать, и так блин заметны. Не, по началу то тоже смотрели орлами, через прицел. Только патроны быстро кончились и люлей выхватываем регулярно. Вон двое снова в реанимации, третий на амбулаторно-санаторном. Сам пару раз за кромку глядел. Больше не хочется, приключений. Хочется привычного тепла и уюта, с удобствами.
  За время наших странствий мы уже выучились не сильно выделяться на таких мероприятиях. Собственно Сиг старался и обучал нас качественно, и не только обхождению с оружием, но и манерам. Вопчем неф с амвоном не путаю.
  В качестве развлекухи шарю глазами по сторонам. Органа тут нет, так что обойдусь без музыки, но хор возможен. Ульфила деятельный старик.
Помимо простолюдинов на передних скамьях заметил и несколько благородных.
Христианство религия бедных. Из этих краёв церковь ушла давно. Богатым и сильным оказалась без надобности, пока не появился Ричард и не взбаламутил здешнее общество, а следом появился Ульфила. Кстати, его тут нет, не оклемался еще.
В конце мессы, следуя за Сигизмундом, получил печеньку, т.е причастился и вышел во двор. Мероприятие окончено можно и позавтракать наконец.
Присутствовавшие сеньёры толи считали ниже своего достоинства, толи просто не попадали на общую монастырскую трапезу, двинули к выходу, в их сторону направились и Сиг с Гюнтером. Возможно знакомы с ними. Я же отошел в сторону и продолжал наблюдать за этим странным монастырем. Тут помимо простого люда я видел и монахов и монахинь. Видимо на ранних этапах такое практиковалось в обителях. Сейчас такая смешанная группа из братьев и сестер двигалась в мою сторону с корзинами и раздавала снедь крестьянам. Я уже собрался двинуть к своим, когда взгляд зацепился за одну из монахинь. Что то было неправильным в ней. Ну да, как же, лицо. Не, и среди здешних простолюдинок встречаются миленькие, но эта была просто персиком. Откуда такое здесь? Вокруг уже толпились какие-то оборванцы, а я продолжал смотреть не неё не отрываясь. Лорелайя! – слышал я восторженные шепотки людей, которые получали куски лепешек и низко кланялись ей. За каким то чертом я тоже протянул руку и вместе с хлебом ощутил краткое прикосновение её пальцев. Короткий взгляд и чудное видение прошло мимо. А я остался стоять столбом с вытянутой рукой и булкой в ней. Откуда то в голове фоном потекла мелодия, очень знакомая мелодия, в которой звучало только что услышанное имя, вот только саму песню я вспомнить не смог. Какое то воспоминание еще вроде бы царапнуло память, но совсем скользом. А на трапезе она будет присутствовать? Эта мысль мне понравилась, а еще подумалось, что может стоит задержаться здесь до выздоровления друзей. Кажется еще мелькнуло что то про кабаки и цугундер, но это уже мне было не интересно.

***
Гильома

***
Шел второй день после отъезда наших товарищей в монастырь. Скукотища была страшная. Сэр Я и Рихтером не выходили из донжона, чем то были заняты, а я окончательно оклемалась и слонялась по замку, не зная чем себя занять. В конце концов, мне все надоело, и я решила отправиться на охоту.
Я вышла во двор, прихватив с собой арбалет, и направилась к конюшне. Любопытно было, что там никого не было. Я вывела под уздцы вороного жеребца, вскочила в седло и отправилась к воротам. Но вот уехать мне не дали. Стража уперлась, и, ссылаясь на указание моих спутников, не желала меня выпускать.  Я даже ругаться пробовала, но некстати пришедший отец Маркус все испортил. Что б только отвязаться от его нотаций, я согласилась взять с собой сопровождающих. В конце концов, местность не знакомая и на охоте они пригодятся.
  Был прохладный осенний день. Зима никак не хотела наступать. Сквозь тучи еле пробивался солнечные лучи, а воздух был наполнен запахом уже гниющей листвы... Я вдохнула полной грудью и пустила жеребца с места в карьер. Но стражники ничуть не отставали, полукольцом окружив меня. Мы немало покружили по лесу, но он словно вымер, ни единый зверь не попадался. Удача улыбнулась единственный раз, когда впереди, среди ветвей, мелькнул чей то силуэт. Я рванула вслед за ним.
Погоня была безуспешной, зверь не подпускал к себе, даже разглядеть его не получалось.
Так продолжалось до опушки леса. Выскочив в поле, остановилась. Зверь исчез.
По сторонам с треском проламывая заросли, выезжали сопровождающие меня стражи.
Неожиданно сзади слева раздался рык, кони всадников брызнули в стороны, как стая воробьев. Последнее что я успела заметить краем глаза, был огромный белый волк.
Конь, еда не сбросивший меня, теперь несся через широкое поле. Я даже не пыталась его остановить, видение огромного зверя меня сильно напугало. Я судорожно вцепилась в поводья и склонилась к самой гриве коня.
Снова по бокам замелькали деревья. Куда меня уносил конь, я не имела понятия.
Позже, уставший  конь замедлил свой бег, а потом и вовсе встал. Он вздрагивал, прядал ушами, тянул воздух. Я сползла с него и стояла, вцепившись в его гриву. Зверя рядом не было. Не помню, сколько мы так простояли, но нужно было выбираться отсюда, искать дорогу в замок.
Вот так, то лесом, то полем я добралась до какой-то деревушки, располагавшейся неподалеку от величественного замка.
В ней-то  мне как на грех и попались куры, которые и стали причиной моих, а затем и не только моих неприятностей...
Куры удирали по деревне от двух селянок, которые бежали за ними кудахтая и квохча немногим тише  разве что самих кур:
-Куда! Куда! Куда понеслись, бестии!? Отец Ульфилла велел вас на ужин! Ладный ужин - дело богоугодное! Куда понеслись?!!! Цып-цып-цып-цып-цып!!!
Ну, ясное дело, меня эта сцена порядком насмешила, а поскольку все мои попытки опробовать арбалет в лесу потерпели неудачу ввиду того, что то ли зверь нынче шустрый,то ли у меня практики маловато, то я решила сие тут наверстать, а заодно помочь бедным женщинам в поимке  удирающих  кур.Я вскинула арбалети пристрелила курицу.Не успела перезарядить арбалет, как тётки тут же подняли визг, а на их вопли явился здоровенныймужик.
Этот смерд вздумал ворчать, мол, как я посмел и все такое, на что я, с хохотом ответила, что сам дурак, а я только помог бедным тёткам кур переловить.  Судя по манерам, этого наглеца взяли из глухой деревни.
Он попытался схватить моего коня за узду, и тут же схлопотал плетью по спине.
- Ты что, совсем страх потерял серв не умытый?! – меня затрясло от его наглости, - если твой господин дурно тебя воспитал, так я исправлю.
Я направила коня прямо на него. Монах стал пятиться, но на подмогу ему спешили еще крестьяне. И судя по рожам, были настроены решительно.
Мужикчто то вякнул про епископа, ха, ну не может же быть тут епископов много, да в любом случае, проще будет вывернуться.
- Дорогу, олухи! – я подняла коня на дыбы, моя шапочка слетела с головы и изрядно отросшие за поход волосы рассыпались по плечам волнистыми локонами.
Его клешня вцепилась в повод коня, а остальные, потрясая вилами и палками, загудели:
-Ведьма!
-Заткнись,дебил,никакая я не ведьма! Уроюгада!(И где это  я таких ругательств нахваталась?Хотя,с кем поведешься...столько времени провести в мужской компании,еще не тому научишься...)
- Блудница! – заверещали в толпе.
Вот же, не удачно вышло. За время путешествия, я совсем отвыкла от той жизни, где мне полагалось вести себя скромно и заниматься вышивкой. От того что это монастырские сервы, а не фригольдеры, на самом деле не легче. Вон как раздухарились. Дикари, как презрительно их называли мои друзья. Но ведь наглость второе счастье?
- Едем к епископу! И там посмотрю, что он сделает с вами, посмевшими напасть на благородную баронессу Неш!
- Баронесса? Ведьма и еретичка! Христианки,тем более благородного происхождения, мужскую одежду на себя не напяливают и на святых отцов не кричат!
- Нефиг нарываться, ибо нефиг! Старый маразматик! А ну живо сопроводите меня к епископу!
- Сопроводим,обязательно сопроводим...И спасем твою бессмертную душу... На костер её!
Вот тут-то я испугалась не на шутку...
Меня окружили плотной толпой и так вели до самого монастыря. Страх не покидал меня...Ведь никто из моих друзей не знает где я. Но, с другой стороны, вряд ли тут много монастырей, а значит там, за стенами могут быть и мои друзья, и епископ Ульфилла. Он то должен вспомнить меня.
За воротами не было ни друзей, ни епископа. Толпа распалилась так, что подавляла меня. Я была так напугана, что не могла даже кричать, когда меня стащили с коня и поволокли в какой то подвал. Туда следом пришел и монах, который велел меня приковать к стене.
Лишь когда я почувствовала прикосновение железа, скороговоркой выпалила:
-Я не ведьма, япоехала на охоту. А там этот огромны волк, я заблудилась, позавчера сюда должны были привезти моих раненых друзей, сэра Алекса и сэра Одина. Их сопровождали барон Сигизмунд мой жених, сэр Артур, сэр Анарс и сенешаль замка Амальфи, сэр Гюнтер! Позовите их и отведите меня к епископу Ульфилле! Он знает меня!
- Откуда он тебя может знать? Как тебя зовут?
- Баронесса Неш.
- Ложь не спасет тебя, - монах поднял крест и начал читать молитву.
Я стала повторять за ним слова.
Дочитав, он сказал: - Хорошо, я спрошу. Но ты останешься здесь.
Жестом он отправил кого то наверх, а сам молча стоял, отгородившись крестом.
Через вечность посланец вернулся и что то зашептал ему в ухо.
- Хорошо, поднимите её и ведите за мной, - скомандовал он страже.

Стражи словно клещами вцепились в меня и волокли вслед за монахом.
Протащили через двор, потом по лестнице вверх. Не отпускали даже когда оказались в покоях епископа.
Ульфилла, изрядно похудевший и осунувшийся после всего,что с ним произошло, сидел в кресле, жестом указал что б подвели ближе. Всмотревшись, сказал:
- Да, это она, отпустите.
Я чуть не упала, когда стражники отошли.
-Но если правильно помню, в первую встречу вы назвались бароном Неш?
- Да, это так, отец. Мужской костюм я ношу,потому что в нем мне безопасней.Слишком давно я уже путешествую.
- Как случилось, дочь моя, что ты покинула свой дом и оказалась в этом отряде?
Я вздохнула и начала исповедь.
  Выслушав меня, он посочувствовал моему горю, но пожурил меня. Не дело, когда приличная девица странствует с мужами, да еще и в мужском же платье и ведет себя как отрок. А услышав о предполагаемом браке с бароном, впал в раздумья.
Все таки, подумалось мне, он еще так слаб, что бы вести долгие беседы. Тут он очнулся и сказал, что барон хорошая партия, но он не может благословить наш брак. Нужно непременно согласие родителей. И у него есть сомнения, что готова к браку с ним. Кроме того, у барона есть свой путь, с которого он сошел. О чем он, я так и не поняла. И еще он сказал, что желает переговорить об этом и с моими друзьями и самим сэром Сигизмундом. В конце, перед тем как отпустить, он потребовал, что б я непременно переоделась в женское платье. По крайней мере, пока я здесь в обители.
Я поблагодарила его и отправилась в сопровождении монахини в келью.
Пару часов я провела в келье монастыря, приводя себя в порядок.
Приставленные ко мне Ульфиллой служанки не были особо назойливыми, четко выполняли свои обязанности.
После безумного дня, навалилась такая усталость, что я упала на постель и начала проваливаться в сон.
Интересно,а где у них лечатся наши друзья? И где Гюнтер с Сигом и Анарсом?Почему их не было на площади? Они бы узнали меня. А может они уже уехали обратно в Амальфи? Вот шуму-то будет когда они меня там не обнаружат..
Утром монахини повели меня на молитву. Ни кого из друзей я не видела и после мессы
попросила помочь мне разыскать друзей.
Выйдя во двор, я стала свидетелем очень неприятной для меня сцены. Там, перед какой-то безумно красивой  леди,стоял...сэр Сигизмунд...сначала я не поверила своим глазам, но подойдя ближе,- увидела Гюнтера, Артурку и сэра Анарса... Они так же восхищенно смотрели неё.
-Сэр Сигизмунд, что здесь происходит? И кто эта дама?
- Это леди Лораллея - моя дама сердца, и я делаю ей предложение.
-Дама сердца? А я кто?
-Ты ? Друг...сестра по оружию,если хочешь...
-Ах,друг...и даже сестра! Ну будь здоров,братец! - с этими словами я развернулась и пошла прочь.
Ладно Гюнтер,но даже ни Артур,ни Анарс не обратили на меня внимания...оба были созерцанием...
Вот это уже было обидно...до слёз...
Меня не видели в упор...
Хотелось сразу куда то бежать, чо б не видеть всего этого. Лучше в свой замок…
Свой?! А где он? Скроюсь обратно в Амальфи!
Я рванула по двору в поисках конюшни, но чуть не упала, запутавшись в подоле юбки.
Сестра… братец… к черту! Где моя одежда, мой конь?!
Через короткое время я, уже переодетая в привычный мне костюм, ворвалась на конюшню.
- Прочь! – отпихнула конюха и запрыгнула на спину своего коня и вцепилась в его гриву.
Дальше помню только свист ветра в ушах.

***
Анарс

***
Гнев закипал во мне все сильнее, вот куда лезут эти отморозки?Рыцарь-неудачник, жених нашей непоседы, старый отставник – завхоз замка и сопливый пацан. Какого лешего они тут взялись мне мешать? Это я смогу завоевать её сердце, а по всей видимости уже завоевал, и это я смогу обеспечит ее будущее. Уведу её в наш мир, который много спокойнее и привлекательнее этой средневековой дыры или же здесь построю для нее королевство!А тех, кто мешает, я оставлю в этом колхозном монастыре. Или вычищу этот замок от ушлепков в черных балахонах.Оскалившись, я поднялся из-за стола и потянул рукоять меча. Клинок с металлическим стоном «Наконец то!» покинул ножны.  «Вот и все! Сейчас же разрешим наш спор».Противники то же вскакивали со своих мест и хватались за оружие, но это к лучшему. Мой Меч это не тесак мясника, ему больше нравится кровь хищника, а не скотины.В углу запричитал монах, где то слышались торопливые шаги. Хлопнула дверь трапезной и странно знакомый голос произнес: «Я вовремя».Не знаю, не знаю, как на счет вовремя, но одним больше…Оглянуться я толком не успел, лишь высокий темный силуэт за моей спиной, да голос «Остановитесь!». Потом прикосновение к моему плечу и жуткий удар, встряхнувший каждую клетку моего тела, а затем боль, скрутившая и ломавшая меня, словно я оказался под лавиной…
В голове пусто, шевелиться лень или не могу, не важно. Словно нажали ресет.
Ресет, что то я такое помню, загрузка программ и приложений, хе-хе. Я жив, я помню кто и где я. Йоп! Только не это! Господи, сожги мне память, всю без права на бэкап.Но нет, ад воспоминаний накатывает неумолимо и совершенно не вовремя тело начинает оживать. Перед глазами доски пола, а в уши лезут стоны и мычание. «Похоже, накрыло не меня одного».Кто то трясет меня: «Анарс, Анарс вставай, времени нет вылеживаться». Это Виктор.
- Ни чего страшного не случилось, все живы, здоровы. Поднимайся, встряхнись.
- М-м.. чем это меня так?
- Нормально все, и ощущения для тебя должны быть привычные, без реанимации обойдешься. Времени нет, Артуру помоги.
- Виктор, я не понимаю… Этого не должно было…
- Знаю, все кончилось. Потом поговорим, бери Артурку и пойдем.
Я медленно сел на полу, потом опираясь на скамью, начал вставать. Немного кружилась голова, а живот буквально скручивало. По другую сторону стола сидел Артур, уперев голову на руки. Гюнтер старательно подпирал стену и тряс головой. Сигизмунд стоял на коленях, руками сжимая голову, словно боялся, что она лопнет.Виктор стоял рядом со мной и продолжал торопить: - Быстрее, растрясай Артура, и идем.
Подбежал монах, но Виктор не стал его слушать: - Брат мой, где епископ? Мне нужно срочно поговорить с ним. Это очень важно.
- Его преосвященство еще болеет, но если это так важно, то я сейчас спрошу…
- Хорошо.
Пока я доплелся до Артура, и, бормоча извинения, пытался его оторвать от стола, Виктор уже что-то внушал Гюнтеру, показывая на барона. Тот покивал и, подойдя к Сигу, помог ему подняться. Потом они пошли к дверям.

Монах ушел. А Виктор обратился к нам.
- Да, вдряпались вы в очень скверную переделку. Кстати, Артур дайка плащик, тут ведь не дует.
Сдернув с парня плащ, наш друг подошел к Лоралее и набросил ей на голову.
- Так то лучше.
- Боже, что с ней случилось?
- Если говорит правильно, - Виктор снова подошел к нам, - то не с ней, а с этим.
- А почему она так не подвижна и почему с этим, она что…
- Я это выключил, помните коня и собачку Димона? Так вот это из той же конюшни.
Виктор явно наслаждался нашими вытянутыми рожами и выпученными глазами.
- Я нашел её описание, яблоко раздора и еще куча функций. Вы вот тоже тут грызню устроили. Теперь нужно как-то аккуратно вывезти это отсюда. Сейчас подопрете с двух сторон и понесете к Ульфилле. Надеюсь, смогу его убедить. Так, тссс…
В трапезную вошел монах: - Его преосвященство примет вас, идемте.
Виктор отправился за ним, а мы с Артуром подошли к … в общем к объекту недавних воздыханий.С некоторой дрожью я прикоснулся к ней, черт, внутри все протестовало против слов Виктора.  Даже через ткань чувствовалась упругая плоть. Артура, похоже,  колбасило не меньше. Зажав с двух сторон и крепко держа руками это, мы отправились вслед за Виктором. Со стороны,наверное, выглядело, так, словно мы сопровождаем человека, поддерживая под руки. Пройдя по лестнице наверх, мы прошли по коридору и ненадолго тормознули у двери, которую распахнул монах. В комнате на кровати лежал укутанныйУльфилла. Окна были плотно закрыты, рядом с кроватью на столике горели свечи.
- Здравствуйте дети мои, еще раз хочу поблагодарить вас за мое спасение. Благословеньем господним и стараниями целителей мне уже гораздо легче, и с вашими друзьями все будет в порядке. Э.. лорд Виктор? Впервые вижу вас. Мне сказали, что у вас важный разговор ко мне.
- Да, ваше преосвященство. Только…
Епископ двинул слегка рукой, монах вышел. Виктор же подойдя к священнику, стал что-то тихо говорить. Сначала его лицо отразило явное неудовольствие, потом не доверие и задумчивость. Виктор махнул нам и мы поднесли Лору ближе. Ставили осторожно, боясь, что упадет. Затем отошли на пару шагов.
- Это немыслимо!
- Я готов вам это доказать, - Виктор, встав сбоку от неподвижной монахини, что проделал, складки его плаща скрывали движения, - Вот, видите.
На лице епископа сначала отразился ужас, а потом омерзение. Сложив ладони и повернувшись к распятию на стене, он начал молиться. Глядя на него, мы то же осеняли себя крестом, и ждали, когда он снова заговорит с нами.
- Господь посылает нам тяжкие испытания…
- И вы его выдержали и помогли другим. Увезя это сюда в монастырь, вы спасли Его светлость Ричарда и многих рыцарей от искушения. Теперь настало время изъять это существо из мира и поместить туда, где оно не навредит людям.
- Вы не собираетесь его уничтожить?
- Это не сложно, но не стоит этого делать здесь.
- Да, пожалуй, так будет лучше. Вы собираетесь забрать её… это в Амальфи? Может лучше запереть здесь в подземелье?
- Нет, там будет надежнее. Но от вас потребуется придумать некие объяснения для паствы, что бы её исчезновение не вызвало кривотолков и не нанесло ущерба для церкви.Свидетелем ссоры рыцарей был брат, приведший нас к вам, поговорите с ним. А на воинов наложите епитимию за недостойное поведение.
- Спасибо за заботу о Церкви. Брат Джон верный слуга церкви и будет молчать. Будет объявлено, что сестра Лоралейя отправляется в паломничество, и вы её сопровождаете.
- Не стоит, сопровождающие воины это свидетели, лучше вывезем в повозке, а в паломничество отправите брата Джона и другую монахиню. Просто мы выйдем вместе, но они пойдут своей дорогой. Наверняка ведь найдутся дела для них в других обителях?
- Вы мыслите как аббат или быть может, вы принадлежите Ордену?
Виктор только развел руками.
- Понимаю, ну что ж, сделаем, так как вы предложили. Брат Джон заодно отнесет в Ватикан мое письмо. Церковь должна узнать о случившемся, - Ульфилла пристально посмотрел на Виктора.
- То же верно, тогда при появлении где-либо схожих существ будут знать, как их распознать. Игрушки Древних не должны мешать людям.
Епископ позвонил в колокольчик и тут же вошел монах, ожидавший за дверью. Ульфилла вкратце рассказал ему, что потребуется сделать в ближайшее время.
- А сейчас проводи гостей, другим путем, в винный подвал. Там устроите это в пустую бочку, и потом загрузите в повозку вместе с еще одной бочкой вина.
- Я думаю, - сказал Виктор, - что с этим справится Анарс, сэр Артур же пусть немедленно поговорит с Гюнтером и Сигизмундом. Я их предупредил, но состояние у них было скверное, возможно плохо поняли. Артур, кивнув тут же ушел. Я же, взвалив тушку киборга на плечо, отправился за монахом. Виктор остался в комнате епископа.
В подвале монах разыскал подходящую бочку, в которую мы запихали Лоралею. После чего он живо забил крышку и шумно выдохнув, перекрестился.
- Чудны дела твои господи. Какой тока дряни на свете не водится.
- Угу, какой тока дряничеловеки не наделают.
Джон присвистнул: - Так это еще и люди делали? И зачем им такое понадобилось? Вон же сколько настоящих вокруг.
- А поди разбери, зачем это древним понадобилось. Ладно, готовь еще бочонок с вином и грузи к нам в повозку.
Проконтролировав загрузку, я отправился на поиски друзей.


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Таверна " У семи ветров" » КТО СКАЗАЛ,ЧТО ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ?...(Совместное творчество)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC