СТАРЫЙ ЗАМОК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Таверна " У семи ветров" » КТО СКАЗАЛ,ЧТО ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ?...(Совместное творчество)


КТО СКАЗАЛ,ЧТО ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ?...(Совместное творчество)

Сообщений 1 страница 30 из 130

1

ЧАСТЬ  ПЕРВАЯ

Кто сказал что чудес не бывает?! Плюньте ему в ухо и дайте в глаз, чтоб не брехал! Если очень захотеть, можно ... многое можно. В том числе попасть туда, куда и самолёты не летают, и поезда не ходят. К примеру в сказку, ну или, как она сейчас называется новомодным словом, "фэнтези". Вот только стоит туда попасть, сразу становится ясно: о приключениях отважных рыцарей и прекрасных принцессах лучше всего читать лёжа на диване, а не пробираясь по ночному лесу, под моросящим холодным дождиком, в промокших сапогах, на пустой желудок. В общем, в который уже раз старая истина находит своё подтверждение: каждый мнит себя героем видя бой со стороны.

Где то. Лето. День. Лес.
Олаф.
Солнышко светит, птички поют, листва тихонько шелестит. И тишина. Ни тебе привычного фырчания автомобилей за окном, ни надрывного рёва соседского киндера за стенкой. Вот только лежать как то неудобно. Какая то хрень под боком мешает. Спросонья засовываю руку и нащупываю причину неудобства. Вытаскиваю, открыв один глаз тупо разглядываю. Шишка. Медлено открываю второй глаз и, подняв голову, оглядываюсь: кругом лес, я на поляне. Крут-то! Мысли куда то сгинули, в голове звенящая пустота. Пытаюсь въехать в ситуацию и вспомнить что было вчера. А ничего не было, в смысле всё как обычно, только засиделся допоздна, мужики на форуме Орловского очередную книжку мусолили.
Неподалёку из травы поднимается чья то всклоченная голова и начинает озираться, прямо как я только что. Заметив меня, пару секунд оценивает ситуацию, а потом выдаёт:
- Чё за ху..ня?! Ты кто и как .. сложносоставная словесная конструкция..я сюда, а?!!
- А Х.З.! Я сам только что проснулся.
- Ох..ть! А ты кто?
Мужик явно напрашивается на рифму:
-Конь в пальто! Включи мозги братан, что вчера было помнишь?
Голова начала усиленно соображать.
- Я прошу прощения - голос донёсся из кустов, сбоку - вы бы не могли подсказать где я нахожусь и как отсюда выбраться?
Поворачиваемся к говорящему. На краю поляны стоит в одних трусах высокий мужик с курчавой шевелюрой и близоруко щурясь разглядывает нас . Похоже нас тут немало.
В результате последовавшего обмена информацией и мнениями, установили: нас шестеро, одетых в одно исподнее, горемык мужского полу, разного возраста, из разных городов и никто не помнит как сюда попал.
В моей голове забрезжила некая идея -
- Дядьки, кто нить Орловского читал?
Народ недоумевающе уставился на меня -
-А это тут при чём?
- Так да или нет?!
Выяснилось что читали все и все частенько "зависали" на его сайте.
- Сэр Я? - я вопросительно посмотрел на курчавого и моя физиономия расплылась в глупой ухмылке. Самым старшим из мужиков недоумённо кивнул.
- Артур? - самому молодому и ответный кивок.
- А я - Олаф.
- Какой? - один из мужиков, тот что покрепче, кажется всё ещё не врубился.
- Тот самый, с форума.
Так и познакомились, трое оставшихся оказались Snake-din-Odin-ом, anars-ом и wowa2004. Стоять босиком в семейных трусах и футболке было не камильфо, я хотел было предложить временно замять вопрос о способе попадания и заняться насущным.
Но меня опередили.
- Фредди, глянь какие чудики! - из леса на поляну, выбрался косматый мужик, одетый в какие то лохмотья . Поигрывая сучковатой дубинкой и криво ухмыляясь, местный, в развалочку направился к нам. За ним ещё четверо таких же горилоидов, чей интеллект, точнее его отсутствие, отчётливо читался на лицах. Типичная средневековая гопота. Заполошно мелькнула и исчезла мысль о Робин Гуде. Не смешно. ЭТИ помогать не будут, если только растаться с жизнью или кошельком.
- Вы кто ж такие будете и отчего голые, одёжу то где оставили, обалдуи? - главарь ощерился в редкозубой ухмылке. Пахнуло гнилью -
- Глянь Фредди, а телёса то какие белые и нежные. Прямо как у баб.
- Э, мужик, ты базар фильтруй - Snake-din-Odin явно имел раньше дело с подобными персонажами.- ты лучше скажи как эта
местность называется и какой сечас год?
- Гы-гы-гы. Год какой, слышь Фреди, он про год спрашивает - вожак заржал и остальные гориллоиды, как по команде, дружно осклабились - во дурной, нет бы на колени упась и просить чтоб не убили..
Уроды откровенно стебались над нами. Похоже, без мордобоя не разойдёмся.
- По ходу порожняк гоняем - я шагнул и встал рядом с Одином - Бакланы крутизну лепят и быкуют не по децки. Шестёрки галимые,
сливать их надо по взрослому, иначе они нас сольют. На фейсы гляньте, для таких чела на перо поднять, как два пальца об
асфальт. Я меркую - без махача никак. И мочить их надо стопудово. Без базара.
Местные недоумевающе переглянулись:
-Слишь, мужик, ты чё сказал а? Вроде по нашему, а непонятно ничего.
- А тебе знать и не надо, не твоего ума дело, мутный. Не видишь, не с тобой говорю, с народом. Так что завали хлебало, чтоб дерьмом не
пахло и прикинься ветощью. Будешь нужен - позову.
- Это ты мне?! - главарь изумлённо выпучил глаза - да я тебя ..
Ага, счаЗЗ, только шнурки поглажу. Хочешь жить долго - бей первым и бей так, чтоб второго удара не понадобилось. Эх, понеслась моча по трубам! ....

Snake-din-Odin:
Пока Олаф грузил гопников по фене, я следил одним глазом за злодеями, а другим оценивал состояние нашей команды. И чуть не пропустил удар копья Фредди, направленного в грудь Олафа. Началось!! Качнувшись на встречу придурку, я пробил прямой правый
точно в нос бандита. Нос хрустнул и оторвавшись от хряща, сместился в сторону. Быстрым нырком ушёл от нелепой отмашки и засадил длинный левый боковой. Тут хрустнула уже челюсть противника и Фредди рухнул, как подкошенный. Кулаки ощутимо заныли. У остальных дела были не столь блестящи. Главарь крутил дубину как пропеллер наступая на Олафа, тот умудрялся уворачиваться от ударов прыгая из стороны в сторону. anars катался по земле, сцепившись со "свом" разбойником, удерживая его руку с ножом. Шагнув к ним, я рубанул ребром ладони под основание черепа патлатого ублюдка. Перехватил руку держащую нож и с хрустом заломил за спину. Раздался дикий вопль боли. Выхватив нож из ослабевших пальцев, я, на мгновение, огляделся. Сэр Я и wowa2004 ещё держались. Олаф уже не уворачивался, он лежал на земле, а главарь разбойников, стоя над ним, готовился разможжить ему в голову. Метнулся к ним, В последний миг успев левой перехватить дубину, а правой всадил нож уроду в почку. Анарс выбрался из под потерявшего сознания бандита и оценив обстановку поспешил на помощь сэру Я. Подхватив брошенное копьё и используя его как дубину, он со всего маха треснул разбойника по шее. Копьё переломилось, а получивший внезапный удар бандит рухнул в траву. Попытался встать, но я был уже рядом с дубиной их вожака. Оставший средневековый гопарь поняв, что ему ничего хорошего не светит, предпочёл сбежать.

Олаф.
Солнышко светит, птички поют, листва тихонько шелестит. И тишина. И небо голубое-голубое. Там высоко бег облаков и далее по тексту. Кажется живой, только жутко болит голова. Сожусь и, морщась, осторожно ощупываю затылок. Ни хрена себе шишак! Ладно хоть крови нет. Оглядываюсь. Прислонившись к стволу стоит anars, утирая кровь из разбитых губ. Рядом с ним, спиной ко мне, на коленях кто то из наших. Кажется парня выворачивает на изнанку. Неподалёку сидит сэр Я, задумчиво проверяя языком целостность зубов и носа. Несколько тел в горизонтальном положении, некоторые шевелятся и делают попытки подняться. Нехило таки нас раскатали, а как остальные? Остальные оказались примерно так же. Потом выяснилось, местные нас почти "сделали", ещё немного и к нам пришел бы полярный пушной зверёк. На счастье, в последний момент у Одина сорвало планку и мужик осерчал всерьёз. Перехватив ножик у кого то из гопарей, мужик завалил двоих, ещё парочка к тому времени была в состоянии нокдауна, их просто оглушили их же дубинами, пятому удалось сбежать. У нас самые тяжёлые повреждения - пара треснувших рёбер у wowa2004, на него навалились сразу двое и хорошенько попинали. Меньше всех досталось Артуру. Свезло в общем, могло быть куда как хужее..
С трудом подымаюсь. Голова немного кружится, но терпимо.
- Ну что народ, нас можно поздравить с первым боевым крещением? Враги повержаны, а мы все живы. Что странно, честно говоря. По всем раскладам должно быть наоборот.
- Шутник вы Олаф и шутки у вас такие же, хорошо хоть трусы на нас, а то драться голышом как то совсем не того - anars осторожно выпрямился и сплюнул кровь - Я так понимаю выход для нас один - убраться от сюда по скорее. Перевязываем царапины, переодеваемся в обноски этих придурков и чешем подальше.
Тюкнув дубиной застонавшего разбойника, он деловито принялся стаскивать с него обувку-
- Лорды, сэры, пэры хватит кряхтеть, забираем все что может нам сгодится и ходу.
Народ принялся неуклюже мародёрствовать.
Конское ржание раздалось неожиданно. А это ещё кто? Мужик, верхом. Какая то металлическая кастрюля на голове, доспехи, коричневый плащ на плечах, сапоги со шпорами.Рыцарь, однозначно. Картина Репина "Приплыли". Остановился, разглядывая открывшиеся побоище и потянул меч из ножен:
- Жалкие черви, грабящие невинных и слабых, ваши грехи переполнили чашу терпния людского! Мой меч очистит этот лес от грязных
разбойников. Готовтесь к смерти, мерзавцы!
Фигасе! Он что, в серьёз?! Похоже что да. Вот попали!!!

- Минуту, благородный рыцарь - сэр Я смело шагнул на встречу новой напасти - не соблаговолите ли назвать своё имя?
- Кто ты такой, червяк, чтобы спрашивать у меня имя?!!
- А кто позволил Вам отвечать вопросом на вопрос, сэр? Или Ваши наставники были на столько невежественны, что необучили Вас простейшим правилам рыцарской куртуазности? Видит Бог, я скорблю о Вашей невоспитанности и грубости. Возможно виной тому скверное настроение или пустой желудок, но Господь свидетель, не мы виноваты в этом. Давайте, для начала, определимся, кто разбойник, а кто невиннй путник вынужденный защищать свою жизнь от посягательств людей, считающих, что оружие в руках даёт право решать: жить или умереть другим. Возможно это убережёт Вас от греха, который Вы готовы свершить по неведению.
- Твоя речь, незнакомец, выдаёт человека благородного происхождения и Вы правы, с моей стороны было бы некуртуазно не представиться. Конт Сигизмунд к Вашим услугам.
- Тот самый - Олаф не смог сдержать удивления - спутник и соратник сэра Ричарда по прозвищу Длинные руки?
Рыцарь замер, разглядывая говорившего сквозь прорезь забрала. Из под шлема глухо донеслось:
- Мне знакомо это имя, не стану скрывать, но наши пути давно разошлись. Ныне, я - странствующий рыцарь и единственные мои спутники, мой конь и добрый меч.
- Нам известно это, доблесный сэр, а так же и то, что знай Вы чем обернётся Ваш отъезд, Вы никогда бы не покинули того, кто был для Вас братом.
Чуть помедлив, рыцарь рывком спрыгнул с коня и стремительно шагнул к нам. Лязгнуло открываемое забрало.
- Говорите сэр, во имя Господа! Что произошло после моего отъезда?!
- Штурм. Замок подвергся внезапной атаке порождений тьмы, а среди челяди нашёлся предатель, открывший двери донжона.Битва была трудной и не было никого, кто прикрыл спину сэру Ричарду. За время ваших странствий он так привык, что Вы, сэр всегда рядом, а тогда.. К счастью Господь благоволит своим верным паладинам. С Его помощью и с помощью мечей отважной дружины замок удалось отстоять, но потери были велики, многие ранены. Сэр Ричард до изнеможения трудился, исцеляя воинов. Хвала Господу за этот его дар.
- А разве - Сигизмунд слегка запнулся - разве сэр Ричард всё ещё паладин?
-Хвала небесам - сэр Я возвёл очи горе - он теперь не только паладин, благословением самого Папы, ему даровано звание "Защитник Веры". А Главный инквизитор Зора отец Дитрих, духовник сэра Ричарда, удостоен звания папского нунция. Он теперь постоянно рядом и помогает сэру Ричарду в нелёгком деле несения света истиной веры на земли юга.
Растерянный Сигизмунд не знал что сказать.
- Благородные сэра, я конечно прошу прощения, что прерываю вашу занимательную беседу, - anars, куртуазно поддёрнув трусы,
вмешался в разговор - но хотелось бы прояснить ..
- Смотрите! Крик Артура заставил всех вздрогнуть. Парень пятился показывая рукой на.. Больше всего это походило на рой безумно ярких светлячков, с каждой секундой светивших всё ярче. Рой быстро разросся до размеров небольшой тучки, а потом, ослепительно ярко полыхнув, изчез без следа, издав на прощание громкое "Бум-м". Когда зрение восстановилось, мы увидели здоровенный сундук, обитый железом и закрытый на висячий замок. Фигасе, хохмочка с яйцами! Ну у местных и спецэффекты, Коперфильд отдыхает. Осторожно приблизившись и осмотрев средневековый чемодан, нашли привязанный к замку ключ. Всё страньшее и страньшее, как говаривала Алиска из Зазеркалья. Вскрыли. На самом верху обнаружился незапечатанный конверт, на коем каллиграфическим почерком было написано: благородным сэрам Snake-din-Odin-у, anars-у, Я, wowa2004, Артуру, Олафу лично в руки. Достали письмо и принялись читать: Дорогие мои поклонники РДР, пишет вам небесизвестный ГЮО..
Odin читал, остальные слушали молча. Когда была прочитана последняя строчка, первым выразил своё мнение Олаф:
- Я охреневаю, дорогая редакция! Он что, совсем рехнулся?! Какого дьявола?!! Где мы и где это Сен Мари?!! А кстати, где мы? - он обернулся к Сигизмунду - благородный конт, не подскажите, в землях какого королевства мы находимся?
На открытом лице Сига растерянность боролась с подозрительностью:
- Когда то тут было королевство Скарланды, но оно пало под натиском тьмы и сейчас здесь власть императора Карла. Но кто вы такие и почему не знаете этого? И откуда взялся этот сундук? Тут явно замешана нечистая магия!
- Видите ли, доблестный сэр Сигизмунд - начал сэр Я - это довольно трудно объяснить и на первый взгляд кажется ..
- А чего тут объяснять - безцеремонно вмешался Олаф - вот Вы, сэр рыцарь, как к колдунам относитесь? Огорошил он конта вопросом.
- К колдунам? А как к ним можно относиться? Они же слуги Нечистого и заслуживают смерти в гиене огненной.
- Вот! Тогда Вы нас поймёте. Мы все, можно сказать, родичи, в какой то мере. Живём в одном городе и любим скоротать вечерок за кружкой доброго пива, в уютной таверне. Хозяин этой таверны, некий господин ГЮО, знаменит тем, что его никто никогда в глаза не видел. Вот такая странность: таверна есть, есть корчмарь, кухарки и даже вышибала; налоги в городскую казну исправно платятся, а хозяина как бы и нет. Поговаривали о нём разное: и что призрак он, и что кодун, а некоторые считали, что хозяином кто то из завсегдатаев таверны, только не сознаётся. Сплошные сплетни и слухи одним словом.Мы с родичами не верили во всё это. Иногда подшучивали над ГЮО, может в чём то и через чур. Но согласитесь,порядочные люди ни от кого не прячутся и не прикидываются, что их нет. А теперь, из этого письма, мы узнали, что ему были известны наши шутки и он тоже решил пошутить на свой лад. Так как он и в самом деле кажется сильный колдун, он взял и, в отместку, перенёс нас сюда, лишив всего. Даже нательные кресты снял, сволочь! Теперь, чтобы вернуться домой, нам нужно совершить путешествие на самый юг. Туда, где за великим хребтом, лежит королевство Сен Мари. Лишь там, в королевском дворце, мы сможем найти ключь что поможет нам вернуться домой.

anars
Пока Олаф задвигал Сигизмунду свою версию произошедшего, мы ознакомились с содержимым сундука. Увиденное вызвало у нас крайнюю степень обалдения, плавно перетекающую в гомерических хохот(хотя может это нервное?). Шутник, переместивший нас в эту сказку, продолжил свои хохмы: в сундуке обнаружились камуфляж комбинезоны от войскового комплекта "Бармица 2М", творения деда Миши с запасными рожками (впоследствии оказавшиеся гладкоствольными карабинами "Вепрь" различных модификаций), армейские плащ палатки, берцы и многое другое в том же духе. Под конец мы все ржали как сумасшедшие, а конт Сигизмунд изумлённо взирал на веселье, не понимая его причин. Смех оборвался выстрелом. Артур, знакомясь с карабином, умудрился снять с предохранителя и загнав патрон, нажать на спуск. Олаф, в сердцах, дал ему подзатыльник, велев беречь боеприпасы.
Остальные тоже очнулись. Успокоили Сигизмунда.
wowa2004 (выразив изумленное возмущение непарламентским выражением): И зачем здесь это? Снаряга сгодится, а что делать с калашом? Ни один гном не накует патронов!
- Выловим мага, он размножит, - предложил я.
- Да, размножит, - усмехнулся Один, - из чистой меди, без трещин. Из рогаток пулять будем? Тем более, что в сундуке есть парочка неплохих.
- Не из меди, а из золота! - продолжил я веселиться, нервное напряжение почти исчезло, - Патроны побережем, а пулять будем из арбалетов.
На вопросительный взгляд сэра Я добавил:
- А шо делать? учиться и учиться, или гроб. Вон Сигизмунд будет за наставника.
Нам понадобился примерно час, чтобы разобраться со всем этим богатством. Одевшись, навесив на себя всё, что можно и разобрав оружие, мы посмотрели друг на друга. Блин, амерский спецназ в российской глубинке! Местные будут в глубоком шоке.
- Хороши, твою мать - Один покачал головой, - полный сюрреализм и эклектика.
- А что - у меня мелькнула забавная мысль, - сюр-отряд имени Дюка Нюкема, звучит?
- Сюр-отряд специального назначения имени Дюка - внёс свою лепту Олаф.
- А хоть бы и так- чем больше апломба и непонятнее, тем лучше! Вот только название надо более "церковноваримое", а то подумают, что мы за темную сторону. А нам это надо? Так как от нас так и будет разить "нестандартностью" по местным меркам, то лучше это отличие не скрывать, а наоборот - сразу заявить о ней. Мол не одиночки, а отряд единомышленников. С девизом "Один за всех и все за одного !" И пусть каждый понимает это как ему хочется.- сэр Я был сама практичность.
- Тогда - имени блаженного Дюка Нюкема?
- Вполне сойдёт!
- Крест.
- Что крест? - мы недоумённо покосились на Артура, - крест то тут причём?
Парень стушевался:
- Ну, отряд там специальный имени святого, а название "Крест", чтоб ближе к церкви.
Покрутили и так, и эдак, проверили на излом, и кручение. Сошлись на том, что название вполне подходит. Сюр-отряд специального назначения имени блаженного Дюка Нюкема "Крест". С девизом "Один за всех и все за одного !" Мушкетёры в снаряге от спецназа выехали на пикник в район средневековья. Мама, роди меня обратно!

Мы в город Изумрудный идём дорогой трудной...
Сигизмунд, как и ожидалось, оказался добрым малым. Может чрезмерно доверчивый, но по детски открытый и любопытный, он понравился всем. Без разговоров уступил седло пострадавшему больше всех wowa2004, закинул на лошадь нашу фельдшерскую сумку и повёл в
близлежащую деревню. По дороге, с подкупающей откровенностью расспрашивал сэра Я о нас, нашем королевстве и конечно о РДР. Было заметно, что эта тема его сильно волнует, но виду конт старался не показывать.
Из леса выбрались быстро. Идти по траве, по бездорожью, с непривычки, было нелегко, но никто не ныл. Дядьки (за исключением Артура) подобрались взрослые и сурьёзные. Шли не торопясь. Где то высоко в небе парил орёл (или сокол, я не орнитолог) Удивительно свежий воздух наполнял грудь и немного пьянил. Пригревало солнышко и казалось что всё случившиеся - сон и бред. Но ощутимой тяжестью оттягивал плечё карабин, а кобура АПС-а хлопала по бедру, возвращая мысли к реальности. Пока сэр Я занимал Сига, остальные начали знакомиться между собой. Прошагали часа три, может чуть больше. За разговорами дорога кажется короче и вскоре показались соломенные крыши небольшой деревушки.

Олаф.
Местное Гадюкино не впечатлило. С десяток небольших домов с гнилой соломой на крышах, пара сараев и колодец в центре - вот и все достопримечательности. В качестве заборов - жерди. Церкви нет. Местных, в большинстве своём, тоже не оказалось. Лето - самая горячая пора у крестьян: то репа взойдёт, то свекла заколосится. А там, гляди, картошка поспела и баклажаны поливать надо. Усушка, утряска, дойка, мойка. А траву скотине на зиму, а грыбочки голюциогенные, а ягоды? И нет крестьянину летом ни сна не отдыха. Одно утешает - вот снег выпадет, тада отоспимся! Так и живут. Не все правда. Парочка голозадых киндеров лет 6, одетых в замызганные рубашонки, нам всё же встретилась. Один правда сразу с рёвом куда то убежал. Второй сидел и пялился на нас открыв рот. Ну блин, детёф напугали злые дядьки. Нехорошо. Стали стучаться в дома на предмет жильцов. Никого, лишь из самого крайнего домика, не успели мы подойти, на встречу шагнула сгорбленная старуха. На вид бабке было лет сто. Ну чистая Баба Яга. Она ей и оказалась. Ведьмой в смысле. Звали её Герта, но местные не иначе как старухой или ведьмой не называли, побаивались. Знакомство бабуська начала с того, что конкретно на нас наехала (типа ходют тут всякие, потом трусы теряются) и едва не побила клюкой. Оригинальный метод пикапа. Богачёв нервно курит. Пришлось успокаивать заслуженную пенсионерку, уверяя, что мы не на долго. Нам бы водицы испить, а то так жрать хочется, что спать негде. Заодно попросили оказать первую помощь пострадавшему. Бабуська зыркнула на нас, стала чего то бормотать, но потом сжалилась. Буркнула:"идём", и уковыляла внутрь. wowa2004 по началу ни в какую не хотел идти в бабкин дом на медосмотр, пришлось проводить. Как маленький чес слово. Пока то да сё, народ потянулся к колодцу. Стоял полдень и было жарковато. Я присел у бабкиного дома на камень и вытянул гудящие с непривычки ноги. Лепота. Последний раз я так ходил лет десять назад, если не больше. Через пару минут в дверном проёме показался Вовка. Спросив про остальных, быстрой походкой направился к колодцу. Странно, неужели вылечила? Следом вышла бабуська.
- Чего же это вы господин добрый, старуху дурите? Думайте раз годочков много, то старая Герта совсем из ума выжила?!
- Ты чего, бабуль, кто тебя дурит?
- Да вы ж и дурите, что, думайте я хворого от здорового не отличу?
- Как здорового? Я своими глазами видел синячищи и ссадины у него на боку. Да и не стал бы он нам врать в таком деле. Я конечно не лекарь, но раз человек толком вздохнуть не может и при этом у него в боку боль стреляет и притронуться не даёт, тут и дураку ясно, что рёбра задеты.
- Дураку может и ясно только кто ж дурак? Целы у него рёбра. И синяков нет. Не веришь - сходи и посмотри.
Бабке я поверил сразу. Мда, всё страньшее и страньшее.
- Да верю я тебе бабушка, верю. Только как такое быть может. Чтоб гематома рассосалась дней пять надо, а чтоб кости срослись не меньше месяца. А мы всего ничего прошли, часа четыре, не больше.
- Ишь внучёк выискался, слова умные говорит, а простых вещей не знает.
- А ты научи, матушка Герта, глядишь и поумнею.
- Я б тебе поучила, палкой поперёк хребта, так нельзя, - старуха с сожалением вздохнула.
- Это ещё почему?
- А потому. Я хоть и старая, но не слепая и не дура. Могу ещё разглядеть судьбу человеческую и знаки тайные. Вот эти знаки и не велят тебя трогать, а иначе не жить мне на свете. Видать сильный у вас хозяин иль дело важное, коль так защищает. Вам ни хвори не страшны, ни раны, только и пути вам не выбирать. Как заказано, так и пойдёте, а кто по своему переиначить захочет - сгинет без следа.
Хоть стой, хоть падай. Убила бабуська своим предсказанием. С одной стороны хорошо - от насморка страдать не придётся, с другой... Шаг вправо, шаг влево - побег, прыжок на месте - попытка улететь, охрана стреляет без предупреждения.
Вечером нарисовались местные. Какие то они зашуганные. Перетёрли на тему постоя. Приятно удивило радушное гостеприимство (денег за постой они отказались брать на отрез, даже на колени упали). И неприятно - меню(только одно блюдо - варёная репа). Пришлось доставать сухпай и соображать чего то. После ужина все разбрелись по своим халупам готовиться ко сну. Мне же захотелось прогуляться до околицы и обдумать всё произошедшие с нами в одиночестве.
Я стоял, облокотившись на жердь забора и любовался звёздами, пытаясь найти знакомые созвездия. Не нашёл, видимо астроном из меня на букву Х. Было необъяснимо приятно стоять вот так ночью, задравши голову к небу и знать, что завтра ждёт дорога, на которой есть место всему (про подвиги я в тот момент не думал). Откуда-то всплыли строчки:
- Вот почти уж четверть века, как шмыгнула в белый свет,
- А чудные человеки ведьмой кличут двадцать лет.
- Мол девчонкой пятилетней, при сияющей луне,
- Мать меня порою летней подарила Сатане.
- Плюнуть или каяться, кто же разберёт
- Кто не испугается - в жёны пусть берёт ...
Певец из меня не лучше астронома. В детстве медведь и слон на ухо наступили. Причём на одно и тоже. Разом. Вот такая невезуха, нет ни голоса ни слуха. Но говорят есть чувство ритма.
- Это ж надо, он ещё и петь умеет - раздалось рядом.
Я вздрогнул и резко развернулся.
- Да ты не дёргайся внучёк, не дёргайся. Ишь какой мужик пошёл нынче пугливый - как старуха сумела так тихо подкрасться я не понял. Но она стояла рядом всё такая же сгорбленная, опираясь на свою сучковатую палку.
- Ну блин, бабуля, у меня ж инфаркт микарда будет, вот такенный рубец. Так можно и заикой сделать.
- Ничо, как сделаем, так и исправим. Не боись. Чего ты там про ведьму то пел?
Я смущённо кашлянул:
- Это я так, задумался немного.
- А ты дальше думай и пой, а я послушаю.
Блин, тоже мне серенада под забором для столетней бабки. Кому расскажешь - засмеют. Пришлось собраться с мыслями и вспомнить, чем кончилась та песенка. Бабулька помолчала (бурных оваций я и не ждал).
- Ведь как будто про меня песня то.
Мне показалось или она, в самом деле шмыгнула носом?
- И про мать и про шалости, всё как есть.
- И про лорда? - спросил я чуть понизив голос.
- И про лорда.
Нет, в самом деле, шмыгнула. Эдак она счаз ударится в слезливые воспоминания, а мне её утешать? Но бабка оказалась кремень. Развернувшись к своему дому, бросила мне через плечё -
- Пойдём-ка - и заковыляла прочь.
Плюнуть или каяться, кто же разберёт?
В домике на удивление вкусно пахло травами. Бабка кивнула мне на какой то невнятный огрызок бревна и зажгла лучину.
- Садись внучёк, поболтаем. Ты ведь не боишься с ведьмой ночью в её доме сидеть?
- Эх, бабуля, Вы ж не Боря Моисеев, чего Вас бояться? А что до ведьмы, так каждая женщина - ведьма. Кто то больше, кто то меньше.
- А много ли ты женщин видел, шалопай?
- Знавал я женщин многих: таинственных и строгих, не в меру одиноких, не в меру разбитных.. Бабуль, ты меня позвала, про жизнь мою пытать?
- А чего ж тебя пытать, коли у тебя на лбу всё написано?
- И я о том же! Тогда зачем?
- Да дело хочу доброе сделать. Зла много творила, теперь вот перед смертью хочу добро попробовать. Может, зачтётся?
- Нам не дано предугадать чем наше слово отзовётся. Дерзай бабуль. Если что, я за тебя помолюсь и свечку поставлю.
- То же мне молельщик выискался, ты крест то свой нательный где оставил?
Вот блин бабка - Штирлиц Исаевич Тихонов. Как углядела, под одеждой же не видно?
- А чего удивляешься то? Вас, голуби мои из далёка знающим людям видать. Вы как факелы яркие, в любой толпе и слепой разглядит. И что без крестов то ж узрят. Так что ты повремени в церковь то. Лучше сюда слушай...
Рассказала она много интересного, а под конец так вообще подарок сделала царский.
- На вот, мне то она уже без надобности, а вам в дороге авось сгодится. Только ты не показывай никому, а пуще всего монахов бойся. Увидят - не миновать тебе костра. - бабулька протянула мне свёрток замотанный в тряпицу.
- Эх бабуля, что же ты со мной делаешь? Где я тебе отдарок равноценный сейчас достану? Ты ж меня в должники по гроб жизни загоняешь.
- Типун тебе на язык, охламон. Не нужно мне ничего. Сам то не боишься от ведьмы подарки принимать?
- От хорошего человека, да от чистого сердца и без злого умысла сделанный? Нет, не боюсь. А ты не боишься?
- Мне то чего? Смерти, так уже и так зажилась на свете, про душу сам понимать должен, не маленький.
- Я про то, что вам, ведьмам, добрые дела делать нельзя. Только злые. Доброе дело оно или против вас же оборачивается, или во зло выходит тому, кому вы добра желаете.
- Ишь, а ты оказывается знаешь кое что.
- Ну так, мелочи: там слыхал, тут видал, но не запомнил, здесь сам додумался. По верхушкам, по вершкам.
- Ладно, ступай уже, внучёк. Дорога у вас дальняя, авось вспомнишь когда старую Герту.
Я пошёл к выходу, но в дверях остановился, развернулся и отвесил (как в старь) поясной поклон
- Благодарю тебя, матушка, за хлеб, за соль, за науку. Пусть тебе всегда будет ... - и не найдя подходящего слова, вышел.
На утро мы тронулись в путь.

Мы ехали шагом,
Мы мчались в боях
И «Яблочко» — песню
Держали в зубах....
wowa2004.
На самом деле мы не ехали и уж тем более не мчались. Во первых не на чём, а во вторых - не умеем. Шли пешком, а Сиг то ехал впереди указывая дорогу, то, оставив лошадь на попечение кого то из нас, скрывался в лесной чаще, в надежде подстрелить какую нибудь дичь. Иногда ему составляли компанию Один или анарс. Но чаще всего он ходил в одиночку. И в таких случаях возвращался как правило с добычей. Благодаря его охотничьей удаче, мы не сильно страдали от голода. Правда отсутствие хлеба было заметно. Как и бритвенных станков. Мы перерыли всё снаряжение но ничего похожего не нашли. Анарс предложил бриться ножами. Желающих рискнуть собственным горлом не нашлось и народ стал заростать. Забавно, но двигались мы не на юг, а на север. В Зорр. Вышло это так. Утром, собравшись и попрощавшись с гостеприимными крестьянами, которые провожали нас с плохо скрываемой радостью, мы покинули село. Как только деревня скрылась из виду, Олаф вдруг остановился.
- Мужики, тут такое дело - немного помявшись он обратился к Сигу - Благородный конт, Вы нас простите, но мне очень нужно сказать пару слов моим друзьям на едине. Вы не против?
Сигизмунд посмотрел недоумевающе, чуть тронул шпорами бока лошади и молча отъехал. Мы собрались вокруг Олафа.
- Мужчины, из заслуживающего доверия источника, поступили важные сведения.. - он рассказал нам о бабке и её словах.
В начале мы восприняли рассказ с известным скептицизмом: ведьма, предсказания, ворожба. Однако Олаф был серьёзен, -
- wowa2004 у тебя рёбра как, не болят больше?
Я прислушался к себе, ни малейшего намёка на дискомфорт. О чём ему и сообщил.
- А ведь должны. Я не великий знаток медицины, но хотя бы синяки остались?
Пришлось снимать рюкзак и задирать куртку. Синяков, на удивление, не было, вообще тело было чистым, ни царапины.
- У тебя апендицит вырезали? - анарс со странной усмешкой рассматривал мой живот.
- В детстве, мне лет 13 было.
- И где шрам?
Шрама не было как и синяков.
- Можешь не искать, со мной такая же ерунда. И следы от перелома изчезли. И от порезов старых. Такое впечатление, что это не моё тело, а какое то новое.
Все принялись искать у себя отметины, которые накапливаются с течением жизни у каждого. И никто не находил.
- Шрамы, это ерунда - продолжил Олаф - у меня в реальности нашей со здоровьем проблемки. А вчера почти десятку километров с полной выкладкой и только ноги слегка гудели под конец. Да в старом теле я бы 33 раза помер по дороге, а сегодня пластом лежал.
- Чёрт, а ведь верно - на лице Одина стало проступать удивлённо радостное выражение - я курю больше 15 лет, года три бросить пытаюсь и всё никак. А тут, со вчерашнего дня ни одной сигареты и не тянет.
- Выходит, это не наши тела? - сэр Я задумчиво почесал переносицу - и что из этого следует?
- Почему не наши? Наши раз мы в них, просто это новые, а старые, наверное, дома дрыхнут. Как закончится наше добровольно принудительное путешествие, так мы в них и проснёмся.
Идея анарса внушала определённый оптимизм. По крайней мере из его рассуждений следовало, что если мы тут помрём, то всё равно останемся живы, проснувшись в своём мире.
- Это конечно не факт, камрад может и заблуждаться - тут же погасил Олаф наш оптимизм - а проверить можно только опытным путём. Возможно смерть в этом теле, вызовет и смерть того, старого. Инсульт и вы труп не приходя в сознание.
- И что Вы предлагаете?
- А ничего, делай что должен, случится что суждено.
- Да Вы, батенька, фаталист.
- Реалист. Выше головы не прыгнем и домой прямо от сюда не перенесёмся. Так давайте не париться и действовать в предложенных обстоятельствах. Воспринимайте окружающее, как вариант эдакого сафари. Ружья заряжены, удовольствие проплочено, тигры и львы в изобилии, отыграть назад не получится. Вперёд, за скальпами! На этом и сошлись.
Сигизмунду Олаф представил вариант с уклоном в мистику, где было место и знакам судьбы, и божественному откровению, повелевающему нам идти в Зорр. Доверчивый конт слопал эту клюкву и не подавился, согласившись нас сопровождать до самой крепости. Дальше мы пока не загадывали. Правда при этом он выговорил себе должность командира нашего небольшого отряда. Мы переглянулись и дружно согласились. Во первых Сиг был местным, во вторых он знал здешнюю географию, в третьих, его навыки выживания были просто неоценимы.

Нам бы ням-ням бы, буль-буль бы нам бы ..
anars.
Мясо, это хорошо, но душа просила разнообразить меню.
У меня в голове давно засела одна мысля и свербила, требуя реализации. А урчание желудка требовало ускорение процесса. Увидев, при первой встрече, притороченный к седлу, арбалет Сига, я загорелся идеей заиметь такой же. Клянчить чужое показалось стрёмным, но скоро мне повезло.
В деревеньке, в доме где ночевал, у хозяина обнаружилось желаемое. Правда не совсем такой. У Сига настоящий боевой арбалет, со стальными вставками и стременем, а тут охотничий деревенский самострел, сплошь деревянный. Но мне по первости и такого хватит. Хозяин, в начале, ни за что не хотел отдавать свой средневековый карамультук. Пришлось меняться. В конце концов, я всё таки стал счастливым обладателем арбалета и дюжини болтов к нему. Заметьте никакого насилия или принуждения. Всё сугубо добровольно. Сигизмунд глянув на это богатство, предложил использовать его в качестве дров, но мы пока еще жадные до экзотики и я потощил этот хлам с собой. Стрелять из него пробовали все, но не айс, далеко не айс. На сиговском тетива натягивалась с помощью крюка, а на моём - руками, то еще удовольствие. Вот на базе этого аппарата я решил реализовать мыслю.
На ближайшей стоянке я взялся за дело. Для начала решил модернизировать болт. Достав пилку из универсального набора инструментов, я принялся шкарябать наконечник, стараясь придать ему форму гарпуна. Процесс был долгий, но терпением меня Бог не обидел и изрядно намучившись, я смог добиться нужного. Далее распустил кусок веревки на отдельные нити и получил вообщем метров шесть шнура. Ну вот, в ближайшем удобном месте опробую.
Случай представился на одной из дневок на берегу лесного озерца. Оставив заботы по разбивке лагеря друзьям, я рванул туда, где блестела гладь воды. "Ох уж этот охотнищек", - раздалось в след. Подходящее место я усмотрел метрах в семидесяти от стоянки. Толстый ствол дерева, сильно склонившийся над водой. Так, натягиваем тетиву, накладываем болт с привязаным у наконечника шнурком, другой конец шнура к "прикладу" арбалета, а весь промежуток шнура, аккуратненько оборачиваем кольцами во круг стремени. Хорошо, что ни кто не видит. Теперь на дерево, очень аккуратно, что б не разрядить зарание арбалет. Кое как закарячился. Мля, а как же взводить по новой на дереве? Мысль мелькнула и пропала, все мы верим в свою удачу. Улегшись пузом на ствол, стал вглядывался в воду. Место и впрям интересное, вкусное. Вода прозрачна, ряби нет, но и рыбки здесь не золотые. Минут через десять зхаметил какое то движение в глубине у камыша. Да, вот оно! Теперь не теряя из виду цель (и не мелкую!)пытаюсь прицелится, чёрт, рыба же не совсем там где вижу, преломление света в воде не дает четкой картины. Плямс! болт ушел под воду, шнур размотало, но не порвало, уже хорошо.Вынимаю из воды, а теперь смертельный номер! Пытаюсь разместиться спиной на стволе понадежнее (наверное лучше на берегу, шепчет здравый смысл), теперь сохраняя равновесие натягиваю тетиву. Фух. Есть! Вторая попытка и третья. Я уже забыл про время. Рыбалка занятие азартное.И местная рыба не избалованная вниманием не столь пуглива. Похоже духи воды от души поржали надо мной и в качестве гонорара подарили удачу. Пятый выстрел оказался счастливым, дураку везет, но легче от этого не становится. Рывок был сильным, пытаясь с погасить его, я опустил левую руку с арбалетом сильно вниз и ... ушел следом. Дно более мение твердое, коряг не оказалось, но порадовался я этому позже. Держа арбалет левой, правой рукой попытался поймать шнур и вместе с тем рванул к поверхности. Мдя, а здесь то не столь глубоко, только по горло. Отплевываясь я двинул к берегу, другой конец шнура "молчал". Подходя уже к бергу понял что добыча все же есть. Щука, больше метра длинной. Осторжно подтянул к себе, но зря беспокоился, мой гарпун пробил затылок и рыба уже мертва. Аккуратно держа за жабры добычу продрался сквозь прибрежные кушары. Меня встртил дружный смех.
- Лучше бы помогли, чем ржать, обормоты. Во, зацените какая добыча!
Ответом был одобрительный рёв "сородичей". Хищники конечно суховаты, но голод лучшая приправа. Запеченая на углях щука была встречена дружным урчанием желудков.
Когда уходили, я обернулся и, на всякий случай, с поклоном сказал "Спасибо."

В заповедных, во дремучих
Страшных муромских лесах
Всякой нечисть бродит тучей
Средь проезжих сея страх...
Snake-din-Odin
Наш турпоход продолжался пятый день.Остановились на ночлег на лесной поляне. Наскоро собрали хворост ,полешки, запалили костерок. Поужинали, что Бог послал Сигу на вчерашней охоте. Стемнело, народ начал укладываться на боковую. Уже привычно кинули жребий кому стоять на страже. Выпало мне, Олафу и wowa 2004. Распределили дежурство. Первым дежурил wowa 2004, через три часа я , затем Олаф. Уставшее за день тело под воздействием тепла распускало натруженные мыщцы, полная расслабуха… Под потрескивание бревнышек и хвороста начал проваливаться в сон, до той грани, когда сон и реальность идут паралельно… Три часа пролетели секундой, проснулся от энергичного потряхивания. При тусклом свете догорающего костра разглядел утомленное лицо wowa 2004
-Пока все гуд, смена караула, - сообщил он и лег.
Я оглядел поляну, наши все спали, завернувшись в плащ-палатки. Присел у костерка, прислушался к лесу. Вскоре почувствовал легкое беспокойство, сам не понимая, почему… Тревога нарастала с каждой секундой, я озирался по сторонам, но поле видимости было ограничено кругом костра. Тут понял причину - тишина. Не слышно тех звуков, которые обязательны в ночном лесу. Ветер донес приторный , сладковато – тошнотворный запах, запах разлагающейся плоти.
Вдруг послышался невнятный говор, бормотание и скулёж. Причем сразу со всех сторон. Я напряженно всматривался в темноту, сняв «Поросенка» с предохранителя. Тут бы поднять тревогу, но решил таки посмотреть, кинув в костер охапку сухих веток.
Полыхнули как порох, дав большое пламя, осветившее на несколько секунд поляну до дальних деревьев… Иррациональный страх сковал мышцы, дрожь пробрала до костей и сердце ухнуло куда то вниз, когда увидел вокруг нас сжимающиеся кольцо полуголых, оборванных людей или, вернее, уже не людей.
Крик «оповещения» застрял в горле, зато палец на спусковом крючке не подвел, бабахнуло так, что заложило уши. За то прочистилась глотка.
- Тревога, враги…!!! - заорал я во всю мочь. Твари , словно по команде, качнулись вперед… Народ вскочил ничего не понимая, однако зомбей заметили.
- А ёпть, атас мужики! Полундра!!! К бою! Занять круговую оборону спина к спине, оружие с предохранителей снять, затворы передёрнуть. Не ссать! Огонь только по команде. Моей, мля!
- Кто там, чего ..
- Молча-ать! Слушать команды! Зенки разули и пялимся. Мозги включить. Один, доклад, мля!
- Какой доклад, накуй?! Тут зомби целая толпа!
- Какие зомби, о чём..
- Заткнулись все, мля! Сколько точно?
- Я - Пушкин?
Из темноты, покачиваясь, стали возникать медленно бредущие на нас силуэты.
- Целься, ёпта! Стрелять в пузо и башку, не ссать!
Сигизмунд, так до конца и не поняв всего, но уяснив, что лезущие на нас из мрака - враги, выхватил меч и с криком - "За Господа Бога душу мать!" - рванулся в бой.
- Стоять, придурок, куда?! Уйди из зоны поражения накуй! Сиг, мля!!!
Конт не слушал, молодецки размахнувшись, он опустил меч на голову ближайшего зомби, разрубив тушку почти пополам. Бросился к следующему. Он метался между зомбяками, как бешенный зайчик, а мы не стреляли, боясь зацепить этого чокнутого. Большинство ходячих мертвецов повернуло к нему. Лишь парочка то ли особо упёртых, то ли особо тупых, продолжала переться на нас.
- По приближающимся целься. Бить в живот, стрелять залпом. Товсь! Огонь! - грохот пяти гладкостволок был сродни удару грома.
Ковыляющих к нам смело. Остальные замерли на минуту, словно пытаясь понять что это было, потом развернулись в нашу сторону оставив Сига. Однако конт с этим не согласился. Воспользовавшись моментом, он снёс головы ещё троим. Подстреленные нами шевелились и пытались вновь подняться.
- Атас, мужики! Добиваем тварей. Первый выстрел в брюхо, второй в голову. Пошли! Прикрывать друг друга не забывайте!
Какое там прикрывать, мандраж первого настоящего боя вымел все мысли, оставив лишь инстинкты. И первым из них был инстинкт самосохранения. Хотелось всё бросить и сбежать куда подальше от этого ужаса. Но уже просыпался другой, инстинкт зверя, бойца и он говорил совершенно иное. Вобщем на одних инстинктах мы и перебил остатки зомби. Сигизмунд срубил ещё пару голов, мы разнесли, стреляя в упор, остальные. Счёт 16:0 в нашу пользу. Правда окончательно убить их мы не смогли. Даже отсутствие черепа не мешало этим тварям подыматься и ковылять к живым, жадно протягивая ручёнки. Пришлось благородному конту поработать мясником, отрубая двигательно-хватательные конечности. Под конец, вся поляна заваленная шевелящимися останками зомби представляла собой сюрреалистическое зрелище не для слабонервных. Пришлось нам в срочном порядке сворачивать лагерь и делать оттуда ноги. Ничего, раньше встанем - раньше придём.

2

Эх, дороги, пыль да туман,
Холода, тревоги да степной бурьян...
Олаф.
На шестой день неторопливого похода, мы наконец добрались до небольшого городка. Первый увиденный нами средневековый город.
Эдакий Мухосранск Захудыринского уезда. Мостовых нет, одна утоптанная земля (осенью тут наверное свиньям раздолье). Домишки те ещё, выше второго этажа не подымаются и большинство деревянные. Лишь у немногих первый этаж из камня. Настроены хаотично, как Бог на душу положит. О симметрии и планировке участка застройки тут явно не слышали. По улицам носятся свиньи, овцы, какие то облезлые псы с выпирающими рёбрами. Я, собачник с младых ногтей, так и не смог определить породу этих двортерьеров. Разве что это местный эксклюзив под названием "четвероногий крепышь Бухенвальда". Вонь с непривычки ужасная. Чем только не пахнет. Наверное, пожив тут пару лет, можно вдыхать "Черёмуху", как аромат одуванчиков, не морщась. Народ, под стать своему городу: грязный, вонючий, много калек и инвалидов клянчащих подаяние. Активно клянчащих между прочем, хватают за руки, ноги и требуют, будто я - комиссия ООН по предоставлению помощи сирым и убогим. Одному наиболее активному чуть в челюсть не двинул. Сиг едет, не замечая окружающего, вот что значит психологическая закалка. Для него это обычная картина мира, а для нас? Ещё и пялятся все, будто фанаты на воскресших битлов. Ладно хоть таверну быстро нашли. Сразу позвали хозяина, проплатили сутки постоя в отдельной комнате. Хитрюга хотел слупить с нас двойную цену. Не на тех напал. Сэр Я его так отработал, что дядька
чуть было нам должен не остался. Жрачку заказали в номера, чтоб не светиться в общей зале. Мда, каков стол, таков будет и стул. С такого меню не долго диарею заработать. Антисанитария полная. Мне страшно думать, что у них на кухне творится, где хавчик бодяжат. Пиво тёплое, мутное и по содержанию алкоголя ближе к квасу. Где же ты,"Балтика №6"?! После обеда Сигизмунд и сэр Я отправились на рынок, прикупить нам местной одёжки и присмотреть лошадок. Ибо ходить пешком не есть айс, как выразился анарс и мы с ним согласились. Он, кстати, тоже увязался с ними. Остальные заперлись в комнате и придались блаженному ничегонеделанью. С одёжкой вышел облом, все размеры словно на китайцев. Мелковат в кости здешний народец. Удалось прибарохлиться только парочкой дорожных плащей с капюшоном. Ну на безрыбье.. Лошадок тоже нашли, но только четырёх. После всех трат, от былого богатства осталась лишь парочка золотых. Вот зараза, везде непруха! Обменялись впечатлениями, потрещали за жизнь с контом, распрашивая о том и сём, так и вечер наступил. Пользуясь подкравшейся темнотой и тем, что в общем зале царил вечный полумрак, решили "хлебнуть экзотики" и спустились вниз. Теперь до меня дошло, почему тут всегда темно - не видно какую бурду подают, а к запаху местные притерпелись. Посидели, попили пивка. Кислятина помойная. Сиг сказал, что от этого городка до границы Зорра всего пара конных переходов. А до самой крепости ещё три. Выходит, если нам подфартит, через пять дней увидим легендарный Зорр, опору и цитадель христианства в пограничье.
Утром стали готовиться к выходу и спохватились - забыли затариться продуктами. Сунулись к хозяину, но этот сквалыга загнул такую цену, что конт его едва не прибил на месте. Успокоили Сига, выгнали хозяина взашей и решили задержаться, пока не откроется местный рынок. Лучше бы уехали сразу. Только устроились в дальнем конце таверны (подальше от любопытных), в зал вошли несколько воинов. Переговорили с хозяиным и он указал на нас. Ну вот, началось. Вояки целенаправленно ломанулись в нашу сторону. А карабины то остались со всеми рюкзаками в комнате (под присмотром Артура, которому местное пойло пить не рекомендуется). Пичалька. Хорошо хоть я со своим АПС даже во сне не расстаюсь, под голову ложу (да, я повёрнут на любви к этому девайсу и что?). Осторожно вытащил ствол и дослал патрон. Подвалили представители местных вооружённых сил. Невзрачные какие то. Числом пять (и тут пятеро, ох чует моя задница ..!), старший в кольчуге и шлеме, больше похожем на каску времён первой мировой,с мечём и брюхом вываливающимся через ремень; остальные в засаленных стёганках, кожанных пародиях на шлемы, с короткими копьями и топорами за поясом. Обдав нас могучим запахом лука в перемешку с какой то гадостью (мы тут себе скоро обонятельный шок заработаем) и икнув, главный поинтересовался,
- Вы чтоля приезжие то?
- А хоть и так, тебе чего с этого, служивый?
- Господин благородный барон де ля Струпп приказали доставить и явить ему приезжих, коии вчера в город вошли.
- Так иди и являй, нам то что? Он же не нам сказал, а тебе. Короче, иди отсюда, не мешай благородным людям выпить по кружечке пива.
- Мине сказано доставить и я доставлю, а будите кочевряжиться - тостопузый вояка сделал вид что сердится и с комичной многозначительностью положил ладонь на рукоять меча.
Ой, только не надо делать мине смешно,
- Нас шестеро мужчин, один из которых рыцарь. Чтобы сделать вас, пятерых дураков, короче на голову, будет достаточно его одного. Мы даже не станем оскорблять благородного сэра, своим вмешательством. Пока ваш хозяин узнает, пока снарядит погоню, пройдёт немало времени. Нас здесь уже не будет.
- Если он снарядит - внёс свою лепту wowa2004
- Вот именно, если. А может решит не связываться из за каких то нерадивых вояк, позволивших себя убить. Ты пойми, служба, для нашего благородного конта ущерб чести и достоинству, если звать его посылают такого как ты. Он же благородных кровей. За такое только мечём по башке, по другому ему нельзя. Твой барон это знает, просто не знает, что рыцарь наш - благородный конт. Ты давай, отправь кого нибудь из своих дармоедов, пусть сбегают и доложат. Или сам сходи, если им не доверяешь, а то напутают чего, тебя же потом и выпорют. А мы подождём. Да не боись ты, оставишь из своих кого нибудь за нами приглядывать и хорошо.
Толстопуз помялся, прикидывая наверное, что будет если он попытается взять нас силой, но Сиг глянул на него с таким презрением, что мужик понял - ловить нечего. Посовещавшись с остальными он ушёл, оставив троих караулить наши благородства.
Мы стали думать на предмет дальнейших действий. Задерживаться никто не хотел, не курорт чай. Да и от барона тутошнего можно было ожидать чего угодно. Правда, наивный (Боже, ну когда он наконец повзрослеет?!) Сигизмунд предположил, что барон просто хочет с нами познакомиться. Вариант отмели как маловероятный. Решили дождаться ответного шага барона, но подготовить себе пути к отступлению (спецально для Сига была использована иная формулировка). Распределили роли. Сиг идёт в конюшню и седлает лошадей, сэр Я и анарс поднимаются на верх за Артуром и сумками. Остальные продолжают сидеть за столом, как ни в чём не бывало. Потом едем на местный рынок затариваться продуктами, а там видно будет. Прошло как по маслу (вот что значит умелое планирование!). Когда мы выходили из таверны, охранички дёрнулись было нас остановить, но вид подошедшего конта, мигом отбил у них охоту к активным действиям. Мы отправились на рынок ведя лошадей в поводу. Два воина потопали следом, третий остался дожидаться своих приятелей в таверне.
На рынке толкучка, крики, вопли, крысы шмыгают под ногами. Бедлам одним словом. Кое как нашли искомое и стали закупаться. Вдруг вопли резко усилились, завизжала женщина, раздалось недовольно конское ржание. Народ кипешнул кто куда. Мы остались на месте, удивлённо озираясь и пытаясь понять происходящее. Несколько вооружённых всадников разгоняли толпу ударами плетей. За ними двигалась небольшая кавалькада, возглавлял которую доротный рыцарь в стальной кирасе, в шлеме с опущенным забралом и красном плаще с вышитым гербом. Следом ехал воин везущий копьё рыцаря и ещё один нёс его флажёк-баннер. Площадь быстро опустела. Дело пахнет керосином! Поняв что назревает очередная драчка, мы перегруппировались: сэр Я и Артур перешли в арьегард, им доверили присматривать за лошадками; конт вскочил в седло и, не обнажая пока меч, выехал вперёд. Остальные, разделившись на пары, прикрыли его с флангов. Помятуя о давешнем его героизме в бою с зомби, предупредили особо, чтоб в атаку бросался лишь после нашего залпа. Сиг согласно кивнул, он по достоинству оценил мощь наших карабинов (хотя тогда, ночью, нам пришлось потратить немало сил, чтобы убедить его в том, что карабины не есть орудие дьявола и магии в них нет. Анарс даже сделал неполную разборку и позволил конту чуть ли не обнюхать каждую деталь. Даже выстрелить дали, хотя патронов осталось немного). Закончив разгон мирняка, один из войнов приблизился к нам и хрипло проорал (типа глашатый, мля)
- Благородный барон де ля Струпп объявляет чужеземцев нарушителями спокойствия славного города Дерм, находящегося под защитой могучего барона. Рыцаря, оскорбившего благородного барона де ля Струпп своим отказом и .. - он замялся, вспоминая незнакомое слово - небрежением, благородный барон объявляет своим пленником, а спутников оного рыцаря - своими рабами. Повелевает им сложить оружие и сдаться его милости.
Или у барона крыша съехала или они тут все на голову больные. Сигизмунд поднял руку и ответил
- Передай своему хозяину, что благородный конт Сигизмунд не подчиняется приказам разбойников и не позволяет никому оскорблять его друзей. Я вызываю барона на поединок во имя чести и справедливости. И если он на самом деле рождён благородным, он скрестит со мной мечи. Ступай.
Воин повернул коня и отъехал к своим. Мы, переглянувшись, дружно клацнули затворами. Барон был явно не расположен к поединку и нам было хорошо слышно как он, не дослушав слугу, взревел:
-Что?! Мне драться с этим прохвостом, родившемся в канаве от безродной нищенки? Взять их, а будут сопротивляться - убить.
Зря он так про нищенку, если бы Один не схватил за поводья рыцарского коня, Сиг уже бы мчался в драку и наверняка убил бы барона, но и сам скорей всего, получил бы смертельную рану..
- Сигизмунд! Ты же обещал! - конт в ярости дёрнул повод, но сдержался.
- Камрады, товсь! Валим будёновцев, горбунков старайтесь не цеплять, самим сгодятся. Разобрать цели. Целься! Пли!
От слитного залпа ружей кони шарахнулись в стороны, бедный сиговский каурый оглушённый с двух сторон грохотом, рванул стрелой прямо на барона и его окружение. Из четверых нападающих двое вылетели из седла, третий выронив меч схватился за конскую гриву и лишь чертвёртому повезло уцелеть и при этом не упасть с лошади.
- Вперёд, добиваем гадов и без соплей! - вновь зазвучали выстрелы.
Сигизмунд налетел на противников подобно урагану. Одному тут же разрубил плечё(кровь ударила упругой струёй), второго оглушал ударом по шлему и наконец добрался до барона. Местный пахан привык к вседозволенности и выполнению всех своих капризов. Уже отвыкший от сопротивления жертв, он растерялся и отбивался слабо. Разозлённый конт свалил его мощным ударом по шлему. Спрыгнув, выхватил мизерикорд и приставил к забралу поверженного:
- Барон де ля Струпп, признаёте ли Вы себя моим пленником? Клянётесь ли внести назначенный за себя выкуп не позднее чем через год и один день? Отвечайте или клянусь пресвятой Богородицей, я отправлю Вашу душу на суд Всевышнего.
Барону жить хотелось, а вносить выкуп - нет, но деваться было некуда и он согласился скрепя зубами. Пока Сиг решал денежные вопросы (анарс успел ему шепнуть, чтоб отложил обсуждение выкупа на потом), мы отловили разбежавшихся коней (не всех и не сразу, но справились). В результате кровавой стычки, мы имели: четыре трупа, одного тяжелораненого противника(никто излишним милосердием не страдал, и оказывать ему первую помощь не собирался) и одного оглушённого. И пять их коней (оружие из-за видимой стрёмности брать не стали, только Один и я прихватизировали по топорику, да анарс не смог удержаться от сувенира в виде засапожного ножа с рукоятью из кости). И одного пленного барона. Собрались в круг и стали обсуждать дальнейшее. Барон спросил куда привезти выкуп. Сэр Я задумчиво осведомился у его милости, а за каким он вообще на нас напал? Барон зло зыркнул и отвернулся. Вова поинтересовался, а где живёт барон. Выяснилось, что рядом, замок в 20 минутах езды (галопом и того быстрее) Анарс предложил не париться (так и сказал, чем вызвал неждоумённый взгляд Сига), отправиться в замок и перетереть тему там, без нервов. Все согласились (пародкс, но только барон был против, чего он боялся?)
Пока ехали, сэр Я успел вкрутил барону мысль о том, что всё произошедшее не более чем недоразумение между благородными людьми и во всём виноваты нерадивые слуги. Это они не так передали, не то, что нужно и не тому (звиздец толстопузу десятнику, теперь точно вздёрнут). Благородные же люди завсегда могут договориться. Барон был рад уцепиться за такое и радостно поддакивал. Перед самым замком мы были для него если не друзья, то уж добрые приятели точно. Но прежде чем въехать на подъёмный мост, Анарс поравнялся с бароном и глядя ему в глаза с улыбкой произнёс -
- Хочу сразу придупредить, если нам покажется, что Вы что то задумали, умрёте первым и быстро - и похлопал по цевью "Вепря".
Приехали. Ничего себе замок, только выглядит стрёмно. Сюда бы стеклопакеты, электричество, канализацию и выделёнку с инетом - век бы жил. Барон сразу же собал (по нашей подсказке, разумеется) всю челядь и воинов, дабы объявить нас как своих лучших друзей и дорогих гостей, чьи пожелания следует исполнять как его собственные. Народ мало что понял, но почуяв возможные неприятности, спешно разбежался по норам. По традиции, гостей принято угощать (хар-рошая традиция). Сели за стол и понеслось. Выпили за хозяина, за гостей, за встречу, за удачу, за баб, за лося (тут барон заинтересовался, а когда разъяснили, ржал как сивый мерин), за синие горы далёкий туман.. Потом была музыкальная пауза. Пели "Ой мороз-мороз", "Чёрный ворон" и другие псевдозастольные песни. Барон с Сигом заслушались. После песен последовала очередная порция тостов. К третьему раунду барон ещё неплохо держался на ногах, но без поддержки стены передвигаться уже не мог, остальные камрады чувствовали лёгкую сонливость (вино не водка, много не выпьешь. нам ли, вспоенным Агдамом, вскормленным портвейном 777, выжившим после бодяженных водки и коньяка, косеть от тройки литров слабенькой браги?). К тому же нас было пять (Артур, как самый младший, был отправлен вместе с Сигом, сторожить наши пожитки), а барон один. У меня родилась идея напоить этого борова (у него на гербе был какой то хряк )и попробовать развести. Перетерев сию задумку с сэром Я и получив принципиальное одобрение, я в двух словах описал задачу остальным. Народ подобрался ушлый, вкурили слёту. И приступили к реализации коварного плана...
Когда мужики довели хозяина до кондиции, к ним подсел сэр Я и быстренько развёл этого напыщенного петуха на показ "закромов родины". Пьяный барон не смог удержаться от хвастовства.Если кто то надеялся увидеть сокровища Али Бабы, то был разочарован. Вся казна умещалась в небольшой шкатулке. Но главная добыча ждала нас в оружейной. У Струппа оказалась неплохая коллекция колюще-режущего. Барон, в приливе пьяной щедрости, позволил взять всё, что нашей душе угодно. Трофеев набрали - ВО! Анарс сменил свой деревенский арбалет на новый. У этого тетива крюком натягивается, как у арбалета Сига и дуга стальная. Доволен аки слон. Себе я подобрал практически новый клевец и длинный кинжал. Вова, Один и сэр Я отдали предпочтение полуторным мечам, Артуру взяли шестопёр. Из доспехов нам подошли хаубергон для анарса, полукираса для сэра Я (нагрудник без спинной пластины. Довольно потешно смотрится на новом хозяине) и короткая кольчуга для Артура. Правда парень потом никак не хотел одевать "железо". Пришлось объяснить, что в этом мире, данный костюм заменяет фрак и служит офицальным одеянием. Скорчив кислую рожицу, Артур согласился. Остальным пришлось довольствоваться кольчужными капюшонами. Немного порылись в гардеробе барона. Тоже не айс (угадайте, кто это сказал?), взяли всего пару-тройку рубах, пару курток (как там они называются не помню) и плащи на всех. От штанов (эти помню, шоссы зовутся. Чулки с подвязками к поясу и намудятник (а как его ещё назвать?)) и местной обувки отказались все. Короче, пограбили барона с легонца. Но по божески.
Вернувшись в зал, ещё выпили в круговую и наш шедрый (с пьяну) хозяин наконец то плавно "выпал в осадок". Мы ещё посидели, обсуждая и строя планы на завтра (решили смыться до пробуждения барона) и то же отправились спать. Наиболее трезвые распределили дежурство, Артуру (парень практически не пил) досталось самое тяжёлое - два утренних часа.

Эх, рано встаёт охрана...
Артур.
Было ещё темно, когда меня разбудили и сказали что теперь моя очередь дежурить. Слипались глаза и очень хотелось спать. Я вобще дома ложусь очень рано, а здесь так не получается. Тем более в этом замке. Я раньше никогда не видел рыцарских замков, только в кино и в книгах, а ещё в инете. Думал они совсем другие, а когда мы сюда приехали то сильно удивился и разочаровался. Этот замок совсем не такой, как в кино. Тут грязно и пахнет плохо. На полу почему то лежит высохшая трава, да и пола нормального нет, одна утоптанная земля или камень. Во всех комнатах где мы были, везде сквозняки дуют и немного прохладно. Это сейчас когда лето, а когда зима, они все щели затыкают? Ну да ладно, я про другое.
Постелив коврик в углу, где меньше всего дуло, я сел и закутался в плащ-палатку, для теплоты. Теперь я часовой и должен охранять наши вещи и остальных. А то будет как тогда в лесу, когда зомби напали на лагерь. Я тогда спал, а проснулся от грохота. Наши все бегали, что то кричали. А я с начала не понял, а потом увидел как к нашему костру подходят какие то люди. Я подумал, что это наверное бандиты и они хотят на нас напасть. Схватил ружье и хотел выстрелить, чтобы отпугнуть их, но ружье почему то не стреляло (мне потом сказали, что я забыл его снять с предохранителя, но ведь я никогда с ружьями дела не имел и спросонья забыл, что надо делать, чтобы ружьё стреляло когда нужно). Сэр Сигизмунд схватил меч и побежал бить этих бандитов. Потом все дружно выстрелили и то же побежали, и я вместе со всеми. И вдруг кто то схватил меня за ногу, я посмотрел вниз и увидел что это чья то рука. Но чья это рука я не знаю, потому что она была сама по себе, без тела. Мне стало очень страшно и я закричал, а потом потерял сознание и упал (мне потом сказали, что я очень неудачно упал, прямо на камень). На следующий день у меня болела левая половина лица и заплыл глаз. Мне было плохо видно дорогу и сэр Сигизмунд разрешил мне сесть на его лошадь. Это было здорого! Она большая и сильная, правда сэр Сигизмунд сказал, что это не она, а он. Потому что конь. Но мне всё равно понравилось ездить верхом) Вобщем я чувствовал себя чуточку виноватым, за то, что не стрелял как все и пообещал, что больше такого не будет.
Быть часовым когда хочешь спать, это очень трудно. Чем дольше я сидел, тем чаще закрывались глаза и их было всё трудней открывать. Но я был на посту и боролся со сном. Сон оказался сильнее и я почти задремал. Но когда услышал, как в коридоре кто то шепчется, сразу проснулся. Я дома работаю ди-джеем на радио и у меня хороший слух. Поэтому хотя за дверями и шептались очень тихо, но я всё равно их услышал. А потом скрипнула и стала открываться дверь в нашу комнату. Я подумал, что это наверное сквозняк. Но в комнату кто то вошёл, а за ним ещё один и ещё. Они очень тихо вошли, почти не слышно и я подумал, что это наверное воры которые хотят нас ограбить. Я хотел им крикнуть чтобы они испугались и убежали, но растерялся, потому что не знал, что нужно кричать в таких случаях. И тут вспомнил, как в одном фильме про войну, наш солдат кричал немцу: стой фриц, хенде хох! И я то же решил так крикнуть. И крикнул, а потом ещё вспомнил и добавил: стой, стрелять буду! Так всегда часовые кричат, когда на пост посторонний приходит, я про это в инете читал. Воры так испугались! И бросились ко мне, чтобы помешать кричать дальше, ведь от моих криков могут проснуться наши и тогда ворам не поздоровится. Тут я немного испугался, что воры могут меня побить, схватил ружьё и нажал на спуск. Честно говоря, не помню я когда снял ружьё с предохранителя, наверное когда садился оно за что то зацепилось и само снялось. Вобщем ружьё выстрелило, а я ещё сильнее испугался, ведь я мог кого то убить нечаянно и отбросил его в сторону. Тут проснулись наши, вскочили и стали кричать, а сэр Сигизмунд опять схватил свой меч и стал им бить воров. И остальные тоже стали их бить, а потом выскочили в коридор, и убежали. А я остался, потому, что часовому с поста уходить нельзя, можно лишь после того, как его сменят. К тому же воры лежали у нас в комнате и я подумал, что если побегу за остальными, они могут очнуться и ограбить нас. Тогда мне точно попадёт от наших. Потом где то в замке стали кричать и даже пару раз выстрелили. А потом снова всё стало тихо. Я сидел в комнате и ждал. А наши всё не возвращались и я начал волноваться за них. Но тут пришёл Один и сказал что всё нормально, я-молодец, потому что вовремя разбудил всех. Он забрал меня и мы пошли к остальным.
Сэр Сигизмунд и все наши стояли на ступенях замка и что то говорили, а вокруг них стояла толпа местных рабочих, которые работают в замеке и слушали. Я сначала не понял, но мне обяснили, что тот барон, который на нас сперва напал, а потом пригласил в свой замок, хотел нас ограбить пока мы спали. И если бы не я, то мы бы остались безничего. За то, что барон оказался таким подлым и злым (Анарс рассказал, что он хотел посадить нас в темницу, это такие средневековые тюремные камеры и держать нас там на цепях. Короче, барон оказался жуткой "редиской"), наши его разжаловали и сместили. И теперь, по праву тетравленда (странное словечко), замком владеет благородный конт Сигизмунд. А вся местная челядь должна ему присягнуть на верность. Иначе он может рассердиться и прогнать их из замка (Вова мне потом объяснил, что замком называется не дом в котором мы ночевали, а всё в месте: дом, конюшни, сараи, стены. Это как у нас с дачей. Там то же есть и баня, и домик, и огород. А всё вместе называется "дача"). Вот всей этой средневековой "дачей" и владел теперь сэр Сигизмунд. Он правда этому не обрадовался и даже хотел отказаться, но сэр Я подошёл и похлопал его по плечу, сказав: "Надо, Федя". Сэр Сигизмунд удивился, что его назвали таким странным именем, но ничего не ответил. А потом все решили, что раз замок теперь за нашим контом, то можно его "пограбить" основательнее. Странно, зачем грабить сэра Сигизмунда, если это всё ему и так не нужно?
А потом мы поехали дальше. И сэр Сигизмунд тоже был с нами. Он обещал, что проводит нас и будет охранять в дороге. А обещания надо держать. А на свою "дачу" он потом приедет, когда всё закончится. Да, совсем забыл, мы же теперь во всю осваиваем новый вид транспорта. Гужевой. У каждого из нас есть своя лошадка и ещё три везут наши вещи.Говорят человек ко всему привыкает быстро. Надеюсь, а то это четвероногое чудовище наглеет с каждым днём.Чуствует, что я её немного побаиваюсь. Ничего, волчья сыть, травянной мешок, дай срок и я тебя научу любить родину. Будешь иноходью по струнке галопом бегать. Куда тебя тащит, парнокопытное, а ну стой!
Вечером следующего дня, когда пересекли небольшой ручей, конт Сигизмунд обрадовал нас, сказав, что теперь мы на землях Зорра.

Скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты. (древнеримская житейская мудрость)
Сэр Я
Дорога петляла вдоль лесной кромки, иногда приближаясь к деревьям вплотную, а иногда, словно в испуге, отскакивая. Стояла жара, солнце пекло нещадно. Проезжая мы не раз видели тропинки уводящие в глубь чащи и обощающие блаженную прохладу, но Сиг упрямо ехал мимо. Наконец, дорога словно решившись, свернула под сень дерев. После яркого полуденного солнца, лесной полумрак показался темнее, чем на самом деле. Копыта лошадей вступали по тропе почти неслышно. Ехали молча, лишь позвякивание и скрип сбруи да лошадиное пофыркивание нарушали тишину леса. После часа езды через лес, тропинка вновь вывела нас на опушку, а сама, разбежавшись, нырнула и изчезла в полевом травостое. Над головой царило бездонно голубое безоблачное небо. Солнце по прежнему пекло.Щебетали птицы, носились какие то стрижи, важно гудели толстенькие шмели, спеша по своим делам. Совершенная пастораль.
Поэтому отряд всадников, показавшийся впереди, выглядел на этом фоне абсолютно инородным.
Конт остановил коня и вскинул руку предупреждая,
- Алярм, господа.
Мы подъехали к нему и попытались рассмотреть приближающихся. Анарс достал бинокль.
- Четырнадцать человек, вооружены, впереди явно рыцарь. Рядом с ним .. Ха! Угадайте у кого могут быть рыжие волосы, рыжая борода, рыжий конь и красная одежда?
- Если подумать и рассудить логически, то единственного человека подходящего под это описание и который нам известен, зовут Рудольф. А где Рудольф там может быть и Ланселот - предположил я.
- Не вижу герба - Сиг покосился на анарса.
- Сейчас посмотрим, что там у него ...Какие то красные полосы. Три штуки.
- Три червленые перевязи слева в серебряном поле. Да, это герб Ланселота - голос конта звучал странно напряжённо.
Я вспомнил их взаимоотношения, кажется конт недолюбливал Ланса за излишнюю надменность по отношению к Ричарду, который был для Сига и сюзереном, и старшим другом-наставником. С другой стороны, они не раз сражались вместе и не уступали друг другу в доблести. Ланселот должен помнить Сига, так как Ричарда то ему уже точно не забыть. Приблизившись к нам метров на сто, отряд придержал коней и развернулся. Вперёд выехали трое, с рыцарем во главе.
- Я Ланселот Озёрный, рыцарь Зорра. Приказываю вам назвать свои имена и причину, приведшую в эти земли.
Наш конт тут же "закусил удила",
- Я странствующий рыцарь и моё имя должно быть Вам хорошо известно, сэр Ланселот. А так же и то, что я не подчиняюсь ничьим приказам, кроме приказов короля, Господа, Пречистой Девы Марии и собственной совести. Смеющего же оспаривать это моё право, я всегда готов встретить мечём и копьём, в любое время, днём и ночью.
Если они продолжат общаться в том же духе, то схватка неизбежна. Неизвестно кто из них сильней и искусней в воинском умении, но, кто бы не победил, в проигрыше останутся все. Нам же такой исход не нужен абсолютно и я послал свою пегую кобылку вперёд.
- Благородные сэры, остановитесь! Господь свидетель, мне больно видеть, как два столь доблестных христианских рыцаря готовы мериться силой в смертельном поединке друг с другом на просёлочной дороге, а не сражаться бок о бок в битве с настоящим врагом. Сэр Ланселот, Вы - образец доблести и верности идеалам рыцарства, тот на кого равняются юные оруженосцы, с кого берут пример молодые рыцари и чья слава разнеслась далеко за пределы Зорра и соседних королевств. Ваши щит и меч всегда служили защитой для слабых и угнетённых. Ваше имя заставляет трепетать от радости сердца друзей и от страха сердца врагов. На Вас полагается король и расчитывают соратники. А Вы, сэр Сигизмунд, чьи благочестивое смирение, скромность и вера повергают в изумление святых отцов. Сколько раз Вам довелось вкушать печень поверженного дракона? Сколько юных беззащитных дев вы спасли от смертельной опасности? А скольких слуг Тьмы, беспощадно сразил ваш меч? Ныне же, избрав путь сранствующего рыцаря, Вы с доблестью несёте это звание. И хотя вы ещё молоды, менестрели в своих балладах не зря называют Вас Сигизмунд Львиное Сердце. Поверьте, благородные рыцари, не здесь, а именно в битве с Врагом, истинный христианский воин проявляет подлинные отвагу, мужество и доблесть. И кому как не вам, биться в этой битве, идя к победе и прикрывая друг другу спину? Неужели вы готовы предоставить Нечистому возможность лицезреть, как два отважных христианина скрещивают оружие друг с другом?! Так опустите же мечи, господа. Как говорят у меня на родине: "наша свара лишь потешит Врага".
- Кто ты, незнакомец? - Ланселот не поднял опущенного забрала, но и не опустил копьё для удара - откуда ты знаешь моё имя, хотя готов поклястся на Библии, я вижу тебя впервые.
- Моё имя ВиктОр, сквайр из благородного семейства Рюриковичей рода Рус из Москвы, к Вашим услугам сэр Ланселот. Я и мои родичи, эсквайры из благородных семейств нашего рода, направляемся в Зорр, дабы засвидетельствовать своё почтение славному королю Шарлегайлу, чьё королевство вот уже добрый десяток лет, почти в одиночку, сдерживает наступление Тьмы. Сэр Сигизмунд, благородно согласился сопровождать нас в этом путешествии. Короме того, наш знаменитый ныне родич тоже начинал свой путь из Зорра и даже, как говорят, получил здесь рыцарские шпоры.
- О каком родиче ты говоришь, эсквайр?
- Его имя должно быть известно доблестному рыцарю, я говорю о сэре Ричарде по прозвищу Длинные Руки.
- Ты лжёшь, у сэра Ричарда не может быть родственников из благородных семейств, он был рождён как простолюдин.
- Вы оскорбляете моих спутников, сэр Ланселот! - Сигизмунд двинул коня вперёд и потянул меч из ножен - они находятся под моей защитой и я ..
Только драки этих боевых петухов на тут и не хватало..
- Сэр Сигизмунд, может быть это не слишком вежливо перебивать говорящего, но позвольте мне самому ответить на обвинения сэра Ланселота. Клянусь непорочностью Девы Марии, я понимаю его недоумение и готов его развеять не сходя с этого места. К тому же я уверен, что сэр Ланселот известный своими манерами и сдерженностью, не имел намерения оскорбить меня, не так ли? - и не давая произнести ни одному из них и слова, я продолжил -
- Возможно мы говорим о разных Ричардах, благородный сэр? Ибо, хотя я и не знаком лично со своим родичем, всё что мне о нём известно не позволяет даже мысленно представить его в роли крестьянина. Поэтому я искренне прошу Вас рассказать, как
произошла ваша первая встреча с тем, кого вы именуете Ричардом. Неужели он действительно работал в поле?
Рыцарь промолчал, но за него ответил рыжий Рудольф,
- Я не знаю работал он там или нет, но когда мы подъехали, Дик довольно лихо отбивался оглоблей от шестерых войнов тамошнего герцога, а сам герцог сидел на земле после молодецкого удара дубины. Да и гарпию он здорово подколол, правда сэр Ланселот?
Рыцарь промолчал снова.
- То есть Вы ходите сказать, что этот самый Дик, в одиночку напал на шестерых вооружённых войнов и тамошнего сюзерена будучи вооружённый одной дубиной и всех победил?
- Ну победить то он не победил - Рудольф покосился на молчащего Ланселота - если бы мы чуть запоздали, парня бы изрубили. Оглобли у него уже не было и хотя он успел подобрать чей то топор, это его не спасло бы. Воины взяли его в кольцо, а бездоспешному это верная смерть.
- А могу ли я полюбопытствовать, что стало причиной такого странного безумства: один, без оружия против шестерых воинов?
- Семерых - поправил Рудольф, снова косясь на рыцаря - герцог тоже дрался. А причина, ну я не знаю, может у него живот болел?
- Сэр Ричард защищал принцессу Азаминду, которую мы сопровождали в Зорр - голос Ланселота был голосом говорящего манекена - ровный и безжизненный. Похоже он до сих пор не мог простить себе ту оплошность.
- Выходит - подвёл я итог - безоружный Ричард невзирая на смертельную опастность, бился в одиночку с шестью воинами герцога и им самим защищая жизнь и честь незнакомой девушки?
- Да вроде так - Рудольф пожал плечами ещё непонимая куда я клоню - а что такого?
- Скажите мне, вы - отважный Рудольф и вы - благородный сэр Ланселот, а встречались ли на вашем пути ещё простолюдины, совершавшие безумства подобные этому? Неужели Вы, сэр и теперь будете утверждать, что простолюдин способен на такой поступок - в одиночку, в безнадёжной битве, без надежды уцелеть, драться за Прекрасную Даму? Или всё таки это свойства благородного происхождения? В нашем королевстве говорят: "встречают по одёжке, а провожают по уму", быть может внешний вид Ричарда ввёл Вас в заблуждение? Но даже в крестьянской рубахе и штанах от должен был отличаться от простолюдинов хотя бы ростом.
- Да уж, ростом его Бог не обидел, это точно - Рудольф хмыкнул в бороду - да и штаны я запомнил, синие какие то и рубаха без рукавов. Я тогда ещё подумал, что за странный наряд у парня?
- Значит не только поступками, но и своим видом он отличался от простолюдинов? Тогда почему вы так были уверены в его низменном происхождении?
Признавать вторую ошибку, когда с таким трудом признал первую, Ланселот не мог, выручил всё тот же Рудольф:
- А чего же тогда за всё время что он прожил в Зорре, сэр Ричард ни разу не обмолвился о своём благородном происхождении?
Почему ни полсловечка не шепнул никому?
- Боюсь ответ на этот вопрос может сильно затянуться. Да и говорить лучше сидя у костра, в товарищеском кругу, а не разглядывая друг друга свозь щели опущенных забрал. Если сэр Ланселот и остальные члены его отряда не против, мы приглашаем вас разделить наш огонь и нашу трапезу.
Они не возражали, мы и подавно. Только Сигизмунд держался с Лансом подчёркнуто холодно и надменно. Тот платил ему тем же. Вот ведь два барана. Расседлав коней и запалив костёр, устроили небольшой скромный пир. Потом мне пришлось продолжить свой рассказ (хорошо хоть мы, пользуясь очередным отсутствием Сига, загодя договорились что будем говорить). Я поведал о нашем
королевстве Гардарика и его славном короле Деметрии, о благородных родах, что его населяют и служат становым хребтом государства. Коснулся немного политического устройства и обычаев и наконец перешёл к происхождению Ричарда. Ланселот слушал с каменным лицом, Рудольф постоянно встревал с вопросами и хлопал себя по колену от избытка чувств. Остальные члены их отряда слушали хоть и доброжелательно, но остранённо, как слушают о подвигах малоизвестного воина, похоже лично с РДР они знакомы не были. Рассказав о том, что привело Ричарда в ту деревню, где застали его Ланселот и остальные (по нашей версии выходило, что причиной этого стала ссылка за излишние безалаберность и разгильдяйство) я решил закруглить разговор,
- Скажите, сэр Ланселот, в те времена когда вы вместе с сэром Ричардом сопровождали принцессу или искали доспехи святого Георгия, в общем в то время, когда он был ещё якобы простолюдином, знали ли Вы, что уже тогда он носил титул барона Ганслегера?
На, словно бы выкованном из тёмной бронзы, лице рыцаря, не дрогнул ни один мускул -
- Нет. Я никогда не слышал от него о баронстве.
- Вот видите, но Ваше незнание ничего не меняло и сэр Ричард носил этот титул, пусть и в тайне. Как и правду о своём происхождении и своих родичах. Сидящий здесь конт Сигизмунд может подтвердить мои слова.
- Это правда, клянусь Богородицей, мне было известно о титуле сэра Ричарда - ах, с какими надменностью и пренебрежением к
незнайкам было это сказано. Сигизмунд не удержался и отплатил Лансу за старое.
- Человеку не дано знать всего, благородный сэр Ланселот, не думаю, что Вам известно и положение сэра Ричарда сейчас.
- А что там с его положением? - Рудольф отбросил обглоданную оленью кость и сытно рыгнул - вроде бы он стал там, на Юге сюзереном немалой провинции. Из наших к нему поехали Бернард и Асмер, не слыхали о них?
- Нет, о этих доблестных войнах нам не известно - пришлось слегка покривить душой, чтобы не вдаваться в ненужные подробности - но нам известно о том, что сейчас сэр Ричард не просто сюзерен, а носит звание майордома королевства, что лежит за Великим хребтом, титул графа и наследника герцогства Брабант, гросграфа Армландии, маркграфа Гандерсгейма и многих других титулов поменьше. А недавно, сам Папа присвоил ему звание Защитник Веры..
Ланселот и остальные сидели притихшие, даже в благочистивом Зорре, такое звание было редчайшей редкостью. А уж врученное самим Папой и подавно. Церковь не может ошибаться, а значит Ричард во истину совершил нечто грандиозное. И кажется теперь Сигизмунд будет иметь все шансы утереть Ланселоту его острый нос.
- Я рад - голос бывшего лучшего рыцаря Горланда был по прежнему ровен - что сэр Ричард с честью несёт высокое рыцарское звание. Надеюсь он и дальше не уронит его. А вам, господа эсквайры, как родичам Ричарда, я предлагаю своё покровительство и защиту на пути в Зорр.
Сиг вскинулся, но я не дал конту возмутиться, опередив его на мгновение
- Мы ценим Ваше предложение сэр Ланселот и будем рады если Вы сопроводите нас до Зорра, как наш спутник. Что же касается защиты, то сэр Сигизмунд прекрасно справляется с поставленной задачей и у нас нет к нему ни тени нареканий.
После этого, Ланселоту оставалось или уходить или принять на себя роль спутника, и он выбрал,
- Я провожу вас в Зорр.
Похоже рыцарь терпеть не мог, если последнее слово было не за ним. Да пусть, нам то что с этого?

3

Сэр Я.

Ну вот и Зорр. Солнечные лучи освещают сложенные из больших каменных блоков, поднимающиеся к небу серые стены, отразившие не один штурм. Кое где видны заложенные бреши, выбоины, оплавленные зубцы. Интересно, что за оружие применялось, если оно способно расплавить камень, как воск? И всё таки крепость выстояла. Выстояла не столько благодаря своим укреплениям, сколько духу своих защитников. Это их упорство и вера в победу не позволили Врагу одолеть Зорр, чьи флаги теперь гордо реют над башнями, бросая вызов будущим невзгодам.
- Сэр Ланселот, смотрите на флаги! - в голосе одного из воинов тревога. Я и остальные "эсквайры" пытаемся разглядеть, что встревожило закалённого в боях ветерана под стенами родной крепости. Но для нас это слишком далеко. Однако местные что то разглядели. Лица зоррцев окаменели будто они узрели перед собой не родной дом, а полчища нечести. Команда Ланселота хлестнула как бич:
- В Зорр, скорее! - Ланс пришпорил коня и отряд понёсся вскач, словно пытаясь настичь свою судьбу.
Подъезжая к воротам мы разглядели причину тревоги - флаги были приспущены, а над их полотнищами развевались чёрные ленты, признак траура. Кажется мы попали если не на праздник, то на похороны.
У стражи на воротах узнали: три дня назад умер Шарлегайл. Известие о смерти короля навалилось на всех неподъёмной тяжестью. Я взглянул на Ланселота и поразился. Он словно вдруг мгновенно постарел, казалось блестящий рыцарь куда то изчез, а вместо него рядом с нами едет смертельно уставший от битв воин. Сколько же ему лет? - мелькнула мысль - В своём Горланде он наверняка прославился, когда был совсем юным.Не старше двадцати уж точно. Потом война, поражение, скитания потерявшего свой дом, но обретшего ненависть к врагам рыцаря. За тем Скарланды. Наверное он и там отметился, и именно оттуда пошла его настоящая слава. И теперь Зорр. Сколько лет он был на службе короля: пять, может семь? Значит по грубым подсчётам ему сейчас около сорока. Возраст не мальчика, но мужа.
- Что теперь будет, сэр Ланселот? - Рудольф хмуро смотрел на рыцаря.
Миг и вместо уставшего воина перед нами был всё тот же Ланселот Озёрный, виконт Зелёных островов и лорд долины Четырёх камней. Собранный, надменный, невозмутимый, смертельно спокойный, закованный в броню своего высокомерия.
- Принцесса Азаминда родная дочь короля, по закону корона принадлежит ей. После того, как тело короля предадут земле, она вступит на трон. А сейчас правит Беольдер, как понимаю.
- Там на воротах - Рудольф странно глянул на рыцаря - мне приятель шепнул, что вчера прибыла леди Зингильда. Вроде как проститься с умершим братом, но с ней полдюжины баронов. Не нравится мне всё это.
- Корона Зорра принадлежит принцессе - челюсть Ланселота надменно выдвинулась вперёд, а голос был холоден как лёд Джомолунгмы в январе - тому, кто осмелиться это оспаривать, придётся скрестить со мной меч.
По дороге во дворец, Анарс заикнулся было о необходимости навестить святую инквизицию, но по прежнему оскорбительно высокомерный Ланс не хотел ничего слушать:
- Мы едем во дворец.
Оставив коней на Артура, мы вошли в королевский замок Зорра. Такое ощущение, что он застыл во времени и не изменился ни на йоту с того самого мига, когда его впервые увидел Дмитрий. Та же крыша со сломанными зубцами и следами огня. Те же вытертые тысячами ног ступени ведущие к королевскому залу. Вот только охраны перед его дверями на удивление много. Пока подходили я успел насчитать одинадцать человек, трое были вооружены арбалетами.
- Это не наши - шепнул Рудольф (он вместе с нами и Сигом шёл следом за Ланселотом. Воины их отряда остались у входа) - ох не нравится мне всё это, что то будет, клянусь святой девой Марией.
Предчувствия его не обманули. За исключением двоих, остальные воины были из охраны баронов и отказались пропускать нас в зал, ссылаясь на личный приказ Беольдера. Королевские стражы хмуро подтвердили их слова. Кажется дела и вправду серьёзные.
Ланселот был готов прорваться силой, гордость не позволяла ему здраво оценить шансы данного мероприятия на успех. Но к чему напрасные жертвы, если ничего не ново под луной и всё придумано до нас? Остаётся не изобретать велосипед, а воспользоваться проверенной методой.
- Сэр Ланселот, ради Зорра, прошу Вас! - кажется это подействовало, рыцарь медленно убрал руку с рукояти меча - сэр, всего на два слова.
Рыцарь медленно повернулся и ступая как ожившая статуя дона Хуана подошёл к нам.
- Что ты ...
- Сэр Ланселот, Вы назвали себя рыцарем Зорра, значит ли это, что Вы приносили ему клятву служения? - перебил я его и получил в ответ ледянной надменный взгляд.
- Я присягал на верность королю Шарлегайлу.
- Тогда получается, что со смертью короля Вы теперь свободны от клятвы и службы? В таком случае, я прошу Вас ради почившего сюзерена, которому Вы служили верой и правдой столько лет, ради родины, что Вы вынужденны были покинуть, не дайте разрушить то, что Шарлегайл с таким трудом создавал и за что отдал все силы, и жизнь. Помогите сохранить последний бастион Света в Пограничье, не дайте силам Тьмы разрушить его. Защитите королевство от алчных властолюбцев и стяжателей. Не ради себя или другого, не ради жителей этого города, не ради славы, почестей или мести, но ради веры в то, что как бы не было трудно сейчас, победа обязательно придёт, надо лишь продержаться ещё немного. Ради Надежды и Веры, я прошу Вас - помогите сохранить Зорр.
- Я готов служить Зорру. Но что Вы хотите?
- Пусть Вы, сэр Сигизмунд, Рудольф и несколько воинов, в чьих сердцах живёт верность королевству и скорбь по почившему королю, встанут у дверей зала. Если услышите грохот внутри, не взирая ни на чьи запреты и приказания, врывайтесь внутрь. А дальше - как Вам подскажет Ваше сердце.
- Герцог Беоль...
- Кто может запретить рыцарю, подчиняющемуся лишь Деве Марии, королю, и велению своего сердца? Сделайте это сэр Ланселот и Вы спасёте Зорр.
- Хорошо, я поверю тебе, эсквайр, но что вы задумали?
- Мы постараемся помочь, но сейчас нет времени объяснять, нужно действовать быстро..
Статуя была на том же самом месте, как описывалось. Немного помучившись, мы открыли потайной ход и друг за другом шагнули в темноту. Очень пригодились фонарики из комплекта, без них мы рисковали если не свернуть шеи, то как минимум набить шишки.
Затрудняюсь сказать в чём тут дело, либо мы пошли не тем путём, либо при описании путешествия Дмитрия в этих катакомбах ГЮО сознательно сгустил краски, но проход оказался вовсе не таким узким. И хотя приходилось постоянно пригибаться, а в некоторых местах идти исключительно боком, но никаких "шкуродёров" нам не встретилось. Призрака-охранника, кстати, то же. Впрочем, возможно у него в тот день просто был выходной.
Найти нужный выход труда не составило, описание мы помнили хорошо. Сдвинув каменный блок и осторожно, стараясь не шуметь, вышли. Свисающий с потолка гобелен, отделял нишу от королевского зала, скрывая наше присутствие. Однако слышимость была хорошей и позволила нам вникнуть в происходящее. А оно настораживало. Похоже на этот раз желания двоюродной сестры короля и своевольных баронов совпали. Они смогли договориться и теперь, почти все владетельные лорды требовали отдать корону ей.
- Меня поддерживают все бароны королевства, а найдётся ли хоть один, поднявший меч в твою защиту?! - Зингильда упивалась своей безнаказанностью и превосходством.
- А то! - наш невольный ответ хором, прозвучал под сводами зала на удивление громко.
В толпе баронов многие схватились за мечи. А мы, выходя по одному из-за гобелена, топая берцами шли к трону, становясь живой стеной между Беольдером и Азаминдой на троне, и их бунтующими подданными. До чего же приятно смотреть на изумленные рожи - таких воинов здесь ещё не видели. Раставив ноги пошире мы чуствовали себя без пяти минут немецкими карателями. Передёрнув затвор и стараясь придать голосу должную толику равнодушия, Анарс оповестил присутствующих:
- Дамы и господа собравшиеся, доводим до вашего сведения, что планируемый вами захват королевской власти, отменён. Нами. За ненадобностью.Что же касается Вас, мадам, то спешу сообщить - у Вас короткая память. Стоило Вашей ране затянуться, как Вы тут же забыли о предостережении сделанным Вам сэром Ричардом по прозвищу Длинные руки. И даже завели себе нового конюха. Помнится старого сэр Ричард заставил преклонить колени перед пресутствующей здесь их королевским высочеством принцессой Азаминдой. Хотите мы поможем этому сделать то же, вдобавок склонив не только колени, но и голову? Новый защитник Зингильды не отличался ни умом, ни выдержкой, ни фантазией. С рычанием он выхватил меч и шагнул к Анарсу замахиваясь. Хрусь! Приклад "Вепря" смачно врезался в ему в морду сворачивая челюсть напрочь. Н-на! Второй удар сплющил придурку нос. Громила с грохотом рухнул на каменный пол.
- Следущего ждёт смерть, мгновенная и болезненная - ствол карабина качнулся выискивая жертву.
Побледневшая Зингильда шагнула вперёд:
- Остановитесь! Я не знаю из какой преисподни вы выползли, но кто бы вы ни были, вам не измените ничего. Это королевство будет моим!
- А вот это ещё будем посмотреть - пиитета и уважения к зарвавшейся дуре Анарс не испытывал.
- Сэр, неучтиво перебивать даму!
- Только если она не говорит глупостей, в противном случае это не только учтиво, но и необходимо во избежании.Несогласным предлагаю разбежаться и убиться головой ап стену. Остальным идти лесом.
- Сейчас мы посмотрим кто куда пойдёт! - из толлпы баронов выдвинулся коренастый крепыш с обнажённым мечом. - Убирайся в ад, ублюдок где тебе самое место - его меч взметнулся тускло блеснув.
БУ-БУХ!!! Лакишот (случайный чертовски удачный выстрел). Голова опрометчивого неудачника разлетелась вдребезги, забрызгав кровью стоящих сзади, тело конвульсивно дёргаясь свалилось под ноги Анарсу. Не отрывая приклад от плеча, лишь немного опустив ствол, он громко уведомил баронов:
- Жалающих сдохнуть попрошу не толпиться и подходить в порядке очереди.
Двери зала с треском распахнулись, впустив небольшую группу войнов во главе с Ланселотом и Сигизмундом.
- А вот и долгожданная кавалерия, - Анарс с облегчением опустил оружие - сэр Ланселот, её высочеству нужна Ваша помощь.
- Остальным, просьба покинуть помещение, концерт окончен - он сделал баронам ручкой знак удалиться.
Воины стояли, настороженно озираясь и пытаясь разобраться в случившимся. Затем Ланселот направился к тронам, Сигизмунд шёл следом за ним.
Зингильда, придя в себя от испуга (в зале была хорошая окустика и грохот от выстрела получился знатный) ожгла нас ненавидящим взглядом:
- Вы пожалеете, что вмешались не в своё дело, кто бы вы там не были, клянусь Господом.
- Леди, не стоит призывать Бога тому, в чьём сердце живёт дьявол. Как давно Вы были на исповеди и кому возносите молитвы в своих мыслях? Молчите! Ложь - это тоже грех.
Не ответив, она резко развернулась, взметнулся подол тяжёлого бархатного платья, и пошла к выходу. За ней потянулись бароны, многообещающе поглядывая на нас.
Сигизмунд говорил что то принцессе и герцогу.Время от времени они бросали на нас Азаминда - любопытные, а Беольдер -настороженные взгляды.Наконец герцог кивнул и что то ответил Сигу. Конт поклонившись отошёл. Взор Беольдера обратился к нам. Повелительно махнув рукой, он пригласил (скорее приказал) подойти ближе,
- Рассказывайте, кто вы и откуда. Сэр Сигизмунд, поручившийся за вас, известен своей честностью и доблестью, но мы хотели бы услышать ваши ответы.
Стараясь не вдаваться в излишние подробности, я изложил ему ту же версию, что и Ланселоту. Когда речь дошла до наших родственных отношений с Ричардом, герцог Беольдер воскликнул:
- Если это правда, то теперь я понимаю, откуда такая бесцеремонность и отсутствие почтения к законам и вышестоящим особам. Похоже это у вас семейное.
Мы постарались сделать вид, что стыдимся и полны раскаинья.
- Ваша светлость, но при всём нашем уважении, согласитесь, если человек тонет, то распрашивая что стало причиной его бедственного положения, можно не успеть со спасением.
- А если он решил таким образом свести счёты с жизнью? Жена там плешь проела, долги..
- Господь порицает самоубийц. К тому же, если выяснится, что он сам этого хотел, пусть попробует снова, но наша совесть будет чиста.
- Я не силён в таких тонкостях, это дело монахов. Но вы не только вмешались, но и совершили убийство одного из наших поданных.
- Ваша светлость, это была вынужденная самооборона. К тому же в тот момент, строго говоря, он был не вашим подданым, а бунтовщиком, поднявшим мятеж и пытавшимся узурпировать власть. Мы ,люди чести и благородного сословия не смогли удержать возмущения от столь низкого падения возможно когда то и благородного,а ныне забывшего и предавшего идеалы рыцарства человека!
И лишь несколько опередили приговор, который несомненно был бы вынесен, останься барон жить. Что до вмешательства, я скажу так: если собака лает на юную девушку, но не набрасывается, можно пройти мимо. Но кто скажет, не набросится ли пёс, стоит нам отвернуться? Не лучше ли отогнав бешеную собаку, проводить леди до дома и передать на руки родителей? Тогда совесть наша будет чиста, а душа спокойна. Если нас можно в чём то обвинить, то лишь в том, что мы не стали безучастно взирать на творимое беззаконие, но осмелились вмешались по велению сердца.
-Вы говорите как настоящий рыцарь - Азаминда благодарно улыбнулась
- Увы, Ваше королевское высочество, вынужден с грустью сообщить, что мы хоть и принадлежим к благородному сословию, но не имеем чести носить золотых рыцарских шпор. Мы эсквайры. Обычаи и законы нашего королевства таковы, что лишь избравший путь воинского служения родине, имеет право на золотые шпоры и высокое звание рыцаря. И хотя мы все, в молодости, отдали воинский долг, отслужив несколько лет в войсках королевства, в дальнейщем мы избрали мирный труд на благо Отчизны.
- Какие странные у вас обычаи.
- Возможно, Ваше высочество, но эти обычаи хранят нашу землю вот уже пятсот лет, позволяя справляться с любым, даже более сильным врагом.
Беольдер рассматривал нас нахмурившись,
- Сэр Сигизмунд сказал, что вы ищите сэра Ричарда, зачем? И почему, когда его привезли в Зорр, он был простолюдином и никому не сказал ни слова о своём происхождении?
- Видите ли, Ваша светлость, отвечая подробно на эти вопросы, я рискую злоупотребить временем и вниманием Вас и её королевского высочества. Поэтому, если Вы позволите, скажу кратко: наш род довольно обширен и насчитывает до полусотни семейств. Однако все мы стараемся держаться друг за друга и помогать, если возникнет нужда. Сэр Ричард, будучи выходцем из не самого бедного семейства, с детства рос избалованным непоседливым сорванцом. Его шалости частенько отражались на целостности филейных частей. И даже повзрослев, он всё равно не утратил детскую тягу к рискованным шуткам и эскападам. Не смотря на то, что некоторые из шуток были на грани приличия, ему это сходило с рук. Однако терпение глав рода не безгранично и наказание было суровым. После очередной такой шутки, сэр Ричард (а тогда просто Рич)был отправлен на три года в изгнание. Главы отказали ему в поддержке рода, лишив имущества, права носить родовое имя и запретили появляться в городе. Вот тогда то он и встретился с её Высочеством и остальными. Мы не знаем почему он скрыл правду о себе, возможно виной тому был стыд. Но на сколько нам известно, он всегда оправдывал оказанное доверие и ни разу никого не подвёл, не так ли? Этой весной срок его ссылки закончился и теперь он может вернуться. Но за это время наш родич не сидел на месте и теперь, будучи связан многочисленными обязательствами, не в силах это сделать, не нарушив клятв, обещаний и обетов. Сообщив нам об этом, сэр Ричард не просил помощи. Возможно из гордости. Но Главы рода решили иначе. Мы первые, кто отправлен к нему на выручку. Если понадобится, за нами придут другие. Мы не оставляем своих. Давний дивиз нашего рода гласит -"Один за всех и все за одного".
- Прекрасный девиз, достойный благородного рода - Азаминда чуть склонила голову, - жаль что сэр Ричард не рассказал нам всей правды о своём происхождении сразу.
- А Шартреза была оказывается права, подозревая в Дике не простого простолюдина - пробурчал герцог - я благодарю вас за рассказ, благородные эсквайры. Будте гостями Зорра. Вас проводят в ваши комнаты.
Когда выходили из зала, на встречу нам попался спешащий воин. В запылённой одежде, с перевязанной головой, он быстро вошёл в зал и прежде чем закрылись двери, мы успели расслышать:
- Ваши высочества, простите что врываюсь, но у меня тревожные известия. Банда оборотней ...
Вот и вся аудиенция. Хоть на словах нас назвали гостями, но апартаменты отвели в одной из городских башен и приставили охрану. Кстати, как выяснилось, пока мы были в замке, у Артура состоялся интересный разговор с одним из монахов. Похоже это был кто то из инквизиторов...

Артур.

Когда я увидел Зорр, то с начала удивился тому, какой он большой, гораздо больше чем я думал, а потом обрадовался что сегодня буду спать на кровати. Я привык дома спать на кровати, а здесь постоянно приходится спать на земле будто бомж и мне это не нравится.С начала мы ехали медленно, а потом вдруг поскакали. Я ещё плохо умею ездить на лошади, поэтому когда мы поскакали, чуть не упал, но Анарс мне крикнул чтобы держался крепче. А когда мы подъехали к воротам, то узнали, что умер король Шарлегайл. Все расстроились и стали очень грустные. Но сэр Ланселот сказал, что теперь будет править прицесса Азаминда и нам надо ехать к ней, и рассказать, что мы приехали.
Меня оставили караулить лошадей вместе с другими воинами, а сер Ланселот с Рудольфом, Сигизмунд и остальные наши вошли внутрь. Мимо проходили стражники, пробежала с громким лаем тощая собака. Я стоял и смотрел по сторонам, ведь я никогда не был в королевсом замке и мне было интересно. Вдруг на моё плечё опустилась рука. Я резко повернулся и увидел монаха в рясе и надвинутом капюшоне. Он сказал:
- Здравствуй, сын мой.
- Мне мама говорила с незнакомцами не разговаривать! - ответил я, вспомнив детство.
- Моё имя, отец Феромонт - мне показалось, что монах под капюшоном улыбается - а как зовут тебя?
Тут я вспомнил о чём мне говорил Олаф и сказал:
- Я эсквайр Артур, мы приехали в Зорр к королю, а он умер.
- Откуда же ты приехал, эсквайр Артур? Вижу издалека.
- Да, мы живём далеко от сюда, но я точно не знаю к какой стороне наш дом, ведь у меня нет карты и я не смогу показать тебе.
- Сколько тебе лет, юный эсквайр?
- Мне столько, сколько дал мне Бог.
- А что есть для тебя Бог, Артур?
- Бог, он живёт в каждом из нас - ответил я - мама говорила, что душа человека, это частичка Бога.
- Твоя мать должно быть мудрая женщина..
- Да и я её очень люблю.
- Это хорошо - монах кивнул - мы ещё увидимся с тобой, юный эсквайр Артур.
Потом он повернулся и ушёл, а я снова стал ждать наших. Потом они вышли и мы отправились к нашему новому жилищу. Там были кровати и я обрадовался, хотя они были не такими как дома. Когда все устроились, я рассказал Олафу о монахе, а он рассказал остальным..

Сэр Я.

..А вечером, когда мы уже собирались ложиться, пришёл тот самый монах. В тёмной рясе с низко надвинутым капюшоном, перебирая в руках чётки, он смиренным голосом поставил нас в известность о том, что трибунал святой инквизиции желает видеть гостей Зорра, дабы задать им пару вопросов. Вот и сбылась мечта Анарса про контакт с местным аналагом КГБ. Но первым решил идти Олаф. Сняв амуницию и разоружившись (даже свой неразлучный АПС оставил и нож), он вытащил гранату из разгрузки, многозначительно покатал её на ладони и сунул в карман. Потом, с кривоватой ухмылкой произнёс:
- Если что - шумну. Ладно мужики, не поминайте лихом. - и ушёл, сопровождаемый молчаливым монахом...

4

wowa2004

На завтра были похороны. Точнее, одна из частей ритуала. Как оказалось, проводы в мир иной особы королевской крови, процесс долгий, рассчитанное не на один день. По сравнению с ним, проводы генсеков на тот свет в СССР, просто невзрачный конвейер какой то: раз - два, привезли-закопали. С августейшими особами всё намного сложнее: в начале их "выдерживают" во дворце, затем выставляют на всеобщее обозрение в центральном соборе и лишь после этого бренному телу почившего, дают возможность у покоиться с миром. Мы же попали в аккурат к второй части.
Поднявшись утром и приведя себя в порядок, мы вышли на улицу. Солнце уже поднялось и его косые лучи освещали крыши домов и купол главного храма. Сегодня Зорр прощался со своим королём. Вдоль всего траурного пути стояли воины с обнажёнными мечами, а через равные промежутки - рыцари с факелами. Церемониал открывали герольды, чьи трубы оповещали о приближении процессии. За ними, два пажа вели лошадь короля в богатом уборе, украшенную плюмажем. Следом несли знамя с королевским гербом повязанное чёрной траурной лентой. Перед гробом следовали прославленные рыцари, несшие на золотых парчовых подушках символы королевской власти, меч короля и корону. Затем шли несколько десятков священников, за ними следовал гроб с телом Шарлегайла. Катафалк с серебряным пологом везла шестёрка запряженных цугом лошадей, покрытых черным бархатом. За гробом шла королева Шартреза в траурной одежде, рядом с ней принцесса Азаминда и герцог Беольдер. Вместе с ними, но чуть в стороне, сестра короля, леди Зингильда. А за ними бароны королевства в порядке старшинства. Постоянно звонили колокола всех городских церквей. Люди крестились, провожая взглядами траурную процессию.
Мы стояли в общей толпе, а когда народ повалил в собор, пристроились следом. Внутри яблоку было негде упасть, горели сотни свечей, и сильно пахло ладаном. Восемь рыцарей, внёсших гроб с телом короля, установили его на помост. Четверо встали по углам почётным караулом, остальные ушли. Голос Епископа начал читать молитву на чеканной латыни. Постепенно все посторонние звуки смолкли и лишь голос старого священника, разносился под сводами храма. За тем зазвучал орган. Месса была долгой, с непривычки
мы едва выстояли до конца. Когда, по окончании, народ начал расходиться, я и Артур вышли одними из первых, и остановились на ступенях, поджидая остальных. Вскоре из собора вышла принцесса. Одетая в траурное чёрной платье, головную тёмную накидку, удерживаемую вместо обруча, небольшой, изящной, золотой короной, с бледным лицом, она шла немного склонив голову. Следом за ней следовали несколько девушек из благородных семейств. Два юных пажа расчищали принцессе дорогу. Потом из храма показалась
Зингильда, сестра короля в сопровождении баронов и рыцарей. Она догнала принцессу, когда та спускалась по лестнице и окликнула:
- Не стоит так спешить, дорогая племянница. Неужели мой вид вызывает у тебя такой страх, что ты готова, как мышь, забиться в ближайшую щель или сбежать как можно дальше?
- Я не понимаю Вас, леди, извольте объясниться - похоже, спокойное достоинство принцессы вызывали у сестры короля приступы плохо подавляемой ярости.
-Ха, не прикидывайся невинной овечкой Азаминда, ты всё понимаешь прекрасно, просто боишься и не хочешь признаться в этом. Но
сейчас тебе не отвертеться. Я хочу, что бы ты прямо сейчас и здесь, во всеуслышание, объявила о том, что трон королевства переходит ко мне. Я лучше тебя знаю, что такое исскуство правления и готова доказать всем сомневающимся, что женщина на троне может править не хуже мужчин.
- Леди, неужели жажда власти настолько ослепила Вас, что Вы забыли о горе постигшем Зорр? Мы все сегодня в печали и трауре скорбим по покинувшему нас королю, чьё тело даже не предано земле, а Вы готовы примерить на себя, не успевшую остыть корону моего отца. Где Ваши совесть и честь?!
- Довольно слов! - взгляд разгневанной женщины полыхнул огнём - Я, Зингильда, леди Лагедока и сестра покойного короля Шарлегайла, вызываю тебя, принцесса Азаминда на божий суд. Пусть Всевышний рассудит, кому достанется корона Зорра. Своим же Защитником, я назначаю барона Мазафакера. Вы согласны, барон?
Высокий по здешним меркам, широколицый и широкоплечий, одетый в полные латы(хоть и без шлема) рыцарь, отсалютовал ей обнажённым мечом:
- Всегда, словом и делом, моя прекрасная госпожа - и обернулся к принцессе.
- Пусть тот, кто осмелится и успел причаститься, подымет её - под ноги Азаминды полетела латная перчатка -
- Надеюсь, рыцари Зорра не растеряли свою смелость? Найдётся хоть один отважный осмелившийся принять мой вызов?
- Не Вам, барон Мазафакер, сомневаться в храбрости рыцарей Зорра. И пускай, лучших из них нет сейчас на этой площади, но есть я - раздвинув толпу, вперёд шагнул высокий мужчина. Когда то дородный, теперь он был худ, всё лицо изрезано шрамами, а правый глаз закрывала чёрная ткань. Правая рука заканчивалась культей, а левой он тяжело опирался на трость:
- Я, барон Гендельсон из рода Снургов, владетель Гильцунга и Акерна принимаю твой вызов.
- Гендельсон, ты же калека - широкомордый Мазафакер презрительно сморщился - опомнись, куда тебе выходить на поединок? Лучше прибереги свой пыл для своей хорошенькой супруги, а не растрачивай его попусту на тех, кому уже не помочь. Бери пример со своих разумных родственников. Ступай домой, а я сделаю вид, что не слышал твоих слов.
- Сэр Мазафакер, Вы - грязная немытая свинья, оскорбившая принцессу, - хриплый, надтреснутый голос Гендельсона окреп - а теперь пытаетесь оскорбить ещё и меня.- он нагнулся за лежащей перчаткой, но израненная плоть подвела доблестного барона...

Артур
Сегодня я впервые выспался на нормальной кровати. И хотя матрас набитый соломой, это не совсем то, к чему я привык, мне было приятно спать на кровати, а не на земле. Утром, когда проснулся, оказалось что все уже встали и куда то собирались. А когда спросил - куда, мне ответили, что сегодня мы идём хоронить короля Шарлегайла. Я расстроился, так как не очень люблю бывать на кладбище, но Олаф сказал, что идти надо, иначе на нас обидятся Азаминда и Беольдер. А я не хочу, чтобы на меня обижалась принцесса, ведь она такая красивая. Поэтому пришлось встать, одеться и пойти вместе со всеми.
Народу было много. Наверное, столько не бывает даже на распродажах в супермакете. Но никто не толкался, все стояли молча и смотрели на похоронную процессию. Гроб с телом короля несли восемь рыцарей, следом за ними шли принцесса, жена короля, обе в чёрном и его брат Беольдер. Жена короля постоянно плакала и шла с трудом. Ей помогали принцесса и герцог, поддерживая с двух сторон. А рядом с ними шла ещё одна женщина. У неё тоже были чёрные одежды, но она не плакала, а смотрела на всех свысока. За ними шли остальные рыцари и у всех были печальные лица.
Потом все пошли в главную церковь Зорра и стали там слушать молитву. Это было очень долго и я, под конец, так устал, что хотел сесть, но сесть было негде. Пришлось дослушивать молитву стоя. После молитвы мы пошли к выходу и Олаф сказал, что пора подкрепиться. У меня даже в животе забурчало от голода, я же сегодня не завтракал. Мы спустились со ступенек и стали ждать остальных.
Тут из церкви вышла принцесса Азаминда с несколькими пажами и девушками, которые её сопровождали. Все стали принцессе кланяться. А следом за ней вышла другая женщина, надменная. Она остановилась на верхних ступенях, когда принцесса уже спустилась и окрикнула её. И они стали разговаривать. И та, надменная, стала кричать на принцессу и говорить, что королевство по праву принадлежит ей и скоро она станет королевой. Я хотел заступиться за Азаминду и стал протискиваться вперёд. Тут один
из тех рыцарей, что были с Зингильдой (люди в толпе шептались, что её так зовут и она сестра короля, а ещё они шептались, что она очень плохая и жадная) вышел вперёд и кинул свою железную перчатку прямо под ноги принцессе. Он сказал, что если есть смелый, то пусть он выйдет и тогда этот рыцарь сразится с ним и убьет. Все испугались с начала, ведь рыцарь был большим и страшным, но потом из толпы вышел человек. Он хромал, опираясь на палку и у него не было правой руки и глаза. В общем, он был калека, и звали его Гендельсон. Он сказал, что принимает вызов и назвал рыцаря грязной свиньёй. А потом он нагнулся, чтобы поднять перчатку, и чуть было не упал. Наверное, ему стало плохо, ведь он калека. Но я был рядом и успел его поддержать. Он был таким тяжёлым, но я удержал и помог ему выпрямиться, а потом подобрал перчатку и протянул ему. Ведь он хотел её поднять.
- Кто ты? - спросил он меня, когда выпрямился. Я ответил, что меня зовут Артур и я приехал с друзьями из далека.
- Зачем ты это сделал, юноша? - спросил меня Гендельсон и посмотрел на перчатку, которую я всё ещё держал в руке. Я ответил, что всегда помогаю страждущим и нуждающимся (так обычно говорят все рыцари). Протянул перчатку ему и сказал:
- Возьмите, если Вам нужно.
Но он отказался, сказав, что теперь это мой выбор. Я ничего не понял про выбор, но тут к нам подошёл тот, злой рыцарь и стал смеяться на Гендельсоном
- Ха, похоже, Вы опоздали, барон. Может Вам, в самом деле, стоит поторопиться домой, а то Вы рискуете и там оказаться лишь вторым. Торопись Гендельсон, молоденькие жёны ждать не любят.
- А тебе, парень - сказал он мне - я сломаю кости одним ударом. Я не сражаюсь на поединке с сервами, поэтому возьму для твоей шкуры обычную палку. Думаю, этого будет достаточно.
Хотя я немного испугался, но мне стало обидно, что он обозвал меня каким то сервом и я ему сказал
- Сэр, меня зовут Артур, я приехал в гости к королю, но я не знал, что он умер.
- Хо-хо, Артур! Вы слышали? Этого щенка зовут Артур и он приехал к королю. Дурак! Разве я спрашивал твоё имя?
И тогда за меня вступился Гендельсон:
- Ты не посмеешь тронуть этого юношу, Мазафакер. Это уронит твою рыцарскую честь!
- Этот мальчишка сам виноват, он поднял перчатку без принуждения. Это видели все! Он вправе отказаться от поединка, но ты же понимаешь, что за этим последует? - и злой рыцарь противно захохотал, а я понял, что мне, кажется, придётся с ним драться и испугался по настоящему. Тут меня кто то дёрнул за рукав...

Snake-din-Odin

Чёрт! Чёрт!! Чёрт!!! Ну только этого нам не хватало! Артур, вечно ты со своим желанием помочь и услужить. Вот и допрыгался. Похоже на этот раз мы вляпались серьёзно. Дьявол дёрнул нашего Артурчика поднять эту перчатку. И как теперь быть, погибнет же мальчонка?! Досада и злость переполняли меня. Стараясь не привлекать к себе особого внимания, я протолкался к Артуру и дёрнул его за рукав
- Ты как здесь очутился?
Он вскинул на меня испуганные глаза, но в следующий миг, узнав, облегчённо улыбнулся
- Понимаешь, Один, я хотел просто по ближе рассмотреть, а тут сэру Гендельсону стало плохо..
Старый спутник Димки и товарищ по приключениям, повернулся ко мне
- Кто Вы, сударь?
Пришлось представляться по полной:
- Моё имя Один, эсквайр из благородного семейства...рода Рус из Мелитополя. Одновременно я являюсь троюродным дядей этому вот ..юноше и дальним родственником небезызвестному Вам Ричарду по прозванию Длинные руки.
Единственный глаз барона уставился на меня в изумлении:
- Вы родич сэра Ричарда?!
- Дальний, благородный сэр Гендельсон, очень дальний. Как у нас говорят: седьмая вода на киселе...
Кажется, очередной Зинкин конюх обиделся, что мы перестали обращать на него внимание:
- Гендельсон, у тебя скверные слуги, если они имеют наглость вмешиваться в разговор благородных. Накажи их и впредь не дозволяй подобного. Или отдай мне, и я мигом покажу им их место.
Ох, как же чешутся мои кулаки, кто бы знал!
- Я никогда не был ни чьим слугой, ибо рождён свободным. Моё имя - Один и хотя золотых шпор у меня нет, но серебряные могу носить по праву рождения. Так что выбирай выражения, барон Мазахакер или как там тебя. Вот теперь он точно обиделся. И как поступит? Похоже, барон оригиналом не был, скрежетнул вытаскиваемый меч..
- Убирайся в ту яму отбросов, из которой ты выполз, эсквайр, или клянусь всеми святыми, ты заплатишь за свою дерзость! - кончик меча барона покачивался перед моим носом, а морда его лица выражала крайнюю степень презрения к такому ничтожеству как я. Ну держись, сволота, сейчас мы посмотрим: кто из ху. В таком деле главное не сила, а быстрота и точность. Я качнулся навстречу красномордому здоровяку, поднырнув под выставленный меч, от души пробил слева в челюсть, тут же добавил правой, и, не давая барону опомниться, третьим ударом отправил его в нокаут. Туша рухнула навзничь, зазвенел выпавший меч.
- Я не стану обнажать оружие на ступенях храма, ублюдок. Для того чтобы научить тебя вежливости и куртуазным манерам, подобающим настоящему рыцарю, мне достаточно кулака. И я надеюсь, что этот урок ты заполнишь надолго - боевое напряжение постепенно оставляло меня. Разбитые костяшки пальцев саднили, но вид окровавленной хари заносчивого мерзавца, компенсировал все неудобства.
Бароны рванулись ко мне, горя желанием растерзать наглеца осмелившегося поднять руку на их товарища, но вокруг уже стояли плотной стеной камрады вперемешку с простыми рыцарями Зорра. Их хмурые лица и крепко стиснутые на рукоятях мечей ладони, говорили сами за себя.
- Остановитесь! - к нам спешил настоятель собора и несколько священников - именем Господа, да будет проклят тот, кто обнажит оружие и осмелится пролить кровь на ступенях храма!
- Поздно пить Боржоми, святой падре, когда почки отлетели - хмуро ответил ему Олаф - Вы бы хоть тогда табличку на входе повесили: оружие не обнажать, кровь не лить; ослушнику - анафема и адские муки. А так, мечи УЖЕ обнажены, а кровь.. вон лежит боров с разбитой мордой, так он всю площадь скоро зальёт.
- Свершившемуся быть по сему, но кто ослушается сейчас, да будет проклят! - священник патетически вскинул руки.
Бароны, недовольно ворча стали вкладывать мечи в ножны, Зингильда ткнула пальцем в Азаминду и громким голосом, так чтобы слышало как можно больше народа, произнесла:
- Завтра, на этой площади, пополудни, я и мой Защитник будем ждать тебя, принцесса, и твоего Защитника Артура. И если ты не придёшь, пусть люди во всех уголках королевства узнают, что принцесса Азаминда - жалкая трусливая тварь, не достойная сидеть на троне Зорра..

Олаф.

Обратно вернулись молча, поднялись в свою комнату, скинули плащи и стали гадать: что теперь делать? Мнения были разные, от "смыться по тихому" (моё), до "устроить массовый геноцид Зинке и её конюхам" (Анарс). Остальные колебались. Не известно до чего бы мы додумались, если бы не раздался стук в дверь. Воин, стоящий на пороге, передал нам просьбу (смахивающую на приказ) немедленно явиться в королевский дворец. Пошли все вместе, вооружившись. На сомнения сэра Я в необходимости демонстрировать агрессию, прозвучало: бережёного, Бог бережёт, а небережёного...
Нас провели в тронный зал. В креслах сидели Азаминда и Беольдер. Принцесса выглядела уставшей, бледной и печальной, взгляд герцога, из под нахмуренных бровей, колючим и недобрым. Он и начал.
- Подойдите ближе, господа эсквайры. Азаминда рассказала мне о том, что случилось. Мне жаль что так вышло, но вы не должны были вмешиваться. Вы - чужеземцы, а это дело касается только Зорра. Однако сделанного не воротишь, и одному из вас предстоит завтра защищать честь принцессы. Юный Артур, готов ли ты к поединку?
Не знаю, что хотел услышать герцог, но явно не то, что прозвучало:
- А мне правда надо с ним драться? А вдруг я его убью?
Сэр Я, с лёгким поклоном, обратился к Беольдеру:
- Позвольте мне, Ваша светлость, кое что объяснить? - он приблизился к сидящим и начал в полголоса что то говорить герцогу и Азаминде.
- Проклятье, эсквайр, - гневный возглас Беольдера заставил колыхнуться пламя свечей - ты понимаешь, что это значит?! Если это правда - он метнул на Артура яростный взгляд - то принцесса уже ... Будь проклят тот день, когда вы впервые появились в этом зале! Я чувствовал, что это не к добру!
- Милорд, умоляю, не надо давать воли гневу - нежные пальчики принцессы коснулись руки герцога, успокаивая - я верю, Господь не оставит нас и мы что нибудь придумаем.
- Придумаем? Что?! Что тут можно придумать, если этот сопляк, ни разу не державший в руках меч, поднял перчатку при стольких свидетелях?! Да он не продержится и минуты против Мазафакера! Этот мерзавец и вправду способен сломать парню кости без меча.
И что потом?! Или, быть может, ты готова поступиться собственной честью и отказаться от поединка?!
- Милорд, если потребуется, я сама выйду на бой. Или Вы считаете и меня неспособной удержать меч? - принцесса возмущённо - вопрошающе смотрела на своего двоюродного дядю.
- Нет, Азаминда, у меня нет сомнение относительно тебя, но не думаю, что это остановит Мазафакера.
- Нет конечно, но я не собираюсь драться с бароном, я брошу вызов самой Зингильде. Если ей так хочется быть не хуже мужчин, то почему она прячется за их спинами? Пусть делом подтвердит свои притязания. Не думаю, что она сможет отказаться.
- Возможно это и выход, Ваше высочество - сэр Я поклонился принцессе, уважая её смелость и стойкость духа - но пусть он будет лишь на самый крайний случай. Давайте поищем ещё варианты.
- Какие варианты, эсквайр? Если бы вы получше смотрели за своим сопляком, тогда были бы варианты, а сейчас..
- Сэр Беольдер, Вы не справедливы к юному Артуру - Азаминда улыбнулась, глядя на него - он чистая душа и хотел лишь помочь.
- Да уж, помог.. защитничек..
- Милорд герцог, я понимаю Ваши чувства, но позвольте заметить, как у нас говорят: слезами горю не поможешь. Так может не стоит сотрясать воздух гневными филиппиками, а лучше поискать достойный и устраивающий всех выход из трудного положения, в котором мы все оказались? - сэр Я не мог позволить безнаказанно оскорблять своего молодого камрада кому бы то ни было.
- Прошу прощения у высокого собрания - Анарс тоже не собирался оставаться в стороне - но может мне кто нибудь сказать, что случилось с теми мечами, которые сэр Ричард оставлял на хранение? Помнится, их было три или четыре.
- Откуда Вы знаете? - герцог подозрительно нахмурился.
- Сэр Беольдер, осмелюсь Вам напомнить, что, как я Вам уже рассказывал при нашей первой аудиенции, сэр Ричард написал письмо, в котором довольно подробно описал свой путь и приключения. Поэтому странно было бы нам не знать об этом факте - сэр Я с легкой улыбкой наклонил голову.
- Вот я и говорю - продолжил Анарс - если завтра предстоит драться, уж не знаю кому, то давайте используем все шансы для победы. Сэр Ричард в письме указал, что эти мечи необычные (хотя и не написал чем именно). Кто знает, а вдруг их необычность поможет нам? К тому же ни у Артура, ни у Её высочества нет своих мечей, как я понимаю?
- Не знаю, чем может помочь простой, пусть даже и необычный меч, но в одном ты прав эсквайр, оружие надо подобрать заранее - Беольдер тяжело вздохнул - через час будьте в королевской оружейной. Спросите и вам укажут дорогу. А теперь уходите.
Отвесив неумелые поклоны высокородным особам, мы направились к выходу.
- И помните - прогремел нам в след герцогский голос - вы не можете покинуть стены этого города до окончания поединка!
- Сэр, подозревать нас в трусости, есть не меньшая низость, чем бросать боевую перчатку под ноги юной девушке. Пусть мы всего лишь эсквайры, но слово честь нам знакомо не меньше вашего. И если мы остаёмся здесь, то лишь потому, что когда то сэр Ричард принёс в своём сердце клятву верности этому городу, потому, что Её высочество всегда была для него подобна ангелу, а ещё потому, что мы не меньше Вашего хотим видеть на троне Зорра воистину достойного.
- К тому же - Анарс кривовато усмехнулся в лицо Беольдеру - если мы решим уехать, не думаю, что вы в силах задержать нас - и поправил висящий за спиной "Вепрь"..
Вот такие дела. Не зря говорят: не делай добра, зла не увидишь. Или - благими пожеланиями устлана дорога в ад. Хотели помочь несчастной принцессе, защитить и обогреть. А нам теперь в спину плюют. Свои собаки дерутся - чужая не мешай. А мы с песней и
строем. Нет уж, хватит, пора валить из этого захолустья на просторы местной цивилизации. У Димона там напряги, а мы тут вошкаемся. Все в сад, однозначно!

Артур.
Все на меня злились за то, что я поднял перчатку. Но я же только хотел помочь Гендельсону и всё. И не собирался драться с тем здоровым злым рыцарем. Что за дурацки привычки: с начала перчатки кидать, а потом за это на поединок вызывать? И как мне с ним драться, шестопёром? Но wowa2004 сказал, что драться можно только одинаковым оружием. А так как у того рыцаря шестопёра нет, то драться будем на мечах. Я ответил, что у меня меча нет, и спросил как тогда быть? А Анарс сказал, чтобы я не парился и меч может быть найдётся. Это хорошо, потому, что я люблю мечи и хочу, чтобы у меня был один. А шестопёр он не такой красивый как меч. Потом нас позвали во дворец. Там были принцесса и герцог. И герцог тоже на меня злился и ругался, но принцесса заступилась и сказала, что я хороший, и у меня чистая душа. Было приятно, что она такое про меня говорит. А потом нам сказали, что вечером пойдём выбирать себе мечи. Мы - это я и принцесса, она тоже хочет драться, но не с тем рыцарем, а с Зингильдой. Принцесса Азаминда такая отважная. И я подумал, что если бы меня избрали рыцарем, выбрал её своей дамой сердца. И всюду рассказывал, какая она красивая, добрая и смелая. Надо будет спросить, что нужно, чтобы меня избрали.
Потом мы пришли в королевскую оружейную. Там было столько мечей, доспехов, топоров, ножей, что я растерялся. И подумал, что, наверное, выбирать себе меч буду долго. Тут пришла принцесса и Беольдер. И все стали выбирать меч ей. Но я не обиделся, настоящий рыцарь должен всегда пропускать даму вперёд, так положено. Поэтому ждал и смотрел по сторонам. А потом все пошли, в какую-то маленькую комнату и позвали меня с собой. Я подумал, наверное, сейчас будут выбирать меч мне. В комнате был большой деревянный стол и больше ничего. Откуда-то появился Беольдер и принёс большой свёрток из кожаных шкур. Он положил его на стол и развернул. И тут я увидел те самые мечи, которые собрал сэр Ричард. Мне очень понравился зелёный меч, у него такая удобная рукоять. Но мне его не дали. Беольдер сказал, что меч побеждённого достаётся победителю, а Анарс ответил, что будет слишком жирно отдавать такой меч в грязные руки барона. Мне стало обидно, ведь выходило, что они не верят в то, что я смогу победить того злого рыцаря. Конечно, я никогда раньше не дрался на мечах (вообще драться не люблю), но я бы постарался побить этого Мазафакера (или Мазахакера? так и не понял как его правильно называть). Принцесса брала один меч за другим, но они ей не подошли, оказалось они все "бастарды", а нужен одноручный меч (я потом спросил у wowa2004 что значит "бастард" и он мне объяснил.) Все пошли к выходу, а мне было обидно, что принцессе разрешили брать мечи, а мне нет. Поэтому, прежде чем уйти, я провёл рукой по лезвию ближайшего. Он был старым и очень ржавым, даже удивительно, зачем сэр Ричард взял его. Я думал раз меч такой старый, то он тупой, но он оказался острым и я порезался. Испугавшись, я вскрикнул и отдёрнул руку, но несколько капель крови попали на лезвие. Все посмотрели на меня, а принцесса спросила, что случилось. Пришлось признаться, что порезался. Анарс сказал, что я долб..б и вышел, остальные пошли за ним, а принцесса осталась и стала меня перевязывать.
Всё-таки она добрая и очень красивая. И я решил, что завтра обязательно побью того рыцаря, чтобы он не смел больше говорить ей гадости.
Потом на меня стали надевать доспехи. Это оказалось совсем не так просто. В начале, заставили надеть толстую длинную куртку. На неё, кольчугу с длинными рукавами. По верх кольчуги латы: кирасу с подолом, железные наручи и поножи (это wowa2004 мне сказал, как они называются). Когда это всё надели, на голову мне надели белый чепчик, как у грудничков, только большой, потом ещё один чепчик из плотной ткани, а поверх них шлем. Ещё дали щит и меч, и велели присесть. а потом встать. Я присел, но встать сразу не получилось, когда поднимался, за что то зацепился и упал. Анарс попросил ,чтобы я пробежал по мастерской.
Побежал, но щель в шлеме такая узенькая, что не видно куда бежишь и я наткнувшись на скамью, с разложенными на ней кольчугами, опять упал. Падать мне надоело и я снял шлем, сказав, что больше его не надену, так как в нём ничего не видно, не слышно и трудно дышать. И со щитом тоже бегать не понравилось, так как неудобно. Герцог Беольдер почему то сильно расстроился, махнул рукой и ушёл, а Анарс попросил ещё разок пробежать. Во круг оружейной. И я побежал. Только в доспехах это оказалось тяжело и неудобно, я чуть не упал два раза. Анарс тоже махнул рукой и ушёл вслед за герцогом. Олаф помог мне снять доспехи и сказал, что пусть будет без них и мы пошли обратно к себе. Жалко мне не позволили выбрать себе меч. Я очень растроился. Вечером вновь приходил инквизитор. За Анарсом...

anars.
Монах, одетый в рясу с низко надвинутым капюшоном, проводил в храм.
- Вопрошаемый доставлен, святые отцы.
Я встал на указанное место. Передо мной стол, за ним трое. Закутаны в тёмные одежды с капюшонами, сидят в тени.
"Куды остальных подевали? Или просто персонала не хватает?" я ждал вопросов.
-Кто ты?
-Человек.
-Об этом не тебе судить. Ты крещен?
-Да, но невоцерквлен.
-Почему?
-Церковь сгнила. В больших городах, большие храмы, богатые и нарядные, наверное там служат службу те самые торговцы которых гнал Иисус. Говорят, епископы, живущие в миру, должны выглядеть богато, олицетворяя мощь церкви, ложь! Зажравшиеся рожи, которым плевать на всё. Есть священники, которые живут по заповедям, но их мало, их голос не слышен. Мне надоела ложь. Мне говорят, покайся. За свои грехи, за грехи правителей давно мертвых и это то же ложь. Мое покаяние ни кому не нужно, нужна моя смерть. Или молчаливое рабство. Лгут в церкви, лгут властьдержащие. Я не верю им. Есть храм или нет, солнце светить не перестанет. Помолиться Богу я могу и про себя.
-Церковь из ребер? Однажды здесь был человек, который, который говорил так же как ты, теперь он строит храмы.
-Знаю. Там те кому он верит: отец Дитрих и много других.
-Зачем ты здесь?
-Испытание. Наблюдая за Ричардом, я смеялся. Теперь должен пройти то же путь. Дойду в Сен-Мари, получу возможность вернуться.
-Почему же пришел в Зорр, Сен-Мари в другую строну?
Мля, вот вопрос, на который не стоит давать откровенный ответ.
-Да, знаю. Ричард чтил короля Шарлегайла, мы подумали, будет правильно помочь Зорру, прежде чем отправляться.
-Конт Сигизмунд говорил о вашем оружии... Что это?
-Это похоже на арбалет, сделано людьми. Я покажу. Но кончатся заряды и его можно бросить. Запас невосполним. Здесь нет мастеров, чтобы изготовить.
-Ричард знал короля, а вы нет. Прочему выступили против его сестры?
-Зингильда и бароны, стоящие за ней очень похожи на наших правителей. Если Зорр падёт, Ричард потеряет тыл и опору.
-Почему ты решил, что леди Зингильда, будет худшим правителем?
-В их сердцах только алчность и жажда власти. Я могу ошибаться и вам конечно виднее, что происходит здесь. Надеюсь, вы поможете своим мудрым советом. Только правление Зингильды будет похоже на морданское, вы же это понимаете.
-Не тебе судить о этом чужеземец.
-Я и не сужу. Решать вам.
Они склонились друг к другу и долго обсуждали тихими голосами мою дальнейшую судьбу. Наконец "приговор" был озвучен:
-Как и остальные, ты находишься под следствием трибунала. Если станет ясно, что ты и остальные служите дьяволу, вас ждёт очистительное пламя. А теперь ступай...

..Был один возмутитель спокойствия, теперь шесть.
Пусть послужат...

5

Артур
Ночью мне приснилось, что я разговариваю с Древним Мечём. Он был большой, с меня ростом и говорил звонким голосом. Оказалось это не простой меч, а волшебный. Просто чтобы заговорить с кем то, ему надо попробовать крови этого человека. Я в начале испугался, а не вампир ли он, но Меч сказал, что ему достаточно пары капель и тогда, он сможет говорить. Но не со всеми, а лишь с тем, кто ему понравится. А ещё Меч сказал, что раз я ему подхожу, теперь он будет служить мне и защищать от врагов. Потому, что мечи рождены для битвы и живут лишь в сражениях. Мне понравилось как он это сказал, но тут я вспомнил, что мне меч так и не дали, и огорчился. Но Меч посоветовал не париться, потому что теперь нас ведёт судьба, и мы скоро будем вместе. А ещё он попросил дать ему имя, потому что так положено: каждый новый владелец Меча даёт ему новое имя. Я подумал и решил его назвать "Ясный сокол". А потом меня разбудили, сказав, что уже утро и надо вставать.
Когда мы завтракали в таверне, Олаф спросил, почему я такой рассеянный, а у меня всё сон из головы не мог выйти и я ему рассказал. Он стал расспрашивать про сон, потом немного помолчал и сказав Анарсу с Одином чтоб приглядывали за мной, куда то ушёл. Потом мы вернулись и стали ждать поединка. Наши пытались подбодрить меня, советовали как и что делать, а я всё думал: вот если бы у меня был волшебный Меч, я бы запросто победил того злого рыцаря. Потом пришёл Олаф и принёс Древний Меч. Он отдал его мне и говорит: попробуй, может это был не совсем сон. Я взял Меч и стал с ним разговаривать, но тот молчал. Тогда Олаф посоветовал окропить его кровью. Мне стало немного страшно, но Олаф сказал, что другова выхода нет, и я подставил руку, закрыв глаза. Капли моей крови падали прямо на лезвие и изчезали, впитываясь. Все сильно удивились, ведь железо не может впитывать, оно же не тряпка. Когда у меня уже начала кружиться голова, а другие решили, что ничего не получилось, Меч заговорил. Но оказалось, что слышу его только я, а чтобы услышал ещё кто то, то он должен дать мечу своей крови и держаться за лезвие, пока я держу рукоять. Только так. Олаф молча полоснул ножом по своей ладони и взялся за лезвие. Он рассказал мечу, что впереди нас ждёт поединок с рыцарем и тот сильнее меня. Олаф попросил Меч, если тот может, помочь мне и защитить. А Меч ответил, что это ему раз плюнуть, он даже камни может рубить, если очень надо. Договорились, что мы с Ясным соколом выйдем на поединок и проучим злого рыцаря. Все стали радоваться. А потом нас позвали на Божий суд.

Анарс.
Господи, спасибо тебе! Камень с души, да какой там камень, скала рухнула! Вашу ж мать, я ведь боялся, что придется, в самом деле, всеобщий геноцид устраивать, как предлагал. Завалить Защитника Зинки, её самою и всех её баронов. А там герцог вполне мог бросить на нас стражников, чтобы прервать бесчинства и тогда.. Да мы бы тут весь город кровью залили, спасая свои шкуры и прорываясь прочь. Тогда бы без базара в слугах СЦотоны оказались. Со всеми вытекающими. Хотя и сейчас радоваться пока рано, не сглазить бы. Но Меч этот, нечто с чем то. Сэр Я своим клинком пожертвовал для демонстрации. Вроде неплохое железо, но артуркин меч его, как раскалённый нож масло, настрогал практически. Даже если на бароне доспехи из гномьей стали, всё равно не устоит. А на счёт обороны вообще хохма вышла, до сих пор народ в лёгком ахуе пребывает. Один с Владмиром имитировали нападение на Артурку, а тот только за рукоять держался, пока его Меч сам удары парировал и отбивал. Со стороны глянешь, впечатление такое, будто Артур, нехотя, двух надоедливых мух отгоняет. Чуточку затягивает удары, будто дразнит противников, но всегда отбивает. Эх, заспорить что ли с кем нибудь? Интересно, у местных тотализатор есть?
Народу на площади - не протолкнуться. Глашатаю, идущему впереди, пришлось понадрывать глотку, чтобы нас пропустили. Народ, заслышав, что идёт Защитник принцессы, расступался и с жадным любопытством глазел на нас. Версии о том, кто из нас будет драться за принцессу были самые разные. Но мы шли молча, взяв Артура в коробочку и демонстративно держа свои "громобои" на виду. На месте поединка были: уже пришедшая Зингильда, с группой поддержки из числа баронов королевства, менестреля пидаристического вида и сложения и прочих прихлебателей; группа священников в разного цвета рясах (в серых от местного КГБ - инквизиции и чёрных - обычные священники) и герцог Беольдер. Ждали лишь принцессу. Место будущей схватки огородили по углам брёвнами, между ними натянули верёвку с чередующимися чёрными и белыми лентами материи. Вдоль верёвки встали воины с короткими копьями для поддержания порядка (прямо как наш ОМОН). Священники обошли ристалище по периметру читая молитвы и брызгая святой водой. За тем, пригласили Защитников одного за другим на предмет проверки оружия. Момент был довольно щекотливый и мы напряглись. К счастью всё прошло нормально, Древний меч спокойно перенёс и чтение молитв изгоняющих беса, и кропление святой водой.
Наконец появилась принцесса, она выскользнула из дверей собора и направилась в нашу сторону стремительной летящей походкой.
Проходя мимо герцога, сказала ему пару фраз и подошла к нам:
- Я приветствую вас, благородные эсквайры и благодарю за то, что сегодня вы здесь. А так же прошу прощения за небольшую задержку. Я молилась Господу, но просила у него не победу, а снисхождения для отважного юноши с чистой душой. Я молилась за Вас, юный Артур. Надеюсь, если не сам Господь, то хотя бы Богородица услышала мои молитвы. Вам предстоит нелёгкое испытание, но я верю, что Вы выдержите его с честью. Поэтому, я хочу подарить Вам вот это, быть может, он убережёт Вас от беды.
Она протянула раскрытую ладошку, на которой лежал серебряный нательный крестик. - Возьмите, сударь и да пребудет с Вами благословение Пресвятой девы Марии.
Она осторожно надела крестик на шею Артуру, ласково улыбнулась ему, пряча печаль в уголках глаз и отошла.
Проводив Азаминду взглядом, Олаф посмотрел на замершего как соленной столб Артура (похоже парень уже грезил, как получает заветные рыцарские шпоры из её рук), почесал затылок и вдруг велел:
- Артур, быстро раздевайся до пояса. Шевелись, якорь с цепью тебе в печёнку и сифилитического осьминога сапогом утрамбовать!
На наши резонные вопросы, он ответил:
- Смысл ему в кольчуге бегать? От меча защита всё равно никакая, а тяжесть изрядная. Пускай на легке будет. К тому же, бразильская система обучения, мля. Тело само учиться будет, не захочет чтобы его резали и подставляться не станет. Да знаю я что риск и хрень всё это, но по другому ещё хуже, поверьте мужики!
Когда Артур вступил на ристалище, видок у него был ещё тот: камуфляжные штаны с берцами, чёрные беспалые перчатки, бандана на голове и голый торс. А,ля бессеркёр из Нью-Зюкайки. А в руках ржавый полуторный меч. Будем надеяться, что его противник благополучно помрёт от смеха, когда увидит Артура.

Олаф.
Мазафакер вышел на бой в доспехах, но без шлема, а вместо меча в его руках были большая палка и хлыст.
- Ты помолился, прежде чем явиться сюда, щенок? Сейчас я выпорю тебя, как нерадивого слугу, а потом переломаю все рёбра.
Артур ответил как мы его учили:
- Моя судьба - в руках Всевышнего, мои доспехи - нательный крест дарованный принцессой, а мой меч направляет Пресвятая дева Мария. А Вы, барон, исповедовались перед поединком?
- Сейчас мы проверим твои доспехи на прочность - Мазафакер взмахнул плетью, целя Артуру в лицо. Стремительный взмах меча и в руках барона осталась рукоять с пучком сыромятных ремней, длинною с ладонь. Попытка ударить дубиной, привела к тому, что через минуту от неё остался лишь короткий огрызок, а на лбу барона, над бровями, появилась кровоточащая царапина. Первая кровь. С рычанием Защитник Зингильды отпрянул, и не поворачиваясь, протянув руку за спину:
- Меч мне, клянусь Господом, я изрублю эту тварь на мелкие куски!
Подбежавшие слуги принесли оружие, щит и шлем. Схватив лишь меч, Мазафакер вновь набросился на Артура. Полуголый мальчишка, судорожно вцепившийся в ржавый клинок и по животному сильный, закованный в доспехи рыцарь, с длинным сверкающим мечём. Казалось, каждый его удар, должен располосовать противника надвое, от ключицы до паха. Но всякий раз, когда рыцарский меч срывался в свой гибельный полёт, на его пути, казалось из ниоткуда, возникало лезвие старого меча. Следовал глухой лязг, и клинок барона бессильно отлетал для нового замаха. Так продолжалось минут десять, Мазафакер бил с разных сторон, из разных положений, но его меч ни разу не коснулся тела юноши. Барон был в бешенстве, вкладывая в смертельно тяжёлые удары всю свою мощь, но казалось, Артур отражает лёгкие похлопывания прутика пятилетнего ребёнка. Поняв, что одной силы тут недостаточно, Мазафакер, улучив момент, бросился на противника, стараясь опрокинуть его весом своего тела. Неожидавший подобного Артур, отлетел от него как мячик от стенки и рухнул навзничь. Будь в его руках обычный меч, он несомненно выронил его, но Древний клинок, поклявшийся защищать нового хозяина, был верен слову и не покинул ладонь Защитника Азаминды. Барон с победным рёвом бросился к повержаному, занося оружие для последнего удара и замер, пронзённый. Вся площадь, затаив дыхание, смотрела, как здоровенный рыцарь, нависший над привставшим мальчишкой, сперва выронил меч из ослабевших рук, а потом с лязгом рухнул на колени перед Артуром. Не веря глазам, он смотрел на торчащий из его тела старый ржавый клинок и никак не мог осознать собственную смерть. Так он и умер, с выражением сильного удивления на лице.
- Это колдовство! Они всё подстроили - визгливый крик Зингильды разнёсся над толпой собравшегося народа.
Но не средневековой истеричке тягаться в чёрных PR-акциях с выходцами из начала 21 века.
- Леди, как говорится, громче всех "держи вора!" кричит тот, кто сам украл. - голос сэра Я был насмешлив и не менее громок - Похоже, Вы так часто занимались богопротивной магией, что теперь она Вам мерещится даже на Божьем суде? И Вас не смущает то, что перед боем священники освятили место поединка и самих воинов? Возгордившись, Вы ни на миг не сомневались в победе своего бойца, а когда Господь даровал Вам зримые знаки и доказательства Вашей неправоты, во всеуслышание объявляете это ложью и колдовством. Другими словами, Вы отрицаете Божий суд, леди Зингильда? Ведь любому из стоящих здесь понятно - только с божьей помощью такой молодой и неопытный воин, как Артур, мог победить на глазах сотен людей и священников. Выиграть сей бой у такого сильного и опытного бойца как барон. И тот, кто это отрицает, или дурак, или богохульник!
Сестра почившего короля молчала, подыскивая слова для достойного ответа.
Неожиданно затрубил рожок на дальнем краю площади, раздались крики. Народ стал недоумённо вертеть головами. От городских ворот, в сторону храма, где на ступенях стояли Беольдер и священники, прямо сквозь толпу, скакали несколько всадников.
Возглавлял кавалькаду Ланселот с надменно выдвинутой челюстью и замкнуто-безразличным выражением лица. Следом ехали Сигизмунд
и Рудольф. Приблизившись, бывший первый рыцарь Горланда, натянул поводья:
- Приветствую вас, сэр Беольдер, святые отцы, принцесса. У ворот нам сказали, где вы и мы немедленно поспешили сюда. Жаль только мы не прибыли раньше, тогда многое могло бы быть по другому - хотя Ланс не повёл в сторону Зингильды и бровью, все поняли, кому были адресованы эти слова.
- Когда бы Вы ни появились, доблестный Ланселот, Вы всегда во время - примеряющее произнес герцог - однако что там с сэром Ларетом, на выручку к которому я вас посылал и бандой оборотней?
- Сэр Ларет отважно пал в бою с мерзкими порождениями тьмы, упокой Господи его душу, а оборотней мы уничтожили. Это было не сложно. Для нас.- тон рыцаря был оскорбительно холоден - однако, при возвращении, нам встретился гонец. Его лошадь недавно пала, а сам он из последних сил спешил в Зорр.
По знаку Ланса, Рудольф помог спуститься с лошади одному из их отряда. С перемотанной грязной окровавленной тряпкой головой, пропыленный, в изодранной одежде, смертельно уставший воин приблизился к герцогу и преклонил колено:
- Ваша милость, простите за злые вести. Мордант перешёл границу. Их войско движется по нашей земле и через пять-шесть дней будет под стенами Зорра.
Второй раз за неполный час, площадь замерла в тишине, жадно ловя хриплые слова гонца. Лицо Беольдера и без того вытянутое, вытянулось ещё сильней, брови нахмурились, глаза обежали толпу на площади, Ланселота, рыцарей, принцессу, нас. Глухо громыхнул голос:
- Вести привезённые тобой воин и вправду злые. Во истину, Господь испытывает стойкость Зорра. Но нам не привыкать противостоять натиску Тьмы. Мы посрамляли Врага раньше, посрамим и теперь. Слушайте меня, воины и жители Зорра. Пусть враги коварны и многочисленны, пусть. Но вера наша крепка, а с верой и молитвой, мы всегда били врагов! Так будет и на этот раз, я верю! Пресвятая Богородица Дева Мария простелет над нами божественные длани и мы сокрушим исчадья тьмы! Ныне, присно и во веки веков! Враг не дал нам много времени, поэтому сейчас дорога каждая минута. Пусть каждый из вас, стоящих на этой площади, вернётся домой и начнёт готовиться к грядущей битве. Доблестных рыцарей и благородных баронов я приглашаю в королевском замке, для обсуждения компании.
- А кому же достанется трон королевства? - кажется, ни о чём другом Зингильда думать уже не могла - не себе ли ты его готовишь, дорогой брат?
Прежде чем герцог смог ответить, вперёд вышел монах в серой рясе с надвинутым на глаза капюшоном:
- Святая инквизиция - негромким внятным голосом произнёс он - рекомендует воздержаться от выбора повелителя Зорра сейчас. И советует, в кротости своей, назначить герцога Беольдера местоблюстителем и хранителем трона до той поры, пока враг не будет изгнан.
Спорить никто не осмелился. Гарольды трижды выкрикнули сэра Беольдера Местоблюстителем и Защитником трона королевства, он по быстрому принёс полагающуюся присягу и все стали расходиться. А мы подошли к Сигу. Теперь стало ясны причины его отсутствия. А то мы уже, грешным делом, стали подумывать, а не попал ли доблестный конт в подвалы Святой инквизиции за какие либо давние прегрешения..

wowa2004
Пользуясь всеобщей лёгкой неразберихой, вызванной известием о нападении Морданта и попустительством стражи, мы вошли вместе со всеми в тронный зал. Хотя, возможно, нам помогло то, что мы встретили барона Гендельсона на ступенях дворца. Раскланявшись и рассыпавшись во взаимных комплиментах, дальше двигались вместе. Барона сильно заинтересовал тот факт, что мы - родичи сэра Ричарда. Он с понятным интересом расспрашивал нас. Пришлось сэру Я вкратце изложить нашу легенду вновь. Народ потихоньку всё подходил и подходил, некоторые здоровались с Гендельсоном и с удивлением поглядывали на нас. Наконец в зал вошли принцесса и герцог. Пройдя через зал, Азаминда села на один из тронов, а Беольдер чуть задержался, окидывая зал цепким взглядом. Заметив нас слегка сморщился, но смолчал,
- Я не вижу большинства благородных баронов. Где сэр Д'Труссер, сэр Брамонд и Ля'Филандер? Я видел их на площади, они что, не слышали моих слов? И где сама леди Зингильда? В этот трудный для королевства час, нам стоит забыть про личные обиды и сплотиться.. Да, сплотиться ради победы.
- Боюсь, сэр Беольдер, благородные бароны посчитали невозможным для себя, находиться рядом с убийцей одного из них - широкомордый осанистый рыцарь среднепожилого возраста, слегка поклонился - что до благородной леди Зингильды, то она скорбит о смерти одного из лучших рыцарей Зорра, падшего от руки безродного мальчишки.
- Я прошу Вас, барон Д'Бест, отзываться о моём Защитнике более достойно. Оскорбляя его, Вы оскорбляете меня - в строгом голосе принцессы звенели льдинки отчуждения.
- Ах, прошу меня простить за некуртуазность, Ваше высочество, мы, бароны пограничья, привыкли говорить правду прямо в лицо, какой горькой бы она не была. И забываем, что в Зорре принято правду скрывать, если она не устраивает королевскую власть.
- Довольно, - рык герцога отразился от стен - мы собрались здесь, чтобы решить, как будем оборонять Зорр, а не для того, чтобы перемывать друг другу кости! Сэр Аспарун, Вы, как командующий настенной стражей и отвечающий за сохранность стен, что можете сказать?..
Один за другим назывались рыцари, ответственные за тот или иной участок обороны. Их доклады оптимизма не внушали. Крепость, как и всё королевство в целом, ещё не оправилась от прошлой осады. За что не возьмись, всего недоставало, особенно людей.
С каждым выслушанным сообщением, Беольдер становился всё мрачнее, да и другие рыцари, кого Господь наделил хоть толикой разума, веселием отнюдь не блистали. Становилось ясно, что старые схемы уже не сработают, для этого недостаточно сил, а новые никто из них придумать не мог. Не тому учили. Олаф внезапно приблизился к трону, на котором сидела Азаминда и преклонил колено:
- Ваше Высочество, позвольте мне сказать - он попытался состроить просительную морду лица и даже прижал руку к груди.
- Говорите сударь, Вы имеете на это право, ибо уже доказали: судьба Зора Вам не безразлична - кивнула принцесса.
- Благодарю Вас, Ваше высочество. В этот трудный для Вас час, я и мои друзья, хотели бы предложить Вам свои услуги в деле защиты королевства. Мы знаем, наш родич Ричард Длинные Руки принёс клятву верности Зору в своём сердце. И будь он здесь, без раздумий встал бы на защиту этих стен. Но так сложилось, что сэр Ричард не может выполнить эту клятву сейчас. Долг и честь заставляют его биться с Тьмой в дали от этих мест. Так позвольте нам выполнить её вместо него. Клянёмся Господом, что не подведём вас. Пусть мы не носим рыцарских шпор, но весь наш опыт и знания готовы поставить на службу Зора.
- И чем же вы можете помочь? - голос Беольдера был полон недоверия и сомнений.
- Прошу простить, Ваша светлость, но прежде чем ответить на Ваш вопрос, хотелось бы услышать ответ Её высочества.
Голос принцессы, в отличие от её дяди, был твёрд и уверен:
- Я с благодарностью принимаю ваше предложение, ибо час действительно труден, и ни чья помощь лишней не будет. Но мне тоже интересно, как вы собираетесь помогать? Не принимайте мои слова за попытку обидеть вас, благородные эсквайры, но вы же не воины.
- Вы, несомненно, правы, Ваше королевское высочество. Однако позволю себе заметить, что воины здесь не совсем уместны. Я поясню. Рыцарь, конный воин, хорош, когда дело касается битвы, хорош он в конной атаке, в штурме замка или при его защите. То есть там, где необходимо умение искусно сражаться. Но здесь и сейчас нужны полководцы. Те, кто умеет видеть на пять шагов вперёд, считать и предугадывать; кто может повернуть дело так, что видимое поражение обернётся нежданной победой. Есть ли среди ваших рыцарей, кроме присутствующего здесь барона Гендельсона, способные рассчитать необходимое количество фуража и провианта для армии в сотню конных и две тысячи пеших? Кто из них знаком с ведением войсковой, агентурной или стратегической разведки? Известно ли им понятие глубокого флангового охвата, глубоко эшелонированного построения или фронтальной демонстрационной атаки? Смогут ли они построить полевые заграждения против тяжёлой конницы? Знают ли, как важен обоз, и каким образом его можно использовать в битве? Если да, то я немедленно умолкаю и записываюсь рядовым лучником в ополчение.
Некоторое время царило молчание, все переваривали услышанное. Затем раздался голос Беольдера:
- Я мало что понял из сказанного Вами, сударь, но кажется, суть уловил. Вы считаете, что наши рыцари не способны защитить Зорр?
Чёрт бы тебя побрал, с твоей прямолинейностью, Ваша светлость. Ну не резать же правду матку им в лицо, заявляя, что они уже проиграли? Они ж за такое..
- Скольких рыцарей Вы тут видите, сэр Беольдер? - голос Олафа был тихим и усталым - А сколько их всего в Зоре? Тех, кто готов до последней капли крови защищать город. Сколько воинов вообще может выставить королевство сейчас? Когда ответите на эти вопросы, спросите себя ещё вот о чём: какова может быть численность войск Морданта? Того самого Морданта, который давно готовился к этой войне и рассчитывает только на победу. Господь долго хранил ваше королевство, но сейчас наступает момент истины. Именно сейчас решается быть ли Зору дальше, либо пасть и сгинуть под натиском тьмы. И решать это, вам - он поклонился в сторону тронов с сидящими принцессой и герцогом. Мелькнула мысль: в конце концов, чего я распинаюсь? Не хотят местные нас слушать - флаг им в руки и ветер в спину. Подумаешь, одним королевством меньше станет. А мы, под шумок, глядишь, и мечи Димкины упрём, а может и ещё чего.
- В ваших словах немало горькой правды, сударь. Но, пусть наших воинов осталось мало, любой из них выполнит свой долг до конца, и предпочтёт смерть отступлению - голос Азаминды по прежнему твёрд, а глаза полны решимости.
- Ваше Высочество, - Олаф низко поклонился принцессе - я считаю, что наша задача сейчас не умереть, защищая своё королевство, но заставить сволочей с ТОЙ стороны умереть за ИХ! Вам когда нибудь доводилось слышать высказывание: лучшая защита - это нападение? У Зорра нет сил обороняться значит, нам остаётся только наступать.
- Вы в своём уме, как такое вообще возможно?!
- Я понимаю, Ваша светлость, для Вас это звучит как бред сумасшедшего, но поверьте, в нашем королевстве эта тактика не раз приводила к победам. Нужно лишь составить план компании и разработать диспозицию.
- И кто будет разрабатывать эту, как Вы её назвали?
- Диспозиция, Ваша светлость. У нас этим и многим другим занимаются начальники штабов - стратеги. Составляют план компании, считают сколько нужно войск, в общем, делают всё, что надо для беззаговорочной победы над врагом.
- Ну и где же взять этих ваших стратегов - Беольдер в раздражении стукнул кулаком по колену - откуда они возьмутся в Зоре?!
Олаф сделал полшага вперёд, щёлкнул каблуками и, вытянувшись в постойке смирно, отрапортовал:
- Штабс-капитан запаса Олаф Олафсон, стратиг-тактик второго ранга к услугам Вашего высочества. Окончил курсы при академии генштаба. Принимал участие в разработке, подготовке и проведении операций дивизионного и корпусного уровня, так что опыт планирования имею. Хотя и в не боевой обстановке. Готов приступить к выполнению обязанностей немедленно.
- Вы хотите сказать, что можете командовать войсками? - у Азаминды неверие мешалось с удивлением и толикой надежды.
- Ни как нет, Ваше королевское высочество, командовать будете Вы. Я лишь разработаю необходимый план и прослежу за его выполнением. Впрочем, если Ваше высочество настаивает, я могу взять на себя часть командных функций на поле боя. Однако даже при этом, Вы всё равно остаётесь верховным главнокомандующим.
- Так что же вы предлагаете?
- Всё просто. Задача первая: провести разведку сил противника, установить его количество, направление главного удара и состав войск. Для этого использовать легкоконных наблюдателей-разведчиков.
Задача два: за время ведения разведки, в трехдневный срок, провести сбор всех способных носить оружие под стенами крепости. Подготовить обоз и необходимые для марша припасы.
Задача три: одновременно со сбором, отправить посольство к королю Гали Арнольду Благочестивому с задачей призвать его воинов на помощь Зору.
Задача четвёртая: укрепить по возможности крепостные стены и сделать запасы.
Дальнейшие наши действия будут зависеть от данных разведки....
Не надо быть гигантом мысли и иметь семь пядей во лбу, чтобы додуматься до вышесказанного. Всё это витало в воздухе королевского зала, Олаф лишь придал невысказанному стройность и структуру. Но именно на это и не были способны местные вояки. Будучи прекрасными воинами, командовать они толком не умели. А такое понятие, как воинское исскуство, не могло им присниться даже в страшном сне.

Вечером, в нашей комнате состоялся разговор:
- Давай, колись, господин стратех, что ты там плёл про академию генштаба?
- Я не плёл, а вводил в заблуждение, дезинформировал и пускал пыль в глаза. Надо же было произвести на местных впечатление.
- А на кой?
- Ну, мужики, вы в местное ополчение, рядовыми бойцами собрались? Вам подсказать разницу шансов на выживание у генерала и рядового? Или сами догадаетесь?
- А штабс-капитан, с какого перепугу?
- Ну, можно было секунд-майором назваться, но первое как то ближе. Неуловимых мстителей вспомнил.
- А чего на счёт разработки операций и прочей байды?
- Можно подумать, вы никогда варгеймов не юзали. Я в своё время на них плотно подсел. Даже сценарии писать пробовал.
- Да-а, чувствую, мы тут навоюем...

6

Олаф.
Я уже засыпал, перебирая в памяти прошедший день, когда меня посетила интересная мысль. Забежала, покрутилась и улеглась на видном месте, давай себя рассмотреть со всех сторон: интересно выходит, не успел король Шарлегайл отдать Богу душу, а его сестричка нарисоваться в столице и устроить склоку, как морданцы тут как тут. Даже, если они "держали руку на пульсе" с самого начала и знали весь будущий расклад (это какая же тогда шпионская сеть должна быть в Зорре? Куда смотрит инквизиция?!) , то с учётом местных средств связи, всё равно не вытанцовывается такая быстрая реакция на изменение обстановки. Тут разговор даже не о днях, а о часах идёт. Ведь получается, что морданцы вторглись в тот момент, когда Зингильда въезжала в Зорр. И тогда или-или, или они были на 100% уверены в её действиях, или кто-то сообщал им всё, что происходит в режиме реал-тайм. Но это возможно, если средства связи на уровне, однако, не в средневековье же.
Хотя стоп. В Морданте во всю орудуют оборотники, могли и подкинуть нечто эдакое. Ладно, будем считать, что связь у них есть. И тут возникает интересный вопрос: а может быть замешан в этом Терентон, местный оборотник? Помнится мне, стоило Димке появиться у него в гостях, как группа захвата из Морданта прибыла до неприличия быстро. Слишком оперативно они отреагировали. Значит? Похоже, есть у него с ними связь, позволяющая передавать и принимать сообщения мгновенно. Скорей всего что то от прежних цивилизаций, ибо не верю я в магию. Остаётся проверить гипотезы и установить истину, которая всегда где то рядом.
Наутро, обсудив все вопросы, мы впервые решили разделиться. Анарс с конным разведдозором уходил к войску морданцев за более полной информацией (список задач мы ему набросали сообща). Я и Один, прихватив Беольдера (которого предстояло ещё уломать на это) отправлялись в гости к оборотнику, на предмет выяснения возможной связи с противником. Владмиру предстояло разыгрывать из себя Джеймса Бонда и шпионить за Зинкой (благо, эта стерва поселилась в стенах королевского замка, с учётом системы потайных ходов, задача нашего камрады выглядела не сложной). А на плечи сэра Я и Артура, ложилась задача по подсчёту и переписи воинских контингентов Зорра (должны же мы представлять сколько наших).
Пошли искать Беольдера с целью реализации плана действий. Нашли в оружейной. Такое чувство, что герцог решил воспринимать всё, исходящие от нас в штыки, как тёща из анекдота (не знаю, как надо, но не так). А мы то, наивные, думали, что всё уже решено и местные дают нам полный карт-бланш. Куда нам с суконным рылом да в калашный ряд. Совместными усилиями удалось уломать лишь на отправку развед. отряда. Был вызван некий рыцарь, сэр Бенипьес, и ему было дано задание съездить и посмотреть. На наши слабые возражения, мол мы сами, нам бы лишь полдюжины верховых разведчиков и проводника, было заявлено, что дело защиты Зорра, касается прежде всего жителей королевства, а уже потом .. Правда, отказать Анарсу в желании сопровождать отряд, герцог видимых причин не нашёл и милостливо дозволил. На наши дальнейшие инициативы, было сказано: сегодня по полудни состоится малый военный совет, где мы можем высказать свои мысли, если пожелаем.
Лицемерно посетовав на тот факт, что герцог не в состоянии решать столь простые вопросы сам, я увлёк народ к выходу. Обсудили. В принципе для нас ничего не менялось, мы и так не собирались ставить никого в известность о деятельности Владмира. Что же до информации о имеющихся в наличие силах, было решено привлечь Сига к сбору сведений. Оставались только мы с Одином, но тут у меня созрела неожиданная идея. Договорившись с камрадами о месте рендеву, я направился туда, где меньше всего хотел бы оказаться. А что прикажите делать? При всём богатстве выбора, другой альтернативы нэма. Кто для местных является непререкаемым автаритеом? К чьему мнению прислушиваются, а пожалания стараются исполнить буквально и не затягивая? Конечно же, это мать святая церковь, а точнее, одно из её подразделений - святая инквизиция. Вот к ним я и направился за помощью.
Дальше приёмной (или как там это у них зовётся?) меня не пустили. Вышел монах, с надвинутым, как обычно, на глаза капюшоном и осведомился о нужде приведшей меня к ним. Я всю дорогу подбирал слова, способные, как мне казалось, пронять местных гебистов и сподвигнуть на оказание гуманитарной помощи мне и гибнущему королевству. Но как только начал говорить, все заготовленные фразы испарились из головы, будто их ветром сдуло. Некоторое время что то пытался мямлить, а потом, к своему ужасу, вдруг увидел себя со стороны и понял, как жалко и неубедительно выгляжу. И тогда, мысленно махнув на всё рукой (да гори оно огнём), преклонив колено перед монахом, попросил его об исповеди. Кажется, по их уложениям, отказать в такой просьбе, не важно кому - тяжкий грех. Монах тихонько вздохнул и попросил следовать за собой. Маленькая пустая комната два на три, у стены низкая скамейка и зарешетчатое оконце. Я сел на скамью и, дождавшись пока инквизитор с той стороны откроет задвижку, начал исповедоваться. Сумбурно, скомкано, перескакивая с одного на другое, но искренне я делился с незнакомым монахом тем, что накипело на душе. И если первый свой допрос в трибунале я воспринял как поединок разумов, то сейчас был утопающим, хватающимся за соломинку. Не помню, что именно я ему говорил, но закончил свою исповедь просьбой, больше смахивающей на мольбу. Я просил инквизиторов помочь нам сберечь то, важней всего на свете. Веру. Не важно в себя ли, в победу, в Царство Божие на земле. Когда выходил, чувство странного облегчения и покоя воцарилось в душе. И только в глубине сознания, холодный рассудочный голос отметил, что хотя до Станиславского я не дорос, но монахи могут и купиться на искренность. Остаётся лишь надеяться и верить, как это не смешно.
Мы стояли у входа в королевский замок. Только что проводили Анарса, а Владмир, привычно посетовав на отсутствие кофе и хохляцкого фастфуда, прихватил немного еды и незаметно просочился в систему потайных коммуникаций. Дай Бог, чтобы наш начинающий диггер-шпионус не заплутал и вернулся живым. А то организовывать спасательную экспедицию нам совсем не ко времени. Возникло чувство, что кажется с инквизиторами я ошибся, пролетел мимо кассы, и остаётся рассчитывать только на свои силы.
Предчувствуя непростой разговор с местной хунтой, тяжело вздохнул и пробормотав под нос: "Аве, Цезарь, моритури тэ салютант", кивнул сэру Я, направляясь в королевский зал. К счастью, стоило только начать подниматься по ступеням, как показался монах в знакомой серой рясе и быстрым шагом направмлся к нам. Времени на разведение политесов уже не было и я только поинтересовался именем монаха и целью его присутствия. Инквизитор, с военной лапидарностью ответил, что его имя отец Морригант и он направлен святой инквизицией дабы своим присутствием смирять страсти и гордыню людские. А так же, оказывать посильную помощь, буде такая понадобится. Я мысленно проорал Богу - СПАСИБО!, мы поспешили на заседание совета.
При виде нас, стража, у дверей зала, скрестила копья. Ах так! Подойдя ближе, я шагнул в сторону и поклонился отцу Морриганту, пропуская его вперёд. При виде священника, воины на входе слегка растерялись. Скорчив злобную рожу и держа в памяти образ незабвенного сержанта Ульянова из учебки, я шагнул к ним вплотную, сразу начав орать :
- Та-ак, охренели духи? Кто дал команду не пускать в зал отца инквизитора? А?! Не слышу ответа! Кто разрешил?! Что за самоуправство, на костёр захотели, еретики?! А ну смирно стоять! Голову выше, руки по швам! По швам я сказал! Расслабились, разгильдяи, дембелевать начли? Я вас, мазохов быстро научу родину любить и портянки мотать на свежую голову. Вы у меня с полной выкладкой трёхмильный кросс за полчаса бегать будете. А ну живо отвечать: был приказ не пропускать инквизиторов в зал на совещание?
Стражи неуверенно переглянулись:
- Нет, Ваша милость, про инквизиторов ничего не говорили, только ...
- Так какого же вы ..?!! Открыть двери святому отцу, живо! - и видя, что священник собирается что то сказать, пресёк его поползновения в корне - Виноват святой отец, не извольте беспокоиться, сейчас исправим. А самому Вам открывать ни как нельзя - и добавил многозначительно - по сану невместно.
Когда инквизитор шагнул в распахнутые двери, мы с сэром Я вошли следом. Окончательно растерявшейся страже я бросил на ходу:
- Мы с ним.
Похоже, дело защиты Зорра, принадлежит исключительно мужчинам. На одном из тронных кресел сидел Беольдер, остальные пустовали. Значит, принцесса то же не входит в число допущенных и приглашённых. Странно. Перед троном стояла группа рыцарей, судя по возрасту и дублёным рожам, эти из тех, с кем ещё Шарлегайл на битву ходил. Хотя было и несколько молодых. Ланселот к примеру. На нас обратили внимания не больше, чем на надоедливую муху. Значит, будем брать быка за яйца сразу и бесповоротно.
- Господа военный совет, я приношу вам свои извинения за опоздание. И хочу сразу объяснить, для присутствующих, причину моего нахождения среди вас. Все вы прошли немало боёв, сражений, стычек и почти всегда выходили победителями, пара поражений - не в счёт. У каждого из вас за плечами огромный боевой опыт и умение принимать решения в трудные моменты. И прошу вас не думать, что хотя бы в малом я покушаюсь на ваше право воинов и защитников королевства решать его судьбу. Поверьте, благородные сэры, я не стремлюсь прыгнуть выше своей головы и с бОльшим удовольствием сидел бы сейчас в корчме, слушая менестреля, либо молился о спасение души в церкви, а на поле брани выполнял команды командира. Но вчера, как вы наверное помните, её королевское высочество принцесса Азаминда, избрала меня своим стратегом и обязала разработать план обороны Зорра. Следуя её повелению, именно этим я и занимаюсь. И прошу вашей помощи. Ведь я - не более чем глаза, уши и уста её высочества. Она видит и слышит то, что вижу и слышу я, а мои слова, есть её, просто произнесены они моими устами, хотя и от её имени. Однако, война - не женское дело. И кому, как не вам знать и уметь то, что может спасти королевство? Поэтому сегодня я обращаюсь к вам не только от своего имени, но и от лица принцессы и прошу: помогите. А если не можете, то хотя бы не мешайте. Ибо все наши помыслы, желания, чаянья и поступки, посвящены одному - делу защиты Зорра.
Дабы благородные рыцари не усомнились в моей искренности, я осмелился пригласить сюда представителя матери святой церкви. Буде вдруг я, либо другой из присутствующих, предастся какому либо смертному греху вроде гордыни или гнева, преподобный отец Морригант, будучи инквизитором, наделённым нужными полномочиями, кротко укажет заблудшему его неправоту. А буде тот станет упорствовать, определит степень вины и меру наказания. Кого сразу на костёр, а кому месяц поститься на хлебе и воде, улучшая цвет лица, состояние желудка и прямой кишки.
Если у кого возникли какие вопросы, приберегите их до конца совета, а сейчас, как говорит благородный сэр Беольдер, каждая минута на вес золота. Так не будем транжирит наши сокровища, а сразу перейдём к делу, решая, что мы можем и что нужно сделать для защиты Зорра от врага..
Не стой за моей спиной молчаливый инквизитор, они бы меня "сожрали". Что я, всю жизнь проведший в относительном комфорте и благополучии, мог против дюжины матёрых мужиков, у каждого из которых за спиной немалое кладбище? Им, привыкшим распоряжаться судьбами и жизнями (и своей в том числе) было чихать на всяких там принцесс и их стратегов. Они Шарлегайлу в лицо говорили то, что думают и спорили открыто, а уж про меня и речи нет. Плюнули бы и отвернулись. Но когда за твоей спиной даже не просто церковь, но святая инквизиция, которой предпочитают не перечить даже самые твердолобые из железнобоких, то тут совсем другой расклад. Хочешь, не хочешь, а прислушиваться придётся.
И не только прислушиваться. Пользуясь моментом, я порешал все наши вопросы: организация посольства, перепись строевого населения, официальное назначение герцога Главнокомандующим вооружёнными силами королевства, с сохранением за принцессой поста Верховного. Правда рыцари так и не поняли в чём тут разница, но пояснения я опустил, сославшись на ненадобность. И под конец заикнулся о необходимости скататься к оборотнику. Правда, причины пришлось выдумывать другие (отцу Морриганту я назвал потом настоящие. Он внимательно посмотрел мне в глаза, но ни как не откомментировал). Понятно, что герцог отказался наотрез. Пришлось ему посочувствовать и сказать, раз здоровье и возраст сэра Беольдера не позволяют ему совершить эту небольшую прогулку, то мы найдём проводника в другом месте. В частности, сэр Гендельсон бывал как то раз в тех местах и возможно его здоровье, а главное тревога за судьбу любимого Зорра, позволят ему провести нас в это логово обмана. Как понимаете, после такого герцог мог или приказать нас вздёрнуть за оскорбление (судя по гневным очам его, желание было просто огромно), или поехать. Догадывайтесь, что он выбрал?

wowa2004
Пиднялись мы раненько. Солнце ещё токмо самый краешек над стеной защитной казало. А що робыть, коль прозвался груздем - сигай в лукошко и не вякай. От Олаф - бисова детина, чорт его дёрнул на том майдане вылезти со своим предложением. "Стратех" доморощенный. Не наигрался в солдатики-то. Теперь не игрушки, жизни людские тасовать придётся. Осилит ли? Впрочем, мне то беда какая? Хорошо быть солдатом, совсем простым солдатом, ни в чём не виноватым. Пущай у отцов-командиров об этом душа болит. А мне бы щас кофеёчку хорошего, чтоб мозги враз прочистило. А потом сальца копчёного, да с хлебом домашним. А ежели под горилочку да с печеней, так и вааще рай земной. Прям слюнки потекли. Эх, надоть к Димону скорее, на юга, он всякую снедь делать могёт, не в жисть не поверю, шо копчёное сало не сумеет. А то местная кухня какая то однообразная: похлёбка, уха да каша. А на счёт горячительных напитков - вообще швах дело, местные если вино и пьют, то слабенькое, ащё и водой разводят. Ну да дарёному коню кулаком не машут. Не на Хургадах, чай. Отелей трёхзвёздночных в Зорре нема.
Поснидали чего Господь послал и думать стали: чего дальше робыть. Составили план. Мне выпало за стервозой этой, Зингильдой, приглядывать. Токмо Зинки я с тех пор не бачив, када Артурка ейного конюха на нож пидняв. И красиво, я вам кажу пидняв, як бабочку пришпилил. Знать люто она нас возненавидела апосля. Почакайте, мы ж у неё усе планы порушили, так шо я зрозумию, в тёмном переулке нам с ней лучше не встречаться. Зубами в горло вцепится и сзгрызёт в усмерть. Вин она орала тада на площади, як будто ей хвоста отдавили. Ну да ничего, Бог не выдаст, Зинка не сьист. Можа подавится, подлюка. Главное, трэба шукать за нею по тихому, щоб ни она, ни "конюхи" её не пробачили як я тихорюсь. Не то сало мэнэ так и не дождётся.
Пришли ко дворцу королевскому, камрады мне удачи пожелали и просили осторожным быть, а я им:
- Не журитесь, хлопцы, усё зараз буде. Тильки пробачу чего да як тамо и возвертаюсь швыдко.
Пока Олаф и сэр Я отвлекали внимание стражей, я с дюже деловым видом вошёл во дворец и направился прямиком к тайному лазу.
Убедился шо вокруг никого нэма и скользнул за потайную дверцу. Ось теперь, будэмо шукать, чаго камрадам трэба.
Видать не усих пауков мы в прошлом разе разогнали, паутина клятая всё в нос норовит залесть и засвербить до неможу. Сейчас
ладно, а коль эта неприятность случится в аккурат в самый неподходящий момент? Спалюсь и никто не прознает, где могилка моя.
Жуткова-то одному туточки лазить, када гурьбой шли, веселей было. Вот и первая подсматривающая щель. Ось у нас туточки? Ни,
не то. Полупустая тёмная комната. Да тут уже поди с полгода не жил ни кто. Идём дальше..
Кто ж мнэ каже, где туточки Зинкины апартаменты? Битый час тыкаюсь, аки щен слепой. Весь в паутине, пыли, голодный и дюже
злой. Эх, хорошо Димке, пальцами щёлкнул и цельная чашка кофею бодрящего. Полцарства за кофе и сало! Стоп. Вроде голосок дюже
знакомый. Нашёл? Точно, её хоромы! Теперь заглянем трохи. А вот и сама мадама, ишь платишко какое напялила. Вроде
непрозрачное, а усё видать. И волосья свои чорнявые распустила. Гетера с Хацапетовки, инквизиторы то тебя не видят. Давно бы
на костерок определили за ведьмовство. Тут доказывать ничего не трэба и так на лице написано усё. А с кем ты там воркуешь мило так, будто охмуряешь? Мощный мужик, однако. Не ниже сэра Я ростом буде, в плечах Одина переплюнет, а челюсть больше и квадратней ланселотовой (хотя, казалось бы, куда ж ещё?). Гляделки мне его не понравились. Погано смотрит, будто он тебя уже выпотрошил и крысюкам скормил. Странно шо я его при Зинке раньше не бачив. Тайный резерв на самый распоследний случай? Так сейчас, как раз такой случай и наступил для сестрички шарлегайловской. Дальше поди некуда. О чём они там щебечут-то..?
Ох ты ж, мати моя женщина! Да мужик то из морданцев буде. Да як же так, куда Беольдер бачит?! Ох раззявы! Ну теперича
зрозумие, по что Мордант так "во время" напав на Зорр. Кабы не мы, быть Зинке королевой, бароны то за неё, Беольдеру главное щоб усобицы не було, а принцесса одна и ей не соперница. Одела корону и ворота крепости пред мордантцами раскрыла б. И ни кто слова против не казав (а Ланса удавили ночью, по тихому, щоб не отсвечивал). Недовольным - ночь "хрустальных ножей" или Варфоломеевская, на выбор. Морданцы помогут с радостью. И вот, пробачьте громодяне: Зингильда королева Зорра. Эх ты ж, бисово семя! Падла, курва, стерва чорнокудрая! Ни за панюх табаку запродала ридну неньку Зорр вражинам клятым! Щоб тобя подняло да приложило об стенку хлебалом злонравным, да на оглоблю саженную не ошкуренную раком бзднуло. Жаль недотумкал у Олофа пистоль егойный взять, шмальнул бы сейчас сквозь щелку смотровую и амба. Была Зинка-предательница и нету. И рыцаря ентого рядом, щоб пробачили, яки людины про меж них тишком шнырят. Ну лады, пущай пока поживут маленько. А этот мужик-то, ишь как он с ней, будто старшина молодого солдатика, за провинность, с хрена на хрен. А она ему ни полсловечка в ответ, чуствует стерва, кто у них главный сейчас. Можа потом, коли корона всё таки ей достанется, она и поставит себя иначе, а пока ведёт себя, как проштрафившаяся служанка. А служанок принято наказывать, тем более хорошеньких. Ага, морданец от слов к дело решил перейти. И Зинка, видать, не прочь тоже. Може они полюбовники? Ладно, хорош пялиться, а то прослыву вуайеристом неполноценным. Пора к камрадам выбираться и рассказать им новость о том, шо мы змеюку на груди пригрели, во огорчатся то. Гиде ж ты моё кофе? Гиде ж ты моё сало?..

Олаф.
Когда мы выехали из города, солнце клонилось к закату, по прикидкам, было часов пять вечера. Первую часть пути до леса, Беольдер гнал коней рысью. Толи мстил за унижение, толи торопился покончить с неприятным делом. Не знаю, как Один, но я чувствовал себя собакой сидящей на заборе. Весь копчик отбил. К счастью в лесу, герцог был вынужден перевести коней на шаг. Это дало мне возможность переговорить с камрадом Одином и составить план действий, согласовав позиции. Оставалось уломать Беольдера плясать под нашу дудку. С учётом его отношения к нам, процесс был труден и зело долог..
- ..Только, сэр Беольдер, я Вас душевно прошу, говорить с Терентоном мы будем сами, а Вы, как бы нашим резервом будете. Если у нас ничего не получиться, тогда Вы ему и ... Хорошо?
- Что я ему и..?
- В смысле своё веское слово скажите. Как рыцарь и лорд.
Герцог ехал некоторое время молча.
- Хорошо. Скажу. Потом.
- И ещё хотел спросить: на что Вы готовы ради Зорра?
- У тебя странные вопросы эсквайр.
- Я понимаю их необычность милорд, но я должен знать, как далеко Вы готовы пойти в деле защиты Зорра?
Беольдер повернулся ко мне и смерил угрожающим взглядом,
- Ради Зорра, до конца.
- В таком случае, я Вас вот о чём попрошу ...
Герцог не привык быть на вторых ролях. Тем более уступать каким то эсквайрам, будь они трижды родственники хоть самого святого Тертулиана.Но будучи честным рыцарем, он понимал - силы Зорра подорваны и отбиться на этот раз шансов мало. Слишком не вовремя напал враг. Будто знал на сколько тяжело положение королевства, а может и знал, шпионы у Морданта наверняка есть. И как знать, Дик оказался полезен тогда, может теперь у его сородичей тоже что нибудь получится?
Когда показался замок оборотника, герцог придержал коня,
- Ты много просишь, эсквайр, но уверен ли ты, что справишся?
- Я не стал бы тревожить Вашу светлость будь оно по другому.
- Тогда поклянись, поклянись именем пречистой Девы Марии, что ты будешь служить Зорру. Служить так, как служил твой родич сэр Ричард.
Ах так вот в чём причина Вашей антипатии, любезный. Вы в нас сильно сомневаетесь и всё ждёте подвоха и предательства. Привыкли уже всегда готовиться к худшему, вот и от нас ждёте пренеприятнейшего сюрприза в самый неподходящий момент. То ли дезертируем, то ли в спину ударим. Раньше, когда Шарлегайл был жив, всё было понятно и ясно. А теперь, с его смертью, на Ваши плечи свалилось слишком много всего и Вы не знаете кому можно верить, а кому - нет. Ну так получите, сэр:
- Я, Олаф, сквайр из благородного семейства Валуа-Сол, рода Рус, из Пармы, вступая в ряды защитников королевства Зорр, принимаю присягу и торжественно клянусь честью своей и совестью, и обещаюсь перед пресвятой Богородицей и Господом, быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином. Свято хранить вверенную мне тайну, беспрекословно выполнять все воинские приказы и подчиняться своим командирам.
Отныне, я всегда готов выступить на защиту королевства. И как защитник клянусь защищать его мужественно, умело, с достоинством и честью, до последней капли крови, не щадя своей жизни для достижения полной победы над врагом.
Клянусь не нарушать клятвы из-за корысти, родства, дружбы, вражды или соперничества. Если же, по злому умыслу я нарушу эту присягу, пусть меня постигнет кара небес, ненависть друзей и призрение близких. Клянусь.
- Надеюсь, милорд, такая клятва Вас устроит?
Неожидавший подобного Беольдер удивлённо качнул головой
- Да, но..
- Сэр, я принёс клятву, которую приносят наши войны вступая в ряды защитников королевства. Она священна и нерушима. Преступивший обрекает свою душу на гиену огненную. Теперь мы можем ехать?
- Да. Теперь. И .. я выполню твою просьбу, эсквайр Олаф, клянусь честью..
К замку подъехали в полной темноте. Герцог достал рог и протяжный, гнусавый, громкий звук взлетел к небесам, вспугнув по дороге стайку пичуг и сусликов. Некоторое время над замком царила тишина, а потом из-за закрытых ворот донеслось:
- Кого Нечистый на ночь глядя принёс? Кто там шумит? Ха, да это же старина Беольдер! А чего ты без предупреждения? Подожди, уже открываю. Кто это там с тобой?
- Охрана - буркнул герцог - давай живее, надоело под дождём мокнуть.
Ворота медленно и со скрипом отворились. Беольдер послал коня во внутрь, мы следом. Замок удивлял и настораживал своим видимым безлюдьем, и едва ощутимой нездешностью. Вроде боевого фрегата ВМФ, случайно затесавшегося среди пассажирских и грузовых судов. Даже собак, обычных спутников любого человеческого жилища, тут не было. Терентон, в распахнутой белой рубахе и тёмных штанах, заправленных в высокие, до колен, кожаные сапоги, был само радушие.
Будто ему каждую ночь приходится встречать незванных гостей. А может и приходится, кто ж этих оборотников знает? Нацепив на лицо одну из своих улыбок, он гостеприимно пригласил нас внутрь, за одно посоветовав отпустить коней, мол дорогу они найдут сами. При этом хитро усмехнулся, ожидая от нас обычной реакции местных. Разочаровывать мы его не стали, сделали вид, что поражены до глубины души и крестимся в суеверном испуге. Один даже через плечё сплюнул. Разместились в одном из залов замка, за столом. Беольдер, пресекая попытки оборотника узнать причину неожиданного приезда, сказал, что все разговоры будут завтра, а сейчас ему нужен кубок горячего вина, хороший ужин и мягкая постель. Во время ужина он был хмур и молчалив, не отвечая на подначки Терентона. Покончив с едой, встал и бросив подскочившему было оборотнику: "сиди, куда идти я помню, провожать не нужно", - вышел. Проводив герцога сочувствующим взглядом, я почти не лицемеря посочувствовал:
- Жалко милорда, на него столько навалилось. Теперь ещё и война эта.
Оборотник удивлённо приподнял бровь и попросил рассказать подробнее..

Snake-din-Odin
Похоже, первоначальный план Олафа начал трещать по швам. Не смотря на уход герцога, Терентон не только не расслабился, но скорее наоборот, замкнулся ещё больше. На каждый наш вопрос норовил ответить своим и перехватить инниацитиву в разговоре.
Долго так продолжаться не могло, времени на удовлетворение любопытства оборотника, у нас не было, и Олаф обратился ко мне:
- Камрад Один, как Вы на тему прошвырнуться по данной фазенде на предмет поиска местечка, подходящего под пресс-хату? Клиент в несознанку упёрся, колоть надо. Что то без иллюминаторов, с одной дверью и минимумом обстановки. Ну там серванты, комоды и прочие трельяжи не приветствуются, а вот если стол на манер хирургического или пара лавок - это можно. Будте ласковы, не сочтите за труд. Коль найдёте, скинте мне на мобилу мы к вам подскочим и заценим. Зер гуд?
- Ол райт, Христофор Бонифатьевич, не извольте беспокоиться - взял я под козырек и выщел из зала. Остановившись посреди огромном холла, огляделся в нерешительности. В покои тащиться смысла не было(как и в остальные помещения), поэтому решил спуститься сразу в подвал. Дверь, окованная железом, нашлась не сразу. Закрыта на здоровенный висячий замок. Таким быка убить можно.И петли "на века". Наверное для местных такой замок - верх совершенства и неодолимая защита хозяйского добра. Ха, не теряли они ключей от капитального гаража, когда жене срочно банки с огурцами понадобились. Мы же сами возводим такие препоны на пути злоумышленников, покушающихся на наше плосконно-исконное добро (автомобиль к примеру), что швейцарские банкиры будут скоро рыдать от зависти. На их сейфохранилищах запоров по меньше будет и не такие сложные. Короче, когда у вас форс-мажёр, а из инструментов под рукой только кусок сталистой проволоки и отвёртка, невольно становишься таким изобретательным. Да и соседи-доброхоты по гаражному кооперативу, уже побывавшие в такой вот передряге, столько советов надают. Когда во второй раз ключи потеряли, я даже не волновался - 10 минут гемороя и двери открыты. Жена тогда ещё спросила в полном обалдении: а ты так любую дверь можешь? А тут замок самый примитивный. Ну-ка, сейчас мы его.. Вниз в темноту, вела крутая сильно стертая лестница.
Спустился, подсвечивая фонариком. Длинный тёмный коридор с несколькими дверями по обеим сторонам. Отворив ближайшие, я убедился, что везде пусто. Только несколько пучков давно сгнившей и высохшей соломы сиротливо лежали на полу, ни лавок, ни столов, даже цепей, обязательных в таких местах, не было. Следующая дверь была заперта. Я дёрнул сильнее, она даже не шелохнулась, будто вросла в камень подвала. Чертовщина какая то. Посветил фонариком через зарешеченное малое окошко и увидел внутри, вдоль стен, нагромождённые до потолка какие то свёртки, кульки, мешки, связки непонятно чего. Четвёртая дверь тоже оказалась закрытой. Но через оконце было видно, комната похожа на оружейную забитую до отказа. Последняя дверь была приоткрыта. Осторожно отворил скрипнувшую дверь. Темно, но похож это то, что просил найти Олаф, а именно - пытошная. Дыба, испанский сапожёк, вдовья скамейка, все экспонаты молча орали о принадлежности сей комнаты. Достав рацию я нажал тангету вызова..

Олаф
Один ушёл, а мы выпили ещё пару кубков под мои тосты (пришлось поднапрячь память и вспомнить подобающие случаю спитчи). Наконец, оставшись с глазу на глаз, я улыбнулся Терентону, как, наверное, улыбается крокодил при виде своего "обеда":
- Скажите, любезный хозяин, ваши трансклюкаторы ещё на мази или глюканулись?
- Это вы о чём? - улыбка Терентона несколько поблёкла, а глаза стали подозрительными.
- Да бросьте, почтенный. Что Вы прямо как молоденькая служаночка перед бравым десятником. И хочется, и колется, и страшно залететь. Будьте проще и люди к Вам потянутся. Как у нас говорят: если посмотреть на это через призму интеллектуальных понятий, то с точки зрения банальной эрудиции, каждый индивид критически метафизированной абстракции, не может игнорировать ультрарадикальной функции зижьдящей на основе научного субъективизма. Следовательно, все сущее является лишь экстраполяцией социальных склонностей индивида и его профессионального тренда на стержневые личностные установки, обусловленные динамической картой мотивационного анализа субъекта. Поэтому бессмысленно говорить о конкретной цели созидателя сущего. Эрго, бибамус.- я нёс весь этот бред внятно и не торопясь, не спуская глаз с его лица.
Оборотник слегка выпал из реальности, пытаясь осмыслить сказанное. Замечательно, а теперь - финт ушами. Я лениво откинулся на скамье и достал АПС. Щёлкнул передёргиваемый затвор..Грохот выстрела был неожиданно громким. Пуля, ударившись рядом с головой Терентона, срикошетила и ушла вверх, выбив облачко каменной крошки. Нацелив ствол пистолета ему в живот, я продолжил:
- Хотелось бы поговорить на чистоту, любезный. Не сомневаюсь, в этом замке найдётся нечто способное Вас защитить практически от любой напасти. Да и сами Вы кое-что умеете. Но смерть, выпущенная из этого предмета называемого пистолет, гораздо быстрее всего, что Вам известно. Я не угрожаю. Просто проясняю ситуацию. Вы меня понимаете?
Хозяин замка с трудом сглотнул и, не сводя глаз с пистолета, медленно кивнул. Лицо его постепенно бледнело,
- Кто вы? Вы не с Беолдером, теперь я понимаю.
- Только теперь? Я разочарован, господин Терентон. Честно говоря, направляясь сюда, я надеялся найти в Вашем лице будущего союзника или даже, чем чёрт не шутит, соратника. Однако Вы меня разочаровали. Но я буду снисходителен и удовлетворю Ваше любопытство. Мы - спец отряд "Хрест", межгосударственная торгово-промышленная корпорация "Цимес". Прибыли с целью установления новых контактов, разведки возможных рынков сбыта и конкурентов. А так же организации факторий и торговых представительств. За нами стоит власть денег и силы. С нами лучше дружить, чем враждовать.
- И что вам нужно?
В этот момент раздался сигнал вызова рации. Я демонстративно неторопясь вытащил её левой рукой и нажал тангету
- Олаф на связи, приём
- Разрешите доложить, Христофор Бонифатьевич, приказание Ваше исполнено в лучшем виде. Пресс-хата найдена и готова к принятию клиента. Как выйдешь из донжона, налево до угла и дальше вдоль стенки. Увидишь дверь в подвал, а за ней лестницу. Я внизу. Как понял, приём.
-Зер гут, старший помощник Лом, сейчас будем.
Продолжая держать оборотника на мушке, я поднялся из за стола и кивнул на кувшины с вином
- Не сочтите за труд, милейший хозяин, прихватите парочку, а я возьму кубки. Мой друг нашёл в Вашем замке местечко, где мы сможем обсудить наши дела без помех.
- Но зачем куда то идти, здесь нам..
- Терентон, ты или дурак, или прикидываешься. Если прикидываешься, то лучше не стоит, честное слово. Если дурак - заруби себе на носу, здесь и сейчас решаю что нам делать, а что нет, только я и никто другой. Скажу встать на четвереньки и квакать - встанешь и заквакаешь, скажу ползти и мычать коровой - поползёшь и станешь мычать. Если, конечно, хочешь жить. Если нет, тогда другой разговор, только мигни и я отправлю твою грешную душу по назначению. Куда там ей положено?
Не знаю, испугался он или нет, но молча встал, взял два кувшина и пошёл к выходу. Хе, всё таки кулаком и добрым словом добъёшся гораздо больше, чем просто добрым словом.
Snake-din-Odin
Пока Олаф вёл Терентона, я решил получше осмотреть закрытые камеры.Оченно было любопытно, а что же прячет оборотник? К тому же хотелось найти себе приличный меч. Тот, что мы взяли в замке принадлежащем ныне Сигу, был неплох лишь для хождения по улице и пускания пыли в глаза молоденьких служанок. А в связи с грядущими суровыми временами, требовался настоящий боевой клинок. Но двери камер были неприступны как швейцарские банки, пришлось отложить взлом и ревизию на потом. Тем более, что Терентон появился в подвале с двумя кувшинами вина.
Разлив по кубкам, выпили "за понимание". После чего Олаф приступил к дальнейшей обработке клиента. У меня же, была очень удобная роль, роль мебели. Я молча сидел и, загадочно ухмыляясь, крутил в руках боевой нож. Однажды где то слышал, если в такой ситуации смотреть человеку не в глаза, а на кончик уха, то это сильно нервирует клиента. Вот я сидел и нервировал оборотника. А Олаф заливался соловьём..
- .. таким образом, уважаемый, вы, сами того не зная, вторглись в сферу наших интересов. Ваши плохо обдуманные действия, способны разрушить результаты работы наших людей за несколько лет. А это абсолютно недопустимо! При этом, достаточно веских причин для подобных действий, мы не наблюдаем. Всё это ваше нападение Морданта на Зорр, не более чем сиюминутная прихоть. А серьёзные деловые люди себя так не ведут. Они учитывают интересы большинства игроков и избегают ненужной агрессии. Лишь в самых исключительных случаях, негласными правилами позволяется применять силу в открытую. И только для защиты собственных интересов. Только для защиты. Кстати, ситуация с Зорром вполне подходит под это. Так что я советовал бы Вам, уважаемый, сильно подумать, а на той ли Вы стороне? Не получится ли так, что вместо ожидаемой прибыли, Вы, лично Вы, проиграете?
Терентон изумлённо поднял брови:
- А Зорр вам зачем, там же полно священников, вы с ними намерены торговать?
- Уважаемый хозяин, Вы ещё не в том положении, чтобы мы раскрывали Вам что, где, с кем и как мы намерены делать. Скажем так, нам не нужен ВЕСЬ Зорр, нам любопытна только некоторая его часть. А теперь поведайте нам, любезнейший, каким образом Вы связывайтесь с Мордантом. Или точнее, с Арентийцем или кто там у них главный, Зан Арк?
- Зак Ганн - невольно поправил Терентон
- Интересно, дракон ихний ещё жив? Старенькая рептилия, того и гляди помрёт. Им же предлогали молодого взять, и дрессура на уровне, чего они отказались?
- Вы всё это знаете??? - широко вытаращенные глаза оборотника едва не вываливались из орбит - откуда?!
- Так Вы же сами, яхонтовый мой, помогли нашему эмиссару попасть туда. Ему даже не пришлось утруждаться. Прикинулся восторженным дурачком и Вы купились. Связались с Зак Ганном и сообщили, что появился, как там было - "человек очень странный. И знает слишком много из того, что даже у нас не всем можно знать." Дик потом долго смеялся.
Терентон взирал на нас с суеверным ужасом.
- Беата всё ещё не замужем? - я тоже решил поучаствовать в "добивании".
Оборотник перевёл на меня полубезумный взгляд и молча помотал головой, то ли отвечая на вопрос, то ли надеясь таким образом проснуться и избавиться от кошмара в нашем лице.
- Ладно Терентон, хватит дурачиться. Где артефакт для разговора с Мордантом? Учти, если будешь упрямиться, мы найдём сами или не найдём, но тебе это будет уже безразлично, как и любому покойнику. А если будешь помогать, то сотрудничество тебе зачтётся. Глядишь ещё и прибыль получишь. Думай быстро!
Думать особо было не о чем. Остаться в подвале собственного замка в виде хладного трупа оборотника не прельщало. Но для видимости он сделал вид, что колеблется, а потом согласился.
Мы поднялись в одну из башен замка. На двери, ведущей во внутренние покои, был нанесён странный геометрический узор. Терентон быстро провёл пальцем по нескольким линиям. Рисунок ярко вспыхнул и медленно угас.
- Хм, биометрическая активная защита, богато живёте, дорогой хозяин. Надеюсь одноуровневая? А то, знаете, не хотелось бы терять такого милого собеседника на пороге совместного сотрудничества - я дружески похлопал оборотника по плечу и, когда тот начал приоткрывать дверь, врезал со всей дури ему по затылку рукояткой АПС-а.
На удивлённое нецензурное восклицание Одина, пояснил:
- Может я и параноик, но как то он легко согласился, не находишь? В таких делах лучше перебдеть, чем потом локти кусать. Короче, вяжем этого зайку и на допрос с пристрастием.
Скрутив и связав Терентону руки за спиной (попутно обшмонали карманы и содрали с его пальцев все перстни и колечки, не мародёрства ради, а безопасности для), осмотрели комнату. Обстановка аскетичная, но другой, магический покой мага средней руки и не предусматривает: посреди комнаты, на полу, пентаграмма. В её центре небольшой хрустальный шар на трехопорной подставке. По стенам, полки с разной всячиной в виде ретор, колб, минералов и прочих атрибутов нечестивой магической деятельности.
Поставили пришедшего в себя хозяина на колени. Один, слегка запрокинув, за волосы, голову оборотника назад, приставил ему нож к горлу. Тяжело вздохнув, я сел на корточки перед пленником:
- И почему, любезный, у меня странное, но стойкое ощущение, что Вы собирались нас кинуть, как последних лохов? Вот смотрю на
Вас и очень хочется просить камрада Одина ножичком по вашей шейке - чик и в отвал.
- Зачем вы, я же ...- дальнейшее, оборотник выговорить не смог. Да и неудивительно, если вас пнут берцем в живот со всего маху, вы то же не сможете. Пока он лежал, пытаясь вдохнуть, я его просветил о причинах странной жестокости:
- И короткая же у Вас память, любезный. Что было сказано совсем недавно, забыли? Напоминаю для склеротиков - здесь и сейчас командую я. Ты подчиняешься. Молча. Если не согласен - ножом по горлу и привет. А я тебе давал разрешения рот открыть? Нет, не давал. А то вдруг ты чего то не того ляпнешь и от нас одни воспоминания останутся. Может ты идейный до самой попы и для тебя смерть - лучший выход, чем предательство? Молчишь? Правильно, потому как разрешения не было пасть открыть. А теперь есть. Отвечайте, сударь мой, Вы и в самом деле готовы служить прежним хозяевам даже под угрозой смерти?
С одной стороны, риторические вопросы ответа не требуют, но мне было нужно, чтобы он сам сказал это и понял - дороги у него назад нет. Теперь только с нами. За одно, по моей просьбе, Терентон просвятил о способах и методах связи через Шар. Я решил проверить. Попросив Одина приглядывать за хозяином, шагнул в пентаграмму к местному "палантиру"..

Snake-din-Odin
Терентон - ушлый мужик, не думаю, что он сильно испугался. Скорее растерялся и дал слабину. Но слабые в его деле не выживают, так что он наверняка просто ждал момента, чтобы переиграть нас. Поэтому я не счёл жестокость Олафа чрезмерной (подумаешь, поддых пнули, по почкам же не били и пальцы в дверях не ломали). Даже подыграл ему, пообещав отрезать оборотнику сначала уши, затем выколоть глаза, вспороть живот и лишь потом перерезать глотку, если с Олофом что то случится.
Выслушав инструкцию по пользованию Шаром-переговорником, камрад подошёл к треноге и опустившись на корточки (а где табуретка?)принялся вглядываться в глубину Шара. Прошла пара минут. Олаф, замерев, втыкал в "переговорник" оборотников, а Терентон подозрительно завозился.
- Что, по нужде приспичило, болезный? Терпи, пока всё не закончится.
Кадык Трентона дёрнулся:
- Я только хотел сказать, что Хранитель Шара там, внутри, может не позволить..
- Там ещё и Хранитель есть?! Чего же ты раньше молчал, мразь?!
- Так вы же сами велели..
Нож в моей руке дрогнул:
- Молись паскуда! Кому хочешь молись чтоб всё обошлось. Иначе я тебе не уши, а яйца отрежу!

Олаф.
Только что был в замке Терентона и вглядывался в глубину шара, а теперь ..Вокруг меня ослепительно белое искрящиеся пространство, нет ни верха ни низа. Пустота полнейшая и кажется будто я застыл в этом белом нигде, как муха в янтаре.
- Эй, живые есть? - голос звучит странно глухо - алё, гараж, есть кто?
Раздался мелодичный перезвон серебряных колокольчиков и нежный женский голос произнёс:
- Блямс-дзинь-динь-бом. Навигатор эакуляйнера С317/92Б14 приветствует Вас. Вы не опознаны как зарегистрированный хрустель. Введите свои гримус и фрикус или по истечении 3-х минутного интервала будет начата процедура пропердолинга.
- Э, вы чего, какой пропердолинг?! Чего там ввести и куда? Тебе пароль нужен?
- Вопрос не понят, повторите.
- Блин, чтоб тебя, а зарегиться можно?
- Вопрос не понят, повторите. Начинаю отчёт.
- Да чтоб тебя, говорилка виртуальная! Навигатор, запрос на регистрацию незарегистрированного, как ты сказала, хрустеля?
Прошу регистрации.
Возникла настораживающая пауза, а потом всё тот же голос вкратчиво произнёс:
- Запрос принят, проводится сканирование.
Фигасе у них тут порядочки! Техника на грани фантастики, а интерфейс как у форточек. Хотя может как раз наоборот, интерфейс предельно дружественный к пользователю и подстраивается под его подсознательное восприятие автоматически? Интересно, что тогда видел Терентон.
- Блямс-дзинь-динь-бом. Сканирование завершено, Вы зарегистрированы как хрустель 320/94КОН Выберите свои грумс и фрикус.
- Навигатор, прошу пояснений: что означают понятия грумс и фрикус?
- Даю справку: грумс - имячко под которым хрустель контачит с эакуляйнером. Фрикус - набор символов открывающих доступ к контачинью. Каждый хрустель выбирает свои грумс и фрикус.
- Ага, вкурил. Значится так, моим грумусом будет ...
Короче разобрался я. Не сложнее наших компов. Уровень правда повыше и 4D в наличии, а так - ничего сложного..
Обратно возвращались с чувством выполненного долга. Один добрался - таки до кладовой оборотника и слегка её распотрошил. Наградой ему стали кольчуга-хауберг (длинный рукав+капюшон) изготовленная из какого то чудного белого металла, отличающегося лёгкостью и прочностью (Один решил, что это или мифрил, или титановый сплав); комплект щитков на плечи, предплечья, голени и меч, больше похожий на кавалерийскую шпагу 16 века, из того же металла что и кольчуга.
Меня же больше заинтересовал "палантир". Шар, как оказалось, служил оборотнику не только для связи с Мордантом и поставщиками из эльфов и гномов. С помощью небольших приспособлений, в виде маленьких стеклянных шариков, он отслеживал происходящее в Зорре. Эти обычные на вид стекляшки, могли передавать изображение и звук (эдакие магические камеры слежения с микрофоном)не привлекая к себе особого внимания. Короче был наш Беня шпионом на полставки. Был и весь вышел. На пенсию.

7

Лето. Уссурийский залив. Троллинг симы.
Рыбалка в этот раз удалась на славу. И погоды не подкачали, и улов приличный. А главное, я в такие минуты душой отдыхаю: зайчики на воде, мерный плеск волн, ветерок лёгкий. Лепота одним словом. И вдруг, беззвучная ярчайшая вспышка, больно бьющая по глазам и стремительное падение в никуда. Последней мелькнувшей мыслью было: это что, её величество третья мировая? Очнулся так же внезапно, как потерял сознание, рывком. Сел, осмотрелся. Или у меня галлюцинации после тяжёлой контузии, или я уже умер и попал на тот свет. Вокруг был лес. Обычный такой, смешанный, хвойно-лиственный, свойственный среднерусской полосе. Но где та полоса и где Уссурийский залив?! Ничего не понимаю. Паники не было, все таки долгие годы службы в нашей доблестной армии приучили ко всему. И так, что должен делать военнослужащий, попавший в нестандартную ситуацию? Не паниковать. Осмотреться. Оценить окружающее и своё состояние. Выработать план дальнейших действий. С первым справились, второе тоже выполнено, непосредственной угрозны для жизни и здоровья не наблюдается. Что у нас с состоянием? Осторожно поднимаюсь на ноги. Снарядились, попрыгали, не гремит, не звенит. Кости вроде целы, боли не ощущаю. Даже камуфляж цел. Похлопал по карманам, вроде всё на месте: нож охотничий на боку в ножнах, сухой спирт и спички, это обязаловка при любом выходе, что в море, что на реку. Ага, ещё леска завалялась рыболовная. Жить можно. Теперь план: задача первая - выйти к людям, задача вторая - узнать что со мной было. План ясен, задачи поставлены, к выполнению приступить. Определился с направлением на север и примерным временем(вот и военная топография пригодилась), по моим подсчетам было далеко за полдень. И все таки странно, куда меня занесло? В таких непонятках и без оружия, даже простой палки, чувствуешь себя не комфортно. Подобрал дубинку по руке. Развести что ли костер по старинке? Когда то ведь и этому учили. Хотя нет, на запах дыма могут пожаловать гости, а мне их и попотчевать нечем.
В общем, "умело маскируясь в складках местности, бесшумно взрывая по пути вражеские склады с боеприпасами" я пробирался к неизвестно где расположенному, населенному пункту. Внезапно наткнулся на хорошо утоптанную тропинку. Повезло. На звериную, по всем приметам не похожа. Что ж, посмотрим "куда ты тропинка меня привела". На опушку. В сотне метрах от леса начиналась деревянная ограда из жердей и виднелись дома. Вот и населённый пункт. Вот только, что то меня насторожило, решил приглядеться получше, а не переть буром. Странные дома в этой деревушке, очень похожи на китайскую фанзу и украинскую мазанку одновременно. Что то я не припомню, где, в колхозах нашей Раши, такие строят? И тишина, даже собаки не брехают. Подумал, что лучше дождаться сумерек, на всякий случай. Полчаса, если не больше, наблюдал, ни одного местного так и не увидел. Повымерли они там, что ли, или деревенька заброшена? Сейчас таких пруд-пруди. Пока вёл наблюдение, взопрел, жарко тут, не как у нас. Захотелось выпить чего нибудь холодненького, да и подзакусить не мешало бы. Эх, была - небыла. Смелость, как известно, города берёт, а тут всего лишь населённый пункт сельского типа и не из больших. Не дожидаясь позднего вечера, я перехватил по-удобнее свою дубинку и направился прямиком к домам.
Деревня встретила меня мертвой тишиной и подозрительной настороженностью. А всё таки люди здесь живут, в воздухе витал трудно уловимый дух используемого жилья. Подойдя к одному из домов, окликнул хозяев, молчание. Хотел было открыть дверь и заглянуть внутрь, как за спиной послышался тихий шорох. Резко развернулся, слегка приседая и инстинктивно хватаясь за нож. Метрах в трёх от меня стояла здоровенная псина, неизвестной породы. Здоровенная, длиннолапая, с бело-серой короткой шерстью и ушами кавказкой овчарки. Она спокойно и молча смотрела на меня. Ни обнажённых клыков, ни рычания. Серьёзный пёс, такой волка задушит, не поморщится, а стаей и медведя, пожалуй. Я - старый собачник и что делать в таких случаях, знаю не по наслышке. Главное - спокойствие и уверенность. А ещё ни в коем случае не бежать, иначе ты превратишься для собаки в дичь, а охотничьи инстинкты у них не смоги вытравить все 2000 лет цивилизации. Посторавшись расслабиться(собаки чувствуют напряжение) я опустил палку и заговорил с псом спокойным негромким голосом. Он продолжал стоять и смотреть, но стоило мне сделать попытку приблизиться, приподнял верхнюю губу, демонстрируя внушительные клыки. Пришлось отступить, помятуя о том, что рваные раны от клыков животного заживают долго и болезненно. Тогда я присел на корточки и вновь попытался его "уговорить". Псина слушала, не проявляя никаких признаков агрессии, но и дружелюбия у него не прибавилось. Тут, откуда то с боку, появилась его практически копия, такая же длиннолапая, серо-белого окраса и тоже встала, замерев, в паре метров от меня. Интересно, сколько же их здесь? Оказалось, трое. Обступив меня полукругом, собаки, казалось, чего то или кого-то ждали. Так прошёл час.
Вечером вернулись жители. Мои четворолапые сторожа, посчитали свою миссию выполненой и разошлись, предоставив хозяевам решать мою судьбу. Первым ко мне подошёл белобородый кряжестый дед. Смерил пронзительным взглядом из под косматых бровей и поинтересовался, что я за тать и чего думал украсть у честных людей? Пришлось проводить с дедом короткую, но ёмкую по информативности, разъяснительную беседу, на тему: кто есть офицер русской армии, пусть и в отставке. Дед, из всего сказанного, сделал странный вывод, посчитав меня наёмником. Я хотел было продолжить разъяснение, но плюнул(тем более, что сам дед, судя по всему, против наёмников ничего особо не имел) и махнул рукой, решив, что объяснять старому - только время зря терять. Попытался выяснить, где нахожусь и от услышанного "открыл рот". Седоусый старикан, на полном серьёзе, утверждал, что я нахожусь на землях королевства Зорр, правит которым добрый король Шарлегайл. А деревенька, куда меня занесло, носит название "Нижние топтуны" и принадлежит барону Ирвингу, самого же деда зовут староста Верхен. Задав ещё пару наводящих вопросов, я убедился что: или дед - актёр из театра имени Станиславского, или я просто сошёл с ума и это моя сложная галлюцинация, или же, и это мне приглянулось больше всего, всё так, как рассказывает дед и я нахожусь в другом мире. За это говорило много фактов. После короткого раздумья, решил принять вариант с другим миром, как рабочий. До получения дополнительной информации. На мой вопрос о возможности попасть в Зорр, Верхен ответил положительно, добавив, что до самого города путь не близкий и в лесу заплутать - нечего делать. Однако, через две недели, в столицу повезут шкуры на продажу и я могу идти вместе с обозом, так будет безопасней. Я согласился, мне надо было осмотреться, разобраться, тем более, что несколько дней ничего не решали, в свете попадания в "мир иной". Договорились, что я несколько деньков погощу у них.
Слух о том, что в деревне поселился бывший наёмник, вскоре распространился по всей округе. Я не опровергал. Разговаривал с народом, помогая в работе по мере сил. Так пролетела почти неделя(пять дней,я на палочке делал зарубки). От нечего делать начал учить местую пацанву военному делу "настоящим образом". И вдруг, громом среди бела дня, прилетела весть - умер король, в королевстве грядёт междоусобица, а соседний Мордант идет войной. Герцог Беольдер, назначенный местоблюстителем трона, до выборов короля, собирается всекоролевское ополчение. Всех мужчин способных носить оружие зовут в крепость, на защиту. Это все поведал запыленный гонец, жадно пивший воду у дома старосты. Рядом стоял его конь, тяжело поводя боками и роняя пену с удил. Утолив жажду, воин вновь поднялся в седло, сказав старосте на последок:
- Поспешите, времени вобрез. Три дня, не больше. - и отправился дальше.
Староста немедленно разослал молодых парней на ближайшие хутора и заимки, собрать народ. Вечером, в его доме, собрались все окрестные мужики и стали решать, кому идти. Особых прений не было. То ли в силу традиций, то ли в силу авторитета старосты выбранные не возмущаясь кивали и шли собираться. Всего набралось 9-ть человек. Похоже, что подобная процедура, у местных была отработана давно. Удивило, что из "призывников-ополченцев", лишь трое взрослых мужиков, а остальные - "желторотики" до 15-ти лет включительно. Но как объяснил тот же староста, война - дело молодых, а матёрые мужики должны хозяйство вести, за малых да баб в ответе быть. Потому и дома остаются, чтоб деревня выжила. Чтобы было куда молодым возвернуться, коли выпадет им живыми остаться. За одно, он и моими думками поинтересовался. А я ответил, что будучи человеком военным, приказы не обсуждаю - раз сказано под крепость идти для защиты, то о чём разговоры разговаривать? Староста обрадовано пообещал своих "ополченцев" под моё начало отдать:
- Может повезёт им возля тебя, минует смерть-то.
Пришлось пообещать беречь, по мере сил и возможности, но оговорил сразу, моё слово для них - закон. Староста согласился..
Прежде чем идти в Зорр, провел «строевой смотр», «смотр техники и вооружения». Решил, технику по причине её отсутствия с собой не брать, оружие модернизировать, форму одежды привести приблизительно к единому образцу. Взяв для наглядности одного из сельчан, молодого парнягу по имени Вольтын, которого я "переделал" в Вольта, и примитивно привязал к его куртке и штанам несколько полосок материи. Ими примотал к одежде пучки травы и ветки деревьев. Посадил в кусты, в шагах 15, своего "замаскированного", а рядом простого охотника. Разница была видна невооруженным взглядом. Вернее Вольта практически не было видно, а селянин выделялся очень хорошо своими серыми домоткаными штанами и рубахой. Дав возможность оценить, спросил:
- Разницу улавливаете? Наделайте длинных лент из ткани и прикрепите к одежде, чем больше тем лучше, за эти полоски привяжите ветки и кусты. Через 2 часа встречаемся. Это когда солнце, зайдет за крышу старосты. А теперь разойдись, Вольт со мной.
Типичным вооружением сельчанина-охотника является небольшой лук(в лесу особо не развернёшься) и топор на короткой рукояти, чтоб, можно было сунуть за пояс, дабы не мешал движению и охоте. Спросил у Вольта, а есть ли луки побольше, оказалось, что есть почти в каждой семье и используются для охоты на кабанов, оленей и прочую крупную живность. Заставил его сделать новую рукоятку для топора,- длинной примерно в полтора метра(три моих локтя). Пожалел, что в деревне нет кузнеца, чтоб изменить немного форму лезвия, как у секиры. Через пару часов напряжённого труда, моих ополченцев было не узнать. На опушке, где я проводил смотр, стояли какие-то лешие и кикиморы, но никак не люди. Показал им «новое» вооружение Вольта, добавив, что неплохо бы к луку с топором иметь ещё и хороший нож, а так же котомку для провизии и необходимых вещей. Что такое необходимые вещи,- объяснить не смог. Полотенцем они не пользуются, вместо расчески- пятерня, а ложку выстругает за 5 минут, чтоб ее не таскать с собой. Приказал с собой иметь немного провизии, чем опять их немало удивил. Зачем, чай не зима, лес прокормит. Объяснил, что времени на охоту нет, идти придётся быстро. Примерно однообразная форма и почти одинаковое вооружение, делали селян этакими коммандос от сохи. На следующий день нас вышли провожать почти все жители. Ни кто из баб не выл в иступлении,не рвал себе волосы, не костерил умершего короля. Все понимали, что идет враг, беспощадный враг и его надо убить, чтобы деревня имела будущее.
По дороге я усиленно натаскивал своих бойцов, учя их действовать слажено, стрелять из луков залпами, по команде. Особенно их позабавила моя команда «огонь». Приучил выставлять охрану и высылать дозор, что принесло свои плоды уже на второй день пути. Идущие в головном дозоре Никломед, а попросту Ник и Дрозд, прибежали ко мне и задыхаясь, поведали, что в лесу чужие. Отчитал их,- вернуться должен был один, а второй продолжать наблюдать.
- Почему решили, что чужие?
- Да одеты не по нашенски как то и оружены как вои, а мабуть и разбойники: копья боевые, мечи есть, щиты, а главное, у них там дети связанны - вокруг нас уже собрался остальной отряд.
- Сколько их? - тут мои крестьяне замялись, математика у них была не самым сильным местом. Посчитали на пальцах, выходило чуть больше десятка, полтора максимум.
- К бою приготовиться. Луки достать, тетивы надеть, стрелы набросить. Стрелять только по команде. Соблюдать тишину. Ну, пошли с Богом - крестьяне рассыпались в цепь и, стараясь не шуметь, осторожно направились к нежданным гостям.
Место травницы я определил рядом с собой, на всякий случай.
Странно, но охраны не обнаружили, вот так и платят жизнями за разгильдяйство. На поляне горел большой костер, вокруг которого, в разных позах, сидело и лежало человек десять, ещё один деловито насиловал маленькую девочку лет 11-ти, в нескольких метрах от них. Девчушка уже и кричать не могла, а только хрипела. На ублюдка никто не обращал внимания. Остальные дети, грязные, избитые и оборванные были связаны и сидели маленькой кучкой у сухого дерева. Волна свирепой животной ярости ударила в голову, мои глаза видели только дёргающегося насильника, а руки до боли сжали топорище.
– Лучники! Огонь! - Звонко тренькнула тетива возле моего уха и первые стрелы нашли свою цель. Сразу три стрелы попали в насильника. Пара человек опрокинулось навзничь и быстро затихли. Одному, в порыве ярости, я размозжил голову топором, ещё двое раненых пытались уползти в кусты. Уцелевшие, схватив копья, спрятались за щиты. Мы выскочили на поляну.
-Назад! - заорал я, видя, что мои лапотники собираются кинуться с топорами на оставшихся извергов.- Стрелами их по ногам и в костер, если живы останутся.
Вновь захлопали тетивы и четыре воина, один за другим, попадали на землю, роняя щиты и копья. Охотники знали свое дело, ни один из насильников не был смертельно ранен. Правда, самый крепкий из них, судя по лучшему вооружению - главарь, даже сидя на земле, размахивал топором, никого не подпуская и крыл нас чёрной бранью. Пока один из моих не изловчился и не оглушил его тупым концом копья.
- Потери среди наших, раненые, убитые есть? - спросил я, как только закончился скоротечный бой и, узнав, что все отрядники целы, облегчённо вздохнул. Для нормального командира нет ничего тяжелее, чем терять своих подчиненных. Однако потери всё же были. Травница подняла заплаканное лицо от груди изнасилованной девчушки и, встретившись со мной взглядом, покачала головой на невысказанный вопрос. У меня ком застыл в горле, а ярость вновь стала подыматься в душе, туманя рассудок.
- Раненых дорезать, а их главного, связать и сюда. Хочу в глаза ему заглянуть, перед смертью - приказал я.
Главарь разбойников уже пришёл в себя и злобно озирался:
- Что, мучать будешь - осклабился он в гнилозубой кривой ухмылке, глядя на меня снизу вверх - давай-давай, тешься. Мы своё оттешелись, теперь ваш черёд. Ничего, в аду сочтёмся. Знаешь, как сладко бабу сначала сносилить, а потом ей же кишки выпустить? И чтоб мужик её рядом подыхал, а сделать ничего не мог. А как дети кричат, когда родителей их заживо в доме палят слышал? А ты попробуй, может и тебе понравится.
Я смотрел в лицо говорившего и понимал, разбойник, хотел смерти быстрой и лёгкой, он боялся пыток, боялся не выдержать боли стать похожим на свои жертвы. Наверное стоило наказать его муками, перебить колени, локти, выколоть глаза, и отрезав язык, бросить подыхать среди леса. Но тогда бы оставался изчезающе мизерный шанс, что он выживет. А это было не справедливо по отношению к его жертвам, им он шанса не оставил никакого.
- Разожгите костёр поярче - велел я своим - этого, в костёр живьём. Когда сдохнет, остальных туда же. Да смотрите, лес не спалите, ненароком.- Крестьяне нерешительно мялись:
- Вы, что, чистенькими хотите на войне остаться,- заорал я – Это не люди, это звери и поступать с ними надо как с дикими зверями. Никакой пощады!
Трупы разбойников догорали в костре. Собрав оружие и все, что могло пригодиться, мы готовились продолжить свой путь. Дети боязливо прятались за спину травницы и испуганно-непонимающе смотрели на нас. Франка, как наседка, причитала над ними, когда я подошёл:
- Возьмешь детей и вернёшься в деревню, не заблудишься? Собери еды на 3 дня пути. И постарайтесь уцелеть. Извини, провожатых дать не могу.
- Не беспокойтесь за нас, господин. Я всё сделаю, как надо. А Вы, берегите себя и .. - она бросила прощальный взгляд на сына старосты - Мильта. Да хранит вас Пресвятая Богородица дева Мария..

Дорога бежала под ногами. Теперь у каждого в отряде появилось боевое оружие. И только мое вооружение составлял по-прежнему мой нож и небольшой тесак. После той стычки, отрядники стали называть меня командиром. Мои распоряжения выполнялись беспрекословно и за время пути, мой "доморощенный спецназ", как я его назвал на одном из привалов, превратился в неплохо слаженное подразделение.
Наше появление под стенами Зорра не осталось незамеченным. Странная одежда, хорошее вооружение (по сравнению с другими пришедшими), дисциплина и слаженные действия здорово выделяли нас на фоне остальной разномастной толпы. Особенно поразила всех маскировка моих спецов. Уже с двух десятков шагов их было не отличить от окружающих кустов.
Расположились мы чуть в стороне от основной массы. Вольт пошел узнать, что к чему и как. Мои бойцы, сразу же выделили на охрану 2 человек и назначили дежурного, который стал готовить обед, т.е. жарить подвяленное мясо на углях. Остальные принялись чинить одежду, чистить оружие.

8

Я немного отошёл от костра и осмотрелся. Под серыми стенами крепости, горели десятки костров. Навскидку, народу было около тысячи человек. Немного же набралось у Зорра защитников. Рассматривая это, непривычное для кадрового офицера, хаотичное скопище палаток, шалашей, костров, невольно закрадывалась мысль, что здесь скорее проводится некий рок фестиваль для неформалов, а не сбор всеобщего ополчения королевства. К тому же, в подавляющем большинстве собравшихся, без труда угадывались бывшие крестьяне, непривыкшие к воинской службе, что отнюдь не добавляло порядка. И кто всем этим командует, пока не ясно. Всеобщий бардак и бедлам, одним словом.
К нашему костру подошли трое. Стальные шлемы, доспехи и оружие, а главное - лица и экономная плавность движений, говорили, что эти были из настоящих воинов, "кадровых". Один из них, коренастый, с мечём на левом боку и топором на правом, с усмешкой окинул взглядом наш бивуак:
- Это откель такие чуды к нам явились? Не пойму, то ли люди, то ли нечисть лесная. Вы чьих кровей и откуда будите, пеньки подъярыжные? Ну, чего молчите, трухлявые, мох в ушах застрял? Или по человечески говорить в своём болоте разучились?
- Так они же коряги моховые, а рази дерево говорить могёт? - поддержал шутку приятеля тощий воин в стёганке и топориком на длинной рукояти. Троица заржала и они принялись изощряться, придумывая оскорбления в наш адрес. Выслушивать стёб оборзевших от вседозволенности "старослужащих", я не собирался и направился прямиком к главному "юмористу".
- Слышь, паря, я гляжу у тебя язык не по чину острый, как бритва брадобрея? А у меня задница волосатая, заросла вся. Может, побреешь своим языком мою жопу? Я с тебя за это удовольствие и возьму недорого, всего три серебрушки.
Каким-то шестым, звериным чувством, троица определила, что перед ними не крестьянин-лапотник, а такой же как и они, бывалый воин. Исчезли презрительные ухмылки и расслабленность, "кадровики" враз подобрались:
- А ты кто будешь, дядя и чего среди быдла чёрносошного делаешь? Ты ж вродя из наших?
- Кто такой и чего делаю, не тебе спрашивать, сопливый, не дорос ещё. Ты мне лучше вот что скажи, воин, у тебя во рту только свои зубы или ещё чужие есть?
Неожидавший подобного вопроса, коренастый крепышь, немного растерялся:
- Ты чего, дядя, умом тронулся? Откуда у меня во рту чужим зубам взяться?
- Это ты не меня спрашивай, а себя, рот твой и зубы тоже вроде твои. Просто раскидываешь ты их, будто они тебе чужие - я протянул ему раскрытую ладонь - вот, смотри сам.
Воин лишь на миг скосил глаза на пустую ладонь, но мне хватило. Полшага вперёд, резкий короткий взмах руки и звонкая плюха отпечаталась на удивлённой морде разгильдяя. Он инстинктивно отшатнулся и пропустил момент, когда носок моего берца врезался ему в промежность. Осторожно обхватив причинное место, юморист-неудачник плавно опустился на землю, не издав ни звука. Его дружки отпрыгнули в стороны, хватаясь за оружие.
- Отряд, к бою! - вскинув руку над головой рявкнул я. Через пару мгновений, оба, назначенных в охрану, моих парня, стояли по бокам от меня, натянув луки и целя в непрошенных гостей. Остальные подтянулись практически сразу, следом.
- Прекратить драку! Оружие опустить! - рыцарь в белом плаще с красным крестом, верхом на гнедом коне, рысью направлялся в нашу сторону.-
- Кто такие?
Мне порядком надоел этот вопрос и всеобщая атмосфера бардака царящая вокруг, поэтому я рявкнул в ответ, как раньше, в армии:
- Отряд народного ополчения деревни "Нижние топтуны" из владений барона Эльвинга. Прибыли только что, в соответствии с полученным приказом. Списочный состав подразделения - 9-ть человек, командую я.
Рыцарь смерил меня надменно удивлённым взглядом и переключил своё внимание на наших "противников":
- А вы кто такие, кто ваш хозяин?
Один из воинов зло зыркнул на рыцаря исподлобья:
- У нас нет хозяина, мы не шавки какие нибудь.
Рыцарский меч покинул ножны, как ракета зенитного комплекса "Тор" свой ТПК(траспортно- пусковой контейнер). Поняв, что перегнул палку, зарвавшийся грубиян предпринял тактическое отступление, практически сразу же превратившиеся в паническое бегство. Третий бросил оружие и упав на колени, взмолился:
- Ваша милость, простите ради Богоматери, бесы попутали -он истово перекрестился- не губите! Мы барона Зоммеля воины. Думали, может кого из знакомых найдём. Не со зла мы, Богом клянусь!
- Закрой пасть и не смей поминать Господа в суе - голос рыцаря был холоден- убирайся и благодари Пресвятую Богородицу. Потом взгляд крестоносца вновь переместился на меня. Подав коня по ближе, он поинтересовался моим именем. Я представился, как делал это в армии, словно передо мной был новый командир части. Удивления в рыцарском взгляде прибавилось. Когда он услышал о моём мнимом наёмничестве, на его лице мелькнула брезгливая гримаса, но потом рыцарь задумался и, вновь окинув взглядом наш отряд, приказал мне следовать за ним. Идя следом за рыцарским конём, я подумал, что этому парню, сидящему в седле, вряд ли больше 26-ти лет. Мальчишка, по сути, внешне он выглядел опытным бойцом, прошедшим многие сражения, напомнив мне наших офицеров, кому довелось пройти через ад "горячих точек" и уцелеть. Я бы ему роту дал, без разговоров - мелькнуло в голове. Такой в лепёшку расшибётся, но поставленную задачу выполнит. Эх, рано здесь мальчишки взрослеют, видно жизнь тяжёлая.
Наш короткий путь, закончился у большого белого шатра. Рыцарь спрыгнул с коня и велев мне ждать, скрылся внутри. Я остался и принялся рассматривать доспехи стражей, стоящих у входа. Всё это средневековое вооружение было мне в новинку и понимая, что методы и стиль ведения боевых действий в этом мире, сильно отличаются от привычного мне, я пытался найти максимум того, что может пригодиться из моего немалого опыта кадрового военного. Через некоторое время, рыцарь вернулся в сопровождении высокого господина в длинном темно-зеленом плаще и (тут я испытал такое же удивление, как тогда, в деревне, когда понял куда попал) камуфляже под ним. Внимательно оглядел меня с ног до головы, он попросил представиться. Я не возражал:
- Я, русский офицер, честь имею. Если Вас интересуют подробности, то подполковник российской армии в отставке. В данный момент являюсь начальником отряда крестьянского ополчения. Отряд, численностью 9-ть человек, частично подготовлен к ведению боевых действий в стиле войск специального назначения. Личный состав имеет незначительный боевой опыт. Общую боеготовность оцениваю на 7 по десятибалльной шкале.
- А проживаете где, Ваше высокоблагородие, - с располагающей усмешкой осведомился высокий - там, в России?
Неужели довелось встретить соотечественника? Но как, откуда? Эти и другие вопросы я вывалил своему собеседнику. Продолжая усмехаться по-доброму, он вкратце просветил меня. Оказалось, я не единственный попаданец которому выпала удача или неудача (в зависимости от отношения к данной проблеме)попасть в мир РДР. Есть ещё шестеро, но в отличие от меня, они попали сюда вместе и им известна цель их нахождения и способ вернуться. Все они мои соотечественники и в данный момент помогают Зорру справится с нашествием Морданта. К сожалению, сказал камрад ВиктОр(как он мне представился), среди них нет профессиональных военных и моё появление можно рассматривать, как божий промысел, не иначе. Он пообещал устроить мне встречу с остальными вечером, а сейчас, по его словам, мне следовало пройти регистрацию в органах здешней безопасности. После этих слов он вернулся в шатёр. Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд, выходит я уже седьмой, кто был переброшен в этот мир, не считая самого РДР. А вдруг есть ещё? К чему такой массированный десант выходцев из другого мира может привести и кто его инициировал? Кругом одни вопросы. Ладно будем разбираться с вводными, по мере их поступления. На повестке сегодняшнего дня - Мордант и способы его умиротворения, как сейчас стало модно выражаться. Надеюсь с помощью моих новых знакомых, мне удастся повлиять на здешнее безобразие и навести хотя бы минимальный порядок. Вскоре Виктор вернулся вновь, за ним шёл человек в серой рясе, с выбритой на голове тонзурой. Явно монах, на вид лет 50, суровое морщинистое лицо и непременные чётки в руках. Кажется, это называется инквизиция.
- Вот, падре Морригант, об этом человеке я Вам говорил - представил меня монаху новый знакомый - зовут его сэр Алекс. В нашем королевстве, как Вы помните, рыцарем может называться лишь воин. А сэр Алекс не просто воин, он командир. Раны и болезни, полученные в боях и походах, не позволили ему продолжать службу в рядах королевской армии, и он был вынужден уйти на покой. Однако, как всякий рыцарь, стремится умереть в бою, а не в постели. Что и доказывает своим здесь появлением.
Монах смотрел мне в глаза, словно читая в них всю правду обо мне. Как то в молодости, мне довелось столкнуться с подобным взглядом у одного нашего контрика. Тот тоже по глазам мог определить степень искренности собеседника и на спор "колол" любого, даже самого ушлого и продуманного нарушителя дисциплины, за полчаса. И было в нём, что-то настолько мистическое, что сам командир части не осмеливался повышать на него голос и всегда, при встрече, здоровался первым. Вот и сейчас, у меня возникло то же ощущение.
- Зачем ты здесь, сын мой? - голос монаха был сух, а взгляд требователен.
- Я не знаю, падре. Теперь не знаю. Раньше думал, что должен помочь одному своему знакомому, а теперь.. Быть может, моя цель помочь Зорру выстоять? Я с пятнадцати лет на военной службе, может быть мой опыт поможет вам, здесь.
- Кто твой знакомый, о котором ты говоришь? - инквизитор, по-прежнему не отпускал мой взгляд.
- Вы должно быть слышали о нём, его зовут Ричард по прозвищу Длинные руки. Я узнал, что ему сейчас приходится несладко там, на юге и подумал, что моя помощь лишней не будет. Он когда то служил у меня, а в нашей армии не принято бросать товарищей в беде.
- Подождите, - заинтересовался Виктор - Вы случайно не из краповых беретов будете, сэр Алекс?
- Я общевойсковик, служил там, где приказывали, по долгу службы был связан долгое время с десантурой, так что скорее не краповый, а голубой берет. Девиз нашей части был:"Честь дороже".
- Тогда мне понятны Ваши мотивы - и он повернулся к монаху - падре, сэр Алекс служил в специальных войсках нашего королевства, это практически орден паладинов, посвятивший себя делу защиты рубежей нашей родины. У них свои традиции, обычаи и законы. Они - элита среди элит. Их девизом служит: любую задачу, в любом месте, в любое время, любым числом. А среди их обычаев есть и такой: домой возвращаются все. И живые и мёртвые. Они не бросают своих павших на поле боя. Любой, носящий берет, их символ и отличие, уверен, что в случае его смерти, тело постараются вынести и передать родственникам или захоронят на особом кладбище, где покоятся останки этих воинов. Все они - братья по мечу и каждый готов прийти на помощь каждому. В их клятве верности ордену звучит фраза: как брат брату, твой в жизни и смерти.. Получается, сэр Алекс просто не может поступить по другому. Его пусть и бывший, но подчинённый нуждается в помощи, долг рыцаря, командира и побратима(как у нас их называют) быть рядом и помочь. Жаль, что главы нашего рода не знали об этом. Тогда могло бы всё получиться немного иначе. Но мы рады, что встретились и я, от лица всех нас, готов поручиться за этого человека целиком и полностью.
- Что ж, эсквайр, если ты берёшь за него ответственность, пусть этот человек остаётся. Я расскажу братьям о его приходе, и ему ещё предстоит ответить на многие вопросы, а пока да пребудет с вами благословение Господне, - монах перекрестил нас и ушёл.
Так состоялась моя официальная легализация в этом мире. Виктор предложил пойти взглянуть на мой "доморощенный спецназ" и мы направились к месту расположения. По пути, он продолжал вводить меня в курс дела, рассказывая о ситуации в Зорре и вокруг него. Картина получалась не самая радужная. За одно, мой поручитель поведал о легенде, под которой они здесь находятся и мы вместе проработали моё в ней место, на случай допроса. Вобщем часть вопросов порешали сразу, а часть Виктор предложил отложить до вечера, когда соберутся остальные попаданцы.
Вечером, из крепости, за мной приехал молодой парнишка, лет 17-ти и привёл лошадь, чтобы ехать верхом. Паренька звали Артур и был он одним из тех, кого, так же как и меня, судьба забросила в этот мир. Я попытался было отказаться от верховой прогулки, под предлогом того, что привык ходить, а не ездить. Но парень настаивал, утверждая, что если я пойду пешим, меня могут принять за простолюдина, а на коне я буду как настоящий рыцарь. Что же, в чужой монастырь со своим уставом не суются, как известно, верхом так верхом. Я взгромоздился на лошадиную спину и мы направились в крепость.
Мои новые знакомцы, жили в одной из городских башен, на втором этаже. Там и встретились. Правда оказалось, что одного, Анарса, не хватает, он ещё днём, вместе с группой воинов Зорра отправился на север, в надежде задержать отряд морданцев, идущих горной дорогой(я вспомнил, как ворота крепости покидала группа конных), а завтра предстояло отправиться в дорогу сэру Я(как звали Виктора в своём кругу остальные) и юному Артуру. В составе посольства они ехали к королю соседней Галли, надеясь уговорить тамошнего правителя помочь войсками. На плечи остающихся, ложилась ответственность за крепость и подготовку к битве. Больше всех моему появлению обрадовался Олаф. Пользуясь диким невежеством местных, он умудрился пролезть в начальники штаба при принцессе, не имея для этого не знаний, не умения. И теперь пребывал в состоянии близком к панике, ибо не имел ни малейшего понятия, как подступиться к тому возу проблем, которые возникают в подобных случаях (неожиданное нападение, неготовность армии, неподготовленность тылов и т.п.). Отказаться не позволяла гордость и желание помочь, а вот что и как делать, он не представлял. Поэтому сразу попытался озаботить меня ворохом проблем, но я его прервал, пояснив, что лучше воспринимаю информацию в виде чёткого и внятного доклада, задания или вводной. Посмотрев на меня пару секунд, Олаф встал и выпрямился в постойке "смирно":
- Товарищ подполковник, на момент Вашего прибытия, обстановка складывается следующим образом..
Нет, всё таки армия - великая вещь. Всего два года и до конца своих дней, мужчина в любой момент из самого отъявленного штафирки, может превратиться в солдата. И плевать, что во круг другой мир и махровое средневековье, навыки, привитые в армии, работают везде, помогая, выручая, а иной раз и спасая жизнь. А наши идиоты-правители всеми силами сокращают срок службы, делая из потенциальных мужиков, непойми что. Я уже не говорю о том, что армейская дружба самая крепкая(съеденные вместе пуды соли и тонны перловки, ночные тревоги и марш-броски в противогазах роднят людей на века).
Выслушав обширный, но несколько сумбурный доклад, сделав ряд замечаний и внеся пару предложений, я поинтересовался, как они видят моё дальнейшее использование. Олаф тут же предложил мне пост своего заместителя, а по сути, фактически начальника штаба, но я отказался, сказав, что предпочитаю "работу в поле", просиживанию штанов в штабе. К тому же, на мне лежит ответственность за моих людей, которую с меня никто не снимал, и бросать их я не собираюсь. В свете этого, надо разработать план применения моего отряда с максимальной эффективностью. Ибо бросать спецназ против танков, занятие сверхидиотское, для этого ПТО (противотанковые орудия) имеются. А рыцари и есть танки средневековья. Возражений не последовало, и мы приступили к разработке...

9

Анарс.
Знал бы прикуп - жил бы в Сочи. Кому была нужна моя разведка, зачем, спрашивается, я отбивал свой зад, мотаясь туда и обратно, как перепуганный сайгак, если камрады без особого напряжения скатались к оборотнику и поимели с него этот магический приёмопередатчик (интересно, а какие частоты он использует)? И ещё до моего возвращения узнали где и сколько войск на нас движется, имена командиров и примерную численность их армии. Обидно, блин, зря сгоняли только. Ну, хотя бы определились с политической обстановкой: единственный оставшийся союзник Зорра, тот самый Арнольд, король Галли, что помог Димке с поиском доспехов святого Георгия. Его королевство на севере, через горы. И даже если мы убедим его помочь Зорру, помощь придёт не раньше, чем через месяц. Пока они "раскачаются", соберут войско, пока составят обоз и назначат командиров, пройдёт много времени. Сможет ли продержаться крепость?
Прежде чем "выносить сор из избы" на суд герцога и остальных, провели маленький междусобойчик и поделились сведениями, дабы выработать стратегию и меры противодействия агрессору(по выражению Олафа). Ситуация складывалась далеко не айс. Морданцы рассчитывали подойти к крепости сразу с трёх сторон, чтобы своим видом если не сломить, то хотя бы поколебать дух защитников. Попутно, южные зачищали деревни, сжигая дома и убивая жителей, а северные блокировали перевал. Даже если зоррцы попытаются выйти в поле и дать бой, ни к чему хорошему это не приведёт. Их армию отрежут от крепости, окружат и уничтожат, пользуясь численным превосходством. Единственным плюсом было, незнание противником того, что нам известны его планы. Чем и следовало воспользоваться как можно быстрее. Шило в мешке не утаишь и рано или поздно, до морданцев дойдёт, что один из "палантиров" у нас. При всей своей силе, морданцы сделали ставку на скорость и техническое обеспечение. С их точки зрения, вариант был беспроигрышный, ни кто в этом мире так ещё не воевал. Даже император Карл. Но для нас, эти "новшества" проходили по категории "преданья старины глубокой". И какой "противогаз" применять в данном конкретном случае, мы тоже знали. Римское "разделяй и властвуй" было по-прежнему актуально. Нам осталось воспользоваться и претворить в жизнь то, что придумали до нас умные люди. С этим и пошли к Беольдеру.
Сэр Бенипьес уже побывал у герцога и рассказал о нашей разведке. Однако, мой рассказ сильно отличался и евойная милость высказали сомнения в правдивости и компетентности рассказчика(проще говоря, он не поверил ни одному моему слову, и практически послал). Пришлось в качестве примера привести двух человек, один из которых сидит на макушке высоченного дерева, а другой стоит на земле. Каждый видит по-своему. Его Недоверчивость побурчал, похмурился, но согласился. Осталось уломать старика, чтобы позволил нам поступить по нашему плану.
Еще когда были в разведке, местный следопыт Уилл Скарлет много мне рассказывал о границах королевства: про западную с Мордантом, про южную со Скарландами, северную, восточную. Говорил об основных дорогах там, перевалах, реках и прочем ландшафте с военной точки зрения. С его слов выходило, что через горы, на север, в Галли, ведёт единственный перевал - "Врата Бальдура" (название известно с далёкой древности и кто такой Бальдур никто не помнит). Теперь понятно, зачем часть войска морданцев прет туда - перекрыть перевал, а кроме того, там, ближе к верховьям реки, есть мост. Захватив его или уничтожив, враги отрезают союзному войску быстрый путь к крепости. Тогда нашим союзникам, если пробьются сквозь заслоны на перевалах, придётся спускаться вдоль реки много южнее. Настоящих каменных мостов здесь не строят, а подходящие для переправы места, почти у самой крепости. Местность там холмистая, можно легко устроить засаду и перехватить противника на переходе. Тогда Галли потеряет своё войско, а Зорр - последнюю надежду.
- Основное русло Дона идет некоторое время с северо-востока, потом сворачивает на юг. Речка там хоть и небольшая, но течение сильное, да и берега обрывистые. Единственное место, где можно переправиться - мост. Дорога, перед ним, проходит вдоль реки по горному склону. Если успеем раньше морданцев там укрепиться, то с небольшими силами сможем их держать долго, - размышлял я вслух, стараясь убедить герцога.
- Да, это так, но там нет укреплений и у нас почти нет войска. И ещё, тот, кто осмелится на такое, обратно уже не вернётся.
- Ваша светлость, дайте пару сотен, лучше всего лучников, и я попробую перекрыть дорогу и мост. Сдохну, но морданцев задержу. Но решать нужно быстро, времени на размышления почти нет.
Взгляд Беольдера был тяжел, хотя он перестал ждать от нас предательства, но к нашим методам ведения войны ещё не привык.
- Хорошо сквайр, полторы сотни лучников и три десятка воинов, поведет Рудольф. Он опытен и люди его знают, ты пойдешь с ним.
Я поклонился герцогу:
- Спасибо за доверие, Ваша светлость. Пойду, обрадую Рудольфа.
Все верно, нас еще толком не знают. Какая то "родня" Ричарда вынырнувшая из-за печки. Участие в несостоявшемся дворцовом перевороте. Мы чужаки и удивительно, что нас вообще слушают.
Кое как разыскав Рудольфа, занятого на приготовлениях города к обороне, я передал приказ герцога явиться. А по по пути, объяснил задумку. Обжегши меня взглядом, он выдал:
- Нечистый вас притащил, но может и получится, если успеем. Правда людей нет.
- Беольдер дает три десятка воинов и лучников пару сотен, если посадим на лошадей и телеги, сможем успеть. В общем, он сам тебе всё скажет, а я пойду в корчму, хлебца корочку сжую, да водицей запью. Потом собираться, найдёшь, если нужен буду.
Выступили мы на следующий день. Часть воинов Рудольф взял из города, плюс припасы. Остальные, должны присоединится в пути, точнее их нужно было перехватить в дороге, т.к. войска еще только стягивались со всего королевства. У городских ворот стояли священники, крестили уходящих воинов. Я повернул коня к ним, остановился и спрыгнул с седла.
Священник перекрестил меня так же.
- У меня просьба, святой отец.
- Что тебе, .. сын мой?
Слово "сын", далось ему явно с трудом. Я изложил суть просьбы. Из под опущенного капюшона, блеснули глаза.
- Я непременно буду об этом ходатайствовать перед инквизицией Зорра, как только ты вернешься.
Вот и думай, пошутили они так или..
- Я же просил о другом!
- Не испытывай терпения божьего! Ступай и да пребудет с тобой Его благословение..
"Ну и нахрена к ним обращался?" - думал я, догоняя ушедший за ворота отряд.
Пользуясь указом Беольдра, Рудольф отнял у встречных почти всех коней и телеги, и, доведя численность до двухсот пятидесяти человек, гнал отряд на север от Зорра.
- У вас все такие дикие? С тремя неполными сотнями против трех тысяч - спросил он, поравнявшись.
- Там место узкое, да и у морданцев не все конные, еще и обоз - трясясь в седле ответил я
- Ага, Уилл рассказывал о том местечке, держать придется не столько дорогу, сколько склон над ней. Если же они не дураки, наверняка выслали кого-то вперед, к мосту.
- Вот и узнаем, отправь десяток дозором, нужно постараться занять мост и склон раньше морданцев.
Инициатива в таком деле наказуема, кто придумал, тот и исполняет. И вот мы с сержантом и десятком воинов, снова мчимся вперёд. Задница уже отбита и я её почти не чувствую, каждый толчок седла отдается где то под шлемом. Когда ж я привыкну к этой пытке?
В сумерках добрались до горной дороги. Оставив двух человек с лошадьми, дальше отправились пёхом. Подходя к мосту, почти крались. Когда до цели оставалось совсем немного, я остановил отряд и, велев остальным ждать здесь, дальше пошёл с одним Уилли. В разведку. И не зря, морданцы уже были там. Мы насчитали с дюжину коней и десяток воинов у моста, на той стороне. Похоже, остальные сидят где то в секретах.
- Нужен их старший и еще пару живьем, остальным режем глотки, - предложил я шепотом.
- Сначала охрану - голос сержанта был почти не слышен - будь здесь, я сам справлюсь. - Он практически бесшумно проскользнул между двумя камнями и растворился в темноте. Со стороны костра донёсся дружный взрыв хохота, похоже там травят анекдоты. Пускай порадуются перед смертью, уже недолго осталось. Вскоре мне показалось, что раздался слабый вскрик. Я до звона в ушах вслушивался в ночь, не спуская глаз с морданцев у костра. Они сидели как ни в чём не бывало. Похоже, в самом деле, померещилось. Вернулся Уилли и, показав два пальца, чиркнул ребром ладони поперёк горла. Значит, вскрик был и счёт открыт, два ноль в нашу пользу. Пока. Мы позвали остальных и объяснили им в двух словах наш план: трое лучников и два воина с арбалетами стреляют первыми, потом все быстро бежим к костру и рубим уцелевших.
Прокравшись по зарослям, мы подобрались шагов на тридцать к самому мосту, дальше было открытое место.
Сержант, какое-то время вглядывался в фигуры у огня, потом кивнул своим мыслям и медленно поднял арбалет. Лучники были наготове. Он усмехнулся, и негромко скомандовал:
- Бей! - щелканье тетивы, короткие вскрики пораженных.
Впятером, мы рванулись к костру. Драки не получилось, пять неподвижно лежащих тел, трое отползающих раненых и лишь двое встретили нас с мечами наголо, причем у одного из предплечья торчала стрела. Их скрутили в мгновенье ока, выбив оружие и оглушив. Дорезали раненых.
Сержант, на всякий случай, отправил еще пару стрелков вверх по склону, узнать что там и как.
- Тащите всех сюда, и живых и мёртвых, - скомандовал я.
- Мертвецы то зачем?
- Думаю, если накинем их плащи, то встречать весь врага будет интереснее. И хорошо бы послать кого нибудь навстречу Рудольфу.
- Пожалуй, сейчас отправлю тех, кто стерег коней.
Ну вот, пока еще не размяк от усталости, можно расспросить пленных. Растащив, с сержантом, двух пленников по разным кустам, начали дознание.
Моего подопечного пришлось отливать водой. Крепко же его по голове долбанули. Закашлявшись от воды, он с трудом открыл глаза.
- Ну, здравствуй брат! -поприветствовал я его.
- Где я?
- В раю конечно!
- Ты лжешь, но всё равно, Вы опоздали, наше войско уже рядом. (а опоздавшему поросёнку сиська возле задницы)
Хм, а не так уж его сильно и треснуло.
- Вот об этом и поговорим...
Неподалёку раздались крики боли второго пленника. Нежно повернув к себе лицо подопечного, я продолжил:
- Вы не отвлекайтесь, сударь. Когда подойдет ваше войско и сколько в нём воинов?
- Глупые фанатики, бегите и прячьтесь! Граф де Блюем растопчет вас!
Что-то он не то поёт. Сунув пленнику в рот пару округлых камушков, взял его за палец и сильно вдавил в ладонь. Клиент дернулся от боли и чуть не подавился, камни мешали орать. Я отпустил его руку и подождал, пока он освободит рот.
- Ну, удивлен? Пока палец цел, но думаю, если гнуть в другую сторону он хрустнет. Какое счастье, что у тебя их десять. Даже возится с каленым железом, не нужно.
- Сволочь, - выплюнул он мне в лицо,- нам всё известно! В Зорре нет войск, бароны взбунтовались, вы ничего не успеете, так что все твои потуги напрасны.
- Какой умный, должно быть из рыцарей? Но это не важно, просто скажи, когда припрется это ваш Блюем? - но парень попался упёртый и молчал, пришлось снова ухватить за палец...
- Послезавтра! Это не тайна, вы не сможете его задержать!
- Хм, если доживешь, сам все увидишь. Теперь второй вопрос....
Потом сошлись с сержантом обменяться мнениями.
- Ну, что твой напел?
- Вроде через пару дней, большое войско, треть конных.
Я кивнул,
- Мой пел тоже самое..
- Похоже, он и сейчас еще что-то мычит. Ты его разве не добил?
- Оставим Рудольфу, интересно, когда он доберется?
- Скоро уже должен.
Наш отряд прибыл среди ночи. Люди валились с ног. Рудольф, выслушав доклад, велел всем спать, кроме дозорных.
А по утру мы начали готовится к встрече гостей. Словно муравьи таскали камни на край склона над дорогой, рубили деревья, стаскивали бревна.
Рудольф как то странно неодобрительно отнёсся к моему плану, мол по разбойничьи. На что получил ответ:
- Я понимаю, что красивше будет выйти в чисто поле или перегородить нашим хилым отрядом дорогу вражьему войску, и погибнуть геройски! Что б про нас потом легенду сложили, но враг ведь пройдет и не оглянется. Прямиком в Зорр. Так что тебе важнее?
Рудольф и сам все это понимал не хуже меня, чай не книжный рыцарь, а потому и пахал как вол. Повозки, разгруженные от припасов, велел забить камнями и приготовить для перегораживания пути. К вечеру все вымотались, но сделать успели все - около мили склона над дорогой были "заминированы". Стрелки, вместе с запасом стрел, разбрелись по всему участку. Выслали дозор. Осталось обговорить детали боя.
Собрав десятников на совет, Рудольф долго втолковал им задание, порядок действий, сигнал к атаке, что делать в непредвиденном случае. В мой план он внес немало дельного - как ни крути, а практики у него больше.
Вот наконец долгожданный "отбой". Надеюсь усталость, как и вчера, опрокинет меня в сон. Перекусив "на сухую", долго еще сидел, смотря на простиравшуюся к югу речную долину. Мысли, которым не было место за весь день, теперь ползали под черепом как змеи. Зачем я здесь? Для остальных понятно - враг пришел, нужно воевать, но мне что с этого? Наш путь был в другую сторону! Предсказания старухи мне до лампочки. Это не моя война! Да, теперь-то я уже ни куда не денусь, но что мешало повернуть раньше? Похоже, моё приключение будет до обидного коротким.
- Что хмурый такой? - Рядом присел Рудольф.
- Так, вспоминаю, не забыли ли чего. Сростется ли то что задумали.
- Сростется, - хмыкнул он, - забавное словечко, но ты прав, деваться морданцам особо не куда.
- Мы же не знаем, вдруг пришлют с начала дозор, с проверкой? Пленных об этом не спрашивали да они могут и не знать. Может, вообще сюда не пойдут, отправят немного людей к перевалу, а сами вдоль правого берега...
- Не пойдут они туда, там переправ нет, только на равнине, где течение слабее, да и тяжело в тех местах армию переправить.
- Надо усилить правый фланг, здесь, на дороге, мы их остановим, а там по склону можно поднятся и обойти нас.
- Уже думал, поставлю с той стороны больше лучников, а тропы перегородим. Спи уже. Завтра день будет долгим.
Кому как - подумал я,- для кого-то закат наступит быстро. Вот, только после ухода Рудольфа, до меня дошло, чего же так не хватает - солнца! Его рыжая брода сильно контрастирует с унылой серостью вокруг. Уже который день темно-серые тучи висят прямо над головой. Давят проклятые на психику. Надеюсь, хоть завтра мир станет ярче.
Сон не шел, я долго ворочался на подстилке из веток, завернувшись в плащ. Нас очень мало на такое расстояние, неполные две сотни бойцов. Единственно, что спасет, это крутой склон, на который даже пешему взбираться очень трудно. Но правый фланг и вправду уязвим, пехота морданцев скорей всего под камнепад не попадет, а значит, полезет наверх. Там конечно только пара узких троп поблизости и "подарки" приготовлены, но этого мало. Нужно завалить несколько деревцев ветками вниз, через такой "забор" сразу не прорвешься. Мысли ворочались с трудом и медленно.
Похоже все таки уснул, и просыпаться было мучительно неохота. Ну почему вставать нужно в такую рань, ведь еще темно! Но судя по звукам остальные уже на ногах. За завтраком выдал свою ночную задумку Рудольфу.
- Угу,- кивнул он, жуя кусок холодного мяса, - так и сделаем. Мы с воинами удержим начало тропы и постараемся не дать морданцам подняться, пока там дорогу засыпать будете. Когда закончите, гони лучников сюда.
Я кивнул.
- Что слышно от дозора?
- Молчат пока, но, думаю, ещё до полудня враг будет здесь.
Накинув на плечи трофейный плащ, я отправился готовить сюрприз для незваных гостей. Надеюсь, мою придумку они оценят по достоинству.

10

Нынче все срока закончены, а у лагерных ворот,
Что крест на крест заколочены, надпись: "Все ушли на фронт"...(с)Высоцкий.
............................

Олаф.

Летнее жаркое солнышко поднялось над лесом и стало медленно карабкаться в зенит, обещая знойный день. Голубое безоблачное небо, утренняя прохлада, настоянная на пахучем разнотравье и пение жаворонков в вышине. Казалось, весь мир дышит негой и покоем. И странно смотрелись толпы людей, увешанных оружием, что, как муравьи, суетились под стенами старой крепости. Сегодняшний день, был последним в подготовке Зорра к войне, что внезапно обрушилась на королевство. Завтра мы выступаем. Многое осталось недоделанным, многое вообще не начинали делать, но "кто может - пусть сделает лучше". Мы сделали всё, что в наших силах. Что из этого получилось - бой покажет.
Сегодня произошли три важных события: первое - все собранные у стен города войска, принесли присягу "Защитника Королевства". Для местных это было необычно и нам пришлось, в начале, убеждать в необходимости такого шага, а потом организовывать сие действо. Шоу получилось ещё то! Идея родилась у меня во время поездки к оборотнику. По возвращении, обсудил тему с камрадами и, получив принципиальное "одобрямс", направился к инквизиторам. Если удастся убедить их, за остальными дело не станет. Меня выслушали молча и отправили восвояси, пообещав дать ответ позже. На следующий день отец Морригант сообщил, что после жарких дебатов, полуночных споров и предутренних прений, Церковь приняла решение поддержать мою идею. Дело осталось за малым - оповестить и уговорить светские власти в лице герцога Беольдера. По устоявшейся привычке, он отнёсся к моему предложению настороженно, но молчаливое присутствие инквизитора за моей спиной, не позволяло просто отмахнуться и отказать. Несколько заданных им вопросов были ожидаемы и ответы мы, с сэром Я, успели продумать заранее. Когда же герцог узнал, что Церковь положительно отнеслась к этой затее и практически благословила, выбора у него почти не осталось. Он лишь поинтересовался, кто всё организует и когда это произойдёт. Выслушав ответ, сэр Беольдер "капитулировал".
Как инициатору, мне предстояло стать и организатором данного действа. На моё счастье, Господь послал нам дядю Сашу(надо будет не забыть, забежать в храм и поставить свечку в благодарность за такой огромный подарок). С его опытом службы и привычкой к торжественно строевым мероприятиям, мы быстренько набросали схему грядущего торжества. Правда, он всё порывался устроить парад, упирая на то, что конные рыцари в строю по четыре будут смотреться просто замечательно. Пришлось его слегка охолодить, напомнив, что толпы крестьянского ополчения, не способны к маршировке сколько нибудь ровными рядами и на рыцарском фоне будут смотреться, как корова в парадном кавалерийском расчёте. Постановили отложить парад до лучших времён.
Рано утром, едва рассвело, мы подняли всех и принялись разводить группы крестьян-ополченцев по местам, пытаясь придать им подобие строя. За одно, формируя будущие войсковые подразделения армии Зорра. Вскоре, из ворот крепости, показалась процессия священнослужителей, направляющаяся в лагерь. Поднявшись на заранее подготовленный небольшой холм, они стали служить утреннюю литургию. После службы, настоятель главного храма Зорра прочёл проповедь, призывая всех, способных держать в руках оружие, как один выйти на бой с врагом. После него, слово взял поднявшийся на холм Беольдер. Он громогласно объявил, что сейчас здесь состоится приведение к присяге воинов, коие желают возложить на себя нелёгкое звание "Защитник Зорра". Не желающих взвалить на свои плечи сей тяжкий груз, он просил отойти и не мешать. На выкрик из толпы(и зачем мы пытались их строить?!), а будет ли он сам принимать эту присягу, герцог ответил, что и он, и принцесса Азаминда, а так же все известные рыцари королевства принесут присягу здесь и сейчас. Но это абсолютно добровольное дело(на этой формулировке я особенно настаивал). Крестьяне ещё колебались, когда герцог и принцесса, а за ними и рыцари, преклонили колено и обнажили головы, готовясь. И тут, как мы и планировали на такой случай, сказал своё веское слово дядя Саша. Со словами: чем мы хуже рыцарей? Шапки долой, колени склонить - он на собственном примере показал, что надо делать. Деревенский спецназ безропотно последовал за своим командиром, а глядя на них и другие крестьяне стали опускаться на колени. Это было похоже на эффект падающего домино, пара-тройка минут и всё крестьянское ополчение, больше тысячи человек, стояло на коленях и внимало словам присяги..
Вторым событием, стало отправление посольства в Галли, которое возглавил сэр Гендельсон. Несмотря на увечья, граф полон решимости, хоть таким образом служить своей родине. Леди Лавиния, как верная любящая супруга, отправилась вместе с ним. Забавным стало последствие знакомство графа с нашим Артуром. Не знаю, чем он ему так приглянулся, но перед отправлением посольства, Гендельсон предложил парню стать его оруженосцем. Мечта о золотых рыцарских шпорах, вдруг обрела реальные очертания, но наш камрад, верный товарищеским узам, в начале, пришёл за советом. Народ был единодушен - дерзайте юноша, ведь из оруженосцев до заветных шпор, гораздо ближе, чем из эсквайров. Так что, покинул стены крепости наш Артур уже в официальном статусе оруженосца графа Гендельсона из рода Снургов. Дай Бог ему удачи.
Сэр Я ехал вместе с ними в качестве "личного консультанта" принцессы. Понятие это для местных новое, значение его им не известно, чем я бессовестно воспользовался, наврав с три короба(не..обманешь - не проживёшь). Теперь, эсквайр ВиктОр из благородного семейства Рюриковичей рода Рус из Москвы - доверенный посланец принцессы, везущий её личное послание для короля Арнольда. Трудней всего оказалось уговорить Азаминду написать нужный нам текст. Будучи девушкой самостоятельной, упрямой, самолюбивой и гордой, по началу, она наотрез отказалась. Пришлось надавить на патриотичность. Ради Зорра принцесса смирилась, и послание было составлено в нужном ключе. Не знаю, как другие, но все мои надежды в деле "уламывания" короля Галли, связаны лишь с сэром Я. Учитывая его опыт и способности, шансов повлиять на Арнольда у него однозначно больше, чем у Гендельсона.
И наконец, событием номер три, стало представление дяди Саши "высшему истеблишменту" и "генералитету" Зорра. Случилось это после присяги. Мне удалось улучшить момент, когда вокруг Беольдера никто не суетился и представить ему дядю Сашу, как почтенного заслуженного рыцаря, ветерана многих ограниченных локальных конфликтов и исключительно местных стычек, волей судьбы оказавшегося здесь(тут пришлось вспомнить версию сэра Я, рассказанную инквизиторам). Кажется, герцог уже начал привыкать к мысли, что от нас можно ждать самых разных сюрпризов. Поэтому отреагировал достаточно спокойно, без своей всегдашней подозрительности. Он будто почувствовал в стоящем напротив немолодом седобородом ветеране родственную душу служаки. Обменявшись несколькими фразами, герцог, как то незаметно, стал называть его сэр Алекс и даже усмехнулся в ответ на шутку. Во истину, рыбак рыбака, видит из далека. Удивление герцога вызвал план дальнейшего использование "пришлого" рыцаря, который тот сам же и предложил. Причём не просто предложил, но и обосновал необходимость именно такого использования и дальнейших действий. От Беольдера требовалось лишь дать согласие и оказать(если вдруг захочет) посильную помощь. Его Высочество Местоблюститель королевского трона привычно нахмурился задумавшись, а потом отдал необходимые приказания. Вечером, благородный рыцарь сэр Алекс, во главе им же сформированного взвода пешей разведки и приданных сил, направился на встречу противнику, имея задачей провести дополнительную разведку и задержать продвижение противника на несколько часов. Не думаю, что герцог и его рыцари поверили в возможность совершить такое, да и в современных реалиях поставленную задачу тривиальной не назовёшь, однако, перефразируя девиз десантуры: "Нет задач невыполнимых, есть особые войска". Поэтому, приведя сомневающимся в качестве аргумента суворовское: "Воюют не числом, а умением", сэр Алекс отбыл для подготовки к рейду, а я ненавязчиво поведал местным рыцарям, что представляют из себя эти самые "особые" войска(в моей интерпретации).
Вечером, не смотря на усталость, я никак не мог заснуть. Перед мысленным взором проносились картины прошедшего дня, и всё чаще я возвращался к сцене отъезда Артура. Как гордо он восседал на своей коняге, как незаметно(как он думал) касался, время от времени, рукояти Древнего Меча, будто желая убедиться, что это не сон и на его боку и вправду висит магический клинок. Как радостно горели его глаза от осознания важности порученного дела. А серебряные шпоры, презентованные ему Гендельсоном перед отправкой.. Я думал парень рехнётся от счастья. Он весь светился энтузиазмом, как рождественская ёлка, готовый исполнить всё и даже больше. И сейчас, вспоминая это, в моей душе начали шевелиться нехорошие предчувствия, всплыла и мысль, мелькнувшая в тот момент. Глядя на отъезжающего и машущего мне на прощание Артура, я подумал, что возможно вижу его в последний раз. Тогда я отогнал нехорошую мыслишку, но лишь за тем, чтобы она вернулась сейчас и прочно поселилась в моей голове, усиливая и без того не радостные предчувствия грядущего. Попытка справиться самостоятельно, по средствам внутреннего монолога и самоубеждения, провалилась. Тревога не отступала. Промаявшись примерно до полуночи и поняв, что самому справится не удастся, я направился туда, где, как минимум, могут выслушать. Ночной воздух был прохладен, но в нём ещё чувствовалось знойное дыхание летнего полдня. Немногочисленные светильники скупо освещали путь. Хотя летом в них особой надобности и нет. Завернув за угол дома, я вышел на центральную площадь Зорра и направился к храму, в надежде найти если не успокоение тревожным предчувствиям, то хотя бы внимательного слушателя. Однако меня поджидал сюрприз.
У врат храма стояла большая молчаливая толпа. Время от времени, из врат выходил человек и шёл прочь, ему на смену входил следующий. Всё это сильно напоминало наши очереди за водкой, в начале 90-х, вот только здесь царил странный молчаливый порядок. Я подошёл к краю толпы и поинтересовался причиной полуночных бдений граждан, ответ меня "убил"-
- Мы пришли на исповедь, господин - ответил тихий женский голос.
В немом изумлении я обвёл взглядом сборище -
- На исповедь?! Да тут же половина Зорра! - если я и утрировал, то не намного.
- Господин должно быть шутит? Большая часть исповедовалась ещё до захода солнца. Здесь лишь те, кому обязанности не позволили прийти раньше.
Наконец я разглядел говорящую, к удивлению это оказалась служанка Шартрезы, Шарлин.
- Но почему именно сейчас, Шарли?! И все разом?
- Господин, завтра бОльшая часть защитников покинет Зорр, - она объясняла мне как маленькому ребёнку, тихо и внятно - уйдёт, чтобы, быть может, никогда не вернуться. Мы можем лишь молиться за уходящих. И просить Господа о даровании им лёгкой и достойной смерти в битве. Судьба остающихся тоже темна, ведь никому не известно, что будет после. А на встречу с Всевышним следует идти очистившись от грехов, со спокойными сердцем и совестью. Поэтому мы пришли сегодня сюда, потом может не остаться времени.
- Так, я понял Шарлин, вы готовитесь к смерти. Но есть среди вас хоть один, кто готовится победить?
- Простите господин, я всего лишь слабая девушка и не могу судить о делах мужских..
- Да что тут говорить - прозвучал из темноты хриплый мужской голос - все знают, что победить мы не сможем. Это последние дни Зорра. Но пусть даже мы все поляжем, победа врагу достанется не за дёшево.
Я смотрел на людей и не знал как сказать то, что лежит на сердце. Как начать, какие слова найти, чтобы достучаться до их душ? Господи, помоги ..
- Люди.. Жители города.., его защитники.. Выслушайте меня.- я шагнул прямо в толпу.
Ночь вступила в свои права и мне были видны лишь лица стоящих вплотную, дальние, сливались в тёмно серую безликую массу.
- Сегодня я, так же как многие войны, принёс присягу и поклялся защищать Зорр. И пусть я не был рождён в этих стенах, драться с врагом буду вместе с вами, плечо к плечу. А значит я - такой же как и вы, защитник Зорра. Но разница между нами всё же есть. Ибо завтра, вы пойдёте в бой, чтобы умереть за Зорр, а я, чтобы победить. И я не собираюсь умирать ни завтра, ни послезавтра, ни через месяц в угоду каким-то мерзавцам из сопредельного королевства. Пусть даже их много больше. Да пускай их будет хоть легион, плевать! А знаете почему? Почему я готов в одиночку выйти против их войска и сразиться? Потому, что со мною Бог! А если так, то кто же осмелится встать против нас?! Пусть эти несчастные выстраивают боевые порядки, пусть, я искренне помолюсь за упокой их слепых душ. Ибо я верю, что Господь не оставит меня и дарует победу! Я верю в Него, а вы? Во что и в кого верите вы? Почему не даёте Всевышнему возможность помочь вам? Ведь известно, что Он помогает лишь тому, кто помогает себе делая хоть что-то. А вы, что вы делайте ради победы? Пусть говорят, что наступили тяжёлые времена, но разве легче они были, когда император Карл штурмовал крепость? Разве легче было, когда он гордо въезжал в измождённый город во главе своих хвастливых рыцарей, в тайне готовясь залить эти улицы кровью уцелевших защитников, хотя и обещал этого не делать? А кто из вас помнит, как он улепётывал, в страхе за свою жизнь, забыв про гордость? Как его надменные рыцари, теряя плюмажи, спешили следом за убегающим сюзереном, топча своих павших, в неразберихе, товарищей? Ну, неужели здесь нет никого, кто видел это?
- Есть!.. Я видел! - нестройные выкрики раздались с разных сторон.
- Так скажите мне, видевшие, разве тогда было легче? Разве не казалось, что настали последние дни? Но вы выстояли, не сдались, перебороли отчаянье и сохранили Зорр. Так почему сейчас в ваших глазах погас упрямый огонёк веры? Веры в себя, в свой город, свои силы, веры в.. победу? Почему на ваших лицах лежит печаль скорби и мужественного смирения? Вы опустили руки и готовы признать своё поражение? Если так, то вам нет нужды идти на битву, вы УЖЕ проиграли и повержены, ибо дух ваш сломлен. Но я хочу спросить вас, жители некогда несгибаемого города, разве не Господь, отмеряет каждому груз по силам его? Значит, если он возложил на ваши плечи это бремя - дело защиты границы от Тьмы, то считает вас способными вынести эту тяжесть, осилить, преодолеть, устоять. Так почему вы не верите Господу? Почему опускаете руки, отказываясь от предначертанного вам Богом? Ведь поступая так, вы предаёте Его! И как взгляните в Его глаза, когда придёт срок отвечать за земные деяния свои? Что скажите в своё оправдание?! Прости Господи, я не смог? А он ответит вам: ты мог, просто испугался и не захотел поверить мне. Неужели найдётся зоррец, способный предать Бога? Не словом, делом. Неужели меня окружают предатели? Неужели извечный Враг всё же победил? И неужели среди стоящих здесь, не найдётся хоть один, кто хочет победить, а не умереть? Ну, есть такие? - гробовое молчание было ответом. Кажется, мне всё же не удалось их переломить. Прости Господи, я пытался..
- Господин - голосок Шарлин дрожал от сдерживаемых слёз - мы никогда не предадим Бога, лучше умрём. Просто мы .. я не знаю что нужно делать, но я очень хочу .. хочу чтобы мы победили - последние слова она произнесла практически шёпотом.
- Что, лишь одна девчушка в тайне желает победы своему королевству? А что желают остальные, - мой голос звенел от сдерживаемой злости - быть может, победы Морданта? Ну, есть желающие ему победы или нет? Не слышу вас, зоррцы, да или нет?!
- Да чтоб они все в ад провалились - голос пожилого мужчины рядом со мной - Пусть их черти приберут - парень из дальних рядов..
- Так да или нет?! - я обращался к толпе, стараясь добиться её единения - громче! В Бога душу Пресвятую Богородицу и двенадцать апостолов!!!
- Нет - одиночные крики слились, наконец –то, в единый "глас толпы"
- А есть ли среди вас готовые предать Господа?
- Нет! - "глас" набирал силу.
- Готовы ли вы опустить оружие и сдаться на милость победителя?
- Нет!!!
- А есть среди вас те, кто желает победы Зорру?
- Да!
- А верите ли вы в Господа нашего?!
- Да!!
- А готовы ли вы победить?!
- Да!!!
- Хорошо. С этого мига, вы - вестники победы, идите и расскажите всем, что мы идём на битву, дабы победить и тем восславить имя Его. С нами Он и нет способных противостоять нашей мощи! Враг будет разбит, победа будет за нами! За Зорр! За Господа!! За победу!!!

Жаль, но пообщаться с исповедником у меня так и не получилось. С площади я возвращался провожая Шарлин во дворец. Не то, чтобы ей что то угрожало, но невместно незамужней девушке бегать по ночному городу в одиночестве. Она шла молча, скромно опустив голову. Молчал и я, оставив все свои душевные силы и эмоции на площади. Так и дошли до дворца. Лишь перед тем, как скользнуть в темнеющий проём дверей, Шарлин замерла, и до меня донёсся тихий робкий голос
- Господин, а вы .. вы вправду верите, что мы сможем победить?
Я молча смотрел на неё, не в силах найти подходящий ответ. Она тихонько вздохнула и собралась скрыться за дверью, когда я, наконец, нашёл нужные слова
- Сжимает сердце страх и путаются мысли,
Враг у ворот и душу рвет тоска.
Как мало нас, а враг так многочислен,
И мы погибнем все, наверняка...

Но как же так! А где же наша вера?
Ведь с нами бог, так кто же против нас!
Победа достается только смелым,
А мы сильны, как никогда, сейчас!

Сильны мы тем, что в бога свято верим.
Он дал нам меч, чтоб покарать врага.
Не сломит дух, стоящий враг у двери,
Мы победим, прославившись в века!

Мы сможем все! Мы все преодолеем!
И пусть не дрогнут сердце и рука,
Ведь с нами бог! И он в нас тоже верит.
Мы победим! И поживем пока...

11

Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко,
Что не день, то снова поиск, снова бой..(с)неофициальный гимн бойцов войсковой разведки
.....................................

дядя Саша (ДС).

Обговорив все вопросы предстоящего «рейда по тылам противника» я стал готовить отряд к выходу. Хотя слово «готовить» не очень уместно. Просто пополнили запас стрел, в основном бронебойными и запаслись немного харчами. На наше усиление, было выделено от всех щедрот аж 6 арбалетчиков, командиром которых, был назначен желторотый рыцарь со своим оруженосцем. Судя по тому количеству оружия, что у него было приторочено к седлу, наша задача ему представлялась очень простой - выехать на встречу основным силам мордантцев, вызвать на бой их командующего, красиво его победить, или красиво погибнуть самому… И все.О сэре Бенипьесе мне было известно со слов Олафа, которому рассказал о нём Анарс, ходивший под командованием Бенипьеса в развед рейд(представляю, что они сумели разведать). В общем характеристика была следующей: молод, жаждет славы, мечтает завоевать сердце возлюбленной и жениться на ней. Слегка заикается и картавит. При волнении всё сильнее. Иногда путает правую и левую стороны. Возможно дальтоник. Исполнителен, но боевой опыт минимален. У нас бы такого чудака ещё на медкомиссии при поступлении в училище "срезали". А тут ... На безрыбье и рак рыба?
Интересно, как имея в своем распоряжении неполных 20 человек, задержать трехтысячный отряд не менее чем на 10-12 часов? Я конечно понимаю, что воюют не числом, а умением, но сейчас и числа не хватало и умения не очень много.
До предполагаемого места боя у моста нас доставили на телегах, - спасибо герцогу,- распорядился. А дальше пешочком. Нет, конечно сэр Бенипьес и его оруженосец на конях, а как же, иначе урон его рыцарскому достоинству. Попросил его спешиться и, отведя в сторонку, этак коротенько, в двух словах, преимущественно, матерных, объяснил поставленную нам задачу. А так же предложил ему, аки воину весьма пекущемуся о своем рыцарском достоинстве остаться здесь и охранять мост. Ответом мне был взволнованный монолог:
- Сэл А-Александл, Вы зля счи-итаете, что я не-не понимаю всей сложности на-ашего задания. Пусть мне и не доводилось ещё участвовать в битвах, но Вы можете ласчитывать на меня, клянусь Плесвятой Боголодицей, я не п-подведу Вас. И я на-надеюсь быть полезным, ведь мне уже до-оводилось ходить в лазведку. Повелте, сэл Александл, мне очень важно выполнить это за-за-задание. От этого завистит моя су-судьба, можно ска-азать.
- Хорошо, тогда, сэр Бенипьес, прошу учесть, я вам не нянька, мои команды и распоряжения выполняются беспрекословно. Ваша лошадь должна быть максимально облегчена,- ибо вам и ей предстоит играть главную роль в военной хитрости под названием «поймай меня». Что это и как делается, я объясню чуть позже. Что, у Вас конь, а не лошадь? Тогда прошу меня извинить, я в этом слабо разбираюсь.
Построил отряд, объяснил задачу, подробно описав порядок действий на первом этапе, на втором и на третьем. На первом, оруженосец Бенипьеса, Том, как бы случайно выезжает навстречу передовому отряду или дозору мордантцев, пугается, и неумело развернув своего скакуна, ретируется лёгкой рысью в заранее обговоренное место, храбро заманивая бросившегося за ним противника в ловушку, устроенную по принципу «огненный мешок». Стрелки, по моей команде, дают залп, имея целью уничтожить в первую очередь рыцарей, буде такие окажутся. Сэр Бенипьес, стремительной атакой повергает уцелевших. Раненых добиваем, все трупы быстренько раздеваем и развешиваем вдоль дороги. И так несколько раз, пока или не выбьем всех дозорных, или не подойдут основные превосходящие нас силы.
На втором этапе удар наносим по обозу. Там надо поднять как можно больше шума, запалить несколько, а лучше, сколько сможем повозок, поднять панику и так же храбро отступить в лес, до подхода к ним подмоги или спасательного отряда. И то же несколько раз, пока не будет выставлена усиленная охрана обоза. Последний этап будет зависеть от успешного окончания первых двух. На нём, мы совершаем героическую попытку нападения на ставку командования мордантцев, с целью убить, или ранить как можно большее число руководителей похода. Действия на втором и третьем этапе, будут вестись преимущественно ночью.
Для арбалетчиков и их командира показал основные команды на языке жестов.
- Главное условие успеха все делать молча и по возможности тихо,- закончил я свой импровизированный инструктаж. - Противник не должен догадаться, что нас всего на всего горстка. Ему должно казаться, что он окружен превосходящими силами. Сделали несколько выстрелов,- поменяли место и так постоянно.
Через несколько часов ускоренного перехода отошли от моста по моим подсчетам на 12-15 км. По дороге я присмотрел несколько хороших мест для засад. Наконец нашлось отличное местечко. Лично расставил лучников и арбалетчиков, указал, где следует растягивать верёвку, объяснил Тому куда он должен заманивать мордантцев, а сэру Бенипьесу, направление атаки.
И вот мой дозорный сообщил,- едут, беспечно, человек 20, во главе пара рыцарей, дозоров и охранения нет. Я отправил его назад к напарнику, с задачей уточнить расстояние до основных сил.
И так все готово к первой встрече. Ещё раз предупредил, что бы стреляли только по моей команде. Особо предупредил сэра Бенипьеса, что если он из-за своего гонора сорвет операцию, я его с позором выгоню из отряда. Не сорвал, все прошло как по нотам. В начале, мимо нас проскакал неспешной рысью Том, делая вид, что нахлёстывает свою лошадку из последних сил. Следом за ним, скачущие галопом и азартно подбадривающие себе криками мордантцы, уверенные в близком успехе. Когда первые всадники противника поравнялись с моей позицией, я свистнул что было мочи. Перед копытами скачущих лошадей, мгновенно натянулась толстая веревка, и первые три всадника со всего маха полетели на землю. Остальные, видя печальную судьбу товарищей, натянули поводья. Залп. Под первыми стрелами пали оба рыцаря и четверо всадников, несколько человек были ранены, ещё несколько залпов и последних двух выбил своими молодецкими ударами из седел сэр Бенипьес. Подозвав его, похвалил за расторопность и выдержку, и лично поздравил с боевым крещением. Мои вчерашние крестьяне сноровисто добили немногочисленных раненых и принялись снимать доспехи, развешивая трупы на ближайших деревьях. Поймали с десяток лошадей, загрузили их трофейным оружием. Высланные вперед дозорные не возвращались, обеспокоенный, я отправил вторую пару. Через некоторое время оба дозора вернулись, оказалось, что до основных сил больше никого нет, дорога пуста. Мордантцы чувствуя себя хозяевами, особо не торопятся и сейчас остановились на привал.
- Обойти их можно?
- Да, подходы к обозу тоже никем не охраняются.
- Отлично. Ночи ждать не будем, атакуем голову обоза, а затем перемещаемся в хвост и наводим панику там. Главное поджечь как можно больше повозок. Сэр Бенипьес, вам, как единственному конному, придется поработать фекалоносцем и фалометателем…
До обозов добрались ни кем не замеченные и почти без приключений. Просто пути пришлось завалить нескольких неосторожно углубившихся в лес мордантцев. Чего они там искали, может кустик, чтоб присесть, может травку какую, спрашивать было недосуг.
Вот и обоз. Пестрое зрелище - проститутки, музыканты, жонглеры, вперемешку с провиантом и боевыми припасами. Все тоже остановились на привал, готовят похлебку, танцуют, ругаются, смеются. Впереди, чуть поодаль от всех, стоит большой крытый фургон. Судя по кабалистическим знакам на его бортах, это и есть повозка магов, где может храниться "палантир". Охраны с виду никакой. Неужели так уверены в себе, или настолько беспечны?
Свистнули первые стрелы с горящей паклей, однако никто ничего не понял до тех пор, пока сэр Бенипьес не выехал с факелами и не стал поджигать повозки. Только тогда раздались истошные крики - Нападение! Враги! Спасайтесь! Откуда то выскочило несколько воинов, которые тут же были расстреляны нашими лучниками. Паника нарастала, кто то истошно крича мчался со всех ног в сторону основного войска, кто то наоборот, разворачивал оглобли и пытался убежать в хвост обоза…. Воспользовавшись моментом, я повёл арбалетчиков к фургону. Перед нами, словно из под земли, выросли восемь пеших рыцарей(по крайней мере, доспехи у этих парней были рыцарям в пору). Как же тут пригодился подарок камрадов, сделанный мне перед выходом. И хотя моя рука больше привыкла к ПМ-у, но и АПС лёг как родной. Припав на колено, я открыл беглый огонь одиночными по противнику. И хотя мне далеко до снайпера, но с дистанции в 10-12 метров из АПС-а, я практически не промахивался. Все восемь моих противников отправились на небеса за минуту. Арбалетчики дали, на всякий случай, нестройный залп по фургону и мы приступили к осторожному досмотру. Я настороженно приблизился и откинул полог. Два старика лежали, раскинув руки на мягких подушках уже пропитанных кровью. В теле каждого сидело по паре арбалетных болтов. Как мои орлы разглядели их сквозь ткань, ума не приложу. Запрыгнув в фургон, быстро окинул взглядом лежащие предметы, глаз зацепился за странную резную шкатулку, такое чувство, что кто то пытался разукрасить резьбой обычный транспортный кофр. Вытащил и откинул крышку. Точно, в углублениях лежал хрустальный шар. Теперь бы ещё научиться им пользоваться, ну да нечего в Зорре разберутся. Выскочив из фургона, я передал шкатулку одному из воинов: "Головой за неё отвечаешь". И дал команду на отход..

12

Анарс.
Солнце, наверное, уже было высоко, когда пришёл сигнал - "Идут!"
Народ разбегался по местам, залегал у приготовленных бревен. Тетивы натянуты, стрелы приготовлены, ждем. Своё место определил метрах в двухстах от моста, на склоне, у самой дороги. Через десять минут показалась голова колонны: несколько рыцарей в доспехах, на крупных конях, покрытых пестрыми попонами. Шлемы с плюмажами. Двигаются не спеша. За ними показались еще всадники и еще - лес поднятых копий. Несколько штандартов, знамён и баннеров благородных баронов и предводителя войска, графа де Блюем. К шуму воды в реке постепенно добавился стук копыт и позвякивание доспехов. Огромная колючая змея с неторопливой неизбежностью ползла на нас. В чужом плаще и шлеме, держа в руках взведённый арбалет, я нагло сидел на обочине, наблюдая за приближающимися рыцарями. Рядом, трое вчерашних крестьян, переодетых в одежду убитых мордантцев, неторопливо стаскивали камни с дороги и кидали их вниз, делая вид, что освобождают путь. Небольшой рукотворный камнепад, устроенный мною утром, перекрыл проход намертво. Камни скатились широкой полосой в пять или шесть метров, да ещё с десяток крупных специально притащили стрелки. Теперь, чтобы расчистить дорогу, нужно не меньше получаса интенсивного труда.
- Кто такие?
- Так свои мы, вашмилсть, свои! Не извольте сумлеваться! Дорогу, вот, от каменьев чистим, чтоб, значится, проход освободить для войска.
- А где сэр Гандом? Почему не спешит с докладом к сюзерену? - спросил другой рыцарь.
- Так вашмилсть, не могет он, сталбыть, ни как не могет.
- Ты что бормочешь, дурак?! Как это он не может? Отвечай живо!
- Так я и грю, вашмилсть, без головы то он никак не могет. Как же безголовому то докладать?
- Я тебе сейчас кишки выпущу, безмозглый овечий выползок! Ты что, издеваешься?
- Погодите, сэр Нушрок, не стоит горячиться. А ты, парень отвечай по порядку: что случилось с сэром Гандомом, и от чего он вдруг потерял голову. Только быстро и чётко, понял?
- Дык чего ж не понять-то, вашмилсть, не дурак чай. По порядку значит и докладаю. Сталбыть приехали мы под самый вечер к мосту ентому. Вокруг тишина, птички чирикают, водица журчит. Сэр Гандом, сталбыть, караулы расставил и велел костёр жечь на ентом берегу. Вот у ентого костерка-то мы ночку и коротали. Покуда не напали на нас чуды жуткие. Мы их самих-то в глаза не видовали, так как темно ужо было. Токмо вдруг как заверещало со всех сторон, засвистело, заулюлюкало, у меня аж волосы зашевелились на голове-то. Хорошо хоть я, допреж этого, до ветру пошёл и сидел со спущенными штанами, а иначе точно б наложил прямиком в них. А потом стрелы со всех сторон полетели, да так густо, что головы не поднять. Я тока слышал, как сэр Гандом кричал, что он сейчас всю нечисть порубит, а потом стук копыт и всё стихло. Даже стрелы лететь перестали. Когда к костру вернулся, гляжу, а все наши, кто там сидел, стрелами утыканы, ну что твой ёж иголками. Потом остальные уцелевшие подошли. До утра прождали, а там слышим, кажись едет кто то. Ну, мы попрятались в засаду, глядим, а это конь сэра Гандома, и сам сэр на нём верхом. Только какой то странный, мы как пригляделись, мать чесная, у сэра Гандома головы нет! Точнее, она потом нашлась, голова-то, он её в руках вёз. Ну, не совсем в руках, просто те, кто ему голову отрезали, а самого к седлу привязали, через уши шнурок продёрнули и им голову-то к передней луке седла примотали. Так он и приехал, верхом и с головой привязанной к седлу. А уже када рассвело, кто то обвал устроил, а можа оно само обвалилось, кто в этих горах разберёт то? Господин Бараклюш, мы его старшим выбрали, так как он у сэра Гандома в слугах был, велел завал разобрать, а сам с ещё одним уцелевшим на верх полез, спроверить что там, да как. А мне велел тут сторожить, ежели чего. Вот я, сталбыть, и сторожу..
Пока я весил лапшу на уши этим недотёпам, подтянулись другие. С каждой минутой толпа на дороге росла и уплотнялась. Вот и хорошо, вот и замечательно, ловись-ловись рыбка большая и маленькая. Но и затягивать этот спектакль одного актёра то же черевато, вдруг раскусят на мелочах?
- Так, сталбыть, ежели вашмилсти желають, я могу за господином Бараклюшем сбегать и позвать. Он лучше мово объяснить могёт -
и не слушая рыцарской ругани, полез вверх по склону. Добравшись до места, где лежали приготовленные брёвна и сидели в засаде несколько стрелков, кивнул одному из них:
- Труби.
Звук рога прозвучал тягуче раскатисто и тут же, подхваченный, понесся дальше. Колонна под нами еще продолжала двигаться, когда склоны ожили. Слабый, по началу, шелест постепенно менялся на стуки грохот падающих камней и бревен. Схватив шест, подложенный под бревно, выдохнул "Навались!" и толкаемое солдатами оно скользнуло вниз. Тут же подхватив увесистый булыжник, шагнул к краю и запустил его следом. На дороге разверзся ад. С грохотом катились валуны и бревна, увлекая за собой еще кучу камней со склона. Все это рушилось на головы мордантцев: выбивая их из седел, ломая ноги коням. Крики боли, проклятья, стоны, и ржанье испуганных и раненных животных сливались в жестокую песнь войны. Ужас и боль, вместе с пылью, поднимались над дорогой.
Метнув еще пару камней, я взялся за арбалет, выцеливая жертву. Иные кони, метаясь среди падающих камней и тел, в испуге прыгали с дороги в реку, с обрыва, не слушая всадников. Болт ушел вниз, попав в чью-то спину, следующий, засел в крупе коня.
Ладно, тут и без меня справятся, подхватив арбалет, я ссыпался обратно на дорогу. Там, все уже было кончено. Лучники, укрывшись за камнями, еще стреляли вдоль дороги, но весь авангард мордантцев был перебит. Немногие, уцелевшие после камнепада, были утыканы стрелами и лежали в вперемешку с конями.
- Хэй, хватит зря стрелы кидать! А ну, живо проверьте есть ли раненые. Если найдёте - дорезать и бегом к Рудольфу! Шевелись!
- А вы, двое, как проверите раненых, отрежьте головы вот тем, троим и заверните в их знамя, потом принесёте мне.
- Это то еще зачем? - лицо пожилого стрелка, вчерашнего крестьянина, выражало отвращение.
- Ты делай, деревня, раз тебе говорят. Много будешь знать, быстро помрёшь, слышал о таком?
"Вряд ли кого здесь испугаешь отрубленной головой, но отсутствие голов на плечах предводителей, может сказаться на настроениях войска",- мысленно продолжил я.
Стрелкам было не по душе такое задание, но коли старший так велел...
Я карабкался по склону над дорогой, иногда останавливаясь, чтобы отдышаться. Еще утром нормальная, сейчас дорога представляла собой жуткое зрелище - кровавое месиво из тел и камней. Пробраться по такой можно только пешим, но я бы лучше обошел. Подгонял задержавшихся лучников, добивающих выживших мордантцев. Надо спешить, чёрт знает, что там на правом фланге.
А там, как и ожидалось, было "весело": отставшая пехота мордантцев не попала под камнепад и уже несколько раз штурмовала нашу позицию на тропе. У баррикады из поваленных деревьев лежало немало трупов. Воины Зорра, сомкнув щиты и ощетинившись копьями, стояли, как спартанцы при Фермопилах, но первые потери были и тут. Наших спасало только то, что на тропе драться можно было лишь по четыре человека в ряд. Подоспевшие стрелки, разойдясь в стороны, по склонам, принялись отстреливать пехотинцев противника.
- Пришёл, - раздался рев Рудольфа, - ну, как там?
- Хорошо, конницу похоронили, Де Блюем и бароны погибли первыми. А здесь как?
- Вон смотри,- он махнул мечем в сторону дороги - их вел Стурри-вепрь, отродье чёрта!
- Знаешь его?
- Да, встречались когда то. Очень упертый, будет лезть, пока нас не перебьет или сам не сдохнет.
-"Смерть сегодня, будет сытой, да хранит на Бог!", - попытался пропеть я.
- Это точно. Вон,- он указал вверх, на маленькие черные точки в свинцовом небе,- уже собираются на пир!
- Обожрутся и летать не смогут, - сострил кто то из стоявших рядом воинов.
- Гляди! Снова строятся, сейчас попрут!
Все повернулись на встречу противнику.
Там, внизу, латная пехота мордантцев, сомкнув ряды и прикрывшись щитами, двинулась в нашу сторону.
Но на этот раз, они только имитировали атаку, видимо поняв бесплодность своих попыток. На самом деле, за щитами они прятали своих немногочисленных стрелков. Сократив дистанцию, они остановились на короткое время, опустили щиты - залп, и щиты снова поднялись, смыкаясь. Стрелять снизу вверх было неудобно, но и нам приходилось укрываться. Мордантская черепаха медленно ползла по склону. Долго сохранять такой строй не получится, но они похоже и не стремились подняться. Оттеснив нас выше по тропе, наши противники остановились. Получался эдакий "позиционный бой", обмен стрелами и болтами. Но нашим стрелкам приходится экономить, поэтому бьют редко, пытаясь загнать стрелу в щели между щитами. Я тоже попробовал стрелять из своего арбалета, но не с моими навыками - болты неизменно втыкались в щиты уже похожие на ёжиков. Рудольф рычал и ругался, ему явно хотелось позвенеть мечем, но понимал, что спуститься вниз с двадцатью воинами против шестисот, означало просто погибнуть.
- Я вот думаю, - произнес он,- пока они нас тут подпирают, в другом месте могут попробовать поискать путь наверх, что бы обойти.
- Отправь десяток Уилла с полусотней лучников, пусть приглядят, заодно, если смогут, постараются сжечь обоз.
- Да, пожалуй так и стоит сделать.
Кликнув сержанта и десятника из стрелков, он начал растолковывать им задачу.
- Вот, господин, принесли, - раздалось у меня за спиной. Обернувшись, я увидел двух стрелков с "мешком". Штандарт, кажется графский, пропитанный кровью и связаный узлом.
- Что это у тебя? - спросил подошедший Рудольф.
- Головы де Белема и еще кого то, из тех что были рядом.
- Зачем они?
- Забросим противнику, пусть радуются. Может сообразят, что кроме них, тут ни кого не осталось.
- Ну ты и ..., - выдал Рудольф с непонятной интонацией.
Я пожал плечами:
- Человек я, звери так не делают. Там вон, деревцо молодое гибкое есть, может его как катапульту использовать?
Рудольф махнул рукой и отправился к воинам.
Сказано - сделано. Кое-как с помощью веревки удалось наклонить дерево. Уложили узелок в развилку веток и отправили скорбную посылку в сторону противника. Через некоторое время, судя по воплям донесшимся снизу, понял что адресат "радуется".
Похоже, вечер не будет томным...
Смотря в спины уходящих, я вспомнил о "палантире", который, если верить полученным разведданным, должен быть у каждой группы мордантцев. И о магах, которые им управляют. Никогда не видел магов живьём, только экстрасенсов по телевизору.
- Рудольф, ты тут без меня управишься?
- А ты куда собрался, до ветру сбегать?
- Ага, сбегать, только не до ветру, а с Уиллом и его парнями. Сдаётся мне, в обозе их может неприятный сюрпризец поджидать. Вот и помогу, если что.
- Ха, какая разница, где погибнуть, здесь или там? Но если решил - иди.

Лучники и десяток воинов уже прилично отошли, когда я нагнал их. Пришлось, пробираться по обратной стороне гребня холма, еще с час, стараясь не попасть морданцам на глаза. Наконец увидели кучу телег и повозок, вытянувшуюся вдоль дороги. Одним из первых был большой крытый фургон, запряженный четвёркой мощных битюгов, под охраной нескольких рыцарей. Хотя, трудно судить издалека, может и не рыцари, но доспехи у них ни чем рыцарским не уступали. Было заметно, что даже свои стараются обходить их стороной. Тут, откинув полог, из фургона высунулась голова в странно знакомой остроконечной шляпе с широкими полями и стало понятно, кого же так усиленно охраняют. Маги, без сомнения. А где маги, там должен быть и "палантир"
- Подели стрелков поровну и разведи в стороны.- велел я Уиллу - Вон, видишь, там справа кусты выступают, туда одну часть; другую, налево, за глыбами можно близко подойти к дороге. Стрелять пусть начинают, как только услышат свист. Ты, со своими парнями, пойдёшь со мной к обозу. Наша цель, вон тот милый фургончик. Сразу палить не станем, может там чего ценное есть. Для начала, попробуем перебить охрану.
- А эти..- он ткнул пальцем в фигуры вражеских воинов вокруг повозки.
- Не волнуйся, их я возьму на себя, вы, главное, мне спину прикройте.
Ни один план не выдерживает столкновения с реальностью. Наших стрелков заметили, когда они пытались подкрасться к дороге за камнями. Пришлось давать сигнал к обстрелу раньше, чем планировали и начинать атаку обоза. Нас встретили восемь, одетых в полные рыцарские доспехи, воинов, составивших стену щитов. Такого латника прошибить обычным оружием практически нереально, лук и арбалет здесь не помощники, так же как и меч с копьём, да и обычный топор не сильно поможет. Остаются специализированный виды на вроде шестопёра, моргенштерна, клевца, булавы и, как не странно, обычного ослопа(сиречь дубины). Можно ещё топориком на длинной полутораметровой рукояти или алебардой, что есть по сути тот же топорик, но комбинированный с коротким копьём и клевцом. Но ничего этого у Уилла и его парней не было, несколько одноручных мечей и пара топоров с рукоятями обычной длины, из доспехов - кольчуги у всех, правда на некоторых, они были усилены наложенными железными пластинами. Стальные яйцеобразные шлемы с наносником(специалист назвал бы их нормандскими) и бармицей(кольчужная сетка по краю шлема для защиты шеи). Пришлось мне воспользоваться своим арсеналом из другова мира. Граната, брошенная под ноги латников, разметала их в стороны, на ногах устояли лишь пара крайних. Одного пристрелил я, вогнав пулю точно в смотровую щель шлема (везёт мне на лакишоты), второго уделал Уилл с парнями. Один из магов попытался сотворить меж ладоней шаровую молнию(эх, братья Сафроновы из "битвы экстрасенсов" его не видят), но словив грудью пулю двадцатого калибра практически в упор, отлетел к стенке фургона, а молния разрядилась в своего создателя с громким треском. У него волосы дыбом встали и лицо в миг почернело. Следующий представитель семейства магов оказался пироманом и любителем фаер-шоу. Пришлось вспомнить, что я почётный пожарник калмыцких степей и заслуженный инспектор пожарной безопасности города Урюпинска. Не смотря на мои увещевания, нарушитель спокойствия не внял и был примерно наказан выстрелом в голову. После чего, пораскинув мозгами по пыльной горной дороге, он решил завязать с магией и мирно помер, взбрыкнув на прощание ногами. В самом фургоне обнаружился еще один тип
-На колени, смертные!
Аха, счас, судя по истеричности голоса, сам напуган до полусмерти. Бледное лицо с козлиной бородкой, глазенки бегают. Темный балахон с какими то знаками, на голове широкополая островерхая шляпа. Блин, карикатура, а не маг.
- Слышь, Пендальф недобитый, ползи к выходу, поглядеть хочу на тебя, такого страшного и ужасного.
- Я не П-пен...
- Да мне ложить с прибором на твою фамилию! А ну, быстро из повозки и руки вверх! А то враз на небеса отправлю.
То ли он оступился, выбираясь, то ли сделать чего хотел, я так и не понял. Только когда он резко качнулся головой вперед, и взмахнул руками, я инстинктивно нажал на спусковой крючок. Он свалился кулем на пол повозки и затих. Пришлось лезть за ним и вытаскивать тело наружу. В глазах его застыл ужас. Мда, какой же это маг, так "оператор связи". Жаль не сдержался, с такого можно было чего полезного вытрясти.
- Уилл, быстренько облазьте все телеги, все полезное-ценное, спихните в эту и еще пару повозок и отгоните их в сторону. С остальных коней выпрячь и запалить, но сначала переоденетесь в брони, оденьте шлемы. Все приступай.
А мы пока глянем, что там за терминал. Забравшись обратно в повозку, я присел перед шкатулкой, которую сторожил этот "оператор" и открыл крышку. Забавная штука, всё как у той, что камрады забрали у оборотника. Большой шар, размером с крупный грейпфрут и огненной точкой в центре. Тэкс, попробуем активировать. В глубине шара мелькнула и стала расти тёмная точка, быстро превратившиеся в мужское лицо. Раздалось какое то бульканье, потом из глубин выплыл хриплый визгливый голос:
-Харпер, кто позволил скрулить до времени? А...а, кто это? Где Харпер?
-Вышел, -буркнул я.
-Как? Куда вышел, ему нельзя...
-Так вот, был да весь вышел. Ты кто такой, - продолжил я усталым тоном.
-Великий маг Суримьян, - по инерции ляпнул собеседник из шара. - А ты ..?
-Конь в пальто, - продолжил я с тем же равнодушием. - Руперт далеко?
-Какой Руперт... Как ты осмелился, дерзкий..?! - завопила узкая как топор морда.
-Заткнись. Я про короля вашего, Руперт же вроде его звали. Кстати, там у него на конюшне дракон был, старый такой, потертый. Жив еще?
-Да жив, но он не старый .., - собеседник снова потерялся, пытаясь сообразить что же происходит. - Его величество, Руперт Великий...
-И этот великий, мания у вас всех что ли... Ладно можешь не тащить его к терминалу, сам передай: На дракона пусть не лезет, и вообще пусть сидит на месте, воронок за ним уже выслали.
-Какой ворон, что за чушь ты несешь?!...
-Цыть, Сарумян сын Вассермана! Не ворона, а воронок, чёрный. Скоро прибудет за ним, что б к виселице везти. Гаагский трибунал приговорил его, за военные преступления. В общем, шоб без глупостей, а то похороним вместе с дворцом. Все привет.
Прервав связь, я выключил эту говорильню, и, засунув её в специальный ларец-бокс, выбрался из повозки.
Стрелки шустрили во всю. Рядом со фургоном стояло еще две телеги, сюда же подводили коней. Большинство лучников успели разжиться доспехами.
-Уилл! Скоро вы?
-Да, уже почти...
-Хорошо. Четверых стрелков оставь приглядеть за этим хозяйством. Если сюда подтянутся морданцы, всё сжечь. Остальной хлам подпаливай сейчас. Рудольф уже поди заждался.
Три повозки в окружении лошадок двинулись в сторону склонов. За нашими спинами разгорались оставшиеся повозки.
-Слушайте все! Идем быстро, прямо по дороге, не таясь. Стрелы ещё есть? Хорошо. Подойдя шагов на сто, начнем стрельбу по латникам, с другой стороны будет стоять Рудольф. Двигаемся не останавливаясь, и не прекращая стрельбу, пока есть стрелы. Я в них кое-чего кину шагов с тридцати, так вы щитами прикройтесь, на всякий случай. Там громыхнет, ну а дальше будем рубиться с теми кто выживет.
А выживет немало, но надеюсь, будут хотя бы растеряны. Надо же, мелькнула мысль, вроде недавно был рассвет, а дело уже к вечеру.
Противник, выстроившись плотным строем, перегородил дорогу. Лучники, развернувшись цепью, забрасывали щиты за спину и взялись за луки. Мелькнули первые стрелы. Я то же, приготовив три последних болта, принялся стрелять, не особо целясь. Благо там толпа немаленькая, не промахнусь. Ага, противник заволновался, и задние ряды развернулись к нам. На ходу приготовил стальной "фрукт". Пора. Небольшое ускорение и граната, описав дугу, скрылась в радах мордантцев. БУМ! Латников в передних рядах разметало как кегли, раздались крики боли. А теперь, плащ на землю, меч в руку и "Зоооорр!"
С криками и воплями два строя сошлись в рукопашную.
Такому "фехтовальщику", как я, оставалось надеяться только на скорость. В последний момент перед столкновением, прикрывшись щитом, я прыгнул на своего противника, как если бы вышибал дверь. Массы хватило что бы остановить его на миг и ошеломить, потом рубанул мечем сбоку, по ногам. Есть! Казалось пространство вокруг вибрировало, все слилось в каком то жутком круговороте. Я бил, на меня сыпались удары, щит то ли бросил, то ли разбили, уже не вспомнить, взялся за меч двумя руками и вертелся в этом смертельном хороводе. Крики ярости и боли. Кровь и части тел. Блеск стали. Мелькание тел еще живых. Потом, словно вырвался из зарослей на открытое место.
Пошатываясь и тяжело дыша, оглядываюсь. Неужели все? Много лежащих тел вокруг, там и сям бродят воины, вроде бы наши. Но почему такая тишина? Редкие звуки прорываются словно из-за стены. И вижу странно, четко, но без цвета. Где же, блин, это солнце? Я повертел головой, ха! вот оно, все же вышло, уже к закату. Но с головой, что то не так, явно. Глухой рёв, оборачиваюсь, это Рудольф трясет мечем и щитом над головой. Шлема у него нет, шевелюра и брода тёмно-серого цвета, торчат сосульками, как иглы дикобраза. Значит, точно победили. Рядом с ним какой то рыцарь верхом. Склонившись с седла, что то говорит. Странно, вроде наши все пешие. Умыться бы. Тут к речке можно спуститься. Медленно поворачиваюсь и иду, словно под водой. Очень осторожно спускаюсь к речушке. Вместо воды струится нечто, похожее на ртуть. Эк меня торкнуло. Зачерпываю полные ладони и окунаю разгорячённое лицо. Вода должна быть ледяной, но я не чувствую. Умывшись, так же медленно поднимаюсь на берег. Кажется полегчало. Так бывало после особо напряженных тренировок - тело превращалось в желе, но сегодня я шагнул совсем далеко за предел своих сил. Сажусь, почти падаю и, привалясь спиной к камню, смотрю в небо.
...и горел погребальным костром закат
и волками смотрели звезды из облаков...

13

Битва у моста
Дядя Саша.
Никогда не думал, что прожив такую толику лет, и повидав в жизни многое, буду мандражировать, как салага перед первой обкаткой танком. Утром бой, войска Морданта уже на подходе. Мои «глаза и уши» четко отслеживают все их передвижения, ребят, за столь короткое время, я неплохо поднатаскал. Жаль что самого не отпустили в разведку, самому, своими глазами, всё таки вернее..
Но, хорошо, будем считать, что приказы не обсуждаются и "начальству" виднее. Раз сказали сосредоточиться на инженерной подготовке участка будущих боевых действий, так и поступим. Тем более, что ничего особенного делать не нужно, ни противотанковые рвы копать, ни минные поля ставить. Всё куда как проще.
Ловчие ямы замаскированы, защитная канава с палисадом выкопана, штыри и колья установлены, метров двести перед мостом превращены в трудно проходимую местность. Отряд арбалетчиков я заинструктировал в усмерть: бить только рыцарей, на остальных не размениваться. Эх побольше бы их. Ещё раз прокручиваю план предстоящего сражения. О том, что мы перекроем единственную дорогу к крепости, противник знает или догадывается и, скорей всего, попытается опрокинуть нас с ходу, конной атакой. На это все и рассчитано. Чем больше их примет участи в первом натиске, тем лучше. После того, как первые ряды атакующих попадут на наши ловушки, их стопчут задние, и тогда в дело вступят арбалетчики и лучники. Тройной запас стрел и болтов должен дать нам преимущество на первом этапе боя. Думаю, второй конной атаки не будет, в бой пойдет пехота. Здесь, главное подать вовремя сигнал на отход, вот когда у пехоты «коготки то увязнут» тут и вдарит засадный полк(пусть это и громко сказано), а там, уже и господа рыцари вступят в дело. Вот такая диспозиция. Все наши рыцари, по началу, будут биться пешими. Несогласных, удалось убедить лишь под страхом изгнания из войска, спеси у них хватает. Ну и я ещё командирской хватки не растерял, рявкнул так, что заткнул всех недовольных. Конечно тут сыграло и то, что Олаф ненавязчиво распространил среди бронелбов всякие побасенки обо мне и тех войсках, в которых я якобы служил. Получилась эдакая ядрёная смесь из спецназа, десантуры и Рембо с Коммандо в придачу. Даже рыцари впечатлились и теперь многие поглядывают на меня если не с суеверным страхом, то уж с почтением точно. Главное, чтоб не было перебежчиков и бронелбы из-за своего гонора, что нибудь не испортили.
Светает, я так и не заснул. Лагерь понемногу оживает, пахнет дымом и подгоревшим мясом. Мои «спецназовцы», с примкнувшими к ним добровольцами, сидят отдельно у нескольких костров. Уже чувствуют, что они «элита» среди крестьянского ополчения. Ещё бы, ведь уже пустили мордантскую кровь и вернулись без потерь. Вот на кого я могу надеяться, что все будет сделано в соответствии с планом. Герои, сколько вас останется к исходу дня? Хуже нет ничего, как ждать и знать, что от тебя уже ничего не зависит. Появились мои разведчики, что следили за передвижением противника. Ну вот, "конец всем печалям, концам и началам". Встаю, поправляю свою сбрую и оружие, мои молодцы уже ждут. Пора. «Ну что ж, друзья, коль наш черед да будет сталь крепка». Под мою руку выделено кроме моего отряда(а это вместе с добровольцами) 23 человека, ещё 3 десятка арбалетчиков и чуть больше 50 лучников. Передовой отряд, который должен принять на себя первый удар врага. Прикрывают нас полсотни рыцарей под предводительством Ланселота. Недолюбливаю я его, ну чего он за мной увязался? Наверное боится, что сбегу. Не сбегу, Ланс, не бойся, мне ещё к Дику надо, шею ему намылить. Было б за что, прибил бы, а так, только намылить.
Из-за дальнего леса показались блещущие доспехами, маленькие фигурки всадников, идут родимые. Скорей бы все начиналось. Эх, сейчас бы хоть один огневой взвод «Васильков» и очередями, чтоб мины ложились кучно в самый центр… Мечты, мечты.
Любые переговоры с мордантцами должны вестись за пределами «полосы препятствий». Интересно, приняла принцесса во внимание наше мнение, что на переговорах надо предложить мордантцам сдаться? Если разозлить противника и вывести его из равновесия,- это уже пол победы. Хорошо, что хоть переговорщики прошли без «потерь» по полосе и вешки не стоптали. Невооруженным взглядом же видно, что переговоры для проформы, лишь бы выиграть время и выстроить конницу..

- Я барон де Штольц, говорю от имени командующего нашим войском, сэра Д,Монсъеро. Назовите свои имена.
- Благородный рыцарь Ланселот Озёрный виконт Зеленых островов и лорд долины Четырех Камней, благородный барон Сигизмунд владетель Капекса и благородный эсквайр Олаф из рода Рус.
Мы говорим от имени принцессы Зорра, Азаминды, командующей нашим войском.
- Ха! Девка командует рыцарями?! Хо-хо-хо!
Челюсти Ланса скрипнули, рифлёные желваки мгновенно затвердели, а рука потянула из ножен меч. Пришлось вмешаться мне.
- Слышь, боров, базар фильтруй. Для кого девка, а для кого Её высочество, будущая королева Зорра. Вкурил, урод? Ещё раз про НАШУ принцессу чавкнешь чего, я не посмотрю, что ты парламентёр, так вломлю про меж рогов, до конца жизни жидкие кашки через соломинку жрать станешь. Короче, слушай сюда, шестерня голимая, сейчас шнуруешь к своим паханам или кто там у вас рулит и передашь им мои слова. Не напутай, быдло, а то пасть порву. С вас, за суету и напряги, три телеги золота и личные извинения. Вся ваша бригада втыкает мечи в землю, а грабки свои, вверх тянете. Кто станет быковать - жопу на глаз натяну, лично. Просёк, баклан? Тогда вали в темпе к своим, за ответом.
- Твой спутник дурно воспитан, доблестный Ланселот, ты уверен, что он принадлежит благородному роду? Может..
- Шульц, ты чё, невкурил? Это Я здесь основной и главный, а эти парни при мне. Это Я решаю, сколько и чего вы нам должны в откате. Будешь барогозить - спишу в убыток, таких как ты, шестёрок, много. Никто твоей пропажи и не заметит. Хлебало завалил, короче, и пшёл вон, терпила тормознутый. Чтоб через час золото было и весь ваш шалман в позе рака стоял. Кто несогласный, лучше пусть сам на меч бросится. Кого поймаю - на кол посажу, без базара.
- Вежливость не знакома воинам Зорра. Что ж, пусть тогда за нас говорят наши мечи, посмотрим, что ты тогда запоёшь, сквайр.
- Слышь, баклан, ты чё, в реале рамсы попутал? Базар фильтруй, упадок конченный, поют птички и менестрели, а я тебе как реальный пацан говорю: будете беспределить - помножим на ноль и в аут. Что непонятного? Дома у себя барагозить станете, а тут наше королевство и наши законы. Так что вы или сваливайте, заплатив откат, или мы вас нагибаем и имеем со всем пылом юношеской любови. Вот весь ваш выбор. Запоминай с первого раза, имбицл, третий раз повторять не стану. Или три телеги с золотом от ваших паханов и мы вас не трогаем, пока вы в темпе валите к себе домой, или вы быкуете, и в итоге ваши задницы, в вазелине, в нашем распоряжении. Так своим и передай. Всё, Шмульц, пшёл вон отсюда.
- Я, барон Генри де Штольц, по прозвищу Ярый вепрь, владетель Фойрента, повелитель Гранди, Скурдели и Фенезепама, хозяин Брома и Гексина, чей род насчитывает двенадцать поколений благородных предков, клянусь, что найду тебя на поле битвы, ублюдок, и выпустив кишки, заставлю их сожрать.
- Ты, Гарик, свинья, тупила и реальный тормоз, чтобы ты там не втирал о благородных предках, и по ходу, нифига не врубаешься. Так я тебе на твоей фене скажу, чтоб ты догнал: барон, Вы - байстрюк, вонючий козлиный выкидыш, ошибка Создателя и стыд родителей. Когда Вы родились, Ваша мать чуть не умерла, едва увидев Вас, от омерзения, а Ваш почтенный отец, проклял тот час, когда поддался вожделению и заделал Вас, вашей почтенной матушке. Вы - позор рода. Короче, Вы - полное говно. Вы им родились, жили и сегодня, скорей всего, сдохните. Но Всеблагому Отцу нашему, одинаково милы все его дети, покайтесь, исповедуйтесь и Вам будет открыта дорога в царствие Его. Откройте сердце своё навстречу Его любви и свету, отриньте былые прегрешения и будет Вам счаЗЗтье. Ну а если нет, ты знаешь, чем это закончится..

Ну, вот и парламентеры вернулись. Демонстративно спешились и отправив коней в тыл, встали в общий строй. Пусть противник считает, что это наша основная позиция, и на ней мы готовы умереть, но не отступить. Отыскав взглядом Олафа, дал ему отмашку, пора отводить вторую линию рыцарей к пикинерам и ставить колья. Хриплый звук рога раздался над полем, будто объявляя о начале сражения. Наши пешие рыцари, довольно организованно перешли через канаву и, остановившись перед рядами пикинеров, принялись втыкать заранее заготовленные колья в землю. На той стороне, тоже раздались команды, запели рога и их кони сделали первые шаги. Началось. Как и ожидалось, во главе конной армады мордантцев, весь цвет войска. Надеюсь, в расчёте на легкую победу, их командиры будут в первых рядах атакующих. Дробный перестук сотен копыт, быстро сменился мощным гулом. Вот уже кони несутся во весь опор, будто волна цунами, жестокая в своей безразличности и неумолимая. А перед этой дикой всесметающей мощью, реденькая цепочка, в сотню жалких человечков. Разве это преграда? Рыцарские кони не заметят, как стопчут дерзких и вобъют в прах.
Раздался громкий залихватский свист. Олаф что то проорал на встречу наступающим мордантцам и взмахнул рукой, подавая команду, нашим лучникам, дружно подхватившим его слова:
- МОРДАНТ - ПАРАША, ПОБЕДА БУДЕТ НАША!
Вот засранец, а я думал, чему он их вчера весь вечер учил? Стоило только коннице Морданта сделала в нашу сторону первые шаги, я скомандовал:
- Лучники, товсь! Целься! Три стрелы, БЕЙ!(мою команду "огонь", ещё не все понимают)
Воздух наполнился стремительными белооперёнными росчерками. Выпустят по три стрелы и назад, по переброшенным через канаву, узким мосткам, под защиту рыцарей и пикинеров. Пусть противник думает, что воины Зорра не выдержали и в страхе бегут.
Надеюсь, это зрелище, придаст прыти их рыцарям.
- Лучники, отходить, арбалетчики товсь!
Ещё немного и .. Над толпой несущихся рыцарских коней, взвился лошадиный визг. Один, другой, третий.. Простите нас, лошадки. Но мы, как и все, хотим жить. И грех этот, Всевышний зачтёт нам на Страшном суде. Замаскированные ловчие ямы неглубоки, всего около метра глубиной, но этого достаточно, чтобы скачущий галопом конь, провалившись, переломал обе передние ноги. И таких ям мы накопали много. Над полем повис истошный крик боли десятков лошадей. Бьющиеся на земле и дико ржущие кони пытались инстинктивно подняться, но следующие за ними, кому повезло избежать подлых ловушек, не успевали остановиться перед упавшими сородичами и перепрыгнуть. Подпираемые и подталкиваемые скачущими сзади, они летели кувырком через живое препятствие, увеличивая всеобщую панику и неразбериху. Всадникам их везло ещё меньше, в большинстве своём они оказывались погребенные под конскими телами. Лишь немногим посчастливилось уцелеть, вылетевши из седла, как пробка шампанского из бутылки. Однако приземление было у всех жестким, а с учётом нацепленных железяк, здоровья это не прибавляло.
- Арбалетчики, целься, бей! Отходить за мост, живо, черти солёные!
Залп упокоил нескольких "счастливчиков", сумевших уцелеть в этой мясорубке. И ещё один сигнал рога. Это для двух сотен лучников, что ждут своей очереди за спинами пикинеров. Эти будут стрелять навесом, для лука это наиболее выгодный, по эффективности, тип стрельбы. Хотя расход стрел при этом огромный, но лучше стрелы, чем кровь и жизни. Побоище продолжалось ещё некоторое время, затем медленно, теряя убитых и раненых, мордантская конница стала отступать. Ну вот и всё. Завал из конских тел такой, что пробиться через него невозможно, а значит, второй конной фронтальной атаки можно не опасаться. Теперь пора отходить на основную позицию, а Ланс, со своими бронелбами, пусть прикрывает нашу ретираду.
Отошли без потерь. Я отправил своих разведчиков вслед за арбалетчиками. Ланселот и его рыцари неторопясь перешли канаву с палисадом и влились в ряды защитников основной позиции. В центре наших боевых порядков, по моему совету, построили небольшой, не выше трёх метров, помост. С него было удобно отслеживать обстановку и отдавать команды (рядом с помостом высился флагшток). Там меня встретил, отошедший вместе с лучниками, Олаф, с докладом.
- Ваш высокродие, р-разрешите доложить?
- Докладывай, только не паясничай, сухо, кратко, чётко. Что у нас?
- Докладываю, у нас всё о.. очень хорошо. Потерь нет, разве что двое лёгкораненых, железнобокие схватились в поединках с умудрившимися прорваться мордантцами. Ничего страшного, оба в строю. Противник понёс значительные потери в людском и конном составе. Ориентировочно, с сотню человек они потеряли только убитыми. С нашей стороны, отмечен лишь чрезмерный расход стрел. Больше двух третей расстреляли, а ещё пехоту встречать.
- Ясно, пошли людей собрать стрелы с поля и как дела у Одина?
- Людей - сейчас, а Один сидит, как мышь под веником и ждёт приказа, в соответствии с диспозицией, я с ним несколько минут назад связывался.
- Вот и ладненько, посмотрим, что господа мордантцы нам теперь скажут..
Мордантцы сказали, что для усвоения урока, им нужно, как минимум, повторение. Чем сильно меня удивили и разочаровали, я о них был лучшего мнения. Немного придя в себя, разобравшись и перестроившись, они попытались повторить конную атаку. Только на этот раз с флангов, двумя группами. Их атака имела определённые шансы на успех, но при условии, что обе группы кавалерии нанесут удар одновременно. В исполнении мордантцев, эта задумка превратилась в два плохо скоординированных по времени удара. Вначале они обрушились на наш левый фланг, а через минут двадцать, на правый. Что позволило нам сосредотачивать усилия всех лучников в соответствии с угрозой. Потеряв ещё с полсотни человек, противник отступил. Наши потери составили один убитый и человек пять-шесть раненых. Вот так, драгоценные мои, воюют не числом, а умением. Однако стрел остался только неприкосновенный запас, а значит, пора отходить на запасную(она же последняя) позицию. Тем более, что на поле, наконец то появилась пехота мордантцев и принялась выстраиваться в боевые порядки. Воспользовавшись моментом, я тоже отдал команду на передислокацию наших отрядов. Пикинеров оттянули к мосту, лучники перешли на другую сторону и развернулись вдоль небольшого палисада на берегу, по обе стороны от дороги. Дал команду на отход рыцарей. Здесь, как и ожидалось, начались заморочки: некоторые отказывались покидать поле боя. Пришлось вновь пользоваться "командирским рыком", за одно, подсластил пилюлю, сообщив, что они не отходят, а идут за своими конями, чтобы продолжить битву верхом. Рванули, как первокурсники военного училища, после карантина, на встречу с приехавшими родителями. Мордантская пехота, тем временем, развернулась в две густые цепи и медленно двинулась к нам, стараясь держать строй. Прежде чем спуститься с помоста, я окинул взглядом поле боя, и в голове забрезжила "сумасшедшая идея": а почему мы должны отдавать инициативу в руки противника? Пока он действует в соответствии с нашими ожиданиями, но кто знает, как всё может повернуться? Обороняющийся всегда находится в более проигрышном положении, чем нападающий, ибо вынужден следовать за логикой, которую диктует агрессор. В общем, пришла пора показать мордантцам, кто на этом поле главный. Я спешно разыскивал Олафа, и в двух словах поведал о своём плане.
- Дядя Саша, ты уверен? Не пролетим, как фанера над градом Парижем?
- Смелость города берёт, забыл? Думаю, если быстро сделать, всё получится.
- Ага, внезапность-половина победы, слышал, помню. Ладно, тогда я к Азаминде, введу в курс дела, а ты здесь скомандуй чего надо и храни нас Господь.
- На бога надейся, а сам не зевай - хмыкнул я в спину удаляющемуся рысцой "начштаба" и махнул рукой, подзывая Вольта - слушай сюда, планы поменялись ...
Мордантская пехота, построившись в две линии, по тысяче человек в каждой, медленно двигалась к берегу, стараясь не ломать боевой порядок. На ветру трепетали флажки командиров, гремели барабаны, помогая поддерживать темп. Однако, пехотный командир мордантцев, упустил из виду, что завал из конских трупов, канава и ряды кольев, способны существенно задержать передвижение бойцов в центре построения. И не отдал своевременно приказ о приостановке движения флангов. Получилось, что стрелки первой линии(а она состояла преимущественно из них) на флангах, уже вышли к берегу речки и завязали перестрелку, а в центре лишь успели преодолеть наши заграждения и им оставалось пройти метров 150 до берега и моста. А главное, в центре вторая линия практически догнала первую и смешалась с ней. В этот момент, пикинеры Зорра, вдруг раздались в стороны, пропуская мчащихся во весь опор, своих рыцарей. Молча, без кликов, кличей и криков, зоррская тяжёлая кавалерия обрушилась на вражескую пехоту. Частично вырубив, частично рассеяв стрелков, рыцари добрались до пеших латников Морданта. Те, застигнутые в момент "преодоления полосы препятствий", не сумели составить оборонительный строй, и были быстро вырублены. Пехота оказалась рассеченной на двое. Следом, за рыцарями Зорра, бегом перебрались и пешие воины. Торопливо составили нечто, отдалённо напоминающие фалангу и пошли в атаку, нацелив на врага свои длинные пики. Им на встречу устремились наёмники. Впереди кривого строя зоррцев, шли два воина в кольчугах и шлемах, нёсшие в руках какие-то странные предметы..
- Стреляем только в упор, дистанция метров 5 не больше. Береги патроны!
- Не учи отца и баста, молокосос! Я портянки на свежую голову мотал, когда ты ещё под стол пешком..
- Ахтунг! Цель в живот, не порти шкуру!
- Ты мне ещё покомандуй, салага, трое суток губы!
- Граната, мля!
В ближнем бою, использование гранат чревато, но в данном случае, инова выхода не было, мы должны были остановить эту толпу. Хотя, больше, здесь пригодился бы пулемёт с вращающимся блоком стволов, вроде амерского "Вулкана". Но, что есть, то есть. За неимением гербовой бумаги, пишем на простой..
Выстрелы "Вепрей" загрохотали один за другим. Первый десяток мордантцев мы положили, наверное, меньше чем за минуту(что такое восемь патрон в магазине). Затем пришлось взяться за АПС..
Одновременно с конной атакой, засадный полк имени воеводы Боброка, пришёл в движение. Лучники(около 200 человек) по заранее проложенным мосткам, стали перебираться через ручей и обстреливать тыл и фланг левой части мордантской пехоты, пикинеры(около 300 человек) прикрывали их от возможной атаки кавалерии, выстроившись в небольшую фалангу за их спинами. Рыцари Морданта (хотя, ума не приложу, откуда там рыцари), видя бедственное положение, в котором оказалась их пешие, собравшись с силами, попытались помочь, но завидя выезжающих и выстраивающихся в боевой порядок зоррцев, под знаменем принцессы Азаминды, тут же забыли о своей гибнущей пехоте. Ещё бы, ведь на поле появился "более достойный" противник, с которым не зазорно скрестить копья. Несмотря на все потери, рыцарская конница Морданта всё ещё была грозным и многочисленным противником. На первый взгляд, соотношение было двое их против одного нашего. Но рыцари себя математикой не утруждают, не входит она в курс их обучения, поэтому, выстроившись клином, рыцарская конница Зорра, атаковала строй морданских конных рыцарей. Завязалась кровавая битва. Используя своё численное преимущество, мордантцы попытались окружить противника и это им почти удалось. Но почти, не значит совсем. Они не приняли в расчёт пикинеров засадного полка, за что и поплатились. Хотя, возможно, всё дело в незнании местными некоторых очевидных для нас вещей. Такое понятие как взаимодействие родов войск на поле боя если и было им знакомо, то только теоретически. Для Одина же, хоть ни разу и не служившего, это было очевидно и пассивно наблюдать, как противник перемалывает конницу Зорра, он не мог. Поэтому, оставив лучников добивать пехоту противника, он спешно направился, во главе своих пикинеров, к месту конной схватки. Внезапный удар с тыла, ошеломил морданцев и посеял панику в их рядах. А когда рыцари Зорра вырвались из окружения и, перегруппировавшись за спинами пикинеров, нанесли повторный удар, противник не выдержал и бросился в рассыпную. Виктория была полной.

14

Олаф.
И вечный бой, покой нам только снится..

Поле-поле, кто ж тебя засеял телами людскими? Не смотря на усталость, мы объезжали место сражения. Один, злой и молчаливый, всё никак не мог успокоиться после стычки с дядей Сашей. Как то глупо получилось, понимаю, что сказано было в запале, не отошедшими от боевой горячки мужиками, и всё равно.. Наш сэр Алекс, в идеоматических выражениях, предъявил притензии к Одину на тему "самовольного оставления вверенного участка и несогласованных действиях". А если говорить без словесных выкрутасов, то наш Полковник наорал на Одина за то, что тот, не предупредив никого, погнал своих пикенеров на помощь рыцарям. При этом, стрелки остались без прикрытия и могли погибнуть. Тогда ещё не известно, чья бы взяла. Оскорблённый Один в долгу не остался и, будучи на полтора десятка лет моложе, на полголовы выше и на двадцать кило тяжелее, попёр на дядю Сашу с целью "поговорить по мужски"(он, вообще, мужик спокойный, но боксёрское прошлое сказывается: чуть что - сразу в рыло). Пришлось вмешаться, недопустить, развести и озадачить, чтобы хоть куда то свою дурную энергию сбросили. Так что сэр Алекс отправился инвентаризировать обоз на предмет интересностей, а мы с Одином организуем и контролируем процесс сбора раненых и убитых, а так же сбор трофеев, брошенной амуниции и прочее мародёрство. Все при деле.
Мы неспеша объезжали место битвы вдоль лесной опушки, на трофейных лошадях, когда моё внимание привлекла непонятная суета впереди. Два рыцаря, судя по лошадинным попонам усеянным гербами, спешившись и обнажив мечи, стояли рядом с деревом, весело переговариваясь о чём то. Подъехав ближе, мы придержали лошадей. Картина, открывшаяся с высоты седла, невдохновляла: у дерева, на земле, привалившись спиной к стволу, сидел рыцарь, похоже тяжело раненый. Между ним и веселящейся парочкой, замер мальчишка, то ли паж, то ли оруженосец, в лёгких доспехах с коротким мечём в руках. Парень готов был умереть, но защитить своего господина от посягательств.
- Что здесь поисходит, господа? - очень нехотелось вмешиваться, но формально-теоретически, как начальник пресловутого штаба, я, по возможности, должен знать всё о происходящем вокруг и быть в ответе за это.
- Езжайте мимо и не суйте нос не в своё дело - рыцари вежливы лишь со своими, остальные для них - низкорожденное быдло, предназначенное для выполнения приказов. Один из них даже не посмотрел в нашу сторону, демонстрируя полное пренебрежение двум хамам, осмелившимся спрашивать его о чём то. Другой, показушно нахмурился и демонстративно поигрывая мечём, надменно выдвинул челюсть. Хотя, куда ему до Ланселота. Что то не очень они похожи на воинов, сражавшихся целый день, оба такие чистенькие, свежие, надменно-принебрежительные. Кажется они чувствовали себя абсолютными хозяевами жизни, своей и других, но при этом слишком молодые, лет по двадцать, для матёрых воинов. Шакалы, из той породы, что не суются в драку, но любят глумиться над поверженными. Неожиданно возникшее острое раздражени этой парочкой, стремительно переросло в ярость. Не помню, как оказался на земле, сжимая рукоять шестопёра в побелевших пальцах. Усталость мгновенно испарилась, как будто её и не было, а в груди полыхнуло пожаром боевое безумие. Шагнув к двум замершим фигурам рыча от ярости и желания сокрушать, я рявкнул в их надменные рыла:
- Я, штаб-стратиг принцессы Азаминды, начальник её полевого штаба, Олаф Бренбидек из рода Фредди Крюгера Ужастного. И если вы, ублюдки, немедленно не назовёте свои имена, номер подразделения и кто командир, клянусь Господом, двумя дохлыми дураками на этом поле станет больше!
Они опешили, не ожидая подобного. Меч одного из рыцарей взметнулся для удара, но его напарник, видя что дело запахло дракой, бросился между нами с извинениями. Я стоял напротив изготовившегося к схватке и буравил его взглядом, не слушая говорившего. Так продолжалось до тех пор, пока Один, обнажив оружие, не заехал сбоку от забияки, угрожая конём. Лишь тогда, молодчик скрепя зубами от злости опустил меч. С трудом сдерживая желание перебить этих "стервятников", я стал выяснять кто они и откуда. Оказалось, оба из свиты барона Лафкрафта, собственный сынок, баронет Фалькон Д'Гиз и его приятель Д'Эсливер. Этот Лафкрафт был единственным из всей баронской стаи, кто пошёл с войском принцессы. Правда, непонятно зачем. В бою ни он, ни его рыцари судя по всему, не участвовали. Я предложил им простой выбор: отправиться к папочке и сюзерену, дабы передать мои слова и недостатке образования и куртуазности подчинённых или принять бой и сдохнуть прямо здесь. Баронет был не прочь помахать мечём(в битве не участвовал, не устал, привык побеждать и т.п.), но его более осторожный приятель поспешил вновь извиниться и практически силой уволок Д'Гиза. Интересная парочка, надо будет запомнить. Отогнав "юных мародёров", мы обратили взоры к рыцарю и его оруженосцу.
- Опустите меч, юноша, мы не враги - устало махнув рукой мальчишке, я приблизился к раненому и опустился рядом на колени. Череп над височной костью проломлен так, что виден мозг. Нежилец. Вообще непонятно, как он до сих пор не умер и даже, кажется, был в сознании.
- Сэр, Вы меня слышите? - я помахал перед его лицом ладонью - Вы можете говорить?
- Воды, умоляю - голос раненого был почти неслышен - во имя Богородицы, дайте ..
- Терпение, сэр, вода сейчас будет - я обернулся к Одину за фляжкой.
Мальчишка, тем временем, потеряно стоял рядом. Его взгляд испуганно метался между мной, умирающим и сидящим на коне Одином.
- Не стой столбом, парень, лучше найди какую нибудь тряпку, перевязать рану - я осторожно поднёс горлышко фляги к высохшим губам.
Юнец начал судорожно оглядываться ища что то.
- Вчерашний день потерял? Тебя как звать то? - даже одного взгляда на его лицо, было достаточно, чтобы заподозрить неладное. Слишком смазлив для мальчишки, мягкие губы, большие серые глаза и нежный овал лица. Странно, ему при всём желании, скрыть своё естество, практически невозможно. Сплошные непонятки..
- Конь .. конь сэра Ульстрема.. там, в седельной сумке, было..
- Не стоит - голос рыцаря, после глотка воды, немного окреп - думаю, перевязка тут не поможет, мне осталось совсем немного.
Честно говоря, никогда не задумывался, как придётся умирать. А вот пришлось..Скажите, сэр, есть ли поблизости священник, чтобы принять исповедь умирающего?
- Увы, благородный рыцарь, боюсь, что нет.
- Тогда, Вам придётся сделать это за него..
Его исповедь была короткой, чувствуя, как силы покидают его, Ульстрем торопился сказать лишь главное, на его взгляд..
- Сэр, мне..неизвестно Ваше имя, да оно и..неважно сейчас. Вы приняли мою - он закашлялся - примите и..долг умирающего. Мой оруженосец, Гильом,..позаботесь о нём, прошу.
- Не беспокойтесь, сэр Ульстрем, я не брошу мальчишку.
- Поклянитесь сэр,..поклянитесь что..не причините ей вреда..ни словом, ни делом, ни бездействием.
- Клянусь, сэр Ульстрем, ни словом, ни делом, ни бездействием я не причиню вреда Вашему оруженосцу.
- Он..она не оруженосец..девушка..леди,..дочь моего погибшего сюзерена..её зовут ..
Я вспомнил только что рассказанное им на исповеди и словно кусочки мозаики, в моёй голове, повернулись, мгновенно складываясь, и говоломка сложилась:
- Гиль..ома? Леди Гильома, дочь барона Нэша и леди Кантины?!
- Вы знаете? Откуда?
- Боюсь, это будет слишком долгая история, сэр Ульстрем, но я сдержу клятву. Клянусь Господом.
- Тогда хорошо,.. мне легче умирать, зная что с ней .. Почему темнеет,..разве уже вечер?
- Нет, солнце ещё высоко, просто Ваше время истекло. Если хотите, я позову её, чтобы вы могли проститься? - в ответ, он
согласно закрыл глаза, устав говорить.
- Гильом, твой господин зовёт тебя!
Она сидела в дюжине шагов, обхватив согнутые колени руками и уткнувшись в них лбом. Услышав мои слова, вскинулась и, быстро
вскочив, метнулась к умирающему. Я отошёл к Одину, чтобы не мешать.
- Постарайся найти волокушу и отправь сюда, хоть похроним по человечески.
- Он же из этих, мордантцев. Надо ли? - хмурый Один убрал флягу в чехол на поясе и разобрал поводья.
- Надо, а что до мордантцев, так повернись его судьба немного иначе, мы бы сегодня в одном сторою сражались. Давай за волокушей, за одно натрави Ланса на Лафкрафта. Пусть выяснит, почему тот не участвовал в битве..
Я смотрел вслед отъезжающему Одину, когда за спиной раздался горестный вскрик, перешедший в рыдания. Душа рыцаря отправилась на суд Всевышнего. Выждал пока леди выплачется, подошёл и, вновь опустившись рядом, на колени, осторожно дотронулся до её плеча:
- Плачте. Своими слезами Вы спасаете его душу.
Она подняла мокрое, от слёз, лицо:
- Как, почему?
- Есть такое поверье, если по умершему кто то искренне плачет, то душа его уж точно не попадёт в ад, скорей всего её определят в рай. Не могу ручаться Вам за достоверность, сам там не был, но упорные слухи ходят. Так что, своими слезами, Вы, леди Гильома, уберегли сэра Ульстрема от худшей участи. Теперь остаётся лишь молиться за упокой его души.
Заплаканные, широко распахнутые, изумлённые глаза, испуганно смотрели мне в лицо:
- А..а..откуда..разве Вы..знаете что..я..?
- Это долгая история, юная - я замешкался, окинув взглядом облачённую в доспехи фигуру - ..леди. Думаю, нам обеим есть, что рассказать друг другу. Но сейчас не самый удачный момент, давайте отложим до вечера. А пока, для всех, Вы - оруженосец рыцаря, героически павшего в бою. На чьей стороне сражался сэр Ульстрем, уточнять не нужно. Конечно, если спросят - говорите правду. Победителям свойственно великодушие, а к павшему достойному противнику, пусть он и сражался против нас, мы должны испытывать лишь уважение. Перед своей кончиной, благородный сэр завещал мне позаботиться о Вас. Последняя просьба умирающего священна и я обязан её выполнить, иначе, покрою своё имя позором.
- И что Вы хотите..со мной..делать? - хотя голос девушки всё ещё полон неуверенности смешанной с испугом, но в нём уже начинают проскальзывать нотки непокорного упрямства. Кажется, леди не из тех, кто покорно подчиняется чужой воле и решениям, если они её не устраивают.
- А чего хотите Вы, как видите свой дальнейший путь, леди Гильома? - Вопрос "на засыпку", судя по всему, до сих пор ей везло и она просто "плыла по течению", предоставив решать за себя сэру Ульстрему и судьбе. Мой вопрос заставил её умолкнуть надолго, погрузившись в нелёгкие размышления..
Полковник вернулся уже заполночь, сильно уставшим и я решил отложить его знакомство с нашим найдёнышем на завтра. Присев у костерка, дядя Саша с блаженством вытянул ноги:
- Я, наверное, двужильный. В моём то возрасте и такие нагрузки, другой давно бы помер, а я живой, только ноги гудят нещадно, будто марш-бросок на десятку километров сделал.
Усмехнувшись, я пошевелил прутиком угли костра:
- А с чего ты решил, что живой? Вдруг ты помер и это всё, что вокруг, твой предсмертный глюк?
- Знаешь - полковник, расправив плащ-палатку, улёгся по удобнее - мне сейчас на такие темы разговаривать абсолютно неохота. Ты лучше глянь вот на это - он протянул мне раскрытую ладонь. На ней лежал какой то странный, тёмный, зернистый порошок. - я это в одной из телег нашёл. Три штуки их там и в каждой штук по десять бочёнков вот с этим.
- И что сие такое? - я недоумённо взял щепотку, понюхал и даже лизнул. Вкус был противным и не на что не похожим.
Дядя Саша, ухмыльнувшись, бросил порошёк в костёр. Пламя пыхнуло, резко взметнувшись в высь.
- Твою мать! Это что, порох?
- Он самый, бурый, которым пищали и пушки со времен царя Гороха заряжали. И его много. Вопрос: откуда он тут взялся?
- Может оборотники? Хотя могут и гномы, вдруг у них сохранились какие то знания? Да и алхимики местные, то же способны.
- Короче, дело ясное, что дело тёмное. Давай лучше спать, утро вечера мудреннее.
- Ты спи, дядя Саша, спи. Я синдокарба наглотался, так что теперь до утра не лягу.
- Это откуда у тебя эта "химия"?
- В индивидуальных аптечках у нас какой только дряни не понапихано. "Тур оператор" позаботился.
- Ты смотри, не увлекайся, а то..
- Не учи отца и баста - я улыбнулся - помню я про передоз и что после этого может быть.
- Ну, тогда спойной ночи...
Утром, за скудным завтраком, я представил полковника и Гильому друг другу, а потом отведя дядю Сашу в сторону, принялся убеждать его в необходимости зачисления данной персоны на должность оруженосца и пажа сэра Алекса.
- .. Я всё понимаю, дядя Саша, но и ты пойми, если мы её оставим, она же пропадёт. С её шилом в мягком месте, полезет куда не
надо и привет. Она же пацанка, лет 17-18 всего, ветер в голове и романтические бредни, толком объяснить не может с чего
сорвалась и сбежала из дома. Весь этот лепет о нежелании ждать и быть овцой - дурь несусветная. Она наверное характером в папку пошла, к тому же гармоны играют, а твёрдой отцовской руки нет. Вот и бесится. Неужели бросим? Пропадёт же! У меня дома
сын такого же возраста, и то же - ветер в голове. Я, как её вижу, сразу его вспоминаю.
- Да хватит меня агитировать, что я, совсем болван бездушный? У самого дети есть. Только, как ты себе это представляешь?
- А чего представлять? Служила она оруженосцем у того мордантца, пускай и у тебя на той же роли. А там, глядишь, подыщем жениха девчушке, по приличней, и будет он о ней заботиться.
- И кто согласится взять бесприданницу? Бронелбы, они, конечно, немного того, но денюжку то же считать умеют. Если забыть о папином феоде где то там, то что за душой у пацанки? Выходит, бедна она, как церковная мышь.
- Ладно тебе, что мы, пять здоровых мужиков и один бравый Полковник, не сможем её приданым обеспечить? Фигня какая. Сигизмунд поможет или, на край, у Димки казну пограбим немного, когда доберёмся.
- Тут впору не "когда", а "если" говорить..
Тут он был прав. Рано утром, по палантиру, на связь вышел Владмир и рассказал, что вечером, под стены Зорра, подошла мордантская рыцарская конница. Судя по всему из южной группы. Встав лагерем недалеко от ворот, они блокировали дорогу в крепость и теперь, судя по всему, поджидали свою отставшую пехоту. Сучилось то, чего мы опасались - нас отрезали от крепости.
Теперь, чтобы вернуться, нам придётся пробиваться через вражеское войско. Будь у нас одни рыцари, это было бы не трудно, но их у нас осталась горстка, по сравнению с мордантцами, а основу армии по прежнему составляют вчерашние крестьяне. С разрешения Азаминды, сэр Алекс, со своим спецназом, отправился к крепости для уточнения полученных сведений и общей рекогносцировки(или, говоря по простому: узнать чё там и как). Мы же, в спешке принялись хоронить павших и готовиться к возвращению. Ближе к вечеру, когда основная работа была закончена, принцесса распорядилась построить войско и обратилась к нам с речью. Она поблагодарила всех за проявленные мужество и стойкость в прошедшей битве и выразила надежду, что в грядущем сражении, мы вновь их продемонстрируем. За одим, рассказала о поджидающих нас у крепости "трудностях". И закончила на призывно патриотической ноте: "не посрамить и постоять за землю и отчий дом". После чего все разошлись ужинать и спать. А едва забрезжил рассвет, войско Зорра начало свой путь обратно, на встречу новой битве и свой судьбе.
Дядя Саша встретил нас на полпути. Он привёз "языка" и собственные наблюдения. Сведения Владмира полностью подтвердились, более того, пленный рассказал, что их пешие с обозом уже на подходе и завтра,самое позднее к вечеру, будут под стенами Зорра. Мы не могли ждать пока к мордантским рыцарям подойдёт их пехота. Нужно было попасть в крепость и провести туда захваченный обоз с нашими ранеными и припасами. Однако, встреча в чистом поле с мордантцами, была равносильна самоубийству. Наших осталось меньше тысячи, из которых две трети - вчерашние крестьяне, против их двухтысячного рыцарского войска. Силы более чем неравные, а значит нужно искать способ их изменить, хотя бы уравнять. После обсуждения вариантов, остановились на следующем: когда стемнеет, сэр Алекс со своим взводом пешей разведки и добровольцами, верхом, подходит с юга к бивуаку противника, с целью отвлечения внимания. Пользуясь темнотой и собственной наглостью, один десяток воинов скачет в лагерь, поднимая тревогу и указывая на якобы приблежающегося врага. Остальные, в этот момент, втыкают в землю полутораметровые факелы и поджигают их, не забывая скакать туда-сюда и трубить во все трубы. Вобщем создают впечатление надвигающегося войска. Весь наш расчёт делался на внезапность и то, что со сна, мордантцы не станут разбираться что и как. Для них, главным будет успеть схватить оружие и изготовиться к битве. В это время, на севере, наш обоз постарается по тихому пройти в Зорр. Остальное войско, заняв небольшой придорожный холм на случай атаки, будет его прикрывать. План не ахти какой умный, но в тот момент у нас не было времени придумывать что то по заковыристей. Распределили роли, кто за что отвечает, её Высочество наотрез отказалась ехать в Зорр с обозом, нежелая бросать "вверенную ей" армию, рыцари её поддержали. Плюнув на уговоры, после "совещания" я отозвал в сторону Ланселота:
- Сэр, я не буду Вам напоминать, кому Вы служите и кому приносили присягу. Не буду интересоваться верите ли Вы в нашу победу и на что готовы ради принцессы. Ваши ответы мне прекрасно известы заранее. Я спрошу Вас о другом: сэр Ланселот Озёрный, лучший воин и защитник Зорра, готовы ли Вы помочь мне спасти принцессу, предав её? ..
Прав был Димка, когда утверждал: человек из нашего современного мира, пронизанного пиартехнологиями, которые усваиваешь подсознательно, стоит включить телевизор или выйти в инет, здесь, как старшеклассник в детском саду. Вроде Змия в Эдеме до грехопадения Адама и Евы: хочешь вон ту грушку, Евочка? А тот бананчик? А попробуй это вкусненькое яблочко..
Мы способны практически любому заговорить зубы и сманипулировать им так, как нам нужно(я не говорю про инквизиторов, у каждого правила свои исключения). Ланс недолго упирался, помятуя уроки сэра Я, мне удалось довольно быстро его уболтать..
Последовали спешные приготовления, последние уточнения и прощания. Когда совсем стемнело, мы, помолившись, двинулись вперёд.
Впереди поскрипывали телеги обоза, за ними, чуть в стороне, двигалась масса конных. На каждой лошади ехали по двое, рыцарь и лучник. Таким образом мы здорово ускорили переброску войск. Нам удалось незамечанными достичь холма, когда со стороны лагеря мордантцев раздались слабые крики и звуки рога. Вот теперь всё решали скорость и удача. Обоз, прибавив ходу, заторопился к крепости, а воины стали спешиваться и занимать позицию на холме. Стараясь не шуметь, мы уже не прятались, ведь наше обнаружение - лишь вопрос времени. Сейчас главным было построиться, установить колья перед строем и расположить телеги с порохом неподолёку от холма так, чтобы лучники не промахнулись, стреляя зажёнными стрелами. Рыцари в первую шеренгу, следом пикинеры, за их спинами лучники, проверенный строй, доказавшись свою эфективность не в одном сражении. Крики в стане противника вспыхнули с новой силой, похоже на этот раз, они заметили обоз. Однако, поздно пить Боржоми, когда почки отлетели, первая повозка уже скрылась в распахнутых воротах. Около двух десятков конных мордантцев бросились к крепости в надежде непонятно на что. На встречу им выметнулся десяток рыцарей Зорра, во главе с предводителем в блестящих доспехах. Ланселот, как подобает настоящему телохранителю, жертвовал собой, спасая охраняемый объект. Они сшиблись, до нас донёсся треск ломаемых копий и ржание лошадей. Сразу стало понятно, почему Ланселота называют лучшим рыцарем; он действовал с убийственной чёткостью и скоростью. Его противники валились из сёдел один за другим. Но из лагеря на помощь врагам, спешили новые рыцари. Один в поле не воин, каким бы доблестным и умелым рыцарем он не был. Я отыскал командующего, сэра Мюррея, и поинтересовался, не стоит ли помочь нашим, дав знать о своём присутствии? Сэр Мюррей флегмантично пожал плечами и приказал трубить тревогу. Звуки рогов вспугнули остатки предутренней тишины, раскатившись окрест. Вот теперь и на нас обратили внимание. В стане противника крики усилились, послышались команды и звуки боевых рожков. Морданцы спешно вооружались и, вскакивая на коней, спешили в строй. Эх, "неправильный бутерброт" получается, но выбора нет, нас слишком мало для атаки, приходится "играть от обороны". Наконец, построившись, они двинулись к нам ускоряясь с каждым мгновением.
- Лучники, товсь! Стрелы зажечь. Целься!
- Лучники .. бей!
Несколько десятков горящих стрел метнулись к цели. Над телегами с порохом вспухли клубы белого дыма. Взрыва не получилось, видать минёры из нас на букву Х. Конная лава мордантцев, обтекая дымящие телеги, накатывалась на строй немногочисленных копейщиков. Эх, понеслась моча по трубам! Бум-м!!! Бу-бум-м!!! Бу-ум!!! Сработало! Все три телеги рванули практически одновременно, сметя немалую толику атакующих.
- Сарынь на кичку, мазурики! Это есть наш последний и решительный бой! Кто умрёт раньше, чем убьёт троих мордантцев, тот редиска и дезертир. Не посрамим же, в Бога душу мать и двенадцать апостолов, через клюз в центр мирового равновесия, по самые гланды! За Зорр! За Бога!! За победу!!!
Лучники, стоящие на склоне выше пикинеров, били всадников, подпустив их на прямой выстрел. Словно незримая коса смерти
пронеслась над мордантскими рыцарями, выхватывая из седел то одного, то другого. Стрел не берегли, до второй атаки можно было
не дожить. Первая же, подобно огромной волне, накатила на немногочисленную пехоту Зорра и разбилась о мужество и непоколебимость защитников, разлетевшись в разные стороны брызгами уцелевших. Умывшись кровью и оставив около сотни окровавленных неподвижных тел, они отступили.
Передышка получилась недолгой, пришедшие из лагеря восполнили потери и, перестроившись, мордантцы пошли в новую атаку. Телег больше не было и нам оставалось расчитывать лишь на колья и длину пик. Это не считая мужества, стойкости, храбрости и силы духа воинов Зорра, сражающихся за свой дом на его пороге. Наши лучники щедро тратили последние стрелы, пикинеры, сцепив яростно зубы, отпихивали конных мордантцев, стараясь не дать им приблизиться. Некоторые из них спешивались и тогда нашим рыцарям приходилось вступать в дело. Лязг ударов, крики ярости, вопли боли, проклятия взлетели к небесам. В какой то миг, мне показалось, что сейчас наш строй рухнет и начнётся резня. Вскинув голову к небу я заорал, срывая связки:
- Отец мой небесный, к Тебе обращаюсь в этот миг со словами: с верой в сердце, молитвой на устах и мечём в длани, мы идём к порогу Твоему! Встречай же нас и пусть святой Пётр отваряет Райские врата, ибо воины Господа идут в царство божие попирая смерть. За веру! За Бога! За Зорр!!! - и рванулся вперёд, сломя голову. Народ ринулся следом. Лучники, рыцари, пикинеры, смешавшись в едином порыве, навалились на конных рыцарей Морданта, гвоздя их в хвост и гриву в приливе священной ярости.
Может причина была в неожиданности нашего порыва, может Святой Георгий решил помочь, а может командир мордантцев оказался слишком умным. Они поддались нашему натиску сперва немного, а потом, почти побежали. Но лишь в центре, фланговые отряды, подавшись немного назад, сохранили подобие порядка. Мы же, увлёкшись преследованием, ломились, как лоси во время гона, за отступающим противником. До тех пор, пока мордантцы вдруг не остановились и не развернулись к нам лицом. Вот тогда то я понял, что натворил своим порывом. Мы оказались на равнине, окружённые с трёх сторон конными рыцарями. Пики, только мешающие в ближнем бою, давно побросали и остановить кавалерию было нечем. Ещё минута-две и они начнут свою последнюю(для нас) атаку. Отступать некуда, обороняться нечем, сдаваться никто не подумает, а значит нам остаётся только одно:
- Ну что, зоррцы, додавим этих трусов? А ну, в атаку, все вместе, как один! Жду вас в царствие божьем под высоким лавром, слева от райских ворот. Кто опоздает, амброзии не достанется! Вперёд! За Зорр!!!
Собрав остатки сил, мы поспешили к выстраивавшимся всадникам вбивая с каждым шагом:
- Зорр! Зорр! Зорр! - хор из нескольких сотен хриплых мужских глоток, скандирующих одно слово звучал грозно и предрекающе.
Они так и не успели закончить перестроение и бросить на нас коней, в смертельной атаке. Добежав, мы вцепились в них, точно издыхающий бультерьер, стремясь лишь продать жизнь подороже. И не видели, как из открывшихся ворот города выплеснулась толпа немногочисленных защитников, и поспешила к нам на выручку. Возглавляли их двое: огромный рыцарь, со знаменем Зорра и маленький золотоволосый воин. Не видели мы и рыцарский отряд вынырнувший из леса и, перестроившись, с ходу, врубившийся в один из фланговых отрядов морданцев. Над отрядом развивался стяг королевства Галли. Не знали мы и того, что в этот миг, дядя Саша, со своим деревенским спецназом, воспользовавшись отсутствием большей части мордантских воинов, жгёт немногочисленные палатки в лагере противника. Паника среди слуг и пажей передалась и части рыцарей, которые, повернув коней, поспешили на защиту лагеря...

15

Ночь и тишина данные на век...
Анарс.
Западный перевал. Ночь.

Ночь. Лежу. Над головой перемигиваются далёкие звезды. Кажется я вижу, уже хорошо, но ни чего не слышу. Мысль о слухе словно бы включила нужную функцию организма - раздалось журчание воды в реке. Дуновение ветерка донесло лёгкий запах гари и гниющей человеческой плоти, значит, ветер со стороны сгоревшего обоза..Обоза? Воспоминания отрывочны: обоз..битва..утро..день.. Вечер. Разум спешно восстанавливает картину прошедшего. Помню кто я и где. Интересно, если я скорее жив, чем мертв, то что с остальными? Битву мы, кажется выиграли, хотя, скорее не проиграли. Из нашего отряда врядли кто уцелел. Человеческих голосов неслышно. Позвать? Какая то всеобъемлющая усталость во всём теле, даже думать лень, не то, что шевелиться. Странная сонливость вновь медленно укутывает разум.
Новые звуки. Чей то разговор, шаги. С трудом открываю глаза. Темнота. Рука медленно потянулась к поясу. Ну надо же, не потерял. Пальцы сомкнулись на рукояти ПМа. А еще рядом должен быть меч. Почему не помню, но чувствую, что рядом.
Разговаривают двое.
- Гляди-ка, а этот вроде живой - голос говорящего густой, низкий, раздался откуда то справа. Ему ответил другой, высокий и мелодичный:
- Живой, но в нем что то странное, я чувствую, давай посмотрим.
В поле зрения появились две фигуры. Пропорции удивительные: один невысокий и тощий, другой, почти на полголовы ниже своего спутника, но значительно шире в плечах, какой то странно квадратный. Луна, вышедшая из за туч, помогла разобрать детали - Ух ты, гном и эльф. Как на картинках. Стоя в нескольких шагах, они разглядывали меня, словно утомленные туристы очередную достопремечательность.
- Во, гляди, мыргает, точно живой, тока пришиблиный, - пробасил гном.
- Ты прав, но от остальных он отличается...
- Я ж говорю, стукнутый.
- Нет, в нем есть что то.., что делает его непохожим на других..
- Ну так давай я его добью, на всякий случай, а то от этих людишек всякой пакости ожидать можно - гном, перехватив поудобнее топор, шагнул ко мне.
- Подожди, Торвальд, мы же не знаем кто он, а убивать просто так.. Это свойственно людям, а не гномам, стыдись.
- А неча мне стыдиться, остроухий, я же его не просто так убью, а чтоб беды потом от него не было! Мало наши народы от них притерпели?! Тебе что, людей жалко? С каких это пор ты такой жалостливый стал или забыл этот ваш Наурельдин?
- Не тебе, гном, напоминать о наших прошлых поражениях и подозревать меня в жалости к людям - голос эльфа обрёл холод льда -
- И я не предлагаю относиться к ним иначе, чем они того заслуживают. Я лишь напомнил тебе, что бессмысленное убийство, это людское. Этот человек чем то отличается от остальных, я чувствую, и мы не станем его убивать до тех пор, пока я не пойму в чем отличие.
- Хорошо, эльф, будь по твоему, но раз уж ты взял его под покровительство, тебе с ним и возиться, я и мои братья, пальцем не пошевельнем чтобы помочь. Ты понял?
Эльф шагнул ко мне и, опустившись, приблизил лицо. В тот момент, в темноте, его странно большие чёрные глаза, показались мне колодцами ведущими в тёмную бездну
- Ты слышишь меня, человек? Мой народ знаменит тем, что может видеть скрытое от глаз других и чувствовать то, что другие понять не в силах. Ты слишком далеко шагнул за свой Предел, слишком много сил потратил в битве и сейчас медленно умираешь. Ты как кувшин с водой, в днище которого трещина. С каждым мгновением Сила Жизни истекает из тебя и скоро её не останется совсем. Мы можем оставить тебя умирать здесь, а можем взять с собой и постараться исцелить. Но как только я узнаю, что в тебе такого, что отличает от остальных, помни, ты умрёшь. Что выберешь, человек, медленную смерть или отсрочку?
- Воды..- слово с трудом проталкалось сквозь иссохшее горло.
- Во, нахал! Совсем люди страх потеряли, с начала ему попить, потом пожрать, а апосля ещё и бабу потребует! - гном возмущённо хлопнул себя по бедру.
Эльф потянулся за своей флягой:
- Вино лучше, оно придаст тебе силы.
- Погоди-ка, лучше моего дадими - гном, с ехидной усмешкой, отстегнул флягу с пояса.
- Тогда его проще сразу добить, чтобы не мучался - поморщился эльф.
- Ниче, если он после моей водички выживет, тогда точно поживёт ещё. Смотри, человек, это не простая вода, а напиток Подгорных мастеров. Будешь потом всем рассказывать как тебя угощал гном. Если выживешь, конечно - он шумно отхлебнул из фляги, крякнул и зажмурился от удовольствия. Потом протянул флягу мне.
В чём подвох? Я взял флягу, понюхал и поднес к губам. Запах был резковат и странно знаком. Резко выдохнув, я хорошенько глотнул, запрокинув голову и чувствуя, как странная житкость опалив рот, прокатилась огнём по пищеводу и беззвучно взорвалась в желудке. Совершенно рефлекторно сморщился и занюхав рукавом, резко выдохнул. Гном заржал. Я хлебнул еще раз. Ядреный самогон.
- Э-э, ты чего, - гном отобрал флягу и изумленно уставился на меня.
- Похоже он уже знаком с такой отравой. Откуда, ты говоришь, ее прислали, - эльф с усмешкой посмотрел на своего спутника. Гном молчал, продолжая таращиться на меня в немом изумлении, наверное всё ждал, когда начну корчиться в предсмертных муках. Но я был твёрдо намерен его разочаровывать и дальше. Собрав силы и преподнявшись, я опёрся спиной на камень:
- За "выпить", благодарю могучего гнома, уважил, а как на счёт закусить? Еда у вас есть?
Звонкий смех эдьфа, был подобен серебрянному колокольчику:
- Ты был прав, Торвальд, этим людям всегда мало. Протяни им палец, а они готовы откусить руку.
- Я же тебе говорил - буркнул разочарованный гном, пряча флягу - они все такие.
- Ага, все люди - сволочи, эльфы - длинноухи, а гномы носят бороду, да? - я постарался вложить в эти слова весь доступный мне сарказм.
- О! Первая умная мысль, которую слышу от человека. - гном, продолжая скептически ухмыляться, покосился на эльфа - Может в этом его необычность и есть? Слишком умный для их племени.
- Мне встречались и поумнее, но дело не в том. Ты обратил внимание, что он нас не боится?
- Ха! Эка невидаль, в Морданте таких ...
Я слушал их разговор и понимал, что он важен, но голова, в тот момент, категорически отказывалась думать о чём то сложнее куска мяса. К тому же, выпитый на пустой желудок самогон, начал своё коварное действие.
- Мужики, я конечно дико извеняюсь, но у меня назрел вопрос - мой язык стал по-тихоньку заплетаться - мы жрать сегодня будем?
Эльф и гном, замолчав, обернулись ко мне.
- Я ж тебе говорил ..- вновь пробасил гном и неопределённо хмыкнул - возись с ним теперь сам.
- Хорошо, человек, мы дадим тебе пищу, но не здесь. Тут слишком сильно пахнет смертью. Вставай и иди за нами - эльф развернулся и легко прыгая по камням, скрылся в темноте.
- Ну, чего разлегся, ждёшь пока тебе корыто со жратвой прямо к морде принесут? - приблизившись, гном бесцеремонно пнул меня по сапогу.
- Отдыхаю, не видишь? - огрызнувшись, я попробовал подняться. Получилось, хотя голова слегка кружилась и подташнивало. Похоже, заработал сотрясение мозга. Тогда понятно, почему эльф не смог меня "прочесть", в голове сейчас сплошной кавардак и раздрай. С трудом передвигаясь в темноте, на полусогнутых от слабости ногах, я поплёлся вслед за эльфом. Гном шёл сзади и чуть с боку, насмешливо комментируя мои спотыкания и падения. Под конец недлинного пути, показавшегося мне марафонской дистанцией, он довёл меня до белого каления своими подколами. Потирая разбитое колено, я дохромал до маленького костерка, разожённого под скальным карнизом, в небольшой полупещере. Там уже сидели трое гномов и стояли несколько пони. Проковыляв до стены пещеры, я опустился на землю и прикрыл глаза. Сделав вид, что отдыхаю от нелёгкого пути, я лихорадочно соображал, что мне делать и как себя вести с этими нежданными знакомцами. Отчнулся от того, что в мои губы настойчиво тыкалось горлышко фляги:
- Пей, это вино придаст тебе сил - стоящий рядом на коленях эльф, наклонил посудину, позволив мне сделать несколько глотков - а теперь, ешь - он потянул мне что то, завёрнутое в белую тряпицу.
- А скажи, Дезмонд, где ты ему потом бабу искать собираешься? - ехидный гном устроился рядом с костерком и принялся набивать трубку.
Я придвинулся ближе к огню и с жадностью набросился на оказавшуюся в тряпице то ли галету, то ли вафлю. Восстанавливающийся организм проснулся и требовал топлива. Прожевав очередной кусок, спросил:
- Дезмонд и Торвальд, где то я уже такое слышал. Вы не те два приятеля, что бились с Деймосом и освобождали Алатиэль?
- Ты слышал об Эльфийской рукописи?! - изумился эльф.
- Вот, точно! Из неё то и слышал, неплохое было представление.
- Какое представление, - влез гном, - это древняя легенда изложенная в свитках.
- Ну, я то это слышал в исполнении менестрелей, только эльф там был полукровкой-магом, а Торвальд - человеком.
- Вранье! Могу представить, как испахабили легенду ваши менестрелли, - фыркнул бородач.
- Нет, этого вы представить себе точно не сможете. Но звучало все равно красиво,- я отправил в рот последний кусочек эльфийской галеты и облизнулся. Хорошо, но мало.
- Откуда ты, человек? - эльф с интересом рассматривал моё лицо и одежду.
Ну, вот и начался допрос - мелькнуло в голове - а ушастый как детектор лжи работает, хрен соврёшь. Придётся говорить полуправду, авось повезёт.
- Во первых, человека зовут Анарс, а во вторых, не думаю, что название моего королевства вам что нибудь скажет. Оно расположено далеко на востоке и наши редко бывают в этих местах.
- Тогда что же ты делаешь здесь?
- Тот же вопрос я могу задать и вам, что делает такая странная компания из эльфа и гномов в горах? Мне помнится ваши народы недолюбливают друг друга.
- Ишь, оклемался, вопросы задавать начал. Вот тебя уж точно не касается кто мы и куда идем, - гном сурово нахмурил брови - ты лучше скажи, почему на тебе одежда со знаками Морданта, если ты сам, как говоришь, с востока?
- С убитого снял, чтобы в горячке боя не прибили.
- А на чьей стороне ты дрался? - эльф не спускал с меня пристального взгляда
- А вам не всё равно? Ведь для вас, что эльфов, что гномов, все люди одинаковы. И чем больше убиваем друг друга, тем для вас лучше.
- Это точно - гном затянулся и выпустил кольцо ароматного дыма - только вы, люди, кидаетесь на всех непохожих, а когда таких нет, грызетесь между собой - он махнул рукой в сторону побоища.
- А сами неужели не воюете? Как там, к примеру, черные альвы поживают? - обратился я к Дезмону.
Может показалось, а может нет, но лицо эльфа на мгновение изменилось, как если бы живой цветок вмиг обратился в лёд и тут же оттаял.
- Идейные разногласия, они хуже материальных, - поспешил я продолжить, - а здесь сплелось и то и другое.
- Все таки, лучше его добить, - буркнул гном, вновь пуская дым - непонятный он какой то, странный. А я странностей не люблю.
- Правда и ложь сплетаются в нем неразрывно, - эльф разглядывал меня, словно изучал древний фолиант - но нам он не солгал ни разу, могу поклясться. И всё же, я вновь спрашиваю тебя, человек Анарс, кто ты?
- Я чужой, на чужой войне, пришел издалека и туда же уйду, когда придёт время. Дезмонд, не спрашивай меня о том, что тебе и так известно. Ты ведь сам сказал: странный человек. Что же ты хочешь от меня ещё услышать?
Эльф молча смотрел мне в лицо. Торвальд тяжело вздохнул и принялся выбивать трубку
- Вот непойму я вас, людишек, каменного червя вам в потроха, чего вы вечно всякую ерунду городите? Нет бы по простому, взять и ответить, а то наговорил тут целую гору, а все слова, что пустая порода. Ты мне вот прямо скажи, ты мне враг?
Наивная прямолинейность гнома меня развеселила,
- Я, тебе? Ха, если дашь ещё пару глотков своей водицы горных мастеров, я тебя другом назову, а если ещё и закусь выложишь - братом станешь! Согласен, о могучий гном, да удлинница безмерно твоя борода?
- Я тебе сейчас секирой по лбу дам, а не гномояд. Пару глоточков он захотел, видали наглеца! - возмущённо фыркнул Торвальд.
- Эх, борода, какой ты жадный, - укорил я гнома - а у нас обычай есть: если два человека на брудершафт выпьют, да руки пожмут, считай друзья.
- Мне ещё друзей из вашего племени не хватало - гном сплюнул - скажи кому - засмеют и пальцем в спину тыкать станут.
- А что, Атарку многие в спину тычут или смеются? Помнится, он от союза неким человеком только выиграл.
С Торвальда можно было ваять статую "Изумленный гном",
- А ты откуда про Атарка знаешь?
- Тоже мне тайна - я с усмешкой поворошил угли костра - и его, и про него, и про то, чем всё закончилось знаю. И даже, откуда у вас рецепт этого напитка Горных мастеров взялся, догадываюсь. Только в следующий раз, когда пить станешь, лучше разбавить немного ключевой водой, или настаивай на ягодах, вкуснее будет. На рябине, к примеру. Собираешь ягоды после первых осенних заморозков, и заыпаешь в бутылки на 2/3 их высоты. Заливаешь своей "Атарковкой", закупорить и настаивать не менее 3 недель в темном месте, пока напиток не станет темно-коричневым и не начнёт пахнуть рябиной. Процеживаешь через холст и хорошенько закупориваешь. Можно пить. А если хочешь сделать лучше, то можно применить такой способ: первый настой, простоявший 2-3 недели, слить, а ягоды вновь залить таким же количеством чистого напитка. Через 3 недели сливаешь и смешиваешь с профильтрованной первой настойкой. Аромат обалденный и пьётся легко.
Сказать, что гном был изумлён, значит не сказать ничего. Торвальд был огорошен, ошеломлён и сбит с толку,
- Неужели у вас такое делают?!
- И делают и пьют и не только такое. Ром, виски, коньяк, игристое вино, портвейн в конце концов. А главный напиток нашего народа, напиток в котором живёт его душа и сила - самогон. С ним, нам любая беда не беда, любой враг, слаб и беспомощен. Отведавший самогона, не боится смерти, не чувствует боли и способен творить чудеса. Хотя это уже от чистоты напитка зависит, чем он чище, тем чудеса чудесатее. Правда на следующий день бывает голова трещит, но это ерунда, мы или пивом лечимся, либо рассолом огуречным. На войне, без фляги этого богославенного напитка, у нас ни один воин не ходит. Все стараются как можно больше его выпить.Он ведь не только серце веселить умеет, но и тело лечит.
Удивлённый до глубины души гном, перевёл взгляд на эльфа.
- Анарс говорит правду - ответил тот на невысказанный вопрос. - Интересное у них королевство, странно что мы о нём ничего не знаем.
- Мир большой, всё знать невозможно. Я вот знаю много, а не знаю, ещё больше и ничего.
- Если ты такой всезнайка - гном на мгновение замолчал, словно решаясь на что то - может ты знаешь что это за штука? - он повернулся к одному из своих молчаливых сородичей, что весь разговор сидели неподалёку, и невозмутимо курили трубки, и что то произнёс на своём языке. Тот молча встал, отошёл к пони и покопавшись в тюках, извлёк большой длинный свёрток. Вернувшись к костру, он так же молча передал его Торвальду и вернулся на своё место, не произнеся ни слова.
-Вот, видал такое?! - Торвальд развернул свёрток.
Мать моя женщина! Передо мной лежал мой "Вепрь".
- Тут точно должно что то двигаться, - гном вертел оружие во все стороны, стараясь понять, как оно работает.
Видя, как ствол меняет направление, в голове всплыло: "В результате неосторожного обращения с огнестрельным...."
Ухватив ствол рукой, я остановил его опасные перемещения и отвёл в сторону,
- Торвальд, я сидел у твоего огня, делил с тобой хлеб, и пил твоё вино. Не знаю, как по вашим законам, а по нашим, между нами не может быть вражды и ненависти. Понимаешь?
Гном настороженно глядя на меня, потянул оружие к себе,
- И что с того? Мне теперь тебе на шею броситься и залиться слезами от умиления?
- Как хочешь, но для начала, прошу тебя, перестань пытаться убить меня - отпустив ствол, я кивнул на карабин - или Дезмона. Если не знаешь сам, как оно работает, позволь покажу.
- А ты знаешь? Откуда?
- Плох тот воин, кто не знает своё оружие. Смотри.. - я осторожно потянул карабин к себе. Гном нехотя разжал загребущие ручки и пересел чуть ближе. Поставив "Вепрь" на предохранитель, я отсоединил магазин и проведя неполную разборку, принялся объяснять зачарованному гному, что и как.
- Значит, ты колдун? - похоже эльф не оставил своих попыток понять, что же я за птица.
- Нет, эта штука не колдовство. Если Торвальд немного помучается, то сможет изготовить такой же, хотя бы с виду. Правда грохотать он не будет, но повесить на стену над камином для красоты, можно вполне.
- А что надо, чтобы грохотал? - глаза гнома загорелись в предвкушении, кажется он уже представил себе....
- А что нужно, чтобы изготовить такой топор как у тебя? - ответил я вопросом на вопрос.
Бородатый мечтатель, скривился, будто глотнул уксуса,
- Это тайна, я не могу её рассказывать всякому встречному, да ты и не поймёшь.
- Вот и я не могу. Но не потому, что тайна, хотя и это тоже, просто многие секреты мне не известны. Впрочем, если хочешь, могу поговорить с друзьями, может они согласятся продать тебе ещё парочку таких штук.- Я прикинул, что патроны мы уже все, скорей всего, расстреляли и ружья стали бесполезны. А если удастся всучить их гному в обмен на доспехи или оружие подгорных мастеров, будет просто здорово.
- Так их у вас много?
- Для тебя, Торвальд, найдутся несколько штук. Если, конечно, в цене сойдёмся.- я протянул ему разобранный карабин и предложил собрать самостоятельно. Толстые пальцы гнома заскользили по воронёной стали. Через пару минут он собрал всё, кроме магазина, который я предусмотрительно не стал ему отдавать.
- А это? - палец гнома упёрся в ребристый магазин карабина, лежащий рядом со мной.
- Это нужно присоединять к остальному лишь тогда, когда идёшь в бой, а с кем ты собираешься сражаться сейчас, о бесстрашный воитель подземелий? - я насмешливо посмотрел на насупившегося гнома.
- Не твоё дело человек, отдай.
Помня об упрямстве, упорстве и вспыльчивости гномов, я не стал доводить дело до скандала, и отдал бородатому хапуге недостающую часть. Он тут же присоединил магазин и загорелся идеей проверить оружие в действии. С большим трудом мне удалось уговорить его отложить демонстрацию до утра. К моему удивлению Дезмонд меня поддержал. Гном побухтел немного, но смирился и, отомкнув магазин, принялся вновь разбирать и собирать ружьё. Его молчаливые сородичи присоединились к нему в этом увлекательном занятии.
- Племянники Торвальда следили за битвой. Они видели как ты сражался. Но скажи, на чьей стороне ты бился? На тебе одежда со знаком Морданта, но ты убивал их воинов, почему? - эльф, как оказалось, своим упорством не уступал гному и не оставил попытак докопаться до истины.
- Я же вам уже говорил - одежда не моя, а дрался я на стороне воинов Зорра. Так вышло... - я подумал, что не будет большой беды, если вкрадце, без подробностей, расскажу Дезмону о нас и нашем приезде в Зорр. Эльф слушал внимательно, по прежнему не сводя пристального взгляда с моего лица. Попытался задать несколько вопросов, но я уклонился от ответа, ловко сменив тему. В конце концов, мы знакомы лишь несколько часов и повода быть откровенным, с этим остроухим последователем Шерлока Холмса, у меня нет. Наконец, эльф решил, что для первого раза достаточно и предложил лечь спать, тем более, что до рассвета оставались считанные часы. Все стали укладываться, но прежде чем уснуть, я спросил у своих новых знакомых, чем кончилась битва, и куда ушли люди? Ответ меня немного озадачил. Оказалось, пока мы безоглядки, на смерть, дрались с латниками Морданта, по дороге ведущей от перевала к месту битвы, прискакал большой конный отряд рыцарей и сходу напал на мордантцев. Те пытались сопротивляться, но атака была внезапной и их просто сбросили с обрыва. Сдаться успели немногие. На следующий день, всех пленных погнали расчищать дорогу. Им пообещали, что если они успеют до захода солнца, им сохранят жизнь и отпустят, в противном случае, всех ждёт смерть. Несколько человек не поверили и их убили на глазах других, в назидание. Остальные смирились и пошли расчищать путь. Они работали как проклятые и к заходу почти успели, осталось пара сотен локтей, не больше. Командир рыцарского отряда, сдержал своё слово. Их порубили прямо на дороге, а тела скинули в реку. Теперь к мосту невозможно пройти из-за вони разлагающихся трупов. Затем, конница ушла дальше, на юг, а следом небольшой обоз с ранеными. Мне показалось странным внезапное появление конных рыцарей, тем более, из слов гномов выходило, что это были галлийцы. Но наше посольство только отправилось туда и путь им предстоял не из лёгких. Откуда же рыцари? Решив отложить поиски ответа на этот вопрос до возвращения в Зорр, я улёгся, подсунул кулак под голову и закрыл глаза. Утро вечера мудреннее.
Мне показалось, что я спал совсем немного и проснулся от того, что кто то осторожно потряс меня за плечё. Открыв глаза, я увидел над собой склонившегося Дезмона. Увидев, что я пробудился, он тут же приложил палец к губам, призывая к молчанию. Потом наклонился ко мне ещё ближе и я услышал его почти неслышный шопот.
- Тихо. Рядом огр. Вставай и приготовься, но тихо.
Я кивнул и осторожно поднялся. Голова была на удивление ясной, ни следа усталости и хмеля. Подумал: "откуда здесь огры, они же, вроде, в лесах живут? Это тролли предпочитают пещеры. Хотя, кто знает здешнюю фауну, может это неправильный огр, эндемичный?" Гномы, с Торвальдом во главе, во всеоружии, молча стояли у самого выхода, готовые к бою. Эльф присоеденился к ним с луком на готове. Я с сомнением поглядел на ПМ. Против огра, эта штука будет, пожалуй, слабовата. И тут мой взгляд наткнулся на лежащий, у кострища, карабин. Похоже Торвальд так и не ложился, играясь со своей новой игрушкой. Подхватив грозный карамультук, я подошёл к остальным. Увидев оружие в моих руках, гном зашипел, как кот, от раздражения, но сказать ничего не успел. В ответ, почти рядом, в предутренней мгле, раздался грозный рык чего то большого и страшного. Наверное так ревёт медведь при случке, достигнув вершины блаженства.
- Не вылезай, сиди здесь! - зло рявкнул мне гном и, добавив что то на своём языке для сородичей, рванул на голос огра. Сородичи припустили следом. Легконогий Дезмонд, призраком, скользил за их спинами. Драться с незнакомым и, судя по "голосу", превосходящим противником, мне совсем не хотелось. К тому же, три оставшихся патрона не слишком вдохновляли. Стрелок из меня не слишком хороший, просто везёт часто. Но бросать вчерашних собутыльников в драке, это не наш метод! Я клацнул затвором, загоняя патрон, и побежал за остальными.
Огр чем то напоминал матёрого гризли, вставшего на задние лапы. Такой же здоровый, вонючий и почти как медведь, волосатый. Гномы, без лишних разговоров, накинулись на монстра, как свора охотничьих псов. Окружив его, они заставили огра вертеться, бросаясь то на одного из них, то на другого. Их топоры и секиры разили его со всех сторон, оставляя на его ногах и предплечьях глубокие раны. Эльф, держась за спинами длиннобородых, послылал стрелы в лицо огра, целя по глазам. Вскоре ему удалось выбить левый глаз твари. Огр взревел от боли и кинулся на обидчика, гномы мгновенно напали на него сзади, отвлекая внимание на себя и давая возможность эльфу отступить. Но даже выбитый глаз не сильно сказался на боевых качествах зверюги, он не утратил ни злобы, ни силы, ни относительного проворства. Один из гномов чуть замешкался и в тот же миг, здоровенная лапа огра отправила нерасторопного в недолгий полёт, закончившийся в водах реки. Похоже, измором огра не взять.
- Торвальд, разверни его ко мне мордой, живо! - я не стал ждать, пока за первым гномом последует кто нибудь ещё. Монстр, услышав новый голос, развернулся сам. Решив не рисковать и помня о количестве патронов, я метнулся в клинч с этой тушей, и припав на колено, дуплетом выпалил ему в центр торса. Громовое огрское "Р-р-р-а-а-р" резко сменилось тихим "ы-ы-ы-ы". Ошарашенный грохотом выстрелов монстр замер, с недоумением пялясь на свою развороченную грудь. Его колени подогнулись и он опустился на землю, не переставая тянуть заунывное "ы-ы". Эльф и гномы, ошарашенные грохотом выстрелов не меньше него, непонимающе таращились на огра. А я, шагнув к зверюге вплотную, просунул ствол в полураскрытый рот(ну и вонь от него) и нажал на спусковой крючок в третий раз. Монстр вздрогнул и, замолчав, завалился набок, конвульсиво дёрнул ногами и издох..
Когда мы выбрались на дорогу и вывели пони, уже рассвело и солнце показалось над вершинами гор. На небе не было ни облачка, лишь в самой выси, неизменно парила пара каких то птах, то ли орлов, то ли хробойлов. День обещал быть жарким. После убийства огра, все захотели убраться оттуда как можно скорее. В процессе коротких спешных сборов, обсудили дальнейшее. Почти сразу выяснилось, что мои знакомцы направляются к Терентону, для торговли. Подумав, я решил отправиться с ними, ведь нам практически по пути. Гномы выделили мне одну из трофейных лошадей и мы отправились. Торвальд ехал рядом и я, воспользовавшись моментом, поинтересовался у него о самочувствии сородича, сбитого огром. Любой человек, на его месте, как минимум, получил бы несколько сложных переломов и сотрясение мозга, а скорей всего, попросту бы помер. Но гном выглядел бодрым укладывая поклажу и седлал пони наравне со всеми. Торвальд подтвердил мои мысли, сказав, что племянник, чувствует себя хорошо и чтобы ранить гнома, нужно нечто большее, чем простая оплеуха огра. А потом взял и представил своих молчаливых сородичей. Ими оказались три его племянника Торин, Холлин и Фрогг(вот он то и искупался, кстати). Я был несколько удивлён такой откровенностью. Но, похоже, Торвальд был удивлён ещё больше. И удивила его не та лёгкость, с которой был завален огр, а та, с какой я расстался с ружьём, вернув его гному и попутно посоветовав не разбрасывать оружие. Не думаю, что он сразу зачислил меня в друзья, но теперь, на свои вопросы, я слышал нормальные ответы, а не пренебрежительное фырканье. И то хорошо.Подъезжая к мосту, гном протянул мне кусок материи,
- Прикрой лицо и дыши через тряпицу, не так вонять будет. - Он был прав, вонь стояла ужасная и я поблагодарил Небо, что не вижу КТО воняет. Торопливо миновав мост, мы поспешили оставить это место...

..Годы молча свой продолжат путь,
Не подобрав знамен и не узнав имен…
Чистый воздух мертвым не вдохнуть..

16

Один. Войско Зорра .
Мы торопились. До вечера нужно было успеть многое. Олаф готовил обоз: решено было в первую очередь переправить в крепость всех раненых, отдав под их размещение необходимое число повозок. На оставшиеся, погрузили небольшой запас еды и военных припасов, решив остальное бросить. В случае победы, мы сможем вернуться и забрать оставленное, а если проиграем, то и не надо. Большинство трофейных доспехов раздали в войско. Вскоре самый распоследний лучник щеголял в кольчуге, а многие пикинеры, в рыцарских латах, только без ножных щитков и шлемов(рыцарские топфхельмы пришлись не по вкусу вчерашним пахарям из-за ограниченного обзора, а ножные щитки замедляли движение). Смогли обновить и оружие, в мордантском обозе нашлась сотня запасных луков. Теперь хоть с виду мы стали похожи на нормальное средневековое войско, а не на толпу беглых крестьян, из повстанческой братии Емельяна Пугачёва.
Полковник, со своим доморощенным спецназом, ушёл к лагерю противника на доразведку. Мы не успели с ним договорить за жизнь, но я, мысленно, почти искренне пожелал ему удачи. Выступили на следующее утро. Шли быстро и молча, понимая, что крепость в опасности и только от нас зависит, сможет ли она устоять. Лица воинов были хмуры и сосредоточены. Солнце перевалило далеко за полдень, когда по пути, нас встретил, вернувшийся из разведрейда, Полковник. С собой он привёз не только сведения, но и "языка". Объявили часовой привал, и весь командный состав собрался вокруг пленного, слушая доклад сэра Алекса. Он подтвердил присутствие мордантцев у Зорра, а пленник добавил, что со дня на день должна подойти их пехота. Поблагодарили Полковника,
отвели пленного в обоз и стали составлять план дальнейших действий. Особого выбора не было, нам нужно было, кровь из носа, прорваться в крепость до подхода подкрепления к мордантцам. Решили идти на прорыв ранним утром, когда только начнёт светать. Деревенский спецназ, во главе со своим командиром и добровольцами, постарается отвлечь внимание на себя, устроив приличный переполох у лагеря противника с противоположной стороны. Обоз пойдёт прямо к воротам крепости, а войско постарается прикрыть его на переходе и отойдёт следом. А чтобы наше появление не стало неожиданностью для своих, отец Морригант вызвался проникнуть в Зорр и предупредить защитников. Так себе план, ничего гениального, но принцесса и рыцари согласились. Олаф было заикнулся о необходимости её Высочеству ехать вместе с обозом, оставив войско на сэра Мюррея, заслуженного ветерана многих битв и сражений, но получил жёсткий афронт от Азаминды и заткнулся. За тем мы вновь двинулись и шли до самых сумерек. Когда совсем стемнело, войско встало на трёхчасовой отдых. Олаф сверил с Полковником часы и тот отправился делать подлянку мордантским гопникам. А сам "начштаба", отозвав в сторону меня, Ланса и пару лучников, постарше возрастом, посветил нас в свой план "дворцового переворота". Из его слов выходило, что мы должны внезапно "напасть и спеленать" принцессу Азаминду. Ибо с гибелью войска война всё равно будет продолжаться, а если погибнет принцесса, Зорр может и не устоять. Ланс, к моему удивлению, не возражал. Распределили роли: Ланселот отводит принцессу в сторону, под каким нибудь малозначительным предлогом, Олаф "заговаривает ей зубы", лучники пеленают, а я стою на стрёме. Провернуть операцию решили перед самым началом движения.
Прежде чем разойтись по своим местам, Олаф придержал меня за локоть,
- Тут такое дело. Хохол наш вновь"звонил", волнуется очень. Говорит в крепости что то зреет, но понять что, он в одиночку не в силах. Зингильда официально, под домашним арестом, однако это не помешало ей укрыться в городском доме одного из мятежных баронов. У Владмира туда хода нет, и чёрт знает, что эти властолюбцы там напридумывали. Он видел, как по ночам в дом приходит много людей и все там остаются. А в самой крепости если пара сотен воинов-защитников есть и то хорошо. Слишком удобный момент для предательства. Ты когда в крепость попадёшь, найди его и ждите нас неподалёку от ворот. Мы задерживаться не станем, пару атак отобъём и следом за вами..
До подъёма оставалось ещё часа полтора, когда меня разбудили. Олаф, прижав палец к губам, прошептал лишь одного слово - Азаминда. Тряхнув головой, чтобы прогнать остатки сна, я поднялся и мы пошли куда то вдоль обоза. По пути, "штаб-стратиг" поведал об изменении плана (вечно у них так - придумывают одно, а делают совсем по-другому). Ланселот попросил принцессу исцелить нескольких тяжелораненых рыцарей, которые могут не перенести дороги. Таких нашлось шестеро. Сейчас, наша отважная и жертвенная принцесса отдавала им свою жизненную энергию, теряя часть сил с каждым исцелённым раненым. Лансу было строго наказано, чтобы Азаминда не исцеляла их совсем, а лишь подлечивала, иначе может перенапрячься. Тот, кивнул, судя по всему, он был уже не рад, что согласился на всё это. Когда мы подошли, сеанс хиллерства в исполнении наследницы королевского трона закончился, и она стояла, бледная, тяжело опираясь на телегу. Верный Ланселот молча подал ей чашу горячего вина.
- Как Вы себя чувствуйте, Ваше высочество? - начал Олаф из далека, с заходом через Магадан.
- Лучше, лучше чем большинство наших раненых воинов - Азаминда вымученно улыбнулась- но с помощью Пресвятой Богородицы мы доставим их в Зорр. А там святые отцы исцелят их раны молитвами.
- Замечательно, но раненым не участвовать в битве, в отличие от Вас. Надеюсь, Вашему Высочеству хватит сил, чтобы повести нас на битву и не свалиться при этом с лошади от усталости?
- Я помню о своём долге, эсквайр.
- А я о своём. И в соответствии с этим долгом, вынужден категорически настаивать, чтобы Вы немедленно ложились и отдохнули. Сон, горячее вино и снадобье, позволят Вам завтра чувствовать себя бодрой и полной сил.
- Снадобье? О чём Вы?
Олаф продемонстрировал принцессе тюбик-шприц из индивидуальной аптечки и продолжил плести словесные кружева. В конце концов, он уболтал её на укол. После чего, настойчиво подталкивая, уложил в телегу, укрыл чьим то плащом и наспех представив и приставив Гильому в качестве сиделки принцессы, отбыл. Сигизмунд, также введённый в курс дела, уселся рядом с телегой бдить и защищать, если потребуется. Я устроился рядом, в надежде доспать хоть полчасика. Не дали.
Когда ночь пошла на убыль, наше войско поднялось и, стараясь не шуметь, двинулось к Зорру. Наверное небесное начальство присматривало за нами и только по этому нам удалось пройти почти треть пути незамеченными. А потом в лагере морданцев раздались крики и заполошные вопли. Похоже, это начал действовать Полковник. Но в тот миг мне подумалось, что лучше бы он не совался. Авось, мы по тихому смогли бы дойти до самой крепости. Теперь скрываться смысла не было и возницы принялись подгонять лошадей. Войско поспешило занять небольшой холм между лесом и крепостью и изготовилось к битве. Мы же спешили к воротам. Ланселот с десятком рыцарей из личной охраны принцессы, старались держаться ближе к повозке, где под плащами лежала "спелёнутая" Азаминда(правда никто из них, кроме Ланса и Сига, не знал, что там находится. Приказ Ланселота гласил - оберегать данную повозку ценой собственной жизни, ибо в ней важная для Зорра реликвия). Парочка стрелков, что участвовали в "захвате", правила телегой. Вскоре нас заметили из лагеря морданцев и наперерез понеслись десятка два конных воинов. Командующий охраной Ланс, призывно вскинул руку над головой и его холодный спокойный голос перекрыл шум спешащего в безопасность обоза:
- Рыцари, к бою! А Вы, сэр Сигизмунд - Ланселот натянул поводья и начал разворачивать коня на встречу атакующим - сопровождайте обоз.
- Сэр Ланселот, я .. - посчитавший себя оскорблённым, Сиг тоже придержал своего буланого.
- К повозке, сэр! Это приказ! - голос Ланса хлестнул как пощёчина, но, к моему удивлению, Сигизмунд не стал спорить, а замолчав на полуслове, направил коня следом за удаляющейся телегой.
Однако, стоило нам достигнуть ворот, как он крикнул мне:
- Теперь принцесса в безопасности! Будьте рядом с ней, - после чего развернулся и галопом поскакал туда, где Ланс и несколько оставшихся в живых наших рыцарей, отбивались от наседающих морданцев.
Помянув недобрым словом излишнюю щепетильность, в делах доблести, нашего Сига, я приблизился к повозке и поехал с ней бок о бок. Вот первая телега обоза нырнула в спасительную темень арки городских ворот, за ней вторая, третья.. Гильома, переборов робость, с интересом вертела головой по сторонам, разглядывая окружающее. Где то здесь должен ждать меня камрад Владмир. Стоило об этом подумать, как я тут же увидел его, стоящего у стены в накинутой на плечи плащ-палатке. Окликнув и махнув ему рукой, я наклонился в седле, поманив девушку:
- Гил, я отлучусь, так надо. Держись рядом с Азаминдой, днём я тебя найду.- и повернул коня к Вовке. Подъехал, спрыгнул, и мы крепко пожали друг другу руки.
- Ну, как дела? Рассказывай.
- А дела як сажа бела, ни горилки, ни сала нэма. И Зинуля наша чего то мудрит, стервь такая. Сховалась в хате одного барона и носа не кажет. А перед тем, как морданцы к крепости прискакали, в город три отряда баронских дружинников вошли. На словах, вроде как для защиты крепости, а на деле.. Сам понимаешь, плевать им на Зорр. Их зараз вже стільки в крепости, скільки останніх защитников.
- А герцог что?
- А шо герцог? Всё это время метался аки скаженный, обустроить старался и к осаде подготовиться. Ночами не спал, днями не ел. Лицом чёрный стал и худой, як Кощей. Не до Зинки ему.
- Ладно, потом будем с герцогом разбираться, сейчас надо наших с поля дождаться, они ...
- Это шо за явление Христа народу? - прервав меня камрад, кивнул головой мне за спину. Обернувшись, я узрел Гильому, стоящую в нескольких шагах.
- Господин Один, можно я с вами? Прошу Вас! - в немой мольбе, она безотчётно прижала ладошки к груди - Я не буду обузой, честно-честно! У меня и меч есть, если понадобится ..Только не оставляйте одну, пожалуйста - и добавила почти шепотом, виновато опустив голову - одной мне страшно..
Делать было нечего, и я махнул рукой:
- Только смотри, если что - выдеру, как сидорову козу и не посмотрю, что девчёнка, поняла?
На счёт козы она врядли была в курсе, но общий смысл уловила верно. Удивлённому камраду Владмиру, я пояснил в двух словах, что данная особа женского полу по имени Гильома, является протеже Олафа и выполняет обязанности оруженосца нашего Полковника. Ко мне прикомандирована временно, от греха подальше и чтоб другим под ногами не мешалась. Хохол глубокомысленно хмыкнул и качнул головой. Похоже, мысль о том, что пока он тут в поте лица и не щадя живота своего шпионит, не смыкая глаз, некоторые умудряются найти себе молоденьких протеже, удивила его и запустила мыслительный процесс в определённом направлении. Но думать долго в эту сторону у него не вышло. Мы успели обменялись ещё лишь парой фраз, как со стороны улицы, ведущей на площадь, послышался стук лошадиных копыт. Отряд скачущих всадников приближался к воротам. Камрад вдруг ухватил моего коня под узцы и потащил в небольшую полутёмную щель между домами, велев громким шепотом, следовать за ним. Едва мы укрылись от посторонних глаз, как мимо промчалась кавалькада, возглавляемая Зингильдой и Беольдером. Следом за ними скакали несколько знатных рыцарей, судя по богатству конской сбруи и попон, из владетельных лордов. Замыкал отряд десяток конных арбалетчиков. Подъехав к воротам, они спешились и оставив двоих воинов присматривать за лошадьми, вошли в надвратную башню. Вскоре, из башни вышло полторы дюжины городских стражников. Владмир окликнул идущих последними и поинтересовался, что означает сие перемещение. Один из стражников зло сплюнул и пробурчав что то, зашагал вслед за товарищами. Но его напарник оказался словоохотливым малым и рассказал, как явившейся внезапно герцог, в сопровождении сестры покойного короля, приказал им сдать охрану башню людям лорда Фергюсона, а самим усилить гарнизон двух других.
- Будто бы эти баронские толстопузы умеют драться лучше нас - возмущался парень - да они, поди, забыли с какой стороны меч держать, а он их на охрану ворот ставит. Ну совсем Беольдер от горя умом ослаб. А как полезут мордантцы на эту башню, что тогда делать?
Владмир скорчил сочувствующую морду лица и покивал головой.
- Понял, как оно у них всё хитро - обратился он ко мне, когда стражник побежал догонять своих - теперь никто не поймёт, шо случилось, пока поздно не станет. Видать Беольдер, гнида, на сторону Зинки переметнулся, вражина клятая. Теперь они точно Зорр сдадут. И не помешает им никто.
- Как это никто? Мы есть, Азаминда где то тут. Фигу им, а не крепость. Только принцессу предупредить надо. Слушай, Гил - обратился я к верному "Санчо Панса"- для тебя суперважное и секретное поручение, от которого зависит жизнь многих и всего этого королевства в том числе. Найди Азаминду и расскажи ей...- инструкции не заняли много времени и перепуганная, свалившимся на неё грузом ответственности, девушка, взобравшись на моего коня, поскакала на поиски принцессы.
А мы направились к башне. Словно два ниндзя, стараясь оставаться незамеченными, мы с хохлом проникли через массивную приоткрытую дверь вовнутрь. И нос к носу столкнулись с двумя рыцарями. Первый, массивный и дородный, в тускло блестящем нагруднике и короткой кольчуге, раздражённо зыркнул на хамов, осмелившихся заступить ему дорогу и уже раскрыл рот для того, чтобы рыкнуть на нас, как другой, такой же могучий, но без брюха, со злым красивым лицом, посеченным шрамами, опередил его :
- Вот так встреча! Да это же прихвостни этого дурака Бельодера и маленькой шлюшки-принцессы! Не трать благородные слова на этих недоносков, сэр Гумнос. Они этого недостойны. На колени, ублюдки, и молите о пощаде! - с гадской ухмылкой, он шагнул нам навстречу, поигрывая клинком. Мы переглянулись. Без лишних слов было ясно, гадов надо было кончать быстро и, по возможности, без шума и пыли. Но, как говориться, человек предполагает, а его располагают. Решение пришло нестандартное. Я сделал вид, что подчиняюсь: осторожно снял с плеча и опустил на пол "Вепрь", бросил меч и разведя руки в стороны, стал покорно опускаться на колени, исподлобья наблюдая за сволочами. Владмир последовал моему примеру. На лице толстого рыцаря стало проступать злобная тупая ухмылка. Но стоило моим пальцам коснутся пола, тело, напряжённое как пружина, распрямилось в прыжке, метнувшись на встречу толстяку. Бац!
Моё плечо врезалось в рыцарское брюхо. Одновременно, я попытался ухватив его под колени, чтобы хоть немного оторвать от пола и опрокинуть. Но поднять тяжелую тушу, закованную в доспехи, не так то просто. Протестующе затрещали позвонки, сухожилия и мышцы натянулись вмиг до предела, казалось, ещё немного и мой пупок развяжется и тут, есть! Рыцарь, не ожидавший такого подленького приема, рухнул спиной на каменный пол с таким грохотом, что можно было разбудить пол-королевства бухих в дрова. Я "уютно" устроился сверху, пригвоздив его плечом. Да беда, чуток не рассчитал, не успев убрать голову при падении и со всего маха саданулся лбом о каменный пол. В глазах потемнело, в ушах зазвенело, заплясали веселые искорки, и пока я приходил в себя, этот буйвол в тяжелых латах, ухитрился перевернуться вместе со мной и оказался сверху. Стальные пальцы сдавили мне горло. Где то рядом дрался хохол. Сквозь грохот крови в ушах, я услышал железный звон и шум падающего тела. На лицо плеснули брызги горячей крови.
- Бедный Вовик - мелькнула далекая мысль...
Гад сдавил горло ещё сильнее, с превеликим трудом мне удалось захватить его указательные пальцы и рвануть их ломая... Раздался сдавленный вопль, вперемешку с грязной бранью. Хватка ослабла, и я напряг последние силы, чтобы сбросить с себя железного громилу. В этот миг, перед лицом мелькнул берц и голова рыцаря мотнулась, как футбольный мяч. Потом ещё и ещё и вдруг я почувствовал, что тяжёлое тело откатилось в сторону. Крепкие руки подхватили и воздели меня в вертикальное положение.
- Живой, братуха? - хохол держал меня подмышки, прислонив к стене, не давая свалиться.
Я хрипло дышал, болезненно втягивая воздух через помятое горло и мог лишь кивнуть.
- Ну и добре, ты тут побачь, а я зараз гляну чего там впереди - он скользнул мимо меня к лестнице ведущей на второй этаж, сжимая в руках короткий шестопёр.
Я огляделся. Вовкин противник лежал навзничь, раскинув руки и из под его головы растекалась чёрная, в свете факелов, лужа крови. Мой же подавал явные признаки жизни, пытаясь подняться. Подобрав меч, я шагнул к злобномордому громиле. Добавил ему разок с ноги в голову, для ликвидации возможной асимметрии костей черепа и приставил остриё меча к горлу гада.
- Сколько еще ваших наверху? - спросил я, с трудом сглотнув и морщась от боли в горле.
- А ты проверь - утерев кровь с разбитого лица, рыцарь сел, привалившись к стене - сходи и посмотри.
- Ну, не хочешь говорить, так и не надо, сам узнаю - я взялся поудобнее за рукоять, примериваясь к его шее.
- Гори в аду, тварь, всё равно вашей шлюхе-принцессе не сидеть на троне! - прохрипел он, пытаясь подняться на ноги.
Вжик, дзинь, хрясь, чпок и голова недоумка покатилась по полу. Его ноги несколько раз конвульсивно дёрнулись, взбрыкнув, и душа средневекового педика отправилась в ад.
- Это мы ещё будем поглядеть - я зло сплюнул и вытер лоб.
Вернулся Владмир.
- Ось такэ дило, братан, на втором этаже кажись трое, на третьем, можа людины четыре. Обычные войники баронские, не рыцари. А Зинка с Беолдером и остальными можливо на самую верхотуру ушли. Шо робыть будемо?
- А шо тут робыть? У тебя патроны к ружью остались? - убрав меч в ножны, я подобрал карабин.
- Есть трохи, штучек десять, последние.
- Тогда давай мне парочку и пошли мочить предателей родины, со всей строгостью, в сортире. Только давай по тихому сперва, без выстрелов. Чтоб не кипешнулись они раньше времени.
- Добре, братуха, пийдём. Эх, кофею бы сейчас кружку, да с марципанами! - Владмир закинул "Вепря" за спину и вытащил из разгрузки рогатку (твою мать! Я совсем забыл, что у нас в снаряге была парочка). - Давай так, сперва я из рогатки, потом ты их мечём, добре?
Я согласно кивнул и мы пошли. Первую тройку баронских дружинников мы положили легко: парочке, хохол засветил из рогатки по мордам лиц, а последнему, гномий меч располовинил шлем вместе с черепом. После чего, камрад, постучал шестопёром, для верности, по головам "подбитых" из рогатки и мы двинулись выше. Не скрываясь, мы неторопливо поднялись на третий этаж башни, где располагалась караулка. В первую пару секунд, четверо баронских ратников замешкались, приняв нас за своих, за что и поплатились. Грохнули выстрелы. Оставив позади четыре неподвижных тела в расплывающихся лужах крови, мы взбежали по лестнице на четвёртый этаж. Пусто. Не останавливаясь, полезли дальше, на самую вершину башни, где смотровая площадка. Вот тут нас уже ждали.
Не успел Владмир выскочить из люка, как громкий женский голос скомандовал:
- Убейте его! - и сразу же, практически одновременно, в грудь хохлу ударили три арбалетных болта. Он отпрянул, матюкнувшись от неожиданности и стал заваливаться на бок.
- А-а, суки! Всех порву, как тузик грелку! - холодная ярость от мысли, что какие то ублюдки, прямо у меня на глазах, убили моего товарища, накатила волной. Мой карабин выплюнул последние кусочки свинца и замолк, но мне на это было плевать. Меч, с шелестом покинув ножны, обрушился на недоносков. Я гвоздил их по головам, не задумываясь о приёмах фехтования, рисунке боя и прочих премудростях. В голове вертелась лишь одна мысль - быстрее, быстрее, ещё быстрее. Внезапно рядом грохнул выстрел. Шарахнувшись в сторону, я резко развернулся. Владмир, морщась, вновь бабахнул из ружья, завалив последнего оставшегося кнехта, и навёл ствол на Зингильду и рыцарей, стоящих рядом с ней.
- Живой, братуха?! - я облегчённо выматерился.
- А як же - камрад вновь поморщился - вот лише броньку мою гады попортили, жалко. Така бригандина гарна була. Добре хоч разгрузка виручила, приняла на себя пару болтов.
Зингильда, Беольдер и высокий мощный рыцарь в полном латном доспехе, стояли у парапета. Правда, меч в руках держал только один рыцарь. Леди меч не положен по статусу, а у герцога оружия ненаблюдалось. Однако, в тот момент, никто не придал значение этой странности. Разгорячённые боем, мы шагнули к оставшимся в живых заговорщикам.
- Беольдер, прикажите этим двоим бросить оружие если они хотят жить - на красивом, но высокомерном лице Зингильды, застыла маска холодной жестокости. Герцог странно посмотрел на нас и отрицательно качнул головой:
- Это невозможно, леди, мне они не подчиняются, это люди Азаминды, да и то ..
- Вы глупец, Беолдер! - она вскинула руку в нашу сторону, с указующе вытянутым пальцем - Остановитесь и бросьте оружие! Ещё шаг и королева Шартреза умрёт!
Мы с хохлом переглянулись.
- Мабуть и помре, шо с того? Усе мы когда нибудь там будэмо. Кто раньше, кто позже. Вот вы - прям зараз, это я вам кажу, и к гадалке не ходи. А ну, швидко железяки покидали, покуда не повбивав всех к едрене фене!
Неизвестный рыцарь шагнул вперёд. Не на много уступая мне в росте, будучи одетым в полный латный доспех, он выглядел более широкоплечим. На голове, поверх стеганого подшлемника, кольчужный капюшон, вместо шлема. А на груди коричневой туники, одетой поверх лат, красовался искусно вышитый олень с ветвистыми рогами. Держа меч в левой, он подняв правую руку, сжатую в кулак, и направил её на нас. Я так и не понял, что он хотел: то ли кулаком грозил, то ли собирался средний палец показать. В глаза бросился крупный кроваво красный камень, вставленный в перстень, на его руке. Внезапно перстень блеснул багрово красным, меня обдало лёгкой волной воздуха, а хохла смело, будто в него, на полном ходу, врезался невидимый "камаз". Рыцарь нацелил сжатый кулак на меня
- Брось меч и встань на колени, или сдохнешь, раб.
Изображать из себя Долорес Ибарури желания не было, я послушно бросил оружие и опустился на колени. Банкуй, сволочь, а там посмотрим. Рыцарь шагнул ко мне, по всей видимости намереваясь испробовать остроту своего меча на моей бренной тушке. В этот момент, сзади, раздались приглушённые голоса и топот. Похоже, кто то поднимался на смотровую площадку. Мордантец лишь на пару секунд отвлёкся на звук, но этого мне хватило, чтоб вскочить и нанести великолепный правый прямой в эту надменную рожу. Выронив меч и содрогнувшись всем телом, он рухнул лицом вниз, на дощатый пол, обильно орошая его кровью, и закатил глаза,.
Я подобрал свой клинок и отступил к башенным зубцам, прикрывая спину.
Из люка, на площадку выбрались три рыцаря, за ними с полдюжины простых воинов с арбалетами. При виде вновь прибывших, лицо Зингильды озарилось радостью:
- Благородные бароны, я рада, что вы всё же выбрали правильно. Ваша верность будет вознаграждена. А сейчас, убейте этого человека! - она ткнула в меня пальцем.
К моему удивлению, бароны не спешили выполнять приказ своей госпожи. Оглядев побоище, учинённое нами, один из них, одетый в тёмно пурпурную котту, со знаком коронованной совы на груди, слегка поклонился предательнице:
- Простить, леди Зингильда, но мы не меняли своё решение и по-прежнему против того, чтобы открывать ворота мордантцам. Одно дело - решать, кому править королевством и совсем другое - предать его, отдавая в руки врагов.
Выражение лица женщины мгновенно изменилось, теперь она была похожа на разъяренную фурию:
- Клянусь, Вы пожалеете о своём решении, Эмбрле! Все вы пожалеете, что ..
- А я, благодарю Вас, барон Арс д'Эмбрле, лорд Казантира, владетель Кирхе, Мабуты и Рошели. Вы поступили как истинный рыцарь Зорра - звонкий девичий голос, заставил всех обернуться. Принцесса Азаминда спокойно стояла среди заговорщиков, а из-за её спины выглядывала настороженная мордочка Гильомы.-
- Так же, я благодарю Вас, барон Фонтранж д'Брессе и Вас, благородный Эрик ля'Форж за то, что в минуту тяжких испытаний, ваши сердца подсказали вам выбор, достойный истинного рыцаря. И в этот тяжёлый для нашего королевства час, вы смогли превозмочь свои желания, встав на его защиту. Надеюсь, ваш выбор послужит примером для остальных. И они увидят, на чей стороне и за что, должны сражаться настоящие рыцари. Особенно после того, как мы разгромили часть войск Морданта.
Что до Вас, леди, то Ваше место в темнице, под строгой охраной, где и подобает находиться предательнице. В своей жажде заполучить королевский трон, Вы настолько обезумили, что готовы пожертвовать всем, даже самим королевством ради этого. Жажда власти обуяла Вас и Вы не видите ничего вокруг. Неужели Вы надеетесь, что захватив Зорр, мордантцы позволят Вам занять его трон? Или быть может, Вы ждёте, что король Руперт поступит подобно королю Конраду, вернувшему трон Галли благочестивому Арнольду? Но зачем ему это делать? Зачем ему вообще сохранять Зорр как самостоятельное королевство? И зачем ему бароны Зорра? Присягнувшие на верность Вам, они всегда будут для него хоть небольшой, но угрозой, а если принесут оммаж ему, тогда зачем нужны Вы?
- Ах ты, дрянь! - Зингильда бросилась к лежащему ничком своему любовнику и попыталась сорвать с его пальца перстень. Кроме меня и Беольдера никто не понял её намерений, но герцог стоял странно безучастный, не делая никаких попыток остановить взбесившуюся стерву. Всё решали мгновения, и я бросился на женщину, как вратарь на мяч. Сбил опрокинув, перебросил через себя и подмяв, заломил ей руку за спину. Безжалостно, рискуя сломать её тонкие аристократические пальцы, сорвал перстень..
- Теперь, ехидна, когда я вырвал у тебя зубы, кусайся, если сможешь.
Ко мне шагнул один из баронов
- Как ты осмелился посту..
- Слушай, мужик, ты это видел - я сунул ему под нос раскрытую ладонь с перстнем - знаешь, что это за штука? Нет, даже не пытайся, я тебе сам скажу. Это - перстень Древних. Я не знаю для чего он служил им, может они им гвозди забивали, но вот этот гад - я ткнул пальцем в мордантского резидента - с помощью этого перстенька, убил моего друга. Просто указал на него рукой, на которую был одет этот перстенёк и того смело как пушинку. Вон он лежит, сходи, полюбуйся - я кивнул в сторону вовкиного бездыханного тела. - Вас эта мразь может и пощадила бы, а вот Азаминду, точно нет. Так что заканчивай пургу гнать. На войне, как на войне, слышал такое? У нас, между прочим, предателей сразу в чисто поле выводят и к стенке, невзирая на пол, возраст и вероисповедание. Или в сортире мочат, хотя нет, в сортире, это разбойников. Короче уничтожаем мы предателей. А у вас что, с ними как то по другому поступают?
Крыть рыцарю было нечем, и он заткнулся. Пока суетились вокруг Зингильды, выясняя её самочувствие, принцесса подошла к герцогу и потребовала объяснений его поступков, точнее бездействия. Сухим ровным голосом, Беольдер ответил, что под страхом смерти Шартрезы поклялся Зингильде подчиняться её приказам и ни словом, ни делом не причинять ей вреда.. Я вдруг почувствовал себя лишним на этом "празднике жизни" и мысленно плюнув на всех, устало подошёл к телу Владмира. Он лежал навзничь, раскинув руки и казалось, спал. На душе у меня было пусто и противно. Гильома, скользнула к нам серой мышкой и опустилась на колени рядом с камрадом. Протянув руку, она осторожно поправила прядь волос у него на лбу и вдруг замерла. Потом наклонилась к самому лицу, к чему-то прислушиваясь.
- Гил, ты чего, что с тобой?
- Господин Один, кажется Ваш друг ещё жив - она лизнула пальцы и поднесла их к носу хохла - живой, я чувствую, как он дышит!
Я попытался нащупать пульс на его шее.
- Задушишь, чертяка - голос псевдомертвеца был тих, но отчётлив - и так дыхалку перехопило.
- Вовка, ..непереводимый народный фольклёр в четыре загиба с прицепом..! Сейчас, потерпи - я стал судорожно рыться в разгрузке, ища индивидуальную аптечку.
- Принцессу зви, вона ж лечить може - даже в таком состоянии, хохол умудрился найти оптимальный выход.
Азаминду не пришлось долго упрашивать, подойдя к нам, она склонилась над лежащим, положив руку ему на лоб:
- Пресвятая дева Мария, даруй исцеление этому человеку...
Так получилось, что все отвлеклись, буквально на минуту оставив Зингильду без внимания, но ей этого оказалось достаточно. Похоже, от мысли что все её планы рушатся и трон королевства, ещё полчаса как бывший в её руках, теперь медленно уплывает из них, оставляя пустоту несбывшихся надежд, ненавистная соперница жива и находится в относительной безопасности, любовник убит, а бароны предали, леди сбрендила окончательно. Вскочив на ноги, она стремительно кинулась к краю башни и взобралась на один из зубцов.
- Я проклинаю вас! - её пронзительный голос, срывающийся на визг, выпученные глаза, всклоченные волосы и перекошенное лицо сделали её похожей на чудовищную медузу Гаргону. - Будьте вы все прокляты! Ты, глупый брат и ты маленькая потаскушка, и вы, вероломные предатели. Я проклинаю вас всех! Пусть ва.. - внезапно она исчезла с зубца, судорожно взмахнув руками напоследок. Все кинулись к краю башни. Внизу, на крыше одного из домов, изломанной куклой лежало тело коварной сестры короля Шарлегайла, вероломной Зингильды. Пока народ пялился на нового "бэтмена", я незаметно стянул с пальца перстень Древних и сунул в карман. Ну вот, теперь хоть знаю, как оно работает. Постаравшись скорчить соответствующее выражение лица, тоже заглянул вниз и сочувственно присвистнул:
- Вот до чего может довести непомерная жажда власти. Посмотрите, как низко пала эта женщина. Должно быть к дождю.
В это время хохол, отойдя к противоположной стороне башни, тоже выглянул наружу
- Эй, господа и дамы, покуда ви тут с предателями мурыжитесь, там наши сгинают!
Принцесса птицей метнулась к Владмиру и замерла рядом, вглядываясь в открывшуюся картину. Битва была в самом разгаре. Наше войско сражалось на холме, мордантцы, окружившие его с трёх сторон, наседали и казалось ещё немного, и наши дрогнут. Тяжело ступая, приблизились рыцари и стали рядом.
- Благородный барон д'Эмбрле, у вас найдётся для меня лошадь? - голос Азаминды был напряжён, она неотрывно всматривалась в сражение.
- Что Вы собираетесь делать, принцесса?
- Я должна быть с моими воинами и разделить их участь. Поверьте, то что я оказалась сейчас здесь, лишь результат деяний не в меру заботливых слуг - её косой взгляд, брошенный в мою сторону, не сулил в будущем ничего хорошего.- Я должна быть с ними! Ради Святой девы Марии, помогите, молю! Похоже, Вы - единственный к кому я могу обратиться в этот час за помощью.
Лицо барона отразило внутреннюю борьбу, казалось, он в сумасшедшем темпе обдумывает все возможные варианты. Но лишь казалось. Настоящий рыцарь не строит планов, а живёт сиюминутными велениями сердца (или другой части тела). Барон, тот же рыцарь, только чуточку более дальновидный. Поэтому и решение было "рыцарским".
- Думаю, принцесса, лошадь найдётся, но при одном условии.
Азаминда пристально посмотрела в глаза стоящего напротив неё рыцаря
- Я верю в Ваше благородство барон и готова выполнить Вашу просьбу.
- Просьба пустячная. Исполните Вы её легко.- Эмбрле усмехнулся - Я прошу позволить мне и моим людям сопровождать Вас. Сейчас и до окончания этой войны. Мечём и щитом, словом и делом я клянусь служить Вам Азаминда Зоррская. Выполнять Ваши приказы, буде они не ущемят моей чести и достоинства, и сопровождать Вас и на битву, и на пир. Клянусь именем пречистой девы Марии - он обнажил меч, преклонил колено и протянул рукоять своего оружия принцессе.
Та некоторое время изумлённо взирала на коленопреклонённого рыцаря, потом, опомнившись, коснулась кончиками пальцев рукояти:
- Я принимаю Вашу клятву, сэр Арс д'Эмбрле. И благодарю Вас. Отныне, Вы - мой Первый рыцарь. А что скажут остальные благородные сэры? - Азаминда перевела взгляд на двух других лордов.
- Мы присоединяемся к клятве сэра Эмбрле и клянёмся служить Вам, принцесса, пока враги не будут изгнанны из наших земель.- барон Фонтранж отвесил неумелый поклон. Похоже, рыцарь привык, что кланяются ему, а не он. Эрик ля'Форж молча кивнул, всем видом выказывая единение с мнением старших товарищей.
- Тогда, давайте поспешим, битва не будет ждать нас.
Оставив нас караулить надвратную башню, Азаминда, во главе небольшого рыцарского отряда, устремилась в бой...

17

Слева на право Хохол, Один, Артур, дядя Саша.

http://s3.uploads.ru/X2Hxj.jpg

18

Олаф.
Солнечный лучик, тайно пробравшийся в полумрак нашей комнаты, как шаловливый котёнок скакнул мне на грудь, потёрся о щёку и лизнул закрытые глаза. Тишина, набитый душистыми травами матрас и никуда не нужно бежать. Спасибо сэру Гендельсону за гостеприимство, мы теперь у него квартируем. Лепота. Я - самый тяжелораненый в мире человек и сегодня третий день, как я пришёл в себя. Вчера, местный эскулап (коновал, будет точнее) разрешил мне вставать. Можно подумать, без его разрешения я бы остался лежать пластом. Тело само, постепенно, исцеляет раны, невзирая на все усилия местных лекарей. Ещё пару деньков и буду, как огурчик, зелёный и пупырчатый. Взяв, оставленный у кровати заботливыми камрадами кувшин, отпил несколько глотков чистой родниковой воды. Вот оно, наглядное преимущество здешнего мира над нашим - никакой хлорки и примеси сточных вод, одни дизентерийные бактерии. Ну, с этой заразой наши организмы справятся, справился же мой с тяжёлым ранением. За одно стал ясен уровень регенерации наших тел. Выходит, они могут затянуть раны практически полумёртвого, за несколько дней. Вот я, пострадал из-за собственной дурости, практически помер и ничего. Хожу теперь и ввергаю местных церковников и коновалов в шок своим быстрым исцелением. А ведь дурень, сам виноват, шлем не одел. Обзор закрывает, на уши жмёт и вообще непривычно, цаца, блин. Полез в самую мясорубку в одной байдане. И ессно словил моргенштерном по куполу. Хорошо что не мечём или топором, тогда бы и регенерация не помогла, а так, обширный пролом черепа с кровоизлиянием в мозг, но пациент скорее жив, чем мёртв. Ещё бы пациенту мечём не добавили, разрубив ключицу.. Хотя, жаловаться - грех, всё хорошо, что хорошо кончается. Жив и слава Богу, но урок запомнил навсегда.
Кстати, не я один пострадал, дяде Саше то же досталось нехило. Его, уже в бессознанке, вытащили практически из под копыт морданских рыцарей, два арбалетчика. Раненые, они смогли спасти командира и сохранить очередной палантир, который доблестный спецназ королевства Зорр отбил у врага. Отбил и полёг в полном составе, прикрывая вынос с поля боя раненого командира. Из тех, кто пошёл с нашим Полковником, уцелели только он сам и те два арбалетчика. Сэр Алекс ходатайствовал за них перед принцессой, и та произвела парней в сержанты, зачислив в свою личную охрану. Однако для Полковника, это было слабым утешением, ибо как всякий нормальный командир, он скорбел о погибших подчинённых и лишь новая забота в лице юной Гильомы не давала ему окончательно впасть в чёрную меланхолию.
Да, сеча была безжалостна, из всего нашего войска уцелела лишь пара сотен. Как, а главное - почему, мы победили? Этот вопрос мучает меня с самого "пробуждения". Из "показаний" камрадов, получается интересная картина: пока наше войско "бодалось" с одной группой морданцев, дядя Саша зашёл ещё раз в лагерь и устроил там бедлам, заставив отвлечься на себя некоторую часть воинов противника.
Галлийцы, под предводительством графа Вольдемара Галлийского, внезапно появившись на поле брани, лихой атакой связали боем одну из фланговых групп морданцев. И хотя их было почти в на треть меньше, сумели опрокинуть и рассеять противников. После чего, не отвлекаясь на пленных, развернулись и атаковали вторую фланговую группу, что окружила немногочисленный отряд принцессы Азаминды. Враг был повержен и здесь..
В общем, можно сколь угодно долго рассуждать о причинах нашей победы, а не поражения, но так и не найти чёткого объяснения случившемуся. Поэтому я счёл за благо "забить" на эти думы и довольствоваться тем, что имеется в данный момент. А имеем мы: королевство, избавленное от угрозы оккупации; принцессу, без пяти минут королеву; и святую инквизицию, что ранее благоразумно закрывала глаза на нашу неканоничность и непонятность. Но это объяснимо, время было суровое, враг у ворот, не до разборок. За то сейчас, у отцов инквизиторов накопилось к нам через чур много нелицеприятных вопросов. И коли мы, по наивности, ответим на них правдиво и честно, гореть нам на очистительном костре, какими бы мы хорошими не были. Ибо таковы здешние законы и уложения. И лишь по детски наивные люди, могут верить в то, что победителей не судят. Ещё как, потому что закон, он для всех и, или он есть, или нет. Короче, как любил говаривать незабвенный Карлсон, живущий на крыше: Dura lex, sed lex и не фиг парить моск!(жить надо по "понятиям" и неипёт!) Хотя грех "гнать" на отцов инквизиторов, они - дядьки честные. Общаясь вчера вечером с нами, отец Морригант ясно дал понять, что ежели в ближайшие два дня мы покинем Зорр, то они не станут объявлять нас еретиками. А если решим подзадержаться, в надежде получить какие либо преференции, как активные спасители Зорра от напасти и ворогов, то..всё в руках Господа. Что ж, мавр сделал своё дело и может уматывать. Тем более, что мы и в самом деле здесь задержались, а там нас Димка "ждёт" и прочие приключения на мягкое место. Азаминда, ввиду отсутствия конкуренции и различных иных факторов (я про её славу Главной Защитницы Королевства и распавшегося бароньего заговора) безальтернативный кандидат на престол и без пяти минут Королева. Галлийский граф Вольдемар, оказавшийся двоюродным братом королевы Шартрезы по материнской линии, и так вовремя пришедший на помощь Зорру, на сегодняшний день дал ясно понять, ради кого он это сделал. Говорят, что с того самого момента, как они с Шартрезой увиделись, он сопровождает её повсюду и смотрит такими глазами, что Dictum sapienti sat est(и дураку всё ясно). Похоже, имеет место быть какая- то давнишняя любовь с его стороны, ибо сама Шара беззаветно была влюблена в Шарлегайла с самого начала. И раз уж граф умудрился сохранить свою любовь и не растерять её пыла, за королеву можно быть спокойным, у неё есть защитник в этом жестоком мире. Однако, немного жаль старину Беольдера, он, как выяснилось, тоже по Шартрезе сохнул. Даже поставил её жизнь выше своей чести и достоинства. После победы наказывать его не стали, но он как то незаметно отошёл от всех дел и, как говорят, проводит все дни в дворцовой часовне, молясь Господу и разговаривая с душой своего умершего брата. Искренне жаль дядьку(мне).
Забавно и интересно получилось с нашим посольством в Галли. Как рассказали сэр Я и Артур, невезуха у них началась у самого перевала: в начале попали в засаду и, лишившись всех воинов охраны и слуг, были вынуждены бросить весь обоз. А через день, в горах, спрятавшись в пещере от буйства стихии, оказались засыпанными в ней случившимся камнепадом. На их счастье, пещера была выходным тамбуром древней системы подгорных ходов. Сэру Я удалось разгадать загадку Древних и открыть замок, после чего, оставшиеся в живых послы направились в глубь гор, на встречу судьбе и неприятностям. Под горами их ждал подземный город из пятого цикла, жалкая кучка деградировавших и выродившихся мутантов - потомков людей спасшихся в седьмом цикле и хозяин всея тамошней округи - Древний Хранитель(этот, родом из шестого). Потеряв ещё несколько спутников, наши проходимцы сумели выйти на местного пахана. Перетерев с ним разные темы, сошлись на следующем: пахан всех отпускает и помогает перебраться в Галли (у него пара телепортов ещё с прошлого цикла уцелела), а в замен, сэр Я выполняет его личную просьбу. По всем раскладам выходило, что наши в шоколаде по любому, и они согласились. Пахан - чёткий пацан, слово сдержал, даже на прощание подгон нашим сделал, чтоб помнили его по-хорошему. Гендельсона загнал в какую то ванну, в которой тот недолго поспал, а когда проснулся, то его утраченные конечности оказались восстановленными. И глаз, и рука, и тело стало здоровым, без изъянов. Сэр Герц - начальник охраны посольства и единственный уцелевший воин(не считая нашего Артурчика), то же в той ванне полежал пару часиков и встал резко поздоровевшим. Но чуднее всех вышло с Артуром, он при расставании, спросил у Древнего знает ли тот, как управлять зеркалами-телепортами. И, получив утвердительный ответ, попросил его научить. Хранитель возложил свои "руки" ему на голову, немного подержал, а когда убрал, то сказал, что Артур теперь знает не только способ управления зеркальными порталами, но и кое что ещё(но что это - "ещё", не уточнил, редиска). Подарок сэра Я был более зримым и осязаемым, но не менее загадочным. Хранитель презентовал ему свой комплект древних доспехов Искателя, в коих он и такие как он, в былые времена, лазили, где нипоподя и искали остатки былых цивилизаций. Доспехи примечательны тем, что полуразумны и на эмоциональном уровне могут взаимодействовать и общаться с носящим их. Естественно, они строго индивидуальны, но Хранитель, за те тысячи прожитых лет, нахватался столько знаний и прочей не нужной в повседневной жизни чепухи, что легко их перенастроил на нашего камрада. Классный девайс! Не горят, не промокают, могут герметизироваться и тогда ни чем не хуже ОЗК или скафандра для водолаза. Способны генерировать воздух внутри себя. По прочности, не уступают рыцарским латам и даже где то превосходят их. Имеется встроенная пси-защита от внешнего воздействия. Визор, встроенный в шлем, позволяет видеть днём, ночью и в тепловом диапазоне. Оружие, встроенное в перчатки .. эх, да что там говорить?! Чудо техники на грани магии! И заметьте, ни какой души в замен! Жаль, отцы-инквизиторы в это не поверили, требуют уничтожить скафандр. А как уничтожишь, если он в огне не горит, в воде не тонет, топор его не рубит, меч не берёт? Да и в чужие руки не даётся, усиливающийся раз от разу электрический разряд, отобьет желание даже у самых ярых разрушителей. А в довесок к этому поистине королевскому подарку, отдал ещё одно хитрое колечко. По словам Хранителя, родом оно из пятого цикла и называется «Знар Высокого Админа». Носящий это кольцо, может подчинять себе вещи, сработанные в тот цикл, если они ещё работают. Естественно, что и кольцо было подвергнуто обструкции со стороны инквизиции. Короче, куда не кинь, отовсюду выходит, что линять нам надо.
Гендельсон попробовал заступиться за нас, да сам попал под подозрение из-за своего исцеления. Обсудили с ним создавшееся положение и пришли к выводу, что если мы уедем, то раздражение инквизиторов уменьшиться, а там, глядишь, они и от него отстанут. Единственная проблема - Артур. Как оруженосец графа, он не имел права оставить своего сюзерена. Конечно, Гендельсон мог вернуть клятву, отказавшись от него. Но это выглядело бы как незаслуженное унижение для парня. Памятуя о давнем желании камрада, у меня были кое какие мысли по этому поводу, но леди Лавиния меня опередила. Ласково спросив мужа доволен ли он службой юного оруженосца и получив утвердительный ответ, она предложила произвести паренька в рыцари. Тем паче, своим геройским поведением при нападении на обоз, он это заслужил. Гендельсон немного помялся, но следуя голосу разума и мудрой жены, согласился огреть Артура мечём по плечу. Я при этом присутствовал и внимательно следил за лицом графа. Психолог из меня на букву Х, но на сколько могу судить, Гендельсон, в мыслях, видел Артура своим воспитанником, а может быть и наследником. И расставаться с ним очень не хотел по причине практически отцовской привязанности к парню. Торжество решили отметить без помпы, в узком семейном кругу.
Кроме четы Гендельсонов, нас и Сига, присутствовали сэр Герц принцесса Азаминда (её коронация должна была состояться через десять дней) и отец Морригант(недремлющее око инквизиции и наш штатный "опекун от органов"). А так же, узкий круг ограниченных лиц. Принцесса, будучи отходчивой натурой, простила нам нашу чрезмерную, на её взгляд, заботу о её же безопасности и вернула своё благорасположение. Узнав о сложившейся с нами ситуации, мудро рассудила, что благодарность монархов может быть и тайной, после чего предложила самим выбрать награду. Как признался потом Один, ему, при этих словах, показалось, что рядом с принцессой стоит незримым отец Морригант и с усталой улыбкой умудренного жизнью следователя НКВД, ждёт ответа. Поэтому, опередив других(Владмир опять хотел озвучить свои мечты о хохляцком фастфуде, а сэр Я выстраивал в уме витиеватую и обтекаемую фразу отказа, остальные просто слегка замешкались), он тут же от всего открестился, сказав, что несравненный образ принцессы, запечатлённый в его сердце, будет лучшей наградой для него и остальных. Остальные тут же, так или иначе, подтвердили его слова(лишь хохол остался верен себе, пробурчав напоследок, что от сала, в нагрузку к образу, он бы не отказался). Сошлись на том, что Азаминда будет почётным гостем на нашем внутрисемейном празднике и велит страже открыть ворота, когда мы будем уезжать из Зорра.
В последний день перед выездом, решили лечь пораньше, чтоб выехать с рассветом, но не успели заснуть, как наш хохол подпрыгнул, громко матерясь. Оказалось, сработало колечко бипер. Тут надо немного отступить и сделать небольшое пояснение. Дело в том, что к каждому палантиру прилагается невзрачное такое колечко, чья задача состоит в том, чтобы дать владельцу сигнал, когда его вызывают на связь, а он находится далеко от шара. При этом кольцо начинает вибрировать и нагревается. Вот это колечко и разбудило камрада, едва не спалив ему палец. В недоумении, мы достали шар, и Вован вышел на связь. К нашей бурной радости, это оказался пропавший Анарс(Один пообещал набить ему морду за то, что раньше не "позвонил").Известия полученные от него были поразительны, он не только умудрился уцелеть, но и смог попасть в компанию к эльфу и гномам, что дружной бандой прут к Терентону. При этом гномы, "запав не по детски" на ружьё камрада, готовы устроить меновую торговлю. Немного успокоившись и смирив радостные эмоции, мы решили не париться, а двигать к Терентону и встретиться там. Тем более, что дорогу мы уже знали. На этом и сошлись..
Да, на счёт Арнольда Блаженного, он хоть и охренел, когда к нему, прямо в тронный зал, шагнули из светящегося облака Гендельсон со товарищи, но лица не уронил и принял послов, как подобает. Узнав причину их появления, немного похмурился, помолчал и предложил прийти завтра, как настоящий бюрократ. Повторная аудиенция состоялась через день и на ней, король озвучил свой вердикт: "коннетаблю Галли сэру Бенедикту барону Тора, взять, не мешкая, три тысячи рыцарей и направиться в благочестивый Зорр, дабы мечём и копьём поддержать тамошний народ в благом деле противостояния Тьме". Три не пять, но и на этом спасибо. Сэр Гендельсон сослался на невозможность ожидать сбора рыцарей Галли, ввиду зова долга, призывающего его и его спутников на защиту родного королевства, и отбыл через портал обратно. Так что, через пару-тройку недель галлийское войско достигнет крепости и тогда, за Зорр можно быть спокойным абсолютно.
В общем, однажды утром, когда солнце только показалось над макушками дальнего леса, а утренняя прохлада бодрила и прогоняла остатки сна, обещая чудесный солнечный день, из врат могучей крепости выехал отряд всадников. Возглавляли кавалькаду барон Сигизмунд и Один, хорошо запомнивший путь к замку Терентона. За ними двигался сэр Алекс со своим верным оруженосцем(или верной оруженосицей, как правильно?)Гильомой. Кстати, сия особа уже умудрилась стать причиной конфликта в нашем маленьком мужском коллективе. На торжественном праздновании по поводу обретения Артуром долгожданных золотых шпор, наш хохол по простоте душевной, попытался вполне невинно "подкатиться" к оруженосцу в юбке. Неуспел он закончить рассказывать ей второй анекдот несколько фривольного содержания, как был застукан сэром Алексом на месте преступления. Что там было, как кто спасся, история, подобно участникам конфликта, умалчивает, но апосля этого, все камрады были согнаны(с соблюдением приличий ессно) Полковником в одну комнату, где он, не стесняясь в выражениях(а чего? все ж свои) высказался по данной проблеме и довёл до сведения "разных кОбелей", что ежели что, он им лично все выступающие части тела поотрывает. Саморучно и без наркоза. "КОбели" покорно выслушали и вняли. Хотя лично я, изначально относился к девчушке скорее как к дочери. Маленькая она для меня, мне б поговорить...
Третью пару составили сэр Я и Владмир. Мне и сэру Артуру выпало замыкать наш отряд, ведя в поводу несколько лошадей под вьюками. С каждым шагом серые стены крепости отдалялись от нас. Прощай Зорр, непобедимый форпост христианства, нравственности и чистоты. Мы бились за тебя и ты навсегда останешься если не в наших сердцах, то уж памяти - точно. Удачи и да хранит тебя Господь!

РS: Чуть было не забыл, хотел поблагодарить камрадов Одина и Владмира за то, что разыскали и вынесли с поля боя мою бренную тушку. Вообще, эта тема у местных сильно проседает, многие раненые умирают от того, что им не успели оказать медицинскую помощь. Просто не нашли их, лежащих без сознания и истекающих кровью. Да и отличить раненого холодным оружием и лежащего бес сознания от убитого, довольно сложно. Море крови, вывороченные внутренности и испражнения (после смерти, сфинктер расслабляется и ... сори за натуралистические неаппетитные подробности ) создают определённые сложности. Да и количество тел на средневековых полях битв довольно велико. Поэтому я чертовски благодарен парням за их благородный поступок. Должок за мной, мужики.

19

Гильома.
Позвякивает сбруя, пофыркивают неторопливо идущие кони, я вновь в седле и еду навстречу неизвестности. Что ж, некого винить, я сама хотела такой доли. Правда за последние несколько дней начала вновь привыкать жить под крышей и спать в нормальной постели, а не ночевать на голой земле, под открытым небом, укрывшись плащём. Однажды даже мама приснилась и так захотелось домой, что проснувшись, я украткой всплакнула. Но эти слёзы недостойны отважного оруженосца и я, мысленно обозвав себя дурой, поклялась больше никогда не плакать. Наши кони идут по лесной дороге и приходится держаться близко друг к другу. Рядом со мной едет мой новый господин, сэр Алекс. Прежний сюзерен, сэр Бертран был хорошим человеком и добрым рыцарем, но мне приходилась таиться и скрывать своё естество из-за страха, что меня могут прогнать. Ещё бы, слыханное ли это дело, девушка - оруженосец?! А сэр Алекс и остальные не только знают кто я, но и спокойно к этому относятся. Они, как выяснилось, знают даже имена моих родителей и вообще они родичи сэра Ричарда. Я им верю, ведь тогда, когда он гостил у нас и мы говорили, сэр Ричард рассказал, что к женщинам у него на родине относятся как к равным. Именно так мои новые спутники, относятся ко мне. Я этому очень рада. Но хотя они разрешают мне носить доспехи и выполнять обязанности пажа и оруженосца, при этом они не забывают, что я - девушка. Я недавно подслушала, как Сэр Алекс, собрав всех мужчин в комнате, долго орал на них и ругал, сказав, что если они попробуют меня обидеть или подойти с нескромным предложением, он им что то там оторвёт. Правда что именно, я толком не расслышала, но догадаться нетрудно. Он такой милый, относится ко мне почти как к дочери, но в то же время строг и требователен, как к настоящему оруженосцу, мне иногда хочется расцеловать его за это. А вчера, Олаф подарил мне небольшой букет цветов, я так обрадовалась. Но потом испугалась, когда подумала что сэр Алекс может посчитать это нескромностью. Но Олаф успокоил, сказав, что сэр Алекс знает и не возражает. Мне было очень приятно, я даже покраснела, но всё равно, чуточку страшно.
Олаф меня тоже оберегает, по своему. Он мне здорово помог при нашей первой встрече, одной отбиться от той парочки нахальных рыцарей мне было бы трудно. И потом, когда узнав кто я на самом деле, не стал никому рассказывать, а упросил сэра Алекса взять меня в оруженосцы. А ещё он поёт очень красивые песни (голос правда у него не очень но песни такие..такие..ух!)и знает много необычных стихов. Я спросила у него, не был ли он менестрелем в молодости, а он рассмеялся и ответил, что настоящих менестрелей, "Менестрелей с большой буквы", мне ещё слышать не доводилось. И сам он, по сравнению с ними, так, младший помощник последнего слуги. Выходит, он был слугой менестреля, но так и не научился хорошо петь? Странно, если он благородного происхождения, то как мог быть слугой? Разве что менестрель был принцем крови или каким то другим высокорожденным рыцарем. Может Олафа из оруженосцев выгнали? Надо будет разузнать тихонечко об этом у других. Когда на праздновании в честь обретения сэром Артуром рыцарских шпор, он и другие родичи сэра Ричарда, запели песню о чёрном вороне, я опять чуть было не разревелась, такая песня красивая и грустная. Сэру Гендельсону она тоже понравилась, а леди Лавиния не смогла удержаться и заплакала. Пришлось Олафу вспоминать другую песню. Но он не песню вспомнил, а стихи. Попросил позволения у леди загладить свою вину и посвятить ей стихотворение.
О, Женщина, звенящая, как песня,
С копною золотых волос пушистых!
Ты, как бутон раскрывшийся, прелестна,
Как солнца луч на небосводе чистом!

Глаза твои сверкают янтарем,
Таится в них смиренное терпенье,
А в сердце же твоем горит огонь,
Что слабости и тленья не приемлет.
Оно оказалось такое красивое, что леди сразу успокоилась и поблагодарила его. Интересно, а песни о любви он знает?
Впереди нас едут барон Сигизмунд (почему все называют его Сигом, не пойму)и Один. Сэр Сигизмунд - настоящий рыцарь, сразу видно, такой весь прямой, непоколебимый (я это словечко от Олафа подобрала, у него много таких, забавненьких), стойкий со всех сторон. Иногда мне его хочется даже стукнуть за его правильность. Только меня он почему-то избегает, может я что то не так сказала? Даже не разговаривает, будто я - пустое место. Обидно, ведь он такой красивый.
А Один мне по началу не понравился, показавшись грубым и некуртуазным. Ни капельки не рыцарь. Но потом, когда я увидела, как он горюет по погибшему другу (ну не совсем погибшему, но он же тогда не знал) то поняла, что в душе он хороший, отважный воин и верный товарищ. Просто, наверное, у него давно не было женщины, поэтому он так себя и ведёт. Я ж не маленькая, знаю, что мужчине время от времени нужна женщина, иначе он дуреет и делает всякие глупости. Надо ему какую нибудь служанку подослать, на первом же постоялом дворе. Пускай утешится.
Следом за нами едет Владмир, это из-за него сэр Алекс орал на остальных. Хотя за что? Владмир всего лишь рассказал две маленькие забавные истории. Правда мне они показались не очень смешными. Ещё он очень смешно разговаривает, когда впервые заговорил со мной по своему, я ничего не поняла. Потом мне Олаф объяснил, что он хохол и это их язык (Владмир услышал и стал кричать о каких то москалях, кацапах и гарнив хлопцив с УкрАйны; я испугалась, что они подерутся, но всё закончилось общим смехом). И он постоянно голодный, всё время требует какое то сало с горилкой. Наверное это какое нибудь кушанье, надо будет узнать как его делают и попробовать приготовить. У меня неплохо получается готовить еду, по крайней мере, сэр Бертран никогда не жаловался на мою стрепню (хоть и подпускал меня к котелку редко, предпочитая всё делать сам, а меня заставлял чистить ему доспехи).
Ещё меня удивляет ВиктОр. К нему иногда обращаются по имени, иногда "Сэр Я"(странное имя для рыцаря, но при чём тут сэр, ведь он же не рыцарь??), а иногда камрад ВиктОр. Я так и неразобралась как правильно. В доме сэра Гендельсона было как то недосуг интересоваться, а сейчас надо распросить сэра Алекса, на привале, про это. Не хотелось бы выглядеть невежливой неумёхой в глазах других.
И последний из моих новых знакомых - Артур, точнее, теперь сэр Артур. Совсем ещё юный рыцарь, думаю, что даже моложе меня. Он светился от счастья, когда принцесса Азаминда опоясала его рыцарским поясом. Олаф мне сказал, что его произвели за беспорочное служение и подвиг. Не знаю как там с подвигом, но сужить беспорочно он точно не мог. Я пригляделась к нему, он и сидит то в седле не очень хорошо, и с конями обходиться не умеет. Наверно сэр Гендельсон был очень добрым и снисходительным господином. Я вот как то раз забыла смазать маслом ремни доспехов сэра Бертрана, так он мне отвесил такой подзатыльник, что полдня в голове гудело. И все эти полдня со мной не разговаривал.
Вот в такой компании я оказалась, одна, среди семи мужчин. Боже, что бы сказала моя мама, узнай она об этом?! Ну и пусть, я теперь не Гильома - послушная дочь, а Гильома - оруженосец странствующего рыцаря. И сейчас, мы едем в замок какого то Терентона, чтобы встретить там ещё одного человека, которого зовут Анарс. Интересно, какой он?

Один.
После всех перепетий, мы наконец то почти все вместе. Осталось подобрать Анарса и рванём на юг. Пора бы, а то, не знаю как остальные камрады, но я всё чаще ловлю себя на мыслях о семье. Здесь конечно интересно, местами забавно, но приходится убивать, чтобы выжить. Если привыкнем, могут возникнуть проблемы дома. Кстати о доме, вот думаю, разрешат ли нам с собой отсюда сувениры захватить? Лично я не отказался бы от перстенька, полученного в качестве трофея, оченно пользительная штука что здесь, что там, дома. На всякий случай.
Дорогу к замку я запомнил, так что добрались нормально, не плутали. В пути, наш доблестный Сиг всё ждал нападения, был настороже и держался рядом. Обошлось без проишествий. Хотя банды, из разбитых войск Морданта, вполне могут отираться по близости. К замку оборотника подъехали, под вечер. Он по прежнему возвышался серой безмолвной громадой и производил впечатление нежилого. Тот же мох, местами покрывающий стены, тот же поднятый мост и отсутствие света в окнах донжона. Когда подъезжали к воротам, я обратил внимание на одну деталь: ров вокруг замка был выкопан строго по окружности. Словно великан очертил гигантским цыркулем. Да и стены замка выглядели через чур ровными, без малейших изгибов и перепадов по высоте. Закралась мыслишка: а не из Древних строений ли данная хатка? Надо с камрадами поделиться идейкой, пускай обмозгуют.
В прошлый раз Беольдер трубил в рог, чтобы нас впустили, сейчас мы были без него, но с Сигом. Молодой барон поднёс рог к губам и сильный звонкий звук разнёсся окрест. Трубить пришлось раза три. Хотели уже изловчиться и взять замок штурмом, когда в надвратной башне мелькнул свет и послышался недовольный голос Терентона
- Кто смеет тревожить покой проклятого замка?
Ему ответил Олаф:
- С каких это пор, мастер Терентон стал жить в проклятом замке и кто осмелился его проклясть? Уж не сам ли, после того, как мы побывали в гостях? Окститесь, Пендальф, мы таки дико извиняемся и всё такое. Поверьте, уважаемый, мы ненарошно. Работа такая, а сами мы и мухи не обидим без приказа. И вообще, кто старое помянет, тому глаз вон. Давайте лучше жить дружно и взаимовыгодно. Мы к Вам с подарками и хорошими вестями, а Вы нам своё гостеприимство и радушие. Согласны?
Кажется оборотник только сейчас разглядел, кто к нему пожаловал в гости. Последовавшие за тем короткие переговоры увенчались успехом и, заскрипев, подъёмный мост шлёпнулся на землю, открывая проезд во внутрь.
Во внешнем виде хозяина, как и у его замка, ничего не изменилось: та же белая рубаха с закатанными рукавами и надетая по верх неё распахнутая кожанная безрукавка, коричневые, заправленные в сапоги, штаны, лохматая непокрытая голова и никакого оружия на виду. Правда, я успел заметить неприметное колечко, на среднем пальце. Будем надеяться, что это не командная кнопка вызова демонов. И ещё, не смотря на приклеенную голивудскую улыбку (наверное местные принимали это за чистую монету), глаза у него были колючие и настороженные. То ли нас опасался, то ли готовил какую то гадость. Но вида не показывал, суетился, как предупредительный администратор трёх звёздночного отеля при заселении группы интуристов, показывая и рассказывая куда, кому, за чем. Расседлав и обустроив лошадей, мы всей толпой направились в донжон.

Олаф.
Неся на плече мешок с поклажей, я догнал оборотника и, шагая рядом, поинтересовался, отчего он такой грустный и настороженный и если этому есть причина, то не желает ли уважаемый хозяин..Бла-бла-бла.. Нацепив такую же профессиональную улыбку, что и Терентон, я стал буквально "топить" его в словах и витиеватых выражениях, иногда увлекаясь на столько, что заканчивая фразу, забывал её начало. И тогда приходилось делать вид, что я хотел сказать именно это, и тут же отвлекать его новым вопросом. В тот вечер я был в ударе и мог, наверное, заболтать эльфа. Мой язык выписывал такие словесные кружева, что сэр Я диву давался. Уже потом, по пути в Амальфи, он поинтересовался, а не в сфере ли торговли я подвизался в нашем мире, ибо с таким "подвешанным" языком, мне впору продавать зимой снег эскимосам. Пришлось разочаровать камрада, объяснив, что всему виной всего лишь литературный кружок в школе, увлечение психологией и снизошедшие вдохновение.
Продолжая "висеть на ушах" у хозяина замка, я сбросил поклажу в любезно предоставленной нам комнате и, вытащив "палантир", с тысячей извинений вернул его владельцу:
- От лица и по поручению нашей организации, многоуважаемый господин Терентон, мы возвращаем Вам изъятый на время Шар и приносим свои самые глубочайшие извинения за предоставленные неудобства и нарушенные, данным обстоятельством, Ваши планы. Просим не расценивать наши действия, как выражение агрессии по отношению к Вам, либо как вторжение в Ваше личное пространство. Они, действия, были вызванны форс-мажёрными обстоятельствами, которые не оставляли нам выбора и носили лишь превинтивный характер, во избежании более крупных недоразумений, влекущих никому не нужные, неконтролируемые, последствия. В свете чего и в надежде на Ваше снисхождение, мы вносим предложение произвести "перезагрузку" наших взаимоотношений и начать их, что называется, с чистого листа. Кроме того, мы искренне надеемся найти в Вашем лице не только понимание и готовность к диалогу, но и, в случае совпадения наших с Вами позиций по ряду вопросов, возможного будущего партнёра для торговых отношений. Ведь в наше время всеобщей интеграции и взаимопроникновения, нельзя оставаться в стороне от магистрального пути прогресса, лелея свою местечковость, а следует искать и находить пути скорейшего продвижения инновационных идей и способов познания. Поверьте, господит Терентон, мы высоко ценим Ваш опыт работы на данном поприще и хотели бы наладить с Вами взаимовыгодное партнёрство не только в сфере торговли..
Оборотник сдержанно поблагодарил и сказал, что обязательно обдумает мои слова. После чего забрал "палантир" и отбыл восстанавливать нарушенные коммуникации и связь с внешним миром. А я решил воспользоваться удобным моментом и предложил камрадам осмотреть замок на случай непредвиденных обстоятельств. Лично мне не хотелось бы оказаться в положении слепого щенка, буде возникнет опастность. Сэр Алекс, взявший на себя, с молчаливого одобрения большинства, обязанности командира нашего отряда, предложение одобрил и, разбившись на пары, мы разбрелись по замку. Договорились встретиться через тридцать минут во дворе, а Гильому оставили в комнате, присматривать за вещами. Себе же я определил роль "говорливого прилипалы" и направился к "пункту связи" оборотника, чтобы перехватив там, по возможности, ненавязчиво контролировать его действия до приезда Анарса.
Ждать пришлось довольно долго. Когда же он вышел, я тут же пристал к нему с вопросами о сохранности и работопригодности магического Шара. Терентон уверил меня, что с Шаром всё впорядке. Рсплывшись в радостной улыбке, я панибратски хлопнул его по плечу, высказав предположение, что данный факт, есть ещё один повод сесть за стол и отметить наш приезд и прочее. Оборотник согласился, предложив собраться всем в нижнем зале, где места как раз хватит на всех. Я, продолжая лицемерно улыбаться, кивнул, но спросил, а как же быть с ещё одной группой гостей, которая должна вот-вот подъехать? Терентон сделал удивлённое выражение морды лица и поинтересовался, о каких гостях идёт речь. На что получил следующий ответ: узнав тот факт, что в замок оборотника направляются несколько гномов и эльфов, мы, ощущая себя в долгу за изъятый Шар и в качестве жеста доброй воли, отправили одного из наших товарищей встретить и проводить до места клиентов мастера. Заодно, обеспечив их безопастность. Что и было проделано, и теперь, с минуты на минуту, следует ожидать приезда новых гостей. Похоже, наша осведомлённость вновь неприятно удивила оборотника, но виду он не подал. Продолжая радушно улыбаться, сказал, что если я утверждаю, что гости должны приехать, то наверное так и есть. А раз так, то нужно идти их встречать, после чего, мы направились во двор.
Во дворе уже собралась вся наша дружная компания и делилась впечатлениями о замке. При чём довольно бурно. Присоединившись к ним я спросил о причинах. Оказалось, Сигимунд узнав о том, что вместе с Анарсом должны приехать гномы и эльф, не желал оставаться в замке и порывался покинуть этот "вертеп разврата христиантских душ и рассадник нечисти". Пришлось нам всем приложить максимум усилий, чтобы уломать этого твердолобого упрямца подождать хотя бы до утра. Он согласился, но при этом наотрез отказался покидать отведённую нам комнату, "дабы лицезрением нечистых созданий не сгубить свою и без того грешную душу". В принципе, никто не возражал.
Пока его уговаривали, я вполголоса поинтересовался у остальных результатами осмотра. Мне ответил Владмир:
- Да ничего не нашли. Так, местами пыль, местами грязь. Кое какие двери заперты. Только странно, ни одной живой души нет, как он один со всем этим хозяйством управляется?
Обсудив и сошедшись на том, что магия в таких вопросах, судя по всему, тоже "рулит", мы принялись ждать приезда камрада.

Анарс.
Я дремлю, тихонько покачиваясь в седле. Сон и явь подпирают меня с двух сторон, что б не рухнул с лошади. Хорошо бы сейчас придавить массу на несколько часов, но не судьба. Караванщики, как будто не спешат, но лишь на мой взгляд, человека привыкшего к скоростям 21 века, а на их - торопятся. Купцы как ни как. Спустившись с предгорий мы двигаемся по равнинам, полям и лесам. Караван идёт не скрываясь, хотя, может мне только так кажется. С другой стороны, здешние места обезлюдели, да и война не способствует интенсивному движению.
Чёрт, ни как не могу сосчитать сколько я провалялся у реки прежде, чем меня нашли эти комерсанты. Интересно, добрался ли Рудольф с остатками отряда до Зорра и что там происходит сейчас?
Стало припекать и мы опять свернули в лес. За предыдущие пасмурные дни я так соскучился по солнцу, что увидев его восход сегодня утром, радовался как язычник. Сейчас же, под его палящими лучами, измучился в одежде морданца. С удовольствием бы скинул и котту и кольчугу с поддоспешником, но мы ж в походе, а это хоть и плохонькая, но защита. Можно конечно и свое родное одеть, баул, заныканый перед боем под мостом, я снова прихватил, но доставать лень, да и выделяться нехочется сверх меры. Ладно, на привале сооружу себе бедуинский платок на голову. Если привал будет конечно.
Мелькание света и тени, под деревьями, окончательно затуманили моё сознание и я задремал.
-Эй, Анарс, слазь, приехали! Горазд же ты дрыхнуть в седле, и не свалился.
Торвальд растормошил меня. Оказывается я уснул и не заметил, как мы остановились на привал. Кулем свалившись с лошади, я принялся разминать затёкшее тело и сонную морду лица. Гномы, хмыкая в мой адрес, повели коней на водопой. Я решил то же прогуляться. И только после умывания в холодном лесном ручье, окончательно пришел в себя. Торговая братия уже расположилась под деревом что бы перекусить. Я присоединился к ним, тем более, что своего сухпая у меня не было.
-Дезмонд, зачем мы тащим его с собой? - снова заворчал прижимистый Торвальд, - он только, спит и жрет!
Что есть, то есть, стоило проснуться, как появлялся зверский аппетит. Рот был у меня набит хлебом и мясом, поэтому в ответ я просто ткнул пальцем в сторону его поклажи, лежащей поблизости.
-Что?
-Ы, хоэл оуые.
-А?
Прожевав, я повторил:
-Ты хотел моё оружие, забыл?
-Ну разве, что. И то еще посмотрим, - неунимался гном.
-Угу, смотри, думай. Кстати, тут по пути будет постоялый двор или человеческая деревня?
-Зачем тебе?
-Еды куплю, что б тебя жаба не душила.
-Будет, еще до заката,- отозвался Дезмонд,- но мы проедем мимо.
-Ничего, я быстро, заскочу и догоню вас.
Потом я распорол свою пеструю котту (совершенно ненужная деталь в гардеробе, на мой взгляд) и соорудил себе вполне бедуинскую накидку на голову. Заодно избавился от пришитого на груди морданского герба.
Немного передохнув, мы продолжили путь.
Ближе к вечеру, когда караван в очередной раз сворачивал с едва заметной дороги, Дезмонд махнул рукой, указывая направление и сказал:
- Там, дальше, поселение людей, если хочешь туда попасть, езжай прямо.
- А как вас потом найти?
- Снова езжай по дороге до пересечения с ручьем, и поднимайся вдоль него вверх.
Кивнув, я толкнул лошадь пятками и двинулся по указанному пути. Вскоре показалась деревня. Постоялым двором там не пахло, за то пахло чем то до боли родным и знакомым. Обогнав небольшое возвращающееся стадо коров, я въехал в поселение и в первом же доме поинтересовался насчет провианта. Похоже, мне были здесь не рады. Хмурый мужиченка пробурчал что то про свою нужду и предложил спросить у старосты, дом которого находится дальше. Скорее всего хотел спровадить подозрительного вооруженного незнакомца. Как определять этот дом? По мне, так они все одинаковые, приземестые, бревенчатые сооружения под соломенными крышами. Проехав дальше к центру и решив, что у председателя местного колхоза дом самый большой, я окликнул хозяев и, похоже, не ошибся. Навстречу вышел коренастый мужик с седой шевелюрой и бродой, но ещё крепкий, как морёный дуб. Зыркнул на меня из под мохнатых бровей и недружелюбно спросил, чего мне тут надо. Помахав заранее приготовленной серебряной монетой, я снова поинтересовался возможностью купить еду в дорогу. Скользнув взглядом по низкорослой конячке он согласился продать.
-А сколько господину нужно? Если много, то придется обождать пока соберем.
-Дня на четыре. Мне одному.
Обернувшись, он кивнул парню стоявшему позади и тот скрылся в доме.
Через некоторое время он вернулся и протянул отцу мешок, тот кивнул на меня. Передавая, парень сказал:
- Тут хлеб, сыр, окорок. Еще лардо поспело.
- Что поспело?
- Ну, лардо...- он замялся, потом извлек из мешка нечто, завернутое в тряпицу, - Вот, у нас его хорошо готовят.
Я взял в руку и развернул. Прямоугольный кусок явно посыпаный чем то... мляя! Это ж сало! Странно, что нам раньше не попадалось. Хотя, может это еда деревенских простолюдинов и в городах её не делают? Понюхав, я аж зажмурился от удовольствия, предвкушая как сожру сегодня бутер, да под гномью спотыкаловку.
- Так, тащи еще такого и побольше, - я протянул ему еще две серебрянные монетки, - скажи, а его готовят только у вас?
- Кхм, наверное, господин, издалека, в здешних краях его готовят в каждом доме.
Дождавшись, когда принесут пару шматков сала, я увязал все это к седлу и отправился догонять караван, надеясь, успеть засветло.
Следуя совету эльфа, доехал до ручья и свернул вверх по течению. Из-за зарослей пришлось отъехать чуть в сторону от русла, но проехав ещё немного, я услыхал в сумерках ворчание Торвальда:
- Ты так и не смог потеряться...
- Недождешься, добрейший гном, я же знакю, как я тебе дорог.
И увидев его скривившуюся морду лица, раплылся в улыбке. Слезая с лошади добавил:
- Надеюсь атарковка у тебя еще есть?
- Шо, наглость второе счастье, человек?
- Не томи, я голоден как дракон и готов один съесть целую корову. Где вы тут расположились?
- Он еще и слепой, - буркнул гном и махнул рукой в сторону стоянки..
Утром мы вновь продолжили путь и к ночи въехали в распахнутые ворота замка оборотника. Во дворе меня встречала вся наша развесёлая шайка-лейка. Не успел я спрыгнуть с лошади, как начались дружеские обнимания, похлапывания по различным частям тела и поздравления. Тут же мне представили нового члена нашей команды - сэра Алекса (дядю Сашу), такого же попаданца, как и мы. Кроме него, ещё наш отряд пополнила леди Гильома, дочь барона Неша, ставшая оруженосцем сэра Алекса. Я заметил отсутствие Сигизмунта и поинтересовался у камрадов, но меня успокоили, сказав, что он жив, просто предпочитает держаться от нечисти подальше. Ладно хоть не стал крыть тут все молитвами и не схватился за меч. Сказалось путешествие с Ричардом и нынешнее общение с нами. Как бы совсем не испортился. За тем, я представил своих спутников и мы все пошли во внутрь, "щоб укрепити слабиючи сили, заморити черв'ячка и випити за довгождану зустрич", как выразился наш хохол..

Хохол
Тильки мы значится доихалы до хаты оборотистого Терентона, тильки конячек расседлали и вещички поховали, как вскоре Анарс нарисовался со своими приятелями. Сам живой, ни царапины, и приятелей интересных нашёл: эльф да четверо гнумов. Нормальные приятели, вполне себе ничего. Чего местные их боятся? Сиг, вона, як почуяв про то, хто должен приыхати, так начал метаться як скаженный и кричати, що пид одной крышей з нечестью он спати не буде. Еле уговорили не пороть горячку и переночевать в замке. Подумаешь у елфа уши длинные, а вы наших персингистов видывали? С их колечками по всему телу, шипами в черепе и тунелями в ушах, они фору любому елфу дадут. А гнумы, ну шо в них такэ? Пийдумашь росту метр с кепкой в прыжке, за то плечи широки и бороды богаты. Та в любой рокеровской тусне, они за своих сойдут запросто. И випити зовсим не дурни.
Анарс, когда нас знакомить почал, представил всих по именам, чин по чину. Первым з гнумом Один поручкался. Правда гнум чи то не знал, як люди здороваются, чи то не хотив споначалу, но камрад його купил. Протянул свою грабку, видит шо гнум мнётся и говорит ему лаского:
- Да ты не боись, уважаемый гном, я сильно жать не буду - и лыбится при этом этак бесхитростно.
После таких слов гнуму деваться некуда и он ухватил камрада за руку и давай ему пальцы плющить. Но и Один мужик неслабый. Так они и ручкались з минуту, пока Олаф не вмешался. Видать смекнул, что Один мужик упёртый и гнум не уступит, вот и влез шоб миром развести, миротворец.
- Один, имей совесть, не один ты хочешь пожать крепкую длань мужественного гнома, чья мозолистая лодонь одинакого привыкла к рукояти кузнечного молота и древку боевой секиры. Дай другим возможность выразить свой восторг и восхищение по поводу знакомства с сильномогучим мастером Торвальдом..
В общем развёл. За Одином остальные потянулись. У гнума, под конец, такое выражение на лице было, словно он узнал, что то эдакое. И теперь в непонятках, то ли радоваться, то ли за голову хвататься. Под конец до эльфа очередь дошла. Олаф и ему "диферамбы петь" принялся. Заливался, ну что твой соловей. И долго бы ещё мог, если б не Анарс. Тот заявил, что если мы ещё немного задержимся и не поедим, он с голодухи ласты склеит, кони двинет и коньки отбросит. Вот ведь прорва ненасытная. Уж на что я люблю брюхо потешить, так он ещё похлеще будет. Но сейчас, мне, для него, было ничего не жалко. Хорошо, что мы опять все вместе и он, живой, сидит с нами, за одним столом. Много ли хохлу для счастья трэба? Но главное, сей поскудник где то нашёл ЙОГО. Я, як побачив, не мог очам поверити, пока руками не потрогал. Да, хохол не повирэ, пока не помоцае. Это як же ж так, людины добри, мы ужо скильки денёчков в этом мире хаживаем, а ЙОГО ни разу не бачили?! Не иначе Нечистый глаза отводил. У меня ж руки тряслися и слезы на очи навернулися, када я ЙОГО узявши и аромат несравненный вдохнул всей грудью. САЛО! Ну не
бывает гарного хлопца с УкрАйны, да без сала з горилкою. А сей аспид ещё подморгнул мне и в ухо шепче, шо в гнума первак в заначке е.. Эх, вот оно, счастье моё привалило! Ещё б кофею с марципанами..

Гильома
Замок, в который мы приехали, был какой-то странный и производил, мягко говоря, жутковатое впечатление. Возникало чувство, будто бы в нём давно никто не живёт и населен он приведениями, и всякой разной нечистью. Стены кое-где почернели и даже покрылись плесенью, пополам с проросшим мхом. А главное - тишина и безлюдие. За всё время я невидела ни одного слуги. Здесь вообще никого нет кроме хозяина, даже собак и куриц. Но своего страха я старалась не показывать, тем более,что мои спутники знали куда приехали и зачем. Хозяина замка звали Терентон. Как объяснил мне сэр Алекс по дороге, он - оборотник, торгует всем и со всеми, и не только с людьми, но с гномами и эльфами тоже. У нас дома были эльфы, правда маленькие, не больше пальца и с крылышками. Мы звали их пикси. Такие миленькие. Только чем можно с ними торговать? Хотя мама говорила как то, что есть и такие как люди. Интересно, с кем торгует Терентон? Вот бы увидеть "человеческого" эльфа хоть одним глазом! Или гнома, они, говорят, такие маленькие и бородатые. А ещё у них много разных драгоценных камней.
Осмотреть замок мне не дали. Только мы поднялись в комнату, предоставленную нам хозяином замка и бросили свои тюки, все разошлись по своим делам, а меня сэр Алекс усадил на скамью и велел оставаться, присматривать за вещами. Он сказал, что хоть Терентон нас и принял, но доверять ему причин нет, поэтому мне лучше быть здесь. Когда же я стала возмущаться и говорить, что умею владеть мечём и смогу постоять за себя, он пригрозил мне дать три наряда вне очереди. Я не поняла и переспросила. Он объяснил. Нет уж, лучше я в комнате посижу, так и быть. Но если меня не накормят, то я клятвенно обещаю умереть от голода к утру. Когда я ему это высказала, он махнул на меня рукой и ушёл. Отец вот так же махал, когда я начинала ставить условия, не мог со мною спорить. При мысли о нём, мне снова стало грустно, я почувствовала себя одинокой, всеми покинутой и никому не нужной. Стало так обидно. Ну и пусть, вот сейчас встану и уйду из комнаты, пускай меня какое нибудь приведение напугает до смерти. А когда умру, все будут горевать и проклинять себя за то, что меня не любили. Решительно вскочив на ноги, я направилась к дверям, чтобы исполнить свою угрозу. Но стоило мне подойти и взяться за дверное кольцо, как двери распахнулись, пропуская барона Сигизмунда. Я так спешила, что не успела остановиться и влетела носом прямо ему в грудь. Отшатнулась испуганно и чуть не упала, но крепкие рыцарские руки удержали меня. Я тоже ухватилась за него и мы так замерли, держась друг за друга. Потом барон опомнился, отпустил меня и отдёрнув руки, будто я была раскалённой на огне подковой, спрятал их за спину. И сделал быстрый шаг назад. Всё бы хорошо, не зацепись благородный рыцарь шпорой. Я только ахнула, когда он полетел спиной на пол. Теперь уже мне пришлось ловить его и помогать подняться. Ох уж эти мужчины. Такие неуклюжие временами.
Пришлось вернуться обратно в комнату.
Оказывается, сэр Сигизмунд явился чтобы защитить меня от нечести, которая вот-вот должна появиться в замке. Услышав об этом, я сразу же представила ужастных демонов, что слетаются в полночь, чтобы забрать души несчастных доверчивых путников, неосторожно остановившихся в этом замке и не на шутку встревожилась(перепугалась, если честно, но мне можно, я ведь девушка). Но всё оказалось не столь страшным. Видя мой испуг, барон поспешил меня успокоить, объяснив, что нечисть - это гном и эльф, что едут к хозяину замка для торговли, а тот кого мы ждём, едет вместе с ними. Я тут же стала распрашивать его подробней, но Сигизмунд сказал, что не желает и слышать о нечести, какой бы она не была. Мне тут же вспомнилось моё желание увидеть живого гнома. Радостно одарив благородного барона одной из своих "ослепительных" улыбок(мама говорила, что в эти моменты я напоминаю ей блудливую кошку, непонятно почему)и поблагодарив, я тут же постаралась улизнуть из комнаты. Но сэр Сигизмунд не отпустил меня, заявив, что не позволит мне губить мою юную душу лицезрением нечестивых существ. Я стала настаивать, ведь я Гильома-оруженосец, а не какой то сопливый паж! И я лучше знаю, что мне можно, а что нельзя! Но сэр Сигизмунд оказался несносно упрямым. Тогда я решила на него обидеться и вернувшись на свою лавку, села к нему спиной..
Потом пришли сэр Алекс и Олаф принесшие мой ужин. Откуда они узнали, что я люблю сладкое? Больше всего мне понравилась мочёная в вине клубника, да и пождаренный хлеб с мёдом и орехами тоже был вкусен. Ещё они принесли пироги и вино-пунш. Вкусностей было столько, что я сразу же всех простила, но виду не подала. А вот Сигизмунд есть отказался, сказал, что будет поститься и молить Господа о прощении за наши грехи. Обещал замолвить словечко и за меня. Смешной. Мой отец всегда говорил, что Бог помогает только тем, кто сам себе помошник, а клянчить милость у Всевышнего - удел рабов и слабых духом.
Уплетая принесённый ужин (как куртуазно со стороны сэра Адекса и Олафа), я в полуха прислушивалась к разговору мужчин. Похоже этот Анарс уже приехал и с ним остальные, та самая нечисть, которой так страшится Сигизмунд. И сейчас, все сидят в нижнем зале и пируют. Какая несправедливость! Они там веселятся, а меня оставили здесь, с этим святошей, которому не рыцарские доспехи, а сутану священника носить впору. Я снова обиделась на всех и принялась думать: как бы сбежать из под надзора, чтобы увидеть нечисть. Ну хоть одним глазком. И придумала. Для начала я дождалась пока уйдут сэр Алекс и Олаф, после чего, выждав немного, сделала вид, что тоже хочу выйти. А когда барон вновь не пустил меня, набросилась на него, обвиняя во всех смертных грехах. Я говорила быстро и громко, не давая ему вставить ни словечка и под конец заявила, что или он немедленно добудет мне ночной горшок, дабы я не испачкала пол, или отойдёт в сторону и позволит мне самой пройти туда, где..(вот тут я немного замялась, не зная как сказать). Впрочем, довершать фразу нужды небыло. Сэр рыцарь был разгромлен и повержен мной в пух и прах, и стоял пунцово красный, смущённо сопя. Победно вскинув нос, я обошла его и выскользнула за дверь. Оказывается,обмануть сэра Симгизмунда - проще простого. Какой же он наивный и стеснительный, а ещё рыцарь. Интересно, он с кем нибудь уже
целовался? Если да, то я его убью..
Мне с большим трудом удалось отыскать местечко, откуда я могла незамеченной наблюдать за пиршественным залом и откуда было хорошо видно эльфа и гномов. Оказалось, что их целых четверо! Все такие широкоплечие и бородатые, жаль они сидели, мне было интересно какого они роста. А эльф, как оказалось, почти ничем не отличается от обычного человека. Разве что волосы у него длинные, заплетёнными на висках в косички, как некоторые женщины делают, и уши немного длинней чем у людей. И они у него острые! И ещё у него нет бороды и усов. Хотя может это молодой эльф? У сэра Артура тоже усов нет, одна грязь под носом, как сэр Алекс говорит. В общем я была разочарована, какие-то они обычные. И не страшные ни капельки, чего их так испугался доблестный барон? Выходит, он - трусишка? Тогда я буду звать его трусливый рыцарь. Надо будет у него спросить, в бою он такой же храбрый?
Я сидела и придумывала разные колкие словечки в адрес сэра Сигизмунда, как вдруг он сам вошёл в зал и направился к столу.
Неужели набрался смелости и сейчас будет сражаться с нечестью? Но они же не опасные! Но барон не обращая ни на кого внимания(даже здороваться не стал с этим, как его, Анарсом) подошёл к моему господину и стал что то говорить. У меня тут же зародились нехорошие предчувствия. Выслушав, сэр Алекс тут же поднялся из за стола и вместе с ним Олаф. Втроём они отозвали хозяина замка и начали что то обсуждать. Я лишь расслышала: "..Гильома .. давно нет.." и ответ Терентона " ..никто не выходил из донжона.." Интересно, откуда он мог это узнать, если всё время сидел за пиршественным столом? Похоже, пришла пора немедленно возвращаться в комнату, иначе меня могут наказать. Тем более, что мой господин, рубанув ладонью воздух, громко произнёс:
- Найти эту пигалицу! Я ей покажу, как покидать пост без разрешения старшего!
Услышанное придало мне быстроты, я второпях покинула своё укромное место и направилась обратно. Мне посчастливилось проскользнуть незамечанной до самых дверей нашей комнаты. Голоса ищущих меня мужчин раздавались всё ближе, когда я толкнула закрытую дверь. Она не шелохнулась. Тогда я толкнула сильнее, а когда она не открылась вновь, налегла всем телом. Деревянная дверь была непоколебима, как скала. Но как же так?! Неужели Сигизмунд, уходя, как то запер её?! Тогда мне точно влетит, может и из оруженосцев выгонят. В панике я заметалась по коридору, дёргая другие двери. Но все они тоже оказались заперты. Оставалась последняя, в самом конце. Голоса были совсем рядом и я, в отчаянной надежде, добежав до двери, потянула её на себя. Боже, дверь оказалась незапертой! Прошмыгнув, я тихонько прикрыла её за со собой и облегчённо выдохнула. Но радоваться было ещё рано, мне предстояло незамечанной попасть обратно в комнату. Я огляделась и обнаружила что стою на небольшой площадке снаружи донжона. От неё, прямо на стену, вёл деревянный мост на цепях. У меня тут же возникла блестящая мысль(они время от времени у меня возникают, правда последствия не всегда хорошие): а не проведать ли мне коней? Ведь это входит в обязанности оруженосца - следить за лошадью своего господина и своей. Скажу, что мой конь немного захромал и я ходила осмотреть его копыта. За одно проверила, как и чем тут их кормят. Я быстренько перебежала на стену и пошла к воротам, ища где бы спуститься. Как на зло, лестницы не было, хорошо хоть луна светила достаточно ярко и можно было обойтись без факела. Иначе я давно обо что нибудь вспоткнулась.
Дойдя почти до ворот, я случайно выглянула за стену и увидела ЭТО. Белый единорог, в неверном свете Луны, пасся недалеко от замка. Казалось, он светится в ночи, а может так и было. Тонкий рог, пышная грива свешивающаяся до земли, грациозный изгиб шеи, он был прекрасен в своём совершенстве и я смотрела на него завороженная, не в силах оторвать взгляд. Даже в легендах говорится, что единороги - редкие животные, можно прожить жизнь и не увидеть ни одного. Значит мне уже повезло, но я буду последней дурой, если не попытаюсь приручить его. Думаю, должно получиться, ведь я ни с кем ещё даже не целовалась(надеюсь, тот случай с сэром Ричардом не в счёт). Скатываясь кубарем, по так вовремя подвернувшейся лестнице, я молилась деве Марии только о том, что бы это сказачное создание не исчезло, как мираж. Выскочив за ворота замка по опущенному мосту, я увидела, что единорог по прежнему неторопливо пасётся на том же месте. И осторожно ступая, стараясь не вспугнуть, стала подкрадываться к нему. Постепенно, шаг за шагом, я подошла очень близко. Казалось, волшебный зверь не обращает на меня внимания и занят лишь травой, но стоило мне сделать ещё один маленький шажок, как единорог поднял морду и, посмотрев прямо на меня, тихонько всхрапнул. Тонкий кончик рога блестнул в лунном свете и я, испуганно затаив дыхание, зажмурилась. Он подошёл, осторожно ступая и обнюхал меня, потом легко вздохнул и, опустив морду, вновь принялся щипать траву. Я осторожно приоткрыла глаза и увидела его совсем рядом. Моя рука несмело протянулась, чтобы погладить прекрасное создание, пальцы коснулись невесомых прядей удивительной гривы и вспышка белого пламени ослепила меня..

сэр Алекс.
Стол Терентон накрыл богатый. Конечно не хватало наших исконно русских солёных огурчиков, маринованных помидорчиков, квашеной капустки и других даров огорода, но и местные блюда были хороши. Особенно пироги, десяти видов, с разной начинкой. И много мяса. Тут тебе и утка фаршированная гречкой, и какие то мелкие птахи обжаренные в сухарях, и оленина тушёная в вине и многое другое. Глаза просто разбегались, а руки не знали что ухватить первым. Хотя, на мой взгляд, отсутствие рыбных блюд в виде селёдки под шубой и салата "Оливье", слегка портило картину кулинарного изобилия. В общем, стол был полон, хозяин щедр и мы с радостью воздали им обеим должное. Но в начале я, как единственный офицер за столом, вынужденный принять на себя командование, решил сказать тост. И сказал. Кратко, ёмко, и по существу (как рекомендовал киношный генерал Булдаков).
- Ну, за встречу.
И застолье понеслось. Жаль, что ничего крепче слабенького винишка, на столе не было. А тот кисленький компот, который местные именовали вином, был для меня, старого офицера, как водичка. Я пил его большими кубками, запивая жареное мясо и птицу. Хотя, надо отдать местным должное, компот был ароматным и приятным на вкус. Но русская душа просила водки для такого застолья. После пятого выпитого кубка и килограмма съеденного мяса, я почувствовал себя временно сытым.
Ещё когда садились за столом, я сказал Олафу, что нужно позаботиться о моём оруженосце и Сиге, а то сидят ребята голодными, а мы тут пьянствуем. Камрад тут же пообещал напрячь Терентона. И теперь, шепнул мне, что всё готово и можно отнести пайку товарищам. Извинившись и назначив старшего над остающимися, мы вылезли из-за стола и понесли ужин "в номера". Гильома набросилась на еду, как изголодавшийся волчёнок (я мысленно дал себе пинка, за то, что морил девчушку голодом, а сам жрал, старый дурак), особенно налегала на мёд. Сластёна. Ну чисто ребёнок малой, хоть и железо таскает на плечах и мечём махать выучилась. Я дал себе зарок, что при первой же возможности устрою её в безопастном месте. Не дело девке в седле трястись и с толпой мужиков шататься. Мужа ей надо хорошего и детей. Может ей Сигизмунд по душе придётся? Это был бы отличный вариант.
Жаль только, что Сиг такой суеверный. От принесённой еды отказался, заявив, что и кусочка нечистой пищи не возьмёт в этом доме. Я попытался его переубедить, но он упёрся как баран. Ладно, пока едем, я его перевоспитаю в правильном ключе, а то нашёл чего бояться.
Исполнив долг по снабжению едой голодающих соратников, мы вернулись за стол. Пьянка продолжалась своей чередой, тосты следовали один за другим. Мы как раз пили за дружбу народов и отдельных их представителей, когда появился хмурый Сигизмунд. Признаюсь честно, первой моей мыслью было: - Как бы парень дров не наломал со своими убеждениями. Перед хозяином неудобно будет.
Но оказалось, что нечисть, в данный момент, барона интересовала мало. Нетрезвый Анарс, с распростёртыми объятиями, шагнул на встречу рыцарю:
- Сиг, дружище, сколько лет, сколько зим!
Но неожиданно суровый Сигизмунд, отстранив его в сторону словно чрезмерно любвеобильного пса, подошёл ко мне.
- Сэр Алекс, Гильома пропала..
У меня весь хмель мигом вылетел из головы. Я потребовал от барона ясного и чёткого доклада. Сигизмунд, кратко и доходчиво обрисовал ситуацию. Мне стала ясно, что хитрая девчёнка провела наивного парня. Эх, дал Бог силу, а ума .. Вот только зачем ей выходить? Я вылез из-за стола и подозвал Терентона. В крадце обрисовал ему ситуацию и он уверил меня, что из замка никто не выходил. Ладно, поверим на слово. Может она это нам на зло? За то, что мы её одну в комнате оставили, а сами пьянствовать? Бог с ней, после разберёмся. Привлекать весь личный состав для поисков я посчитал излишним. Если девчёнка и впрямь в здании, хватит нас троих, вместе с Олафом, не считая хозяина. Тут главное - методичность. Нужно проверить все помещения и закутки, даже те, где нашей потеряшки не может быть в принципе. Как говорится: человек пологает, а его распологают. В качестве меры наказания, я решил ограничиться устным порицанием, нотацией и внушением. Если же не поможет, что ж, как говорил великий Карл Маркс: "Битие определяет сознание." У нас, с нарушителями дисциплины и устава, разговор короткий..

Артур
Мы сидели за большим столом, заставленный множеством тарелок с разной едой. Больше всего было мяса, самого разного. Я его не очень люблю, мне больше нравятся блины и пироги, которые печёт моя бабушка. Они очень вкусные, особенно если есть со сметаной или мёдом. Но тут блинов не было. За то было вино. Я дома редко пил вино, только на Новый год, а тут Один сказал, что раз я стал рыцарем, то и пить должен как рыцарь. А Олаф посоветовал не пить сразу весь кубок, а по половинке и как можно больше закусывать. Вино было терпким и кислым, и чем-то напоминало мамин клюквенный морс. Потом сэр Алекс произнёс первый тост и мы стали есть и пить. А потом в зале появился Сигизмунд. Я обрадовался и подумал, что он то же сядет с нами. Но Сиг пришёл к сэру Алексу, чтобы сказать, что Гильома убежала из комнаты. А сэр Алекс сказал, что её нужно найти и ушёл с Олафом и Сигом искать своего оруженосца. И Терентона с собой позвали, ведь он хозяин замка и должен знать, где у него можно спрятаться. Я то же хотел пойти с ними, но когда попытался встать из-за стола, оказалось, что ноги меня держат плохо и потолок странно кружится. Мне вдруг стало плохо, наверное, из-за съеденного мяса. Тогда Один и Владмир помогли мне выйти из донжона на крыльцо и велели постоять, дыша свежим воздухом, чтобы быстрее протрезветь. Сперва я стоял, потом, так как стоять было немного трудно и ноги были как ватные, присел на ступеньки лестницы, что вела в здание замка. Небо было абсолютно чёрным и на нём сверкали россыпи ярких звёзд. Большая бледная луна ярко светила, освещая замок и делая его страшновато загадочным. Но мне было совсем не страшно, я сидел на верхней ступеньке и вдыхал ночные ароматы, стараясь избавиться от винного тумана в голове.
Вдруг я увидел, что прямо со стены, по лестнице, сбежала маленькая человеческая фигура и выскочила за ворота. Мне стало интересно кто это мог быть и я пошёл следом за ней. Наверное не все винные пары выветрились из моей головы, потому как пока я шёл, умудрился дважды вспоткнуться и один раз упасть. Когда же я дошёл, там никого не было. Я даже вышел на мост, чтобы убедиться. Тогда мне в голову пришла мысль, что этот незнакомец может оказаться вором и нужно срочно рассказать остальным.
Но в зале, поначалу, меня никто слушать не стал. Один, Анарс и Владмир объясняли гномам, как построить самогонный аппарат из тазиков и как гнать самогон. Эльф и сэр Я сидели рядом и внимательно слушали. Когда я попытался им рассказать, они стали смеяться и сказали, что мне всё померещилось. Мне стало обидно, я хотел начать с ними спорить, но тут в зал вошли сэр Алекс, Терентон и другие. Оказалось, что Гильому они так и не нашли. Оборотник клялся, что никто из замка не выходил. Тут я влез в разговор, сказав, что это не правда, и я сам только что видел... Меня внимательно выслушали, переспросили, опять выслушали и Терентон куда то ушёл. Когда же он вернулся, то вид имел сильно удивлённый. С его слов выходило, что из замка действительно кто то выскользнул буквально десять минут назад. Тогда сэр Алекс попросил меня показать на месте, где и как всё было и мы вышли во двор. Я в третий раз рассказал что видел. Взобравшись на стену, сэр Алекс обозрел окрестности и сказал, что ничего подозрительного не наблюдает. Тогда сэр Я поднялся к нему и надев шлем своих новых доспехов, тоже огляделся. В его шлеме, если что то там включить, можно ночью видеть так же хорошо, как и днём. Он долго осматривался и вдруг сказал, что недалеко от моста есть какое-то место, которое странно светится в "магическом диапозоне". Все пошли смотреть, но тут эльф Дезмонд,
который пошёл с нами, попросил остановиться, зявив, что он то же чувствует остаточные эманации магии. От велел стоять на месте, а сам принялся осторожно ходить вокруг. Гном Торвальд ворчал, упрекая нас в том, что мы затоптали все следы и теперь даже ушастому эльфийскому следопыту будет сложно понять, что произошло. Походив ещё немного, эльф сказал, что теперь может примерно описать то, что тут было. Получалось, кто то(скорей всего Гильома)выбежал из замка и остановился, проскочив по мосту. Потом этот кто то стал подкрадываться на цыпочках к магическому месту, а когда подкрался, то изчез. И судя по всему, изчез не просто так, а мгновенно перенёсся куда то. В общем, телепорт там был. Все стали обсуждать услышанное, а я подумал: "зачем Гильоме от нас убегать? Мы же с ней хорошо обходились и не обижали. А если кто то обидел, почему она мне не сказала, я ведь теперь рыцарь и защитил бы её?" И пока я думал о ней, вспомнил, как мы разговаривали в доме сэра Гендельсона, как она слушала наши песни и как слёзы блестели у неё на ресницах, а она украткой смахивала их, когда думала, что никто не видит. Я так хорошо вспомнил её лицо, что вдруг мне показалось, что слышу её голос где то в далеке. Голос был тихий-тихий, но слышно было так отчётливо, что я даже чуточку вздрогнул. Вздрогнул и оглянулся по сторонам, но кажется, никто кроме меня этот голос не слышал. Обсудив странное проишествие, камрады решили вернуться в замок. Утро вечера мудреннее и если Гильома завтра вернётся, тогда и спросим, где её черти носили, а если нет.. То на нет и суда нет, как сказал Олаф. Все пошли обратно и я вместе с ними. Но стоило мне сделать шаг, как вдруг всё изчезло и я оказался.. Я был Гильомой и лежал не в силах пошевелиться на чём то твёрдом, а надо мной склонились три чёрные страшные фигуры. Мне было жутко страшно, хотелось вскочить и крича от ужаса бежать не разбирая дороги как можно дальше, но я не мог шевельнуться и издать даже стона.. В следующий миг я вновь стоял у замка оборотника. Всё это было так резко, отчётливо и неожиданно, что я вспоткнулся и упал на колени. Обернувшийся Один хмыкнул, посоветовав мне держаться крепче на ногах, а если они меня не слушаются, то за стенку. Олаф, шедший рядом, помог подняться и спросил как я себя чувствую. Я ничего ему не ответил и подумал, что наверное схожу с ума. Он внимательно посмотрел на меня, а потом, слегка встряхнул за плечи:
- Артур, ты меня пугаешь, что с тобой?
А мне было плохо, я так испугался, что не мог и слова сказать. Он меня снова встряхнул и тогда, запинаясь, я рассказал ему о том, что только что увидел. Анарс сказал, чтобы я больше никогда не курил такой забористой травы или бросал пить, так как местное видо действует на меня как то странно. Но тут опять вмешался эльф Дезмонд, он подошёл ко мне и глядя прямо в глаза протянул мне руку, произнеся какие-то странные слова. У меня в голове, под черепом, вдруг стало щекотно, будто кто то провёл мягкой беличьей кисточкой. А потом возникло ощущение, будто в голове разливается и мягко окутывает мой мозг прохладный поток воды. Эльф вскрикнул и отшатнулся. И тогда сэр Алекс скзал, что если ему немедленно чётко и кратко не объяснят, что здесь происходит (правда, он немного по другому сказал, но я повторять не буду), он всем три наряда вне очереди даст и пропишет по самое небалуйся. Дезмонд и объяснил. Он сказал, что я - медиум и очень сильный, а ещё у меня в голове очень мощная защита и никто не может прочитать мои мысли. Вообще наши мысли у всех прочесть невозможно(тут эльф замялся и покосился на сэра Сигизмунда), но желания: будь то голод, жажда, вожделение, мы скрыть не можем. А у меня даже этого не видно. Так что эти ведения правда. И нашей спутнице грозит нешуточная опастность, похоже она попала в руки каких то колдунов и её вот-вот принесут в жертву. На что сэр Алекс ответил, что он этого недопустит, Гильома его оруженосец и как командир, он за неё в ответе. И сэр Сигимунд сказал, что недопустит.. И Олаф с Одиным.. И Я.
Поэтому через двадцать минут конная кавалькада выплеснулась из ворот замка и понеслась сломя голову спасать Прекрасную Даму.
(На будущее: научиться седлать коня как можно быстрее.)

20

Олаф.
Мы скакали чередуя лёгкий галоп и рысь. Впереди, Артур указывал дорогу, рядом с ним были сэр Я, Сигизмунд и дядя Саша. Я, Один и Владмир с Анарсом ехали за ними следом. Не знаю, о чём думали камрады, но мои мысли были заняты новыми способностями Артурки. Ничего подобного за парнем раньше не наблюдалось, да и он сам выглядел обескураженным по самое небалуйся. Похоже, эти непонятки, подарочек Древнего. Помнится, Артур у него интересовался способом управления зеркальными порталами и получил желаемое. Но, выходит, не только это, но и кое что сверх того. Интересно получается: то, чем он сейчас владеет, можно условно отнести к разновидности телепатии и ясновиденья, а что ещё даровал древний Хранитель нашему камраду?

ДС
Мы торопились как могли. Хорошо, что было полнолуние, на небе ни облочка, и волчье солнышко светило во всю. Галопом проскакали открытое место и углубились в лес. Артур держался чуть впереди, время от времени корректируя путь. Рядом с ним, Виктор выбирал дорогу, используя ПНВ (прибор ночного видения) своих древних лат. Жаль эльф и гном не поехали с нами, судя по имеющейся информации, они оба должны прекрасно видеть в темноте, а из эльфа мог бы получиться прекрасный разведчик. Но, с другой стороны, это наше личное дело и вызывались лишь добровольцы.
Когда въехали в самую чащу, я отдал приказ спешиться, так как двигаться через лес верхом, ночью, черевато потерями в личном и подвижном составах. К тому же, это лишает нас скрытности и, как следствие, внезапности при нападении на противника.Так как общая численность врагов была неизвестна, выделять кого-то на охрану лошадей я не стал. В такой момент, каждый меч на счету. Возникла небольшая заминка, когда надо было выбрать разведчика, но сэр Я вызвался добровольно (хотя, я его и так планировал отправить в разведку, с его возможностями, как говорится - сам Бог велел).

сэр Я
Когда сэр Алекс, принявший на себя командование, сообщил о необходимости разведки, я не спешил выдвигать свою кандидатуру. Не из-за банального страха, а, скорее, из опасения, что моё неумение, способно иметь негативные последствия(никогда, даже в детстве, не мечтал стать разведчиком и по жизни был далёк от этого). Но помятуя о возможностях подаренного мне костюма, пришёл к выводу, что в этой ситуации, я, пожалуй, лучше всех остальных камрадов экипирован для данной миссии. И вызвался добровольцем. Получив несколько наставлений и рекомендаций от нашего командира, я отправился в направлении указанном Артуром.
Визор работал в режиме ночного зрения и окружающий мир, для меня, был окрашен в голубой цвет (странно, мне приходилось слышать, что в наших приборах, всё выглядит зелёным). Я прошёл совсем немного, когда тихий телепатический шопот "линка" моего "кокоса" сообщил о присутствии впереди нескольких объектов.
*Маленькая ремарка("изобретение" слов "линк" и "кокос", лежит целиком и полностью на совести "раннего" Головачёва и расшифровывается как: кокос - КОмпенсационный КОстюм Спасателя, представляет из себя защитный комбинезон работника тревожных служб в будущем(аналог нашего МЧС), предназначенный для работы в экстремальных условиях(предельные температуры, химически агрессивная среда и т.п.); линк - ЛИчный Нано Компьютер, комп с программной иммитацией разума, используется в различных устройствах для управления и облегчения работы человека)
Услужливо включившийся инфракрасный режим совместился с изображением "ночника"(жаргонное название ПНВ) и я увидел сквозь стволы деревьев несколько ярких бело-жёлтых силуэтов с тёмнокрасной бахромой по краю. Линк спросил, существует ли необходимость повышения уровня секретности и активации шумоподавления и невидимости. Я согласился и в следющий миг мои шаги стали практически бесшумны, а сам я буквально растворился в темноте ночного леса. Я приблизился к неизвестным метров на сто, стараясь держаться за деревьями. Линк сообщил, что дальнейшее продвижение в этом направлении черевато обнаружением и данная дистанция вполне позволяет ему собрать нужную информацию, для выроботки необходимых рекомендаций. Я осторожно опустился на колено стоя за стволом и принялся рассматривать открывшуюся мне картину. В небольшой ложбине, заросшей папоратниками, стояли четыре высокие фигуры. Впрочем, как оказалось, высокими они лишь казались, а на деле их рост не превышал рост обычного человека. Высоту же им добавляли огромные крылья, аккуратно сложенные за спиной каждой фигуры. Чёрные крылья. Через инфракрасный фильтр было видно, что там был ещё кто то пятый, лежащий в дальнем углу ложбины без движения. Одна из крылатых фигур медленно развела руки в стороны, её крылья чуть дрогнули расправляясь и над поляной раздался гортанный голос, мало
похожий на человеческий, говорящий на незнакомом языке и от которого у меня мурашки пробежали по коже. За тем, её движения повторила вторая фигура, их голоса зазвучали в унисон, переплетаясь и усиливая друг друга. За тем, к ним присоединились третья и четвёртая. Хор нечеловеческих голосов разносился в ночи и звучал подобно молитве. Мой линк тут же всполошился и засыпал меня сообщениями:
- Внимание! Резкая активизация и нарастание напряжённости магического поля впереди, на удалении 100 метров. В случае сохранения скорости нарастания, возможен инферальный прорыв категории В-5! Рекомендую принять меры к стабилизации магического поля или же начать эвакуацию! Время прорыва -7, максимум -10 минут. Я понял, что вот-вот должно случиться нечто очень нехорошее и поспешил вернуться к остальным. По пути назад я постарался хотя бы наспех разобраться в увиденном и узнать, кто эти создания, и что означает прорыв. А главное, есть ли там Гильома? Линк ответил, что один из объектов по своим характеристикам может быть индефицирован, как человек..

ДС.
Демоны. Вот уж кого меньше всего ожидал и хотел бы встретить. Очень "неудобные", для нас, противники. Случись нечто подобное в нашем мире, я не стал бы рисковать жизнями подчинённый и совать голову в петлю, а постарался бы установить связь с командованием на предмет доклада, с целью корректировки действий или вызвал бы огневую поддержку. Но тут вам не там и что есть, то есть. На кону жизнь Гильомы. Недавая камрадам расслабиться и начать паниковать, тут же озадачил их вопросом:
- Чего боятся демоны, что для них смертельно и как их можно победить?
Первым высказался Сиг, заявив, что прочитанная священником молитва и животворящий крест, способны повергнуть легионы демонов.
Жаль, священника в наших рядах ненаблюдалось и крестить демонов, наверное, лучше всего мечом, так я ему и ответил. Анарс предположил, что возможно демоны боятся серебра и колокольного звона, но тут вновь всех удивил Артур. Казалось, парень впал в лёгкий транс и будто читает вслух некую инструкцию:
- Демоны - энергетические конструкты, служащие для выполнения различных функций. Автономны. Подразделяются на девять категорий. При матерелизации способны принимать любой облик и менять его в ограниченных пределах, в зависимости от необходимости. При этом, разрушение материальной оболочки конструкта не приводит к его уничтожению. Он по прежнему сохраняет целостность и возможность повторной материализации, но лишь тогда, когда будет накоплен необходимый заряд энергии. Кроме того, их материальная оболочка имеет способность самовосстановления при механических повреждениях и не может быть разрушена обычным воздействием. Дематериализация конструкта может быть произведена либо им самим, после окончания программы действий, либо оператором, им управляющим. В экстренных случаях, дематериализация проводится специально подготовленным специалистом, желательно превосходящим уровень конструкта на порядок, с помощью аудиально-энергетического воздействия на палевую структуру конструкта. Либо, с помощью спецально обработанных приспособлений, способных внести искажения в материальную оболочку вплоть до полной дематериализации. Приспособлением может являться любой предмет, над молекулярно-энегргетической структурой которого, специально подготовленный специалист провёл нужные манипуляции.Ну вот, теперь всё сразу стало ясно, демоны - конструкты и нужен специалист для их уничтожения. И не простой, а специально подготовленный. Есть у нас такие? Нету. Значит придётся всё делать самим.
- Так, товарищи камрады, времени на разговоры больше нет, пора спасать девчушку. Слушай мою команду! Разбиться на пары и атаковать демонов по двое на одного. Я и Олаф берём крайнего слева, Один и Владмир крайнего справа. Анарс и Артур, ваш дальний справа, а Сигизмунд и сэр Я возмут левого дальнего. Как своего завалите, помогайте другим. И попробуйте нательные кресты снять и приложить к рукоятям мечей, некоторым, я слышал, помогло. Сиг, с тебя молитва. Читай громко и чётко, от всего сердца, а мы тебе "подпоём". Ну всё, мужики, встали, вздребезнулись, сопритюкнулись и посяпали в темпе вальса. Главное - ввязаться в драку, а там, бой покажет. С нами Бог, так кто же против нас?!

Владмир.
Это ж надо, як нам сфортило неподецки! С людинами уже не раз пластались, так теперь с бисами поручкаемся. Ще и крилатыми. А вдруг взлетят и гадить начнут, тогды як быть? Значит, бить трэба на взлёте, в голову, чим нибудь тяжёлым. Добре хоть в напарники с Одином попали. Вроде как в башне зорровьской у нас непогано вийшло вдвоём, може и теперь сладится. Один сразу шепнул, щоб я у него за спиной тримався, он спробует демона с разгона завалити и удержать, а моя задача, не дати тому вырваться и, по возможности, отрихтовать шестопёром бисовский череп. Гарный у Вас план, товарищ Жуков. Так и сробыли. Как только Полковник рявкнул во всю глотку:
- ВГосподаБогадушумать! - Один рванул к "нашему" демону, шо твой танк, возомнивший себя болидом "Ферарри" на финишной прямой.
С его весом около центнера, плюс доспехи, я думал он демона стопчет, як носорог камыши, но не вышло. Беса он конечно сбил, но звук при этом был такой, словно нераспечатанная консервная банка тушёнки об стену шмякнулась. Сбил он его и сверху, значит, навалился, а демонюга как начнёт биться под ним и крылами махать, что курица заполошная. Я к ним подскочил, гляжу, а демон уже из под Одина выбрался и его самого под себя подмял. Ну, тут я и вломил, нечестивому отребью, по макушке, со всей дури. Думал он лапками взбрыкнёт и в отруб, но видно башка у них как то по другому устроена. Бес мне перед глазами крылом махнул, я моргнуть не успел, а он уже стоит развернувшись ко мне лицом и улыбается. Я как увидел его вблизи, аж замер в полном обалдении. Ещё бы, это ж баба была, обычная баба, только красивая, голая и с крыльями.
http://s3.uploads.ru/4p0xL.jpgИ пока я на неё глазел, варежку раззявив, эта демоница ко мне шагает и легонько так, кулачками в грудь, хрясь! Такое чувство было, будто меня кобыла лягнула в грудину, я метра на три от неё отлетел и навзничь грохнулся. От удара перехватило дыхание, но сознание не потерял. Смотрю, а эта чертовка, расправив крылышки и продолжая насмешливо лыбиться, опять до мэне. Токмо шагнула и вдруг, как сунется носом в землю, будто её в затылок тараном уважили. Опять вскочила, шипит, ну чисто кошак какой и вновь к Одину. А камрад уже поднялся и кулаком в сторону беси тычет:
- Куда Вы, милая леди, мы с Вами ещё незакончили..- и её опять будто ослопом по всей морде приласкали. Тут я про перстенёк вспомнил, который камрад подтянул, когда мы Зорр от Зинки спасали и повеселел, с таким магическим девайсой у нас шансы супротив бесов значительно выше, чем без оного..

сэр Я
Честно говоря, я испытывал сильный мандраж от мысли, что сейчас придётся вступить в бой и одновременно, никак не мог заставить себя поверить в то, что драться нам предстоит с самыми настоящими демонами. Хотя, судя по показаниям моего костюма, о их существовании было известно уже несколько тысяч лет назад. Линк, уяснив тот факт, что мы сейчас будем драться, включил, с моего разрешения, боевую систему(усилитель мышц, ускоритель реакции и высоковольтный разрядник). Мне выпало быть в паре с Сигизмундом и как то само собой получилось, что молодой барон атаковал демона первым, а я держался чуть позади, готовый оказать помощь в любой момент. Мы напали на демона сзади и чуть сбоку, но стоило приблизится к крылатой нечести, как она тут же развернулась к нам лицом. Оказавшийся от неё в нескольких шагах, рыцарь вдруг остановился как вкопанный и, медленно опустив меч, замер. Только тогда я подумал: наверное следовало предупредить, нашего пуритански воспитанного товарища, о том, что все демоны имеют вид красивых обнажённых женщин с крыльями за спиной. А сейчас он стоят будто поражённый громом и пялился на это обнажённое, полное нескрываемого эротизма "чудо", от которого волнами исходило плотское, сводящие мужчин с ума, желание. Доблестный Сиг мгновенно "пропал", а "чудо" шагнуло к нему, призывно протягивая руки и только я видел сквозь визор, как быстро вырастают длинные когти на её руках. Между демоном и рыцарем было шагов пять, между мной и им - семь, но я покрыл их один прыжком и оказался за спиной барона. Обхватил его левой рукой сзади, поперёк груди, рванув на себя и в сторону, а правую, сжатую в кулак, выбросил, над его плечём, навстречу адскому созданию, мысленно крикнув:
- Разряд! - толстый шнур высоковольтного плазменного разряда ударил в лицо демонессы, отбросив её назад.
Я развернулся к барону, схватил его заплечи и встряхнул:
- Сиг, это морок! Они не женщины, а жуткие адские твари! Читай молитву, быстрее!
Не знаю, услышал ли он меня, а может действовал на рефлексах, но молитва зазвучала:
- Святой Архангел Михаил, вождь небесных легионов, защити нас в битве против зла и преследований Нечистого. Будь нашей защитой!...

Артур.
Когда сэр Алекс подал команду - "Вперёд", я и не понял, что это она. Мне подумалось, что он запнулся обо что то в темноте и теперь грязно ругается. Но Анарс, сильно толкнув меня в спину, рявкнул:
- В атаку! Пошёл! - и я побежал. Только мне было немного обидно, я же не виноват, что сэр Алекс команды с матершиной перемешивает так, что не поймёшь, то ли ругается, то ли командует. И ещё, я теперь рыцарь и если Анарс меня ещё толкнёт, я вызову его на поединок. В лесу было темно, но свет всё же пробивался сквозь ветви деревьев и я отчётливо видел фигуры демонов. А ещё сильнее, я их чувствовал у себя в голове и мне было очень страшно от этого. Но рыцари бояться не должны, поэтому я выставив щит и взмахнув Древним мечём, крикнул демону:
- Я, сэр Артур, именем Бога приказываю сдаться!
Демон медленно повернулся ко мне, слегка качнув крыльями.
- О юный рыцарь, зачем ты вздымаешь свой меч на ту, что не желает тебе зла? Разве достойно отважного, нападать на безоружную женщину? - и она улыбнулась. Я замер, позабыв сразу про все и смотрел на неё не отрывая глаз. Почему мне никто не сказал, что мы нападаем на безоружных женщин? Это неправильно, недостойно рыцарской чести! А она прекрасна. И у неё крылья за спиной, может она - ангел? Вдруг внезапная ослепляющая боль пронзила мне руку, сжимающую меч. Наверное это была кара за то, что я осмелился поднять его на прекрасное создание. Я попытался разжать пальцы, чтобы отбросить ненужную железяку, но они, сведенные судорогой, неслушались, а боль стала такой сильной, что я, упав на колени, закричал. Прекрасная крылатая женщина шагнула ко мне, и в этот миг, моя рука сжимающая Древний клинок, стремительно рванулась вперёд. Боль мгновенно исчезла, будто её и не было. А я, с ужасом смотрел, как из под вонзившегося лезвия, по белоснежной коже, побежала чёрная струйка крови. Прекрасная женщина, неверяще, взглянула на мою руку, намерво вцепившуюся в рукоять меча:
- Рыцарь.. как ты мо-ог...
В следующее мгновение раздался страшный грохот, что то с силой ударило меня по лицу и я потерял сознание.

Анарс.
С демоном нам не повезло, самый дальний попался, пока добежим, нас наверняка заметят и неизвестно чем всё может закончиться. Перед самой атакой я предложил Артуру поменяться нательными крестиками, у него меч магический, а крест сама Азаминда в главном соборе Зорра освятила. Как бы не возник конфликт устройств. Мой то обычный, я его ещё в городишке барона Труппа приобрёл. Парень согласился и я закрепил его крест на ладони, обмотав верёвочку вокруг кисти. Мне уже довелось помахать мечём в здешнем мире и я понял, это, не мой стиль. Предпочитаю уничтожать врага дистанционно, не доводя до рукопашной. Поэтому и арбалет приготовил заранее, и затвор ПМ-ки передёрнул(последние шесть патрон, потом можно хоть Торвальду в качестве сувенира дарить). Когда прозвучала команда "в атаку", Артурка немного замешкался и пришлось его поторопить, не в гости идём. После чего он бодро рванул к намечанной цели. Я побежал за ним, стараясь держаться чуть сбоку, что бы иметь возможность, при случае, всадить в демона арбалетный болт. В последний момент, когда до демона оставалось несколько шагов, наш юный рыцарь не сдержался и выкрикнул нечто героическое. Но я его уже не слушал, стараясь зайти так, чтобы не зацепить камрада при выстреле и
поразить демонессу(а фигурка у неё и вправду нечего). Она ответила ему и Артур начал опускать меч.(только этого сейчас не хватало!) Но прежде чем я успел его окрикнуть, парень вдруг взвыл, будто ему на любимый больной палец гантелю уронили, и упал перед крылатой дрянью на колени. Дело принимало серьёзный оборот. Я выпустил болт, целя в голову твари, а когда он пролетел мимо, отбросил арбалет и рванул из кобуры ПМ. Верный пистолет лёг в ладонь, как влитой. Палец привычно перевёл предохранитель в положение "огонь" и я шагнул навстречу демонессе, держа оружие двумя руками и целясь ей в грудь. А она, словно специально подставляясь под выстрел, вдруг остановилась и замерла.
-Ad maiorem Dei gloriam! - полузнакомые слова древней латыни вырвались как выдох, и я трижды нажал на спусковой крючок. В ответ в голове что взорвалось, но ту же острая боль, как от ожога, в правой ладони вернула меня в реальность. На подобный эффект я не расчитывал в самых смелых предположениях. Пули из пистолета, попав в демона, разорвали его в клочья. Верхняя часть тела разлетелась на куски, одна рука в одну сторону, другая в другую, одно крыло в третью, а голова вообще укатилась куда то в темноту..Но разбираться с расфасованным представителем ада, было некогда. Артур лежал неподвижно, на боку, и не подавал признаков жизни, вот к нему я и рванул. Меня немного трясло и, поначалу, я ни как не мог понять дышит ли он. Наконец удалось нащупать пульс на горле. Громкий визг рядом, отвлек меня от анамнеза. Там, похоже, готовилась сдохнуть еще одна тварь, попятнанная Сигизмундом и Виктором. Помятуя заветное: сам погибай, а товарища выручай, а так же воспользовавшись тем, что оказался за спиной поднимающейся демонессы, я подскочил к ней и, практически в упор, всадил в башку две пули. Результат был тем же, что и раньше. Крылатую бабу разнесло. Крутанувшись в поисках очередной жертвы моей "хлопушки для демонов", я увидел, что ближе оказалась та, которую, в меру успешно, прессовали Один и Владмир. Я шагнул к ним и выстрелил пару раз в демонессу. Выстрел раздался лишь один, в ответ на повторное нажатие спуска, боёк лишь глухо лязгнул, сообщив, что патронов больше нет. Но для этой, хватило и одной пули, оторвавшей руку вместе с крылом. После чего камрады забили подранка, как мамонта.
(Позже я пытался понять, что же произошло. Ладно волшебный меч Артура, молитва Сигизмунда или жуткий тесак Виктора из прошлых эпох, но почему демонам так не понравились шесть комочков свинца в медных капсулах? Может изотопный состав пуль из нашего мира дал эффект аннигиляции? Или все же освещенный крест и мой ментальный посыл так усилили разрушительность? Кто его знает, проверить все одно не получится, к счастью.)

Олаф.
Вечно меня на благородство тянет в неподходящий момент. Решили же: наваливаемся вдвоём на одного и стучим по почкам до победного. Так нет же, надо было вспомнить, что при этом раскладе, о девчёнке, будто совсем забыли и предложить Полковнику поискать её, а с демоном, дескать, сам справлюсь с божьей помощью. А он взял и согласился. Сперва вроде всё нормуль было, Босс скомандовал: "Фас!" - и мы, лихим аллюром, "к намечанным целям, как пули метнулись". То есть я метнулся, командир чуть в сторону взял и давай тут же по верхушкам папоратников шарить, беглянку искать. А я, лихо так подлетаю к "своему" демонюге, думаю: "сейчас я его сперва по башке шестопёром нахлобучу, за тем в грудак с ноги, а там, как фишка ляжет". Подбегаю значит, весь такой крутой, и ору:
- Стопы всем! Аусвайс к осмотру!!!
Хрен там! Она ко мне разварачивается и нежным жалостливым голоском, как щука Ивану-дураку, молвит:
- В бою, в пыли, в крови,
Где кружево клинков
Слепящей стали собирало жатву,
На краткий миг забылся ты, отважный,
И спутал славный подвиг с тяжким преступленьем.
Ужель готов пролить ты кровь невинной девы?
И ввергнуть свою душу в муки ада?...(далее всё в том же духе)
Нет, положа руку на серце, скажу: случись подобное пару дней назад, я бы, наверное, купился. Ночь, тёмный лес, луна и прочий антураж, оченно этому способствовали. Хоть и говорил Артур, что это конструкты какие то, но вот так сразу понять, принять и запомнить, что эта красивая голая тётка с крыльями на самом деле демон из ада, не получается. А когда её лицо увидел, даже шестопёр опустил. Если бы у неё клыка торчали, как у вампиров или рожки, как у чертей, так нет же, офигенно красивая деваха, на вид двадцать с хвостиком, ножки точёные, грудь - самое то! Знает Сатана, чем мужиков покупать. В общем, всем хороша Маша, жаль что не наша. И жаль, что так поздно. Кому как, конечно, но апосля того, как я за одним столом с эльфом и гномами винца попил и покушал от пуза, мне подобные вещи воспринимать легче. Демоны? Да нехай будэ! С крыльями и голые? Гарно, ща заценим. Короче, я хоть и обалдел в первую секунду от её вида, но головы не потерял, а она продолжала разливаться соловьём:
- Мой милый рыцарь, забудь про всё,
Сейчас над нами только полог ночи..
Приди ко мне, и я воздам тебе награду,
Которую, сама природа дарует женщине,
А та — единственному человеку,
Сумевшему волшебной силою пылающего поцелуя, зажечь ответную любовь!
Иди ко мне, на ложе страсти! Отринь звенящие доспехи!
Войди в меня, как входят в море,
Омыть трепещущую душу в небесной сладости и неге,
В восторге нежности и тайны, в экстазе ласки и любви...
Что, дамочка, Вам стихов восхотелось? Их есть у меня! Получите и распишитесь:
- О, дева прекрасная! Что за виденье
Предстало пред сонные очи мои?
Ты, темное дьявольской воли творенье!
От страсти почти что вскипели мозги.

Сложи свои крылья, о бабочка ночи
И когти втяни, они портят твой вид.
Ну, что, ты, как злая ворона клокочешь,
Ты, лучше, давай, документ покажи.

Что, нет документа? Так что ж, ты, подруга,
По лесу шатаешься ночью глухой?
Тут нам на маньячку прислали наводку,
Портрет приложили - ну, точно же, твой!
Думал она от такого офигеет и в осадок выпадет, и обломался. То ли мне такой ушлый демон попался, то ли они по другому говорить не умеют, но эта даже не поперхнулась и продолжила шпарить всё тем же псевдогреческим белым стихом:
- О дикий мир! О ревность,
Зависть, зло! Лишь выслушай
Меня, прекрасный витязь..
Я вижу то, что ты, при всем
Своем уме, не можешь видеть,
Ибо взор твой светел...
И тут, над лощиной, раскатились дробные хлопки пистолетных выстрелов, коротко, с шипением и треском, сверкнула молния, и, пару секунд спустя, громкий голос Сигизмунда разнёсся по ночному лесу: Pater noster, qui es in caelis, sanctificetur nomen tuum... Демонесса резко развернулась, ища своих товарок, но все подельницы были нейтрализованы бравым отрядом спец. назначения имени блаженного Дюка Нюкема. Когда она заговорила вновь, её голос утратил жалостливость и просительность, за то приобрёл совершенно другую тональность:
- Вас, что убили беспощадно, моих сестёр
Ни в чём невинных, я проклинаю.
Клянусь, что ваша смерть во много крат горшее будет и больней.
Глупцы, да покарает вас Владыка Бездны.
Её мордашка вмиг утратила невинность бедной овечки, а в глазах полыхнули алые зарницы. Вот теперь она была почти похожа на демона, жаль хвоста так и не появилось. Но и случившихся изменений мне хватило, чтобы сжать сильнее рукоять шестопёра и найти взглядом подходящее место для удара. Но она не стала меня дожидаться: резкий прыжок вверх, мощный взмах огромных крыльев и её голос раздался в вышине:
- Ni enimon Sirtap, te Iilif te Sutirips Itcnfs. Nema!..
Какой же я идиот!!!

ДС
Поправку, внесённую камрадом Олафом в план, перед самой атакой, я принял. Дельная поправка. Наша первоначальная задача - спасти Гильому, а уже потом уничтожать демонов. Тем более, что данное дело может оказаться нам не по зубам, ввиду слабой материальной и профессиональной подготовки. И, как следствие, возможно придётся в спешке ретироваться с поля боя, если силы окажутся неравны. И делать это лучше, имея в числе выполненных задач спасённого оруженосца, чем с пустыми руками. Поэтому, когда все ринулись в атаку, по моему сигналу, сам я занялся поисками самовольной девицы. Жаль, не узнал сразу у Виктора точные координаты её местоположения. Несмотря на личную занятость, я продолжал краем глаза отслеживать развитие ситуации на поле боя. Личный состав группы, вступив в единоборство с потусторонним противником, держался молодцом. Один и Владмир пытались провести силовой захват объекта (полезное занятие, нам "языки" нужны), две дальние пары явно намеревались свои объекты ликвидировать и лишь наш доморощенный штабной горе-стратег Олаф, не нашёл ничего лучшего, как вступить с демоном в переговоры. Вариант не самый лучший, но и худшим его то же назвать нельзя. Если всё получится, у нас будет два пленных, и, как следствие, бОльший объём информации мы можем от них получить. Если всё получится.. Вдруг раздались выстрелы. Судя по звуку, кто то из наших стрелял из пистолета (по перефирии мозга мелькнула мысль: по окончании операции провести обязательную инвентаризацию вооружения и снаряжения группы. А то чёрт знает что творится, командир не владеет такой важной информацией! Пора кончать эту махровую партизанщину и махновщину! Непременно список всего и вся. Да и вообще пора провести реструктуризацию отряда, в целях повышения эффективности..). Затем, пару раз, коротко сверкнула молния и перекрывая Сига читающего молитву, с небес, раздался громкий скрипучий голос, произнёсший странно знакомую абракадабру:
- Ni enimon Sirtap...
Внезапно лощина осветилась, под ногами, прямо из земли, вспыхнуло болезненное бледно-зелёное свечение усиливающиеся с каждой секундой. Оно тянулось вверх, словно языки пламени, с начало по колено, по пояс и вот уже поднялось выше головы. В небе, раздался сумасшедший скрипучий хохот. Не знаю, как смеются баньши(и смеются ли вообще), но в тот момент, мне вспомнилась, именно эта нечисть. Появилось чувство, будто я нахожусь рядом с гигинтским работающим электродвигателем. Тело пронзила едва ощутимая вибрация, враз заныли корни зубов, а за тем, я испытал резкий приступ паники и страха, будто оказался в темноте трюма, тонущего в шторм, океанского корабля, без спас-жилета. К счастью, за свою долгую армейскую жизнь мне довелось пройти немало различных спец.курсов, на которых нас учили самым разным интересным вещам. В том числе, как подавлять, направлять и управлять своим страхом, как повернуть его себе на пользу. Заученные навыки неожиданно пригодились и я справился со своей паникой на автопилоте, не задумываясь. Камрадам пришлось сложнее, но и из них никто труса не спраздновал. Народ лишь отскочил от центра лощины подальше, стараясь выйти из зоны охваченной свечением. И тут, в двух шагах от меня, из папоротника в, поднялась наша потеряшка. Во истину, Нечистый попутал, как я мог её незаметить?! Покачиваясь словно пьяная, она шла какой то деревянной походкой прямо в центр лощины, туда, где свечение было наиболее сильным. Я ухватил её за руку, чтобы остановить, но она с неожиданной силой вывернулась, зашипев, словно кошка, и попыталась влепить мне пощёчину. Рефлексы старого рукопашника не подвели и я уклонился от удара. Мышечная память не подвела, подвели глаза, которые не заметили зажатый в девчёночьей руке, странный нож. То, что я воспринял как пощёчину, было совсем иным. Резкая боль и что то горячее потекло по скуле. Рефлексы вновь среагировали заученно, блокируя и перехватывая вооружённую руку, заводя её за спину и подсекая ноги противника. Это рефлексы, взяв руку на излом, выкрутили из судорожно сжатых девичьих пальцев каменный ритуальный нож и откинули его. Рефлексы, не я. Сам я никак не мог поверить в то, что эта пигалица, которая уже стала мне как дочь, только что пыталась перерезать моё горло. В бою, лишь навыки, закреплёные на подсознательном уровне, способны сохранить жизнь, рефлексии - наоборот. Поэтому, я отложил обдумывание и личную оценку произошедшего на потом, и хотел дать команду на отход(главная задача - спасение оруженосца, была выполнена), но тут Гильома забилась подо мной словно в эпилептическом припадке и пришлось звать на помощь Олафа. Навалившись вдвоём, мы стали вязать ей руки, когда над головой ударил мощный разряд грома и я на
несколько секунд оглох и ослеп.
Зелёное свечение ослепительно вспыхнуло, рванувшись к небесам, и опало. Посреди поляны, видимая в свете полной луны и угасающих бледно зелёных всполохов, возвышалась трёхметровая мускулистая фигура рогатого демона с крыльями летучей мыши, длинным хвостом, на конце которого красовалось шишка, размером с ананас, усеянная длинными шипами и огненно красными глазами, что светились в полумраке. Специфический, тяжёлый, мускусный запах мощными волнами истекал от очередного представителя ада:
http://s2.uploads.ru/hTwUa.jpg
- Смертные, пришёл ваш час! Я заберу ваши души, пожру вашу плоть и ..
- Не посмеешь, тварь целебесная! Именем Господа нашего, повелеваю тебе, изыди!!! - всю лощину залил ослепительно белый свет. На столько белый, что казался стерильным. Я недоумевающе скосил глаза и увидел, что свет исходит от маленького щуплого священника, что стремительной походкой, почти бежал к демону, вздымая в одной руке крест, а в другой, книгу. Его тонкий визгливый голос, с лёгкостью перекрыл демонский рык, ввинчиваясь в уши, подобно звуку стоматологической бор-машины:
- Да воскреснет Бог,
И расточатся врази Его,
И да бежат от лица Его ненавидящии Его.
Яко исчезает дым, да исчезнут...
Демон яростно зарычал, расправив крылья и слегка разведя когтистые руки в стороны. Казалось, он собирается схватить в объятия бегущего на встречу к нему, смять, расплющить, порвать, в общем убить быстро, жестоко и максимально болезненно. Но маленький священник бестрепетно приблизился и остановился почти вплотную, читая молитву с такой экспрессией, что мне показалось, будто он кроет своего противника матом на языке древних латынян. Демон зарычал сильнее и попытался достать дерзкого лапой, но как только она соприкоснулась с куполом белого сияния, что окутывало маленького монаха с ног до головы, тут же отдёрнул её обратно, зарычав от боли и ненависти. А священник замер перед трёхметровым монстром, высоко подняв библию и крест, и визгливо читая молитву. Демон взвыл вновь:
- Ключница! Разомкни скрепы!!!
Гильома забилась сильнее, монах, прервавшись на секунду, бросил в нашу сторону:
- Держите её! Не позволяйте приблизиться к твари!
Это оказалось легче сказать, чем сделать. После слов-команды демона, девочка забилась так, что я испугался, как бы она себе кости не переломала. Пришлось привлечь к делу удержания оказавшихся неподалёку Одина и Владмира. К стыду своему констатирую: мы, четверо здоровых мужиков под сотню килограммов каждый, с трудом удерживали трепыхающуюся девчушку, метр шестдесят ростом и полсотни килограммов весом. Священник, тем временем, закончил читать молитву и шагнул к своему противнику вплотную, намереваясь ткнуть его крестом.
- Стой, смертный!!! Что ты де.. - дальнейшее потонуло в страшном грохоте и ярчайшей вспышке. На этот раз я окончательно ослеп и оглох...
- Командир, алё, очнись. Шеф, у нас молоко убежало и лошадь сдохла, вставай. Рота, подъём, в Богадушумать! - последнее показалось мне более приемлимым и я открыл глаза. Открыл и ничего не увидел, сплошная темень.
- Дядя Саша, ты живой? - странный вопрос заставил меня на мгновение задуматься, формулируя ответ нашему горе-стратигу, преимущественно без матерных конструкций.
- Скорее жив, чем мёртв. Что у нас, докладывай.
Из сумбурного доклада "начштаба" Олафа следовало, что все наши живы и, за исключением меня с потерявшимся где то зрением, и Гильомы, лежащей без сознания, даже здоровы. На удивление. На мой вопрос, а как дела обстоят с "ненашими", Олаф ответил:
- От этого "ужаса, летящего на крыльях ночи", остался лишь выженный круг земли, радиусом метра три. А вот священник, тому не повезло, кажется, падре выложился по полной и сейчас готовится к встрече с Создателем. С ним сейчас Сигизмунд, они, как оказалось, знакомы. Это отец Совнаролл пришёл к нам на помощь в самый нужный момент. Тот самый, с кем Димка, в начале, мощи Тертулиана вёз. И тот, кто своей неистовой верой смущает даже инквизиторов Зорра. Что ж, как бы там не было, но этот, субтильного вида, "мракоборец" поступил соответственно с древней русской воинской традицией: сам погибай, но товарища выручай. А значит, он - наш, без всяких кавычек.
- Всем собраться, Виктор и Артур в головной дозор, остальные - траспортируют "трёхсотых" к лошадям - распорядился я, осторожно поднимаясь - и давайте-ка убираться отсюда.
Обратно шли немного дольше и всю дорогу, признаюсь честно, я отгонял от себя мысль: а что, если эта слепота навсегда? В нынешнем моём положении, лучше пулю в висок. Оставалось успокаивать себя, что если дойдёт до крайности, камрады не откажут мне в последней джентельменской услуге..

сэр Я
Возвращались немного иным путём. Наш боевой отряд стал похож на филиал походного лазарета, и обратную дорогу приходилось выбирать с учётом раненых. На выезде из леса, пришлось вновь остановиться. Отец Совнаролл, предчувствуя свою скорую кончину, пожелал перед смертью увидеть восход. Небо на востоке посветлело, ещё немного и первые солнечные лучи осветят верхушки мрачных елей. Мы, будучи бессильны помочь, могли лишь выполнить последнюю просьбу умирающего(к тому же, везти столь ярого борца с нечестью в замок оборотника, была не самая лучшая идея). Сигизмунд растелил свой белый, с красным крестом плащ, на который и уложили священника. Сэр Алекс устроился неподалёку, а рядом с ним расположили его оруженосца. Гильома по прежнему пребывала без сознания, а зрение к Полковнику так и не вернулось. Он молча сидел на земле, закрыв невидящие глаза и лишь слегка подрагивающие пальцы, что машинальнально гладили рукоять кинжала, говорили о том, как тяжело ему даётся внешнее спокойствие и невозмутимость. И я задумался: а что же нам делать, если зрение у него так и не восстановится?
Похоже, что данный вопрос занимал не только меня. Олаф, подсев к умирающему священнику, поблагодарил за наше спасение и, извинившись за то, что вынужден тревожить его в столь неурочное время, поинтересовался: сможет ли преподобный помочь в деле исцеления наших раненых? Ответ священника сводился к тому, что нам следует думать о душе, а не о бренной плоти, ибо души наши черны, как ночь. Похоже, отец Совнаролл был из тех, кто готов проповедовать и обличать даже на смертном одре. Олаф выслушал его гневные высказывания до конца, потом, поняв, что ничего путного не услышит, решил закруглить разговор:
- Во истину, падре, нomo homini lupus est. И, как следствие - аминь. Простите за скудоумие, не понял сразу, что Вам, как профессионалу в борьбе с демонами, целительство может быть недоступно. Что ж специализация, в наше время, сплошь и рядом. Нет так нет, будем пытаться своими силами - и видя, что священник готовится разразиться очередной гневной тирадой, демонстрируя миролюбие, выставил ладони перед собой - Нет-нет, падре, не надо больше слов. Вам сейчас вредно волноваться. Сосредоточьтесь лучше на подготовке к встрече с Создателем, а Ваши земные дела, будем считать условно законченными.
Поднявшись со вздохом, он отошёл, не обращая внимания на яростный взгляд, каторым наградил его тщедушный священник. Отец Совнарол тяжело посапел, смиряя свой гнев, а потом снял свой нательный крест и вручил его Сигизмунду, пояснив, какие молитвы и сколько следует прочесть над девушкой. Но предупредил, что молитвы должны быть прочитаны истино верующим с должным рвением, иначе, не поможет. Камрад Олаф начал благодарить, но вновь нарвался на гневную отповедь:
- Забудте о телах ваших, несчастные, о душах подумайте! Грядёт! Грядёт Зверь и те, чьи души не чисты или слабы в Вере своей, падут пред ним ниц..
Ответить камрад не успел. Жемчужно-белое сияние осветило всё вокруг, разогнав предутренние сумерки. Из этого сияния к нам шагнула задрапированная во всё белое фигура, с огромными белоснежными крыльями за спиной. Слишком женственный для мужчины и слишком мужественный для женщины, пред нами, во всем своём блеске, предстал ангел господень(при взгляде на него, мне сразу же вспомнился Гавриил из фильма "Константин" с Киану Ривзом в главной роли).
Он молча окинул нас кротким взором удивительных глаз и подошёл к лежащему священнику:
- Возрадуйся, смертный, ибо земной путь твой окончен. Ты верно понял знамение и исполнил предназначенное. За это, Господь дарует тебе прощение и благословение, ныне, будешь ты вознесён на небо, как праведник. Встань и иди за мной - он склонился над Совнароллом, коснувшись его груди кончиками пальцев - врата царствия Божьего открыты пред тобой.
- Я? Но как же.. я же ..Я не достоин такой милости, ведь я .. - залепетал ошарашенный внезапным появлением посланца Всевышнего, священник, отказываясь верить в выпавшую на его долю благодать.
- Падре, не прекословьте Господу, ему, с горних высей, виднее - Олаф пытался придать голосу строгость и многозначительность, но было заметно, что внезапное появление ангела и его выбило из колеи. - И с чего Вы решили, что это Вам пенсию в награду за праведную жизнь предлагают? Может быть, Вас просто признали годным к сражениям с Нечистым на иных, более высоких уровнях бытия? Как говорил кто то из Великих: и вечен бой, покой нам только снится..
- Это правда? - поднявшийся Совнаролл повернулся к ангелу. Тот, с кроткой улыбкой, качнул головой:
- Ты сам всё узришь, - и протянул руку - идём.
- Минуточку, блистающий - вновь вмешался Олаф, обращаясь к ангелу - если позволите, всего одну минуту.- И повернулся к монаху
- Святой отец, искренне прошу прощения. Но есть одна маленькая личная просьба: коль так сложится, что в иных сферах доведётся Вам повстречать святого Тертулиана, передайте ему нашу огромную благодарность и скажите, мол Ричард кланяться велел и совета просит. Он знает и поймёт. И ещё раз позвольте поблагодарить Вас за всё. - он прижал правую ладонь к сердцу и, отвесив полупоклон, отступил на пару шагов, давая понять, что вопросов больше не имеет.
- Господа отряд - хриплый голос Полковника, несмотря на постигшее его несчастье, был твёрд - мечи из ножен. Смирно, оружие на кар-раул! - и он, подняв свой меч к небесам, отсалютовал Совнароллу. Его примеру последовали Сиг, Артур и Олаф, а за ними и остальные. На лице маленького священника что то дрогнуло. Он обвёл всех пронзительно пристальным взглядом, встречаясь глазами с каждым. Когда очередь дошла до меня, показалось, что он на миг заглянул в мою душу, всё рассмотрел, взвесил и вынес свой приговор. Чуть дольше его взгляд задержался на нашем командире и лежащей без сознания девушке. Его рука приподнялась и скупо осенила нас крестом.
- Absolvo te - В следующее мгновение крылья ангела заслонили его, жемчужное сияние охватило обе фигуры и они изчезли, оставив после себя сладковатый запах ладана. Сигизмунд упал на колени и забормотал молитву. А через некоторое время раздался вскрик сэра Алекса и последовала словестная конструкция, в литературе обычно обозначаемая фразой - "непереводимый народный фольклёр":
- ... Твою дивизию! Кажись, прозрел! - Полковник недоумённо протирал глаза. Вот тут даже меня пробрало(хотя к мистике я отношусь более чем критично) и рука сама потянулась осенить крёстным знамением мою неверующую плоть.

Один.
Обратный путь, до замка, ехали в молчании, а подъехав, обнаружили, что мост вновь поднят и ворота заперты. Похоже нас сбросили со счетов и записали в безвозвратные потери. Пришлось нашему барону снова тренироваться в подаче сигналов рогом.
Встречавший нас Терентон, словно и не ложился, та же одежда и тот же дежурный "радушный" оскал. Вот только и в голосе, и глазах, присутствовала некая растерянность, вроде как не ждал он нас больше увидеть. Спешились и, неся Гильому на руках, направились в донжон. По дороге Олаф пригласил оборотника следовать за нами, тот, недоумевающе согласился. У дверей топтался остроухий Дезмонд, который, не говоря ни слова, посторонился, пропуская нашу скорбную процессию. Камрад и его позвал (интересно, а если гном встретится, его то же пригласит?). Поднявшись в "нашу" комнату, мы уложили "спящую красавицу" на скамью и Олаф попросил Терентона и эльфа осмотреть её. На раздражённый вопрос Полковника: "на кой нам это нужно?" Был дан ответ: для большей точности диагноза лучше получить сведения из разных источников. Первым, девчушку осмотрел эльф. Вынесенный им вердикт, не стал для нас новостью -
- Её коснулось зло. Очень сильное зло. Но лишь коснулось, не успев оставить свою печать. Она теперь беззащитна против его. Тело не пострадало, но сломлен дух и потребуется много сил, чтобы пробудить её. Думаю, даже среди моего народа найдётся немного тех, кто в силах вам помочь.
Терентон сразу же открестился, заявив, что он обычный торговец, а не лекарь и вряд ли сможет что то сделать там, где нужна сильная магия. Однако Олаф уцепился за его "вряд ли" и устроил форменный блиц-допрос. С помощью элементарной логики и Артура, в качестве детектора лжи, он заставил оборотника признать, что некоторое возможности у того имеются. После чего, поблагодарив "привлечённых специалистов" и вежливо выставив их вон, поинтересовался у присутствующих:
- Мужики, кто нибудь с экзорцизмом дело имел? Не по фильмам и бульварным книжёнкам, а в реале, желательно?
Таковых, естественно, не нашлось и камрад, посетовав на ранний склероз и свою давнишнюю невнимательность, предложил поручить это дело ему, как наиболее подкованному. Отмёл попытки узнать где и как он научился этому необычному занятию, указав на то, что каждая минута нашего промедления, возможно ухудшает положение девчёнки, и стал командовать. Не берусь судить, на сколько это было профессионально и "по учебнику", но у него получилось. Под конец Гильома вдруг выгнулась дугой на скамье, словно ей в спину вонзили копьё, вскрикнула и медленно опустилась обратно. Сиг не прерываясь ни на миг, читал молитву во исцелении.
Наконец, страдалица открыла глаза.
Приведя бедолажку в чувство и убедившись, что она находится в здравом уме и трезвой памяти, камрады вручили ей кубок с пуншем, принесённый Терентоном(Владмир забрал посудину у него в дверях, не позволив войти, и захлопнул дверь перед любопытным носом оборотника) и приступили к осторожному допросу. Сразу же выяснилось, что ничего из случившегося на поляне, она не помнит. Воспоминания горе-оруженосицы заканчивались на выходе её из замка. Когда мы попытались прояснить причину, по которой она удрала за ворота, Гильома вдруг начала врать и выкручиваться, при чём, видно это было невооружённым глазом, а уж присутствие нашего ходячего детектора лжи, и подавно не давало ей ни малейшего шанса. В конце концов правда была открыта и заливающаяся слезами Гильома призналась во всех грехах. Как я и ожидал, обычное женщинское неуёмное любопытство, помноженное на черезмерное самомнение. Вздохнув, камрад Олаф взглянул на Полковника
- На лицо явное нарушение уложений и статей устава. Я даже затрудняюсь, с ходу определить, каких именно..
- Злоупотребление служебным положением, самовольное оставление места несения службы, не исполнение распоряжения старшего начальника, самоуправство.. - Полковник, хмуро поглядывая на склоненную девичью голову, перечеслил статьи под а аккомпанемент непрекращающихся всхлипываний.
- Мда, с учётом нашего военно-походного положения - Олаф задумчиво почесал переносицу - тянет если не на расстрел с харакири, то на штрафбат уж точно. Казнить нельзя миловать. Какую меру наказания изберёт наш самый гуманный полевой суд?
- Прежде чем говорить о наказании, прошу учесть - голос Полковника был по прежнему суров - что я, как командир, несу полную ответственность за действия своего подчинённого. Следовательно, её приговор, это и мой приговор. И наказание надо делить тоже на двоих.
- Ну, хозяин-барин, как пожелаете, Ваше высокоблагородие. - Олаф присел перед зарёванной Гильомой - Что же нам с тобой делать, чудо? Ты хоть понимаешь, что натворила? - ответом ему был судорожные всхлип и кивание.
- А вот я думаю, что не очень - камрад осторожно взял сжатые в кулачки пальцы девушки в свои руки. - Понимаешь, Гил, мы ведь все умерли там, на той поляне - непонимающие, широко раскрытые, влажные от слёз глаза были ему ответом. - Посмотри на сэра Алекса, малышь, видишь царапину у него на скуле? Это ты пыталась перерезать ему горло. И у тебя почти получилось. Посмотри в его глаза, глаза старого, умудрённого жизнью рыцаря. Их нет. Они выжжены адским пламенем там, на той проклятой поляне. А вот стоит юный Артур, у него нет и десятой доли того опыта, который есть у сэра Алекса. И самого Артура тоже нет. Он сейчас лежит бездыханный, с застывшим, навеки, взглядом, устремлённым в небо и из его распоротого живота вылазят сизые змеи кишёк. Вот сидит Владмир и ухмыляется. Это тоже не так. Владмир остался в том лесу, с перебитыми руками, сломанным хребтом и вечным выражением боли на лице. И сэра Сигизмунда тоже нет в этой комнате. Он погиб прикрывая отход выживших, в тщетной надежде, что они смогут спастись. Но лишь отсрочил нашу смерть. Мы все умерли там, умерли, пытаясь спасти тебя и недопустить в мир зло. То самое зло, которому ты готовилась открыть дорогу. Мы понимаем, что ты находилась под властью сильных чар, против которых не каждый паладин выстоит. Но именно ты, кровь в твоих жилах, должна была послужить ключом, отворяющим врата в Ад. И в том, что
всего этого не случилось, надо благодарить лишь одного человека. Человека, кто не раздумывая ни на миг, принёс себя в жертву, заслонив нас и мир от смерти и ужаса. Именно благодаря ему мы уцелели и смогли вытащить тебя. А он.. Он шёл на это, зная что погибнет, что это его последний бой, что у него шансов уцелеть нет. Но всё равно шёл. Это благодаря ему Полковник может видеть, Артур дышать, а я стоять радом с тобой и рассказывать про всё. Мы все в неоплатном долгу перед ним. Но он ушёл в свет и кто спасёт нас в следующий раз, когда мы вновь полезем вытаскивать тебя из очередного пекла? И не получится ли так, что за твою глупость нам всё же придётся заплатить своими жизнями? Вглядись в нас, дотронься, запомни голоса и ... решай.
- Кто как, но лично я чувствую себя достаточно живым и уставшим, к тому же. Можем уже закончим судилище? Утро вечера мудреннее - Анарс демонстративно зевнул.
- То, что Вы чувствуйте себя живым, вовсе не означает, что это так и есть. Скорей всего, это Ваша зрительно-обонятельная галлюцинация слуха. Если настаивайте, мы можем исправить положение. - Олаф изподлобья, одарил камрада недобрым взглядом - однако кое в чём Вы правы и пора закруглятся. Предлогаю передать решения вопроса о выборе вида и размера экзекуции в ведение сэра Алекса. Раз он её командир, вот пусть и решает: как, где, сколько и чем?
Камрады не возражали.
- Так чего тянуть-то - Полковник снял перевязь с мечём и расстегнул рыцарский пояс.- зачем колесо изобретать? До нас уже
придумано и дедами-прадедами проверено. Помогите кто-нибудь бронежилет этот скинуть - попросил он.
- Бедна дивчина - посочувствовал Владмир непонимающе озирающейся Гильоме - Вы, сэр Алекс, не очень её, а то ить завтра в дорогу.
- Ничего - успокоил его я, понимая, что сейчас будет - главное, чтоб на пользу. Пускай расслабится и получает удовольствие.
Почему то, мне кажется, что подобный опыт будет у неё первый. Полковник, Вам её подержать, чтоб не брыкалась? А то вдруг несподручно в одиночку?
- Я с женщинами привык сам справляться, без чей либо помощи. Вы бы все вообще лучше вышли, экзекуция - дело интимное. Когда законцу - позову.
Вдруг девчёнка бросилась на колени перед ним, слёзы хлынули ручьём и бессвязанные мольбы огласили комнату:
- Сэр Алекс, умоляю.. только не это, Вы же..я не переживу, чесное слово..почему Вы так, а говорили, что как дочь..Вы же рыцарь, как Вам не стыдно..умоляю, простите, убейте лучше..
Оторопевший Полковник воззарился на коленопреклонённую, не зная что думать и делать. Почему-то я понял всё сразу и, не сдержавшись, хмыкнул. Остальные, непонимающе смотрели на девчёнку. Полковник воззарился на мою перекошенную ухмылкой физиономию с немым вопросиом в зоре. Окончательно не сдержавшись, я заржал
- Она.. она же тебя.. за старого педофила посчитала. Думает, ты её сейчас в наказание, насиловать станешь.
Полковник перевёл неверящий взгляд на провинившуюся:
- Гил, дочка, ты правда решила, что.. - он поперхнулся и закашлялся.
Отодвинувшись, на всякий случай, девчёнка неуверенно кивнула.
- Та-ак. Все вон из помещения! Мне тут надо кое кого в особо изощрённой форме, с особым цинизмом и по самое небалуйся..
Мы покладисто выкатились из комнаты.
.."И взлетали батога по весне.."

Олаф.
На следующий день все проснулись поздно и никакой речи об отъезде не было......

21

Покинув замок оборотника, всю следующую неделю мы провели в пути. Леса сменялись цветущими равнинами, те упирались в поросшие лесом холмы и снова всё повторялось. Пару раз пришлось форсировать небольшие речушки. Довольно часто попадались деревушки, но местных жители, едва завидев нас, разбегались и прятались. И правда, кто знает, что ждать от отряда в десяток верховых вооружённых мужчин? Мы проезжали, старались незадерживаться. Вдруг, они уже послали в ближайший замок, за помощью? А объяснять каждому местному барону, кто мы и куда едем.. Мы же не звери какие и не маньяки, зачем плодить сироток? Лучше уж мы тихо-мирно проедем мимо. Поэтому и стоянки, как правило, устраивали в лесу. Наконец, перевалив через очередную гряду холмов, перед нами открылся вид, на приличный, по местным меркам, город..

сэр Я
Дорога от замка оборотника Терентона до первого населённого пункта, который можно было обоснованно назвать городом, заняла неделю. Сложно сказать в чём тут дело, может Сиг вёл нас партизанскими тропами, подобно Ивану Сусанину, а может количество городов, в этой части мира, по непонятным причинам, незначительно. Но это и к лучшему, по крайней мере у нас была возможность взять у него пару-тройку уроков средневекового фехтования. Сигизмунд был очень удивлён нашим неумением пользоваться мечём и мне опять пришлось плести словестные кружева, объясняя разницу в подготовке рыцарей на нашей родине и здесь.
Не знаю поверил ли барон в эти сказки, но на ближайшем привале он устроил всем желающим проверку на владение холодным оружием. Проверяться решили Один, Владмир, Олаф и Анарс. Да ещё Артура наш Полковник заставил взять в руки деревянную дубину (их использовали вместо мечей), мотивируя тем, что меч - это хорошо, но надо ещё и двигаться уметь. У большинства, уровень владения мечём оказался примерно одинаков - никакой. Удивил лишь Владмир, который не только довольно сносно смог отбивать удары Сига, но и сам, улучшив момент, нанес ему парочку. Как потом выяснилось, дома камрад увлекался реконструкцией, состоял в историческом клубе и несколько раз участвовал в бугуртах (иммитации средневековой битвы). Но значительно сильнее меня удивил Артур. Когда пришла его очередь и он, даже с виду, неуклюже взяв деревянный "меч", встал против рыцаря, у меня не возникло ни тени сомнения в исходе поединка. Так и получилось, Артур отбил лишь три удара из пяти, а двумя оставшимися, Сигизмунд, условно, "зарубил" его. При этом один из ударов пришёлся в шлем парня. Вторая попытка не сильно отличалась от первой, с той лишь разницей, что ударов было четыре, а попаданий три. И даже третий раз, несмотря на разъяснения и объяснения данные Сигизмундом, не принёс улучшений. Однако, когда Артуру предложили передохнуть, он отказался и, скинув шлем, попросил ещё одну попытку. Сиг, одобрительно кивнув, нанёс ему рубящий сверху. Казалось, неизбежно должна повторится предыдущая ситуация: Артур неподвижно стоял опустив сжатую двумя руками палку и, не двигаясь, смотрел на наносящего удар рыцаря. Но когда дубина в руках Сигизмунда почти коснулась его, слипшихся от пота, волос, вдруг взорвался в вихре трудноуловимых движений: миг и "меч" рыцаря отбит в сторону, ещё миг и сам Артур оказывается рядом, сбоку от него, и наносит сильнейший удар по шлему. Сила удара была такова, что деревяшка Артура разлетелась на куски. Не останавливаясь, он тут же присел и, круговым ударом ноги, подсёк барона, повалив того на землю. Когда слегка обалдевшие камрады принялись поздравлять мальчишку, того колотило, как при сильной лихорадке и он не смог объяснить, как это у него получилось. Во время дальнейшего путешествия, на каждом привале, выполнив свои нехитрые обязанности по обустройству лагеря, он немного отходил от стоянки и начинал махать своим мечём, тренируясь до тех пор, пока не звали ужинать. Иногда к нему присоединялись некоторые камрады и по их словам, уровень Артура рос день ото дня семимильными шагами. Он словно не учился, а вспоминал давно и крепко забытое. Сиг был горд таким "талантливым" учеником. Правда оставался вопрос: откуда это умение у домашнего мальчика, практически маменькиного сына, вскормленного бабушкиными вкусностями, никогда не державшего в руках ничего острей столового ножа до попадания в этот мир? ..
Наконец мы подъехали к городу. Невысокие стены с квадратными башнями, городские ворота из дубовых досок и хамоватая стража на въезде. Всё это сильно напоминало городок, принадлежащий ныне покойному барону, которому "наследовал" Сигизмунд. Над воротами ветер трепал полотнище с гербом, на котором были изображены плуг и наковальня. Удивлённый столь странным рыцарским гербом, Сигизмунд спросил у стражей какому сеньору принадлежит город и услышал в ответ насмешливое: "У нас свободный город, мы сами себе хозяева.."

Олаф.
.. Мы сидели за столом, в ожидании остальных. Разжалованная в пажи Гильома, таскала тарелки с кухни. Может, кому-то это могло показаться черезмерным наказанием для благородной дивицы, но похоже, сэр Алекс счёл данный способ лучшим для обучения подчинению. Не знаю, о чём думала девочка, но назвать её лицо довольным и счастливым, в этот момент, было трудно. С учётом нашей наличности, мы решили не шиковать и демократично устроились в общем зале таверны, не обращая внимания на ворчащую оруженосицу (ей "не хотелось позориться перед людьми")
Обеденный зал был не самым большим из виденных нами. Некоторые наши кофешки по-боле будут. Но для местных, данный ресторан, наверное, проходил по уровню "VIP". Шесть больших столов, за каждым из которых поместится не менее восьмерых, барная стойка со вкопаными в землю чурбаками вместо барных стульев (правильно, чтоб в драке не использовали). Ну и пара столов для благородных, в отделённой от общего зала занавеской комнате. Пламя многочисленных светильников разгоняло привычный полумрак заведения.
За одним из соседних столов сидела шумная компания вооружённых мужчин. Одетые кто во что горазд и увешанные оружием по самое немогу, они постоянно требовали пива и громко хохотали над грубыми шутками друг друга. Судя по поведению и обилию оружия, я решил, что это наёмники. Появление Гил не осталось ими незамеченным и всякий раз, стоило переодетой девушке пройти мимо, в её адрес начинали сыпаться скабрезные шуточки и подначки. Она возвращалась на кухню за новой порцией тарелок, когда один из них, изогнувшись, хлопнул её по попе под одобрительный гогот приятелей -
- Какая у тебя упругая задница, парень! Иди к нам, красивые мальчики, для нас, как девочки, тебе понравится!
Нераздумывая, девчёнка тут же врезала деревянным подносом по голове приставалы. Череп у мужика оказался крепким, а поднос нет. Непривыкший к такому обращению наёмник, взревел и рванулся, чтобы схватить дерзкого "мальчишку". Гил отпрыгнула, не горя желанием попасть в объятия дурнопахнущего мужеложца и педофила. Я сидел прислонившись к стене и хорошо видел случившиеся. В отличие от Артура и Анарса, которые сидели спиной и, будучи увлечёнными поглощением жареной курицы, начала инцендента не заметили. Поэтому, когда громила попытался сцапать Гил, к нему наперерез, рванулся только я:
- Э, мужик, хорош! Рамсы попутал?! - сжав, на всякий случай, нож, которым резал мясо, в правой и спрятав его за спину, левой я попытался притормозить разгорячённого наёмника. Полупьяный молодчик находился в том состоянии, когда море кажется где то по колено, а горы примерно по плечё.
- Этот мелкий недоносок ударил меня! - взревел он остановившись и указывая на свою голову. Из под сальных, давно немытых волос, медленно выползала чёрная струйка крови.
- А ты ждал, что он подарит тебе поцелуй? - я постарался чтобы в моём голосе звучало как можно больше насмешки - неудивительно, что с таким обращением тебе отказывют во взаимности. Вот если бы ты спел серенаду под его окном...
- Да мне плевать! - взревел наёмник - он меня ударил и получит трёпку! Никто не смеет бить Гудверента из Лихой компании и думать что это сойдёт ему с рук!
- Хорошо мужик, я понял, но лишь после того, как в четверг, на горе, после грозы, свистнет рак, либо вчера, когда ты придешь к деревянному камню из пенопласта. А до этого времени, красавчик, тебе придётся удовлетворять себя самому или просить свиней в хлеву оказать тебе благосклонность - поняв, что от драки не отвертеться, я решил последовать мудрому правилу: последним смеётся тот, кто бьёт первым и обострил ситуацию. Отвлекая внимания наёмника, бросил рядом с ним кинжал, крикнув: "Смотри!" Пьянчуга купился, отведя на миг глаза и я, воспользовавшись моментом и шагнув навстречу, от души засадив носком берца по его причиндалам. Мне показалось или там в самом деле что то хрустнуло?. Мужик резко выдохнул и выпал в осадок. Я толкнул его в грудь, под ноги его приятелей, подхватил кинжал и прижался спиной к одному из столов, готовясь продать свою жизнь подороже. Зря готовился...

Один.
Неуспели подняться и разобраться по комнатам, как Полковник вновь начал командовать, распределяя кому оставаться охранять наши пожитки. С чего он вообще решил, что может нами рулить? Мы не в армии и здесь ему не там. У нас и без него командиры найдутся. Нет, конечно вещички сторожить нужно, учитывая у местных отсутствие уголовного кодекса и прочих отребутов цивилизации. Тут каждый сам себе и шериф, и милиция, и прокурор с адвокатом. Но лично я терпеть не могу, когда мной командуют. Поэтому, нежелая затевать ненужный базар, я просто втихую слинял в обеденный зал. Подальше от начальства, поближе к кухне (с) солдатская заповедь.
Спустившись в общий зал, огляделся, сбоку, за одним из столов, вдруг раздались вопли и ругань. Предчувствуя недоброе я направился туда. И не ошибся. Несколько хорошо подвыпивших, увешанных оружием гопников наезжали на одиноко стоявшего Олафа за спиной которого пряталась Гильома. Остальные камрады только подтягивались. Мне было слышно, как Олаф пытается урезонить местных, но на мой взгляд, в этот раз он метал бисер не перед теми свиньями. Этим хрякам было всё до одного места. Стремительно назревала драка. Камрад вдруг быстро шагнул вперёд и гопота взревела..
- Понеслось - понял я бросившись вперёд, а где то на задворках сознания мозг продолжал просчитывать варианты. Крикнул, чтоб привлечь к себе внимание, и когда один из местных дебоширов, увидев меня, попытался вломить мне правой, сыграл на опережение. Да, встречный правый прямой - страшная штука.. Короче, всек ему прямо в зубы, гаденыш рухнул, не подставляя рук. Нокаут. Краем глаза увидел движение сбоку, ещё какой-то чудик тянул ко мне грабки. Отклонился, пропуская кулак, и засадил ему левый крюк по скуле. Мужик улетел под столы и там застих. Вдруг оказалось, что драться больше не с кем, враги как то быстро кончились.

Анарс.
Еда, в местном "Макдональсе", оказалась, на удивление, съедобной. Хлеб не чёрствый, похлёбка не пересоленная, мясо не подгорелое. А может виной тому наш голод, который является лучшей приправой к любой еде? Не знаю, но жареную курицу, которую притащила Гильома, мы сожрали почти моментально и никто не подавился. Девушка, временно переведённая в пажи, как заправская официантка сновала между кухней и нашим столом, отрабатывая свою провинность. Мы догрызали последние косточки, когда Олаф вдруг подскочил, как ужаленный дикобразом в одно место, и вылетел из-за стола с криком
- Мужик, стоять!
Это было на столько неожиданно, что я сперва только недоумённо проводил его взглядом, не вставая. Но видя, как его разговор всё быстрее перетекает в неконтролируемые разборки с местными, поднялся и встал за его правым плечём, оттеснив Гильому, и пытаясь понять суть притензий. Оказалось, наше новое "приобретение" (оруженосец в юбке) и здесь умудрилась вляпаться в историю. Посчитав её слишком смазливой для мальчишки (тут они не ошиблись, девочка и вправду симпатичная), местные громилы решили познакомиться с ней поближе. Но она была к этому крайне не расположена. В результате возник конфликт и теперь нам оставлось или бить морды, или надеяться на то, что язык Олафа поможет нам продержаться до подхода остальных членов отряда. Наверное, даже появление одних Одина и Владмира было бы достаточно, чтобы заткнуть местных пьянчужек. Я надеялся что камрад это понимает и продержится, но.. Если про рака и грозу в четверг, местный люд просто не понял, слишком уж длинная логическая цепочка для мозгов залитых дешовым элем. То про свиней и самоудовлетворение врубились все, как на зло. Я уже прикидывал, куда и как полетит наш соратник после такого спитча, как вдруг он шагнул к одному из громил и врубил берцем ему промеж ног. Неплохой психологический ход. Тот сжался и медленно завалился набок. Я отпрыгнул в сторону, давая себя место для боя и рванул кинжал из ножен. Но прежде чем нас успели стоптать дружки-приятели мужика с яишницей в штанах, на заднем плане мелькнула плечистая фигура Одина и пара любителей местного эля, и молоденьких смазливых мальчиков, улеглась на пол. Однако это я видел лишь мельком, так как всё моё внимание было приковано к Артуру. Этот парнишка, которого мы воспринимали как ходячую подставку для своего чудо-меча, как то незаметно оказался рядом с Олафом, резко крутанулся и впечатал, с разворота, ботинок прямиком в грудь одному из местных, отправляя его в непродолжительный полёт под барную стойку трактирщика. За тем, чуть сместился и, перехватив руку другого нападающего, с кинжалом, завертел его в странном хороводе. Который закончился пробросом полупьяной тушки меж столов, с последующим жёстким контактом оной со стеной трактира. Пять ноль в нашу пользу! Один, оглядев "поле битвы", выдал разочарованно:
- И это всё?
Тут появился Полковник и остальные..

сэр Алекс (ака Полковник)
Когда Олаф попросил разрешить ему задержаться в зале таверны, чтобы занять стол и заказать ужин на всех, я согласился, но не думал, что по возврщении придётся выслушивать доклад о состоявшемся мордобое между местными громилами и бойцами моего отряда. Ну, как маленькие, честное слово! Стоит одних без пригляда оставить и уже драка. Хорошо хоть обошлось без поножовщины и смертоубийства, а пара разбитых носов и выбитые зубы местных - не в счёт. Я так и сказал ихнему главарю-капитану, когда тот попытался сунуться к нам с "официальными" притензиями. Думал будет бузить и хамить, требуя компенсации, но он лишь скрипнул зубами и, продолжая улыбаться, извинился за своих отморозков. Правда взгляд мне его не понравился. Надо будет при выезде из города держать ухо востро..
Вышло так, что я не ошибся. Вечером, когда готовились лечь спать, к нам в комнату постучался совсем молоденький парнишка. Представился сэром Сандером и, слегка краснея и запинаясь, рассказал, что после нашего ухода, наёмники что то долго обсуждали. А когда расходились, один из них, проходя мимо него, сказал другому:
- Надо завтра проучить этих крыс, как следует, а пацана ихнего... - дальше парень не расслышал из-за шума.
Выходило, что интуиция не подвела и наёмники точат на нас зуб. Если только ..
Поблагодарив юного рыцаря и закрыв за ним дверь, я принялся,с привлечением остальных камрадов, составлять план мер по противодействию возможной агрессии этой гоп-команды солдат удачи..
Ночь прошла без экцессов, а утром оказалось, что наёмники съехали едва рассвело, недожидаясь нашего пробуждения. Некоторые малосознательные члены отряда попытались, в связи с этим, выставить меня перестраховщиком и паникёром. Пришлось напомнить им известную пословицу про циплят и осень. Проведя необходимые приготовления к дальнейшему походу и плотно позавтракав, наш отряд выехал из города имея порядок, запланированный мной на случай внезапного нападения. Сэра Сандера, примкнувшего к нам из непонятных побуждений, я решил держать рядом с собой. На всякий случай. Во избежание..

Олаф
Мы ехали парами, в соответствии с диспозицией Полковника. Возглавляли отряд сэр Я и Один, за ними мы с Владмиром, Сиг и Анарс следом, а Полковник, Артур, Сандер и Гильома замыкали нашу кавалькаду. Виктор надел шлем своего костюма и набросил капюшон рясы, чтобы не напугать возможных встречных своим внешним видом. Сейчас он играл роль сапёра, который идёт впереди и разминирует дорогу. С его тепловым сканером, он мог увидеть спрятавшегося человека метров с 300. Если тот не скрывался за камнями или другой преградой не пропускающей тепло.
- Засада! Впереди засада! Они.. - крик Артур заставил всех вздрогнуть. Чего, спрашивается, орал, если мы и так знали? Уже минут пять, как сэр Я предупредил вполголоса, о спрятавшихся в траве по обе стороны дороги людях. Человек десять, может чуть больше. И хотя, с виду, казалось, что вокруг ни души, всё спокойно и мирно, ему в тепловизор виднее. Мы подали условный знак Полковнику (спели хором первый куплет "Чёрного ворона") и, продолжая изображать из себя беспечных идиотов, приготовились к очередной драке. И тут этот крик. До спрятавшихся оставалось меньше полсотни метров, когда Артур завопил и мы невольно придержали коней. Будь на месте засадников обычные разбойники, наверное они предпочли не связываться с отрядом вооружённых воинов в открытом бою и постарались бы незаметно убраться. Но эти разбойниками не были, из травы, нам на встречу, поднялись вчерашние знакомцы-наёмники и по команде невидимого командира с криками бросились в атаку. Не все, трое стрелков вскинули свои арбалеты, прицеливаясь.
- Виктор! Арбалетчики!! - я дал шпоры Россинанту, посылая его в галоп и направляя на крайнего слева наёмника, чтобы не закрывать камраду сектор обстрела. Думаю, моя подсказка была излишней, он и сам понял, кто для нас сейчас самый опасный, и направил оружие именно в них. Две ослепительные молнии с лёгким треском вспороли воздух и оплели двоих стрелков. Третий, неожидавший магической атаки, дрогнул и его арбалетный болт пролетел мимо. Снова выстрелить он уже не успел. Я разогнался и проскочил мимо наёмников, умело отпрыгнувших с моего пути в стороны. Нелепо размахивая своей железякой, что заменяла мне меч, я развернул коня и хотел вернуться, но вдруг перед мордой Россинанта, как из под земли, появилась ещё пара наёмников. Один из них тут же схватил и повис на поводьях лошади, а другой попытался достать меня топором на длиной рукояти (эдакий прообраз алебарды). Мои попытки отбиться выглядели жалкими потугами перед его выверенными и чёткими движениями. Ещё пара-тройка ударов и мой хладный труп сверзится с лошади с прорубленной головой (эх, когда же я научусь надевать в драку шлем?!). На моё счастье, рядом раздался мужественный голос Сигизмунда:
- За Господа Богу душу мать! (не иначе, Димка-паршивец его этому кличу научил. Приколист, хренов!) Молодой барон налетел на врагов, как вихрь и порубил обеих в капусту невзирая на попытки сопротивления. На этом, бой и закончился, со счётом 12:0 в нашу пользу. Остальных наёмников, к тому времени, камрады, общими усилиями, привели к единому знаменателю, поделили и помножили на ноль. Даже просклонять никого не пришлось, по падежам. Мы быстренько осмотрелись и пересчитались. Все наши были живые и целые, а все ихние нет. Оказывать ритуальные услуги павшим за неправое дело мы не стали, лишь помародёрствовали слегка. Ничего особо ценного у наёмников не нашлось, если не считать двух плащей-хамелеонов. Длинной до земли, они полностью скрывали фигуру носящего, меняя свой цвет в зависимости от местности, на которой находился их владелец. Виктор, просканировав, заявил, что магии в них нет ни на грамм, это какая то древняя технология. Остальная мелочь, ввиде тройки арбалетов и болтов к ним, не стоила упоминания. Разве что один интересный момент: когда мы собрались ехать дальше, Виктор посмотрев на дорогу(хорошо, что он не снял свой визор), настоятельно рекомендовал обойти тот участок, на котором была устроена засада. На самой дороге оказалась расположена некая магическая ловушка, но что это и как она действует, ни он, ни его линк не знали. Так что мы осторожненько объехали опасное местечко(Полковник распорядился обозначить его с двух сторон, воткнув в землю мечи убитых наёмников) и дальше в путь, а то вдруг тут какой нибудь закон есть, запрещающий рубить нападающих на тебя из засады? Хотя Сиг говорит, что нет. Может он и прав, но, как говорится, бережёного Бог бережёт, а небережёного чёрт стережёт..

Артур.
Сегодня я впервые в жизни получил выволочку. Очень неприятно и немного стыдно. Особенно из-за того, что рядом стояла Гильома и всё слышала. И этот молодой рыцарь, Сандер, то же слышал. А самое обидное, что я же хотел предупредить об опасности, хотел как лучше.. Но сэр Алекс сказал, что без приказа, "как лучше" означает "очень плохо". Я не понял, как такое может быть, но переспрашивать не стал, чтобы не получить ещё выволочку. С меня и одной достаточно. Остальные камрады пробовали меня защищать, но сэр Алекс им сказал, что раз я нацепил рыцарские шпоры, взял меч и назвался рыцарем, то должен быть им, а не казаться. А это значит, что приказы командира, для меня, обязательны к исполнению без всяких оговорок, а орать команды не было.. В общем я понял, что в чём то виноват и что то сделал не так. Ладно, в следующий раз буду молчать и ни словечка не скажу. Просто достану свой Меч и всех бандитов порублю. А то в этот раз мне не разрешили участвовать в сражении, будто я маленький. Но я же уже не раз сражался и даже убил некоторых (об этом я не люблю вспоминать). Но сэр Алекс скомандовал мне, чтобы я был рядом и охранял Гильому, и я остался. А Сандер участвовал в битве. Правда, мне потом Гильома сказала, что он больше мечём махал, а не дрался. В общем мы не стали задерживаться на том месте, а быстро поехали дальше, через лес.

Сэр Я
На лесной дороге нам встретился торговый караван. Тройка телег, несколько слуг и хозяин. Мы ехали шагом вдоль лесной опушки и, огибая выступающий клин осиновой рощи, столкнулись с ними буквально нос к носу. Завидев едущего во главе нашего отряда Сигизмунда, торговец, шедший впереди своего обоза, сделал несколько неуверенных шагов нам на встречу и вдруг, упав на колени, горестно завопил -
- Именем Пречистой девы Марии, умоляю! Не губите, доблестный сэр рыцарь! Детишки же малые..четверо.. помрут с голоду.. Христом Богом прошу, смилостивитесь, пощадите!
Сиг, а за ним и мы, удивлённо придержал коня -
- Кто ты и почему молишь о пощаде?
Продолжая стенать и причитать, торговец поведал, что зовут его Позём, родом из Турухани (хороший город, Ваша милость, честное слово, богатый и гостеприимный. Коли будете в наших краях..). Пропитание для себя и семьи (..жена-красавица и детишек четверо, старшие то больше на жену, а младшенький - вылитый я..)добывает торговлей (и отец мой торговал и дед, семейное это у нас, Ваша милость). А на колени упал потому, что сегодня утром хотел через реку переправиться со своим карваном (мы завсегда на ярмарку, в Козельск, энтой дорогой ездим), да оказалось, что за переправу теперь платить нужно и немало (целый золотой аурелий за повозку, Ваша милость! Слыханное ли дело, такие деньги-то! Я же не расторговался ещё, откуда ж столько взять?! И ладно бы барону местному или мытарю королевскому, так ведь нет! Чёрному рыцарю, чтоб его приподняло, да прихлопнуло! Ой, простите, Ваша милость, это у меня от горя рассудок помутился. Мне ж теперь по миру идти, даже если продам оставшиеся товары по самой дорогой цене и коней с повозками, только и хватит, что с мастерами расплатиться, чей товар на ярмарку вёз. А сам, после этого, хоть в петлю лезь..). Если нет золота, то забирают половину товара с воза, а если нет товара, то коня.
Сигизмунд поинтересовался, а нет ли иного пути в, столь желанный для торговца, Козельск и услышал, что путь есть, да только длинее раза в два. Другая переправа с полсотни миль ниже по течению и перебравшись, пришлось бы объезжать Серое урочище, а там, как известно, нечисть давненько пошаливает. Да и время к тому же, ярмарка ждать не будет, а чем приезжать к самому концу, лучше вообще дома сидеть. На том берегу реки уже скопилось полдюжины купцов, нежелающих платить столь высокую цену за переправу, но опасающихся отправляться дальним путём. Со слов Позёма выходило, что ещё день-два и им будет поздно думать о запасном пути. Останется или переправляться здесь, или возвращаться домой не солоно хлебавши. Молодой барон выдвинул челюсть по "ланселотьи" и поинтересовался у торговца, где он может найти этого рыцаря. Позём объяснил и выразил робкую надежду, что может быть сэр рыцарь поможет ему вернуть его товар (..ведь несправедливо же, Ваша милость, как Бог свят, несправедливо!..). Сиг надменно промолчал, направив коня дальше. Поравнявшись с торговцем, я поинтересовался, а велик ли ущерб, причинённый Чёрным рыцарем? Позём принялся перечислять свои убытки, но я прервал его -
- Вот что, милейший, Вы давайте-ка разворачивайте свои телеги и езжайте следом за нами. А по дороге, объясните мне вот что..
Дальнейшие распросы Позёма добавили интересной информации. Оказалось, этот самозванный таможенник, взымает плату не только за провоз товаров. Он объявил, что любой рыцарь, желающий пересечь реку в этом месте, должен скрестить с ним копьё и буде выиграет хотя бы один поединок из трёх, получит право прохода, и семь золотых впридачу. А ежели проиграет, то должен будет отдать доспехи, коня и оружие, с правом выкупа в течении трёх месяцев. На сегодняшний день, своё счастье попытали четверо рыцарей. Теперь их кони пасутся рядом с шатром Чёрного. И что показалось мне наиболее интересным, появился этот Чёрный рыцарь за пять дней до начала ярмарки, именно тогда, когда купцы начинают съезжаться, стараясь занять лучшие места. Достопамятный сэр Тамплиер, к примеру, выезжал "охранять" мост с начала лета и до глубокой осени. А здесь, как спецально, пока через реку ездили крестьяне, платившие медью за перевоз, никого не было, а как поехали купцы, тут же появился и рыцарь. Своими умозаключениями я неприменул поделиться с Полковником и остальными камрадами. Обменялись мнениями..
- Это может быть простым совпаденимем, обычно рыцарям не свойственно искать выгоду, а может оказаться чьим то хитроумным планом. В любом случае, надо держать ухо востро - подвёл итог сэр Алекс - всё равно придётся договариваться с этим Чёрным, нам нужно на тот берег..

22

.Вскоре мы подъехали к переправе. Река Писунка (как называли её местные) неторопливо катила свои воды, безучастная к людским страстям и бедам. Не слишком широкая (Москва-река шире будет), она, по уверениям Позёма, была богата рыбой и только в её верховьях водился знаменитый оранжевый хариус (наши камрады, увлекающиеся рыбалкой, тут же навострили уши). Правда, ловили его редко, в основном из-за орков, живущих в тех местах, да и сама рыба была осторожной и пугливой. Так что добыть хариуса считалось большой удачей.
На берегу, около вытащенного парома, возвышался рыцарский шатёр, с воткнутым перед ним штандартом. Рядом белели палатки слуг и стоял крытый фургон. Неподалёку паслись несколько лошадей. Перед палатками горел костёр, над которым был подвешен котёл. Рядом сидели три человека, судя по внешнему виду - слуги. Завидя нас, двое неторопливо поднялись и замерли, рассматривая наш подъезжающий отряд. Третий быстро юркнул в шатёр. Вскоре он показался вновь, залез на лошадку и неспеша потрусил к нам, на встречу. Кажется, местный "страж переправы" решил взять инициативу в свои руки. Приблизившись, местный "таможенник" остановился, позволив себя рассмотреть: его вытянутое лицо со скошенным подбородком и длинным тонким носом, сильно напоминало крысинную морду, а простая хоть и добротная одежда, подсказывала, что её обладатель не может быть причислен к благородному сословию. Вот только сапоги и короткий меч на поясе, больше приличествовали воину, а не слуге. Выдержав небольшую паузу и дав возможность "полюбоваться" собой, он, с шутовской ухмылкой, отвесил нам поклон, не покидая седла:
- Приветствую вас, благородные сэры. Мой господин, именуемый Чёрным рыцарем, шлёт вам свой привет и сообщает, что любой рыцарь, пожелавший переправиться через реку в этом месте, должен сойтись с ним в благородном поединке на копьях и доказать своё право перебраться на тот берег бесплатно. Поединок состоит из трёх схваток и победив в любой из трёх, рыцарь получает это право, и пять золотых аурелиев в придачу. Если же победа во всех трёх случаях достаётся моему господину, проигравший отдаёт свои доспехи, коня и оружие с правом выкупа в течении трёх месяцев и платит за перевоз. В случае смерти одного из поединщиков, всё имущество так же преходит к победителю. В случае отказа, отказавшийся обязан объявить себя трусом во всеуслышание. Но если вы сегодня чувствуйте себя не в силах, ну там голова трещит с перепою или живот прихватило, то для вас есть другая переправа. Там никто не станет предлогать вам поединков и денег за перевоз почти не берут. Вон дорога, что ведёт к ней - он привстал в седле, указывая на едва угадываемую в густой траве тропинку - правда, до той переправы миль двадцать будет. За то, пока едете, ваша благородная голова перестанет болеть, да и живот поутихнет, кустов то по дороге много.
Услышав подобный вызов, больше смахивающий на оскорбление, вскипевший Сигизмунд схватился за меч, желая отправить в качестве
ответа Чёрному рыцарю голову глашатого. Но сэр Алекс остановил его, справедливо рассудив, что слуга - человек подневольный и лишь выполняет приказ, данный господином. После короткого, но бурного обсуждения пришли к выводу, что первым на поединок выйдет юный Сандер (Сигизмунд был категорически против, но Полковник настоял, желая провести "разведку боем"). Мальчишка сиял от гордости и был готов всеми силами оправдать оказанное доверие. Однако, гордость и энтузиазм помноженные на молодость, но поделённые на отсутствие опыта в делах подобного рода и коня почтенного возраста привели к тому, что парень вылетел из седла в первом же столкновении. Наш командир разочарованно хмыкнул и махнул рукой:
- Всё ясно, отзывайте мальчишку, а то угробится ещё, пытаясь доказать свою крутость - и повернулся к барону - Теперь твоя очередь. Удачи и НХНЧ, как у нас говорят.
Сигизмунд молча захлопнул забрало и направился на встречу судьбе. Сандер, чью лошадь привёл подузцы Олаф, всё порывался объяснить причины своей неудачи и просил разрешения повторить поединок, уверяя, что в этот раз.. Его никто не слушал.
Сигизмунд и Чёрный рыцарь застыли в сёдлах, их разделяло не более ста метров. Вот копья рыцарей качнулись и медленно опустились, заняв боевое положени. В следующий миг они, пришпорив своих коней, рванулись на встречу друг другу, ускоряясь с каждым мигом. Комья земли в перемешку с травой летели из под копыт, хвосты и гривы коней стелились по ветру. Казалось, они сейчас столкнутся с жутким грохотом и упадут замертво. Удар..Треск..Чёрный рыцарь, чуть откинувшись назад, проскакал до конца импровизированного ристалища, где, отбросив обломок копья, развернулся, изготовившись к новому поединку. Конь Сигизмунда то же проскакал до конца и остановился всхрапнув. Наш барон удержался в седле и даже сохранил копьё, но мы видели, что он промахнулся, так и не сумев нанести удар по противнику. По правилам, это считалось поражением. К счастью, Чёрный рыцарь предпочёл их подкорректировать и у Сига ещё оставался шанс отыграться. Рыцарю заменили копьё и они вновь устремились друг к другу. Удар был страшен, оба копья разлетелись в щепки, оставив в руках воинов нелепые обрубки. Но если противник барона лишь сильно откинулся в седле, то сам Сигизмунд был сброшен с коня и с глухим грохотом рухнул на землю. Новое поражение Сига ввергло нас в состояние близкое к шоку. Никто даже предположить не мог, что наш доблестый барон способен проиграть какому то местному дуралею, возомнившему себя пупом Земли. Тем более дважды. При этом, во второй раз, Сиг чувствительно приложился спиной и не смог сразу подняться, ему помогали Анарс и Владмир. Подняли и подвели ошеломлённого рыцаря к нам. Он изумлённо тряс головой, не в силах поверить в случившиеся. Слуги Чёрного рыцаря, не таясь, потешались над нами, выкрикивая оскорбительные подначки, а сам он, отъехав на прежнее место, замер в ожидании следующего поединщика.
Сэр Алекс, хмуро поглядывая в сторону веселящихся, внезапно попросил меня просканировать наших противников на предмет наличия
магических артефактов. Я согласился. Спрыгнув с коня и прекрываясь его крупом, быстро надел шлем Искателя, активировал визор в режиме поиска магии и, накинув капюшон рясы, присел перед копытами коня, делая вид, что озабочен их состоянием. Почти сразу древний прибор показал наличие магических артефактов, как у самого Чёрного, так и у слуги, стоящего рядом с его конём. Но главный источник магии скрывался в шатре. Судя по показаниям, там был некто, кто активно использовал магию и в данный момент.Я тут же рассказал об этом Полковнику. Сэр Алекс нахмурился ещё сильнее и, обернувшись к камрадам, подозвал их.
- Так, господа отряд - его голос был сух и тревожен - по данным магического сканирования, мы попали на банальный развод лохов, на доспехи и золото. Вон в той палатке, судя по всему, сидит некий злокозненный индивид и старательно мешает рыцарям своими заклинаниями. Поэтому, шансы выиграть у этой чёрной вороны, равны нулю. А попробуй мы бузить, его слуги мигом возьмутся за арбалеты, да и маг, скорей всего, вылезет и влупит чем нибудь весьма серьёзным из своего магического арсенала. И отступать мы уже не можем. Надеюсь, объяснять почему, нужды нет? Поэтому, я принял решение атаковать. Всем отрядом, со всеми имеющимися магическими средствами усиления, внезапно ибо, как гласит армейская мудрость: внезапность - половина победы. Возражения есть? - он обвёл нас требовательным взглядом.
- А пленных брать будем? - глаза Гильомы горели азартом.
- Лично ты, господин бывший оруженосец, никого никуда не возьмёшь, а будешь сидеть тихо, как мышь под метлой и охранять вьючных коней. Задча ясна? - сэр Алекс одарил своего пажа суровым, не терпящим возражений взглядом. Девушка покраснела и потупилась.
- В общем так, слушайте диспозицию: Один, со своим перстнем, атакует чёрного амбала. Вышибает его из седла и контролирует,
чтобы не поднялся. Олаф, сэр Я и Артур, атакуют палатку и нейтрализуют мага. Живым, можно не брать. Остальные бьют слуг. Учтите, ни один уйти не должен. Пленных брать по возможности и специально к этому не стремиться. Не до пленных нам сейчас. Всё ясно? - и дождавшись наших ответных кивков, подытожил - тогда, с Богом!
- Один, езжай к чёрному рыцарю, будто хочешь переговорить о размере выкупа доспехов Сига. Как только они начнут отвечать, тут же выносишь Чёрного из седла своим перстнем. После этого - наш арбалетный залп и всеобщая атака..
Молодого Сандера, не ко времени сунувшегося за распоряжениями, сэр Алекс направил на охрану Гильомы, коней и не пришедшего в себя от внезапного поражения, Сигизмунда..

Один.
Не люблю когда мной командуют. Тем более этот, бывший вояка, но выбора нет. Надеюсь, наш Полкан меня не со зла "под танки кинул". Не за то, что я с ним пререкаюсь постоянно, иногда, откровенно забивая на его приказы. Понимаю, что ситуация не простая и свести счёты в такой момент легче лёгкого, но хочется верить, что он это по нужде, что просто я - тот единственный, кто может справится с этим делом, кому можно доверить такое. А не жертвенный агнец запланированных потерь. Ибо, если дела пойдут не так, как задумывали, меня успеют пару раз убить до того, как камрады смогут вмешаться. Перед отъездом, я оставил им свой арбалет, мне он всё равно не понадобится..
Ехал я, неторопясь, вальяжно покачиваясь в седле. Чёрный хам сидел неподвижно на своём Буцефале и в ус не дул. На встречу мне
направился его слуга. Странный малый, я только сейчас обратил внимание на его одежду. Какая то неопрятная мешковатая серая хламида, почти до земли, подпоясанная кожанным ремнём, на котором висели кинжал в ножнах, холщовый, на вид, мешочек и деревянная кружка. На голове, коричневый средневековый капюшон с длинным хвостом, переходящий в широкий полукруглый шарф, закрывающий плечи (кажется, хохол такое шапероном звал). Капюшон надвинут на голову так, что лицо скрывается в тени. Мне показалось, этот парень не горел желанием показывать свою физиономию. Может у него уродство врождённое или увечье? У них, тут, медицины нет по пределению, и долго ещё не будет, а магов-целителей не найдёшь, когда нужно.
Вот этот закапюшоненный типус и заступил мне дорогу, когда до рыцаря оставалось метров двадцать:
- Что нужно отважному воину? - его хриплый глухой голос трудно было назвать дружелюбным.
Не зная на сколь далеко "бьёт" мой перстень, я не рискнул использовать его на таком расстоянии. Надо было подобраться поближе к рыцарю.
- Не твоё дело, парень, у меня послание к твоему боссу, а не к тебе. Пшёл с дороги!
- Мой господин не разговаривает ни с кем, кроме своих слуг, такой у него обет.
- Офигеть! Ну тогда скажи ему, что приехал воин благородного барона сэра Сигизмунда и спрашивает: каков размер выкупа за доспехи?
- Со всех рыцарей, что осмелились скрестить копья с моим господином и проиграли, мы берём одинаково - двадцать золотых аурелиев - в голосе этого хмыря была явная издевка.
Я не знал цены местных оружейников, но даже если бы они назначили одну медную монетку, я бы и тогда сделал делать вид, что торгуюсь:
- Вы что, сдурели? Да такие деньги можно купить два рыцарских доспеха! - я попытался изобразить негодование рыночного хачика,
- Мы согласны на десять, под залог, в кредит на полгода.
Похоже я не был первым, кто возмутился размером выкупа. Слуга ответил как по писанному, не задумываясь:
- Благородный рыцарь, должен решить сам, что для него важнее, презренное золото или боевые доспехи. Нет золота - нет доспехов.
- Слышь, чумазый, ты за языком-то следи - я подал коня немного вперёд - мне на твои слова, плюнуть и растереть. Вот когда их подтвердит твой господин, тогда поверю.
Я толкнул коня каблуками в бока, принуждая идти вперёд. Но слуга вновь заступил мне дорогу и даже схватил коня под узцы
- Остановись, воин! Остановись, если хочешь жить. Мой господин не любит, когда к нему обращаются чужие.
- Да мне плевать кого и чего он любит! Свали с трассы, убогий. - этот, скрывающий свою рожу под капюшоном, хам, начал меня не на шутку раздражать. Будь мы в нашем мире, я, долго не раздумывая, давно бы пробил ему в печень, но здесь другой мир и приходится вести себя иначе.
Не знаю, сколько бы мы ещё приперались, но вдруг, за моей спиной, раздались лошадинный топот и крики, в которых я с удивлением узнал старое доброе "УРА!". С этим кличем наши деды и прадеды всегда ходили в атаку, частенько, одной отвагой, побеждая врага более сильного. Правда, в исполнении камрадов, оно выглядело как то..неубедительно.
- Подлые твари! Вы поплатитесь за своё вероломство! - злобный возглас заставил меня вновь повернуться к хамоватому слуге. Он стоял в паре шагов и тянул ко мне раскрытую ладонь. В основании его большого пальца вдруг ярко сверкнула голубоватая искра и, прежде чем я успел что то сообразить, мои рефлексы заставили меня резко метнуться в сторону, пригибаясь, сверзиться с лошади и выбросить в сторону этого гада сжатый кулак с надетым перстем. Слугу отбросило почти под копыта коня Чёрного рыцаря. Конь всхрапнул и попятился, но рыцарь продолжал сидеть неподвижно. "Тормоз он, что ли?" - вскочив, я пулей метнулся к нему, стараясь зайти немного сбоку, чтобы было удобней целиться. В несколько прыжков сократил растояние на половину, припал на колено для лучшей устойчивости, прицелился и снова сжал перстень. Рыцаря сдёрнуло с седла, словно по нему ударили огромным невидимым бревном. Пролетев метра три и перевернувшись, он с грохотом рухнул на землю, растеряв по дороге щит и копьё. Ну, если после этого он встанет, значит это не человек, а Терминатор..

сэр Алекс.
Проклятье! Ни один, даже хорошо разработанный и подготовленный план, не выдерживает столкновения с реальностью! А у нас всё набегу, налету, сплошной цейтнот и импровизация, хотели, как лучше, а получилось, как обычно. Один не успел подъехать к Чёрному рыцарю, как его перехватил слуга. Не знаю, о чём они там переговорили, но когда Один попытался проехать дальше, этот грязный мерзавец схватил его лошадь под узцы. Рыцарь, при этом, сидел подобно истукану, не шелохнувшись. Похоже, слуга не хочет подпускать нашего камрада к своему господину, а Один боится промахнуться с такого расстояния. Тогда нам остаётся одно - вязаться в бой, а там посмотрим. Где наша не проподала? Внезапность - половина победы и кто не рискует, тот не пьёт..
- Господа отряд - скомандовал я вполголоса - к бою. Арбалеты товсь. По моей команде залп и, алюр три креста, по намеченным целям. Все помнят, что атакуют?! Тогда..целься..Залп! Вперёд, в атаку!!
И дав шпоры лошади, я поскакал к маячившим впереди, фигурам. Камрады, подбадривая себя исконно русским боевым кличем в
перемежку с матом, рванули следом. Отбросив на скаку арбалет, всё равно на перезарядку времени не было, я выхватил меч. Мимо мелькнул арбалетный болт. Повезло, ещё немного правее и ..
Против меня оказалась пара слуг, один из них, чуть отбежав, пытался вновь зарядить арбалет, а второй, с маленьким щитом-баклером и мечём, встал на пути моего коня, стараясь задержать. Ввиду короткой дистанции, наши лошади не успели набрать необходимую скорость и сокрушительного таранного удара не получилось. Тем более, что мечник, стоило мне приблизиться, тут же попытался ударить мечём моего коня, а не меня. Животина инстинктивно шарахнулась в сторону, едва не выбросив меня из седла, но всё же мне удалось проскакать мимо него и стоптать арбалетчика. А когда разворачивал коня к новому противнику, он наступил копытом на ногу повержанного и тот взвыл дурным голосом.
Коротким мечём удобно драться в тесноте всеобщей свалки, где нет нужды в широких замахах и растояние между бойцами частенько
не превышает полуметра. В поединке один на один, короткий меч проигрывает длиному и может быть использован только для защиты.
Поэтому, первой моей мыслью, когда я, спешившись и обнажив клинок, скрестил его с мечником, было: "так дело не пойдёт.." Благодаря длине своего меча, он не подпускал меня на дистанцию удара, а все мои попытки сойтись с ним вплотную, отражал баклером, постоянно норовя ударить в голову и ошеломить. Меня спасали одетые заранее доспехи и навыки рукопашного боя. В какой то момент я, на мгновение, замешкался и мой противник тут же воспользовался этим. Удар по шлему был силён, я инстинктивно уклонился чтобы его смягчить, но досталось всё же крепко. В глазах, в миг, расплылось и помутнело. Я отступил ещё дальше, стараясь разорвать дистанцию, отмахиваясь почти в слепую. Но противник вцепился в меня мёртвой хваткой, удары сыпались один за другим и в какой то момент я пожалел, что не выделил резерв, для подобного случая. Но поздно пить Боржоми, когда почки отлетели. Помятуя, что русские погибают, но хрен сдаются, я решил обязательно захватить с собой этого, не по чину умелого, гада. Внезапно удары прекратились. Я ещё отступил на пару шагов и, выставив перед собой меч и поправляя шлем, огляделся. Едва не угробивший меня мечник, лежал на земле держась за арбалетный болт торчащий из его груди. Обернувшись, я неожиданно узрел Гильому, пытающуюся зарядить арбалет.
- Ты почему здесь?! Я где приказал быть?!!! А ну..
- Но он же мог Вас убить, сэр Алекс! А оруженосец, хоть и разжалованный, должен сопровождать своего рыцаря в битву, помогать и выносить с поля боя, если тот будет ранен. Это моя обязанность и Вы не в праве у меня её отнять!
Мне показалось, что девчёнка готова разреветься от обиды. Не хватало ещё бабью сырость разводить в такой момент!
- А ну, живо к .. Одину. Узнай что там с Чёрным рыцарем и оставайся рядом, до окончания боя, бегом!
"Уж лучше пускай она хоть каким то делом займётся и не будет лезть в самое пекло" - подумал я, оглядываясь в поисках новых врагов. Таковых не было. Рядом, Владмир, верхом, бодро теснил своего противника и готовился вот-вот с ним покончить. Потоптанный моим конём слуга, торопливо отползал к реке. Не хотел я пленных брать, да видно придётся. Подойдя к ползущему и обезоружив его(пришлось стукнуть, как следует, по затылку рукоятью кинжала), связал. Оглянулся ещё раз и убедившись, что противников действительно больше нет, бегом направился в шатёр..

Гильома
Закусив, от обиды губу, я смотрела вслед сэру Алексу и остальным. Непрошенные злые слёзы сами наворачивались на глаза. Ну почему так: как коней сторожить - Гильома, а как в бой, на подвиги - так все остальные?! Несправедливо! Ну ничего, я им докажу, что стою не только хорошей порки, но и уважения! Пусть провинилась, но ведь это уже давно было и совсем чуть-чуть! Нельзя же меня вечно в пажах держать. Хотя бы дали возможность исправиться, искупить, так не дают, вечно норовя спрятать за свои спины, в тыл, обоз! Решено! Я докажу им прямо сейчас! Итак, что мы имеем? А имеем мы, дорогая баронетта, лошадь (хорошая кобылка), фамильный меч (перед отъездом взяла в отцовской оружейной, тайком) и арбалет, любезно брошенный Олафом и подобранный мной (болты он отдал раньше, сказав, что в бою перезаряжать будет некогда). А стреляю я, совсем неплохо. Даже отец хвалил.
Бросив взгляд на растерянного Сандера (то же мне, рыцарь, не смог победить какого то громилу в железе!)и, с большим трудом, зарядив арбалет (делать это голыми руками непросто даже мужчине, но Олаф забыл отдать рычаг и пришлось стараться самой) я вскочила в седло:
- Присмотрите за нашими лошадьми, благородный сэр и не забудте позаботится о нашем друге, мы скоро вернёмся - и, не слушая его жалкий растерянный лепет, пустила свою Роситу (правда красивая кличка для кобылы?) галопом к месту схватки..Битва была в самом разгаре. Я увидела, как сэр Алекс, спешившись, сражается с одним из слуг Чёрного нахала (зачем он это сделал, верхом же проще? Или из-за своего благородства он отказался от приимуществ? Но это же случа, простолюдин, а не благородный рыцарь). Может он хочет взять его в плен, хотя перед боем и запретил это делать? На всякий случай, спрыгнув на землю, я прицелилась в его противника. А вдруг, что то случится?
Все произошло стремительно быстро, противник сэра Алекса вдруг ударил его по шлему и когда сэр Алекс отшатнулся, принялся рубить его что было сил. В этот миг я испугалась, что мерзавец может убить нашего командира и нажала на спуск. Расстояние было небольшим, тут не промахнулся бы и слепой, а я белку за тридцать шагов, на вершине ели, сбиваю навскидку. Болт ударил слугу сбоку, меж рёбер и вошёл почти весь, по самое оперение. Слуга вздрогнул, зашатался, выронил меч и медленно завалился на бок, обхватив руками рану. Я торопливо начала перезаряжать арбалет. Когда сэр Алекс обернулся и увидел меня, я как раз боролась с тетивой, стараясь её натянуть. Похоже,он хотел устроить мне хорошую взбучку за вопиющее непослушание, но я же оруженосец, хоть и разжалованный в пажи. Ну не могла я остаться в безопасности, когда он в бою.. Вобщем,Он отправил меня к Одину и велел оставаться рядом с ним до конца боя, а сам вновь окунулся в кровавый хаос битвы.
С трудом зарядив арбалет (странно, когда отец брал меня на охоту, наши арбалеты я взводила запросто) и взяв в повод верную Роситу, я поспешила к тому местну, где беззаботно пасся конь Чёрного рыцаря (настоящий вороной дистриэ, с густой длинной гривой и мохнатыми, от бабок, ногами). Правда самого рыцаря я не увидела, но где рыцарь, там и его конь. Тем более, что неподалёку стоял конь Одина, всадника которого, то же нигде не было видно. Надеюсь, он жив.
Стоило сделать пару шагов, как справа, от шатра в сторону леса, метнулся всадник. Я тут же узнала глашатая, что привозил нам вызов от своего хозяина и был непочтительно дерзок. Теперь же он явно собирался удрать. Помня приказ сэра Алекса о том, что никто не должен уйти, я вскинула арбалет. Расстояние между нами было велико и увеличивалось с каждым мигом, ещё немного и будет поздно. Я вскинула арбалет и, взмолившись архангелу Михаилу, выстрелила (мне показалось, что святая дева Мария тут бессильна, другое дело Михаил - небесный архистратиг, лучший воин Господа). Затем, немедля, вскочила в седло и, пришпорив Роситу, кинулась в погоню.
- Стой, гадина, не уйдешь! Стой, трус! - кричала я в спину улепётывающему глашатому с крысинной мордой, с каждой минутой нагоняя. Он не оборачивался. Его лошадь перешла с галопа на рысь, потом на шаг, а потом и вовсе остановилась. Её всадник медленно начал сползать с седла, а потом и вовсе рухнул на землю, оставшись лежать неподвижно. Я подъехала и осторожно спрыгнула с лошади. Вынув, на всякий случай, меч из ножен, окликнула. Он лежал молча, не шевелясь. Осторожно приблизившись, я ещё раз окликнула его и пнула в ногу. Потом потыкала кончиком меча. Не сильно. И только тогда заметила, торчащий у него из затылка, хвостовик арбалетного болта. Значит архангел Михаил услышал мою молитву или тяжесть грехов этого разбойника, перевесила чашу терпения Господа. Так или иначе, он был мёртв.
- Ну и что мне с тобой теперь делать? - я задумчиво оглядела труп, - и тащить тяжело, и тут не оставишь. А, ладно, вернусь за помощью к остальным, к тому же сэр Алекс велел мне быть рядом с Одином, а я снова его ослушалась. Ох и влетит мне!
Поймав лошадь убитого крысомордого и привязав её повод к седлу моей милой Роситы, я направилась обратно к переправе.

Олаф.
Мы ворвались в шатёр. Первым, что я увидел, была долговязая фигура, одетая в чёрный балахон, с абсолютно лысой головой и чёрными, слегка на выкате, глазами. Едва завидев нас, долговязый тип тут же вскочил и простёр к нам руку, на ладони которой, искрился и сиял хрустальный, размером с большое яблоко, шар. Последним воспоминанием был ослепительно яркий свет, ударивший из этого шара и погрузивший меня в глубокое беспамятство. Свалившись, как подкошенный, я уже не видел, как сэр Я заслонившись одной рукой от бъющего в глаза света, направил вторую в сторону колдуна. Голубоватая молния с треском вспорола воздух внутри шатра и оплела негодяя, но лишь для того, чтобы бессильно соскользнуть в землю, не причинив никакого вреда. В ответ, тот издевательски захохотал, направив в сторону своего магического противника поток яростно бушующего пламени, который с шумом ударил в грудь камрада, отбрасив его к противоположной стене. И тут, рядом с торжествующим колдуном, внезапно возник Артур. Его движения были неуловимо стремительны, а меч двигался с такой скоростью, что казался размазыванным в воздухе пятном. Злобный смех, ещё звучал, когда Древний меч трижды перечеркнул чёрную фигуру и Артур, не прекращая движения, ударил плоской стороной лезвия меча колдуна по лицу. Смех внезапно оборвался, а лысая голова, покинув своё привычное место, впервые в жизни отправилась в самостоятельное путешествие отдельно от тела. Правая рука, державшая хрустальный шар, с частью груди, так же отделилась от общей массы и шмякнулась рядом. Из распоротого живота лысоголового полезли кишки и он рухнул на колени разбрызгивая кровь в предсмертных конвульсиях. Но оценить красоту и мощь удара было некому, Артур, замерев в странной стойке на несколько секунд, вдруг с лёгким стоном упал, будто бы из него выдернули некий стержень. Из его носа потянулись две тоненькие струйки крови..
Вбежавшие в шатёр, чуть позже, камрады, застали сэра Я, поднимающегося, с трудом, на ноги (к счастью, доспех Древнего Искателя смог отразить пламя и ослабить силу удара) и, лежавших в обмороке, нас с Артуром. Изрубленный в куски труп колдуна, под который уже успела натечь огромная лужа крови, лежал в центре, красноречиво свидетельствуя о выполнении поставленной задачи.

Анарс
Внутри меня разгорался, уже знакомый, предбоевой мандраж. Арбалет взведён заранее, пальцы крепко сжимают ложе, жду сигнала к атаке. Вдох - выдох. Пора! Вскинув арбалет к плечу, стреляю.. Звонкий щелчёк тетивы.. Черт, мимо! Дав шенкеля, мы начинаем разгонять лошадей, хотя тут немногим более полусотни метров, особо не разгонишься. Самозванные таможнники суматошно хватаются за оружие, спешно готовясь отразить нашу внезапную атаку. Мои противники - двое, крайних слева. Один из них, в испуге, убегает, а другой, подхватив с земли короткое копьё и выставив его перед собой, начинает спешно отступать следом пятясь как рак. Не с моим умением верхового боя, сражаться в седле, да и на своих двоих как то привычней.
Швырнув, в лицо копьеносцу, свой арбалет, я торможу конячку и сваливаюсь с него побыстрее. Выхватив меч, шагаю к противнику.
Он коренаст и длиннорук, тёмные сальные волосы висят сосульками, из под низкого лба зыркают близкопосаженные маленькие глазки. Кожанная потёртая безрукавка, нараспашку, одетая поверх нательной рубахи, серые штаны и короткие сапоги, на вид, не больше сорока. Он крепко сжимает древко, норовя ткнуть остриём меня в лицо или живот, не забывая и о тупом конце копья. Приходится шустро уворачиваться и перебирать ногами, чтобы этот гад не испортил мне причёску. Говорят: шрамы украшют мужчину, я не ёлка, меня украшать не надо, лучше я сам кого нибудь украшу. Противник осторожничает, делая короткие выпады, проверяя мою защиту и умение орудовать мечём. Мы двигаемся по кругу, словно в каком то странном танце. Вдруг моя нога слегка проваливается (проклятье на головы этих сусликов и их норы!), я вспотыкаюсь и прежде чем успеваю восстановить равновесие, получаю сильный удар копьём в живот. Враз перехватывает дыхание. Не давая мне опомниться, противник бросается вперёд, стараясь всадить острие копья поглубже. Ему невдомёк, что под курткой, подальше от людских любопытных глаз, на мне одета гномья кольчуга (большое спасибо щедрому гному Торвальду за подарок) и чтобы её пробить, требуется что то более мощное, чем обычное копьё с простым железным наконечником. Согнувшись, я отступаю назад под его напором, потом, резко отшатываюсь, отбивая мечём его оружие в сторону. Мужик не успевает остановиться и я, видимо с перепугу, тут же пинаю его в пах. Он охает, слегка приседая. Мой меч обрушивается на его давно немытую голову, ставя точку в нашем споре. Первый готов.
Я не успеваю перевести дыхание, как вижу второго, радостно спешащего ко мне. Кажется это тот, который убегал. Наверное бегал одеться в парадное для нашей встречи и умыть рожу. Хотя рожу - вряд ли. Ругаясь и богохульствуя, он обещает кучу гадостей и лютую смерть, не переставая вращать над головой полуторный фламберг. А вот это уже гораздо серьёзней, стоит попасть под его удар и хрен кто меня потом заштопает. Даже если не прорубит, каким то чудом, гномью кольчугу, кости переломает точно. Не зная что предпринять, я начинаю отступать, стараясь не попадать под удар, отводя его меч по касательной. В начале, он шёл махая фламбергом, как дубиной, эдакая деревенская "машина смерти" в засаленном грязном гамбезоне и простом шлеме с бармицей. Потом попытался насадить меня на острие, нанося колющие удары. Но я не подхожу близко, отступая и выжидая момент, пока он устанет.А что, в отступлении нет ничего постыдного, это всего лишь манёвр с целью вы/заманивания, изматывания либо отвлечение внимания противника, способный привести к победе. Как в шахматах: две пешки пожертовал, за то ферьзя получил.
Он гоняет меня пару минут, но вот движения его начинают замедляться, морда лица краснеет, дыхание становится хриплым и частым. Он останавливается, чтобы утереть пот с лица. Вот и всё, клиент спёкся! Можно, конечно, ещё подождать, пока выдохнется окончательно, но мне, почему то, хочется покончить с ним самому, не дожидаясь прихода помощи. Он делает очередной выпад, немного глубже обычного, пытаясь достать меня. Теперь пора! Словно тореадор, с разворотом, пропускаю его фламберг мимо отгородившись своим клинком.. Скрежет стали..И тут же, качнувшись вперед, я просто бью его в лицо своей головой. Грохот получился славный, козырек моего шаппеля врезается ему в переносицу. Хруст хрящей и дикий вопль. Он отшатшатнулся, хватаясь за лицо, и в этот момент, мой кинжал находит и вспарывает его брюхо. Бинго!
Широко раззявив рот, словно рыба выброшенная на берег, я пытаюсь отдышаться. Оглядываю себя - охренеть, верхняя рубаха прорезана в трех местах, в прорехах блестят кольца кольчуги.. Оглядываюсь в поисках остальных камрадов, пытаясь понять - а кто же победитель?..
....................................................................................................
Олаф
Я очнулся от того, что кто то лил на меня воду. Тоненькой экономной струйкой. Прямо на голову. Попробовал заслониться рукой и тут же услышал весёлый голос Одина:
- Ну вот, я же говорил - водой его надо. Наш камрад, как цветочек аленький, чуть без воды - сразу вянет, а стоит полить - и снова бодрячком. А они - искуственное дыхание, чакры оттопыривать..Надо было сразу на него всё ведро вылить.
Открыв глаза и ошалело оглядевшись, я попытался подняться. Сильные дружеские руки помогли сохранить равновесие и удержаться на ногах:
- Кто тут кому чего оттопыривать рвётся? Подходи по одному.
Улыбающийся Один хлопнул меня по плечу:
- Некому подходить, камрад, всех убили, всех зарезали. Почти. Есть пара пленных, но не надолго. Сейчас их Полковник допросит и в расход. Алягер, ком алягеро - как говАривал Д,Артаньян.
- А колдун, мы его то же? - я взглянул на сидящего на земле Артура, который так же пришёл в себя и снова повернулся к Одину.
Ухмыляясь, тот отступил в сторону и сделал рукой приглашающий жест, демонстрируя лежащий по среди шатра труп.
- Вы же его в хлам распанахали. Разделали, как свиную тушу на бойне.
Оглядев изрубленное тело, я покачал головой:
- Это не моя заслуга. Я только вбежать успел. У него в руках что то вроде световой гранаты было, помню яркую вспышку и цветные круги перед глазами. Очнулся, когда ты меня поливать начал.
Один подмигнул Артуру:
- Значит, это наш Артурка сподобился. Наказал злобного колдуна по всей строгости здешних законов.
Парень помотал головой:
- Нет, я тоже после вспышки ничего не помню. А как же сэр Я, он же был с нами, что он говорит?!
- Ну, камраду ВиктОру повезло, если можно так сказать. Он поймал в грудь удар магического огнемёта и вылетел кубарем из шатра. А когда заскочил вновь, все уже лежали. Спокойно, тихо и мирно.
Я задумчиво покосился на окровавленные бренные останки и подумал, что для нанесения таких ударов, нужно или обладать немалой силой, или иметь волшебный меч. Вроде того, что болтается в ножнах, у Артура на поясе. Похоже, Древний клинок вновь спас жизнь своему хозяину.
В шатёр заглянул Владмир:
- О, очнулися хлопчики! Ну гарно, а то ж, я, грешным делом, хотел поминальную заказывать, по невинно убиенным камрадам, героически сгинувшим в бою за ридну неньку. Ну, добре. Там Полковник пленных пытает, може пойдём, послухаем, чего бают?
Мы потянулись к выходу, на свежий воздух.

Артур
Смотреть, как пытают других людей мне не очень хотелось, но оставаться рядом с разрубленным колдуном хотелось ещё меньше, поэтому я встал и вышел за остальными. Солнышко уже перевалило зенит и незаметно стало склоняться к горизонту. Мы завернули за шатёр и остановились. Я увидел двух человек стоящих на коленях, со связанными за спиной руками, а перед ними прохаживался сэр Алекс. Рядом стояли сэр Сигизмунд, сэр Сандер и сэр Я. Сэр Алекс распрашивал пленных, но они молчали. Тогда он сказал, что станет их пытать, раз они молчат, и им будет так больно, что они всё расскажут. Мне не хотелось, чтобы он это делал, ведь пытать - это не по рыцарски и я сказал ему об этом. А он ответил, что иногда и рыцарям приходится идти по колено в грязи. Тут я подумал, что если постараюсь, то может быть смогу убедить пленников рассказать сэру Алексу то, что он хочет и попросил его разрешить мне попробовать. Сэр Алекс внимательно посмотрел на меня, а потом согласился. Тогда я подошёл к одному из пленных, и спросил как его зовут. Это был уже взрослый мужчина, с бородой и он очень боялся, я это чувствовал и сказал, что если он мне ответит, с ним ничего плохого не случится. И погладил его по голове, меня мама всегда гладила когда я был маленький и мне было страшно. Я присел перед ним на корточки, положил руку на плечё и снова спросил имя. Пленный замер, сжавшись от страха, но потом, сглотнув, сказал глядя мне в глаза, что его зовут Грейв. Я похвалил его, сказав что он молодец, и что меня зовут Артур. За тем, я попросил рассказывать дальше всё, что он знает, но не врать, а говорить только правду. Не отводя от меня взгляд, он стал рассказывать. Про то, что на самом деле он слуга не Чёрного рыцаря, а барона Джейсона, который владеет этой землёй. И что барон оставил его, и другого слугу - сенешаля Харлюка присматривать за Чёрным рыцарем, и его людьми. Тут, сэр Алекс спросил о каком сенешале он говорит, не о том ли, кто привозил нам вызов? Грейв подтвердил и все стали искать сенешаля,
но того нигде не было. Наш командир очень расстроился и сказал, что у нас могут быть ещё одни неприятности. А сэр Сигизмунд, стоящий рядом и хмуро поглядывавший на сэра Алекса, сказал, что неприятности точно будут, ведь мы находимся на земле барона Джейсона, где он имеет право вершить суд и расправу. А так как мы совершили нехороший поступок, призрев рыцарские законы и не соблюли условия рыцарского поединка, вероломно напав на Чёрного рыцаря и его слуг, то и поступить с нами он может тоже нехорошо. Тут вмешалась Гильома и спросила, о каком сенешале идёт речь, если о том наглом крысомордом хаме, что приезжал с вызовом, то он никуда не ускакал и она может показать место где он лежит. Все удивились и Анарс с Владмиром поехали посмотреть правду ли она говорит. Сэр Сандер поехал вместе с ними. А мы остались и стали слушать, что Грейв скажет дальше. Он рассказал, что когда барон узнал о Чёрном рыцаре, то собрал войско и поехал на переправу. Все думали, что будет бой или, хотя бы, поединок. Но рыцарь вежливо встретил барона (не сам конечно, Ваша милость, слуги встречали, а рыцарь стоял и молча кланялся), пригласил в шатёр и они долго о чём то говорили. Потом барон вышел, подозвал Харлюка и велел ему оставаться здесь, вместе с рыцарем. А самого Грейва оставили в помощь сенешалю (чтоб одному не скучно было, да и сподручней вдвоём то, Ваша милость)..
Он рассказывал это и вдруг замолчал, потом сильно вздрогнул, его затрясло, и глаза начали закатываться. Упав на землю, Грейв затрясся и застонал. Я растерялся и, даже, немного испугался, потому, что не понимал, что случилось..

Олаф.
Когда пленный свалился Артуру под ноги и начал биться в странных конвульсиях, я, на всякий случай, взялся за меч. Кто здешних мутантов-оборотней знает, а вдруг возьмёт и перекинется прямо сейчас? Но потом понял, что к оборотничеству это не имеет никакого отношения. Похоже, у мужика эпилепсия и мы стали свидетелями очередного припадка. Так я и объяснил нашему испуганному горе-следователю, а за одно и камрадам. А про себя подумал, что вряд ли барон станет брать к себе в услужение припадочных, скорее уж это наш юный сэр, принудив своим странным даром этого чудака говорить только правду, пережёг ему в голове пару синапсов, чем и вызвал припадок. Но в слух своими догадками решил пока ни с кем не делиться.
Отодвинув растроенного Артура подальше от кочившегося на земле бедолаги, я обратился ко второму пленнику:
- Ну, а ты что можешь добавить? Явки, пароли и имя связника ты, скорей всего не знаешь, но хоть расскажи, как ваш рыцарь умудрился связаться с колдуном? Где, при каких обстоятельствах? И как вообще зовут твоего господина?
Зыркнув из подлобья, пленные сплюнул:
- А зачем? Всё одно ить, Ваша милость, конец един.
- Ну один то он один - я пристально взглянул в его глаза, где плескалась угрюмая непокорность в перемежку с упрямством - но каким он будет - выбирать тебе. Вон, твой приятель пляску святого Витта пляшет, будешь упрямица, так вместе плясать будете, на пару. А можем в лес отвести и зарыть по шею рядом с муравейником. Или достоинство твоё мужское на костре поджарить, кисти рук и ступни ног обрубить, глаза выколоть, язык вырвать. А потом раны прижечь, чтобы кровью не истёк, и так оставить. Вот тебе в радость калекой жить будет. Долго проживёшь, как думаешь? А можем без мук, голову мечём смахнуть и вся недолга, даже боли не почувствуешь. Ну, что выбираешь?
Он был разбойником, душегубом, убийцей, но не мазохистом. Да и вид корчащегося рядом приятеля подталкивал к правильному решению. Звали его Фортекс и его рассказ прояснил многое. Выяснилось, что всем заправлял не рыцарь (да какой он рыцарь, Ваша милость, Михрюта его кличут, из деревенских, по весне к нам прибился), а колдун, который держал всех в страхе и никто против него даже помыслить не смел. Когда сэр Алекс потребовал подробностей, Фортекс тяжело вздохнул и сплюнул:
- А чего тут рассказывать? Не иначе, как в наказание за грехи наши, Господь нам дорожки перевил. Мы ведь раньше ватажкой малою в Нечистом лесу промышляли. Года три там кормились. Зря не зверствовали, больше на испуг. Старшой наш голова-человек был: зачем - говорит - за зря людишек изводить? Будем озорничать чрезмерно, барон воинов пошлёт, придётся другое место для грабежа искать. А тут понаделали мы личин страхолюдных из коры, да лохмотья всякие на себя нацепляли. Бывало, людишки, нас завидючи, весь скарб бросали и дай Бог ноги. Лишь бы живыми остаться. Купцы, они конечно не из пужливых, с ними приходилось по иному. Но и на этих толстосумов своя закавыка имелась. Это ж через нас лес тот прозываться нечистым стал. До этого просто чёрным звали. Да видать сколь верёвочке не виться.. Засели мы как то на дороге под вечер, глядим, вроде как два монаха идут и лошадь с поклажей с ними. Ну, Старшой вылез прямо перед ихним носом. Больше для смеху, попугать хотел. Думали, как увидят личину жуткую, враз сбегут. Ан нет, не вышло. Колдун это, с подмастерьем своим, оказался. Руку поднял, а на ладони у него - звезда лучится. Мы враз все замерли и двинуться не можем, а он говорит подмастерье своему - убей. Тот достал ножик и давай нам горло резать. Подходит спокойно так и р-раз по шее. А те, кому горло перерезали стоят, будто окаменели, кровь струёй брызжит, а они стоят. Так половину ватажки нашей и перерезал, до меня очередь дошла, и ту колдун его остановил, говорит: "хватит, эти ещё сгодятся". И повелел нам его в наш лагерь вести. Там у каждого кровь взял и наговор наложил, сказав, что отныне, слуги мы его, а кто противиться будет, тот умрёт жуткой смертью. Взял Петера, кровью его тряпицу полил, пошептал чего и в огонь её бросил. О том, как Петер помирал, я, Ваша милость, расказывать не буду, до сих пор вопли его жуткие в ушах стоят. С тех пор мы все его повеления исполняли молча и быстро, потому как жить хотелось. И когда за доспехами этими чёрными он заставил лезть, то же ни словечка не сказав полезли. Двое. Так там, в склепе том, и остались. А колдун доспехи осмотрел и велел Михрюте, он среди нас самый здоровый был, их одеть. Доспехи впору пришлись, тогда колдун его отвёл в сторонку, побормотал заклинания свои богомерзкие и по голове его погладил, будто сопляка малого приласкал. И стал Михрюта сам не свой: ни есть, ни пить, даже штаны снять, чтоб до ветру сходить и то токмо по приказу колдуна или подмастерья колдовского. Окликнешь его, а он будто не слышит, сидит и смотрит перед собой. Вроде живой, а как бы и мёртвый. Потом нас колдун сюда привёл. Ну, дальше вы ужо и сами знаете..
Полковник, выслушав рассказ, только покачал головой, а я взглянул на Артура:
- Он не врёт?
Наш ходячий детектор лжи отрицательно замотал головой:
- Нет, ни разу, только правду говорил.
Я в замешательстве посмотрел на сэра Алекса:
- Что же с ним делать? Неоднозначно как то..
- Свое слово надо держать,- быстрая и не мучительная смерть. - Полковник был суров и категоричен.
В ответ, хмыкнув, я обошёл коленопреклонённого пленника и, помогая себе ножом, отрезал у него ворот рубахи:
- Вот, чтоб Вам удобней рубить было, сэр Алекс. Прямо здесь будете или к лесочку ближе?
Полковник слегка поморщился:
- Можно и здесь, только надо Сига позвать, у него удар мощнее. Боюсь, после моего он мучиться будет, а ты ему лёгкую смерть обещал.
- Так то оно конечно, зачем ему мучиться. Только мне две вещи вспомнились. Первая, эта та, с которой потом даже небезызвестный Вам сэр Ричард согласился: милосердие выше справедливости. И вторая: мы в ответе за тех, кого приручили - нагнувшись я полоснул ножом по мякоти ладони Фортекса, он лишь молча вздрогнул. Подождав пока выступит кровь, я вытер её тряпкой и перерезал ремень, связывающий ему руки за спиной.
- Вставай, многогрешный раб божий. С сего мига и до самой смерти, нарекаю тебя именем Ферапонт, старое же своё, запятнанное многими грехами и непотребствами - забудь! Как сон, как кошмар. Ныне, ты - новый человек и жить начинаешь по новой. Но! До тех пор, пока грехи прежней жизни своей не избудешь, быть тебе Ферапонт, нашим слугой. А если сбежать надумаешь или ещё какую пакость учинить - я помахал перед его носом окрававленной тряпицей - ждёт тебя смерть лютая и беспощадная. Я, хоть и не колдун, но бабка моя, по матери, кое что умела и мне передала перед смертью. Так что накинуть проклятье крови я сумею. А уж тряпицу в костёр бросить, это и ребёнок сможет. Уяснил? Считай, это тебе искупление такое - нам служить, норов свой смиряя и приказы наши выполнять.
Новоназванный Ферапонт тоскливо вздохнкул:
- А может лучше голову, Ваша милость?
- Ишь чего захотел! Душегубствовал себе в радость, жил припеваючи, а как припёрло, так враз на тот свет засобирался. Не выйдет Фиря, с нами такие штуки не проходят, запомни! А будешь колобродить - сказал я, продолжая широко улыбаться - я тебе кишки выпущу - и хлопнул бывшего разбойника по плечу..
Потом настала очередь трофеев. Собрав все в кучу, приступили к осмотру, и экспроприации экспроприированного. Сперва, конечно же, взялись за доспехи Чёрного рыцаря. Полный рыцарский комплект защищал носящего его с ног до головы. Чёрный полированный металл отделанный гравированными полосками золота придавал доспеху вид, скорее парадный чем боевой. Однако, по прочности, лёгкости и подвижности, не уступал гномьей броне.
http://s2.uploads.ru/6xKIm.jpg
http://s3.uploads.ru/o1zrJ.jpg
http://s3.uploads.ru/Cys9i.jpg
В начале хотели отдать латы Сигу, но тот отказался, сославшись на то, что доспех не освещён церковью и не известно, кто носил его раньше. Артуру он оказался велик, как и Анарсу, а Владмир предпочел не расставаться со своим бригантом. В конце-концов, данный раритет достался Одину, как бойцу первой линии, которому часто приходится "танковать" в наших "замесах". К тому же, как оказалось, Один давно хотел поменять меч на топор, а в комплект вооружения чёрного рыцаря входила великолепная двуручная секира.
Анарс нашёл так вожделенный им бахтерец и тут же напялил на себя. Тот оказался немного великоват, но в общем и целом смотрелся неплохо. Для меня осталось непонятным, зачем он камраду, ведь та же бригантина весит меньше, а защищает лучше? Для Артура подобрали нагрудник из хорошей стали и наплечные щитки. Даже для юного Сандера подобрали обновку, а то его дедовская кольчуга смотрелась очень уж непрезентабельно. Сиг, правда, ворчал, что это доспехи благородных рыцарей, которые могут привести за них выкуп. Но хохол резонно возразил ему, сказав, что если рыцарь в состоянии набрать денег на выкуп, то ему проще купить новый доспех, чем возвращаться и выкупать старый. Короче, помародёрствовали мы в своё удовольствие.
Самой интересной оказалась "магическая добыча". Содрав с колдуна и его ученика все талисманы, амулеты, кольца, перстни, серьги, брошки, отдали всё сэру Я для экспертной оценки. Просканировав и посоветовавшись с линком, он вынес вердикт
- Определённо могу сказать следующее: это, - он покатал на ладони небольшой гранёный хрустальный шар, размером с небольшое
яблоко - судя по всему, телепатический усилитель. С его помощью можно внушить человеку что угодно: что тёплое - это ледяное, что пламя лишь приятно щекочет пальцы и при этом совсем не больно. В общем всё, что подскажет вам фантазия. И внушаемый будет верить в это на сто процентов. Вы можете даже создать для него другую реальность. Правда, на уровне галюцинаций, и только для одного. Но и нескольким пациентам можно внушить одну идею и заставить их поверить в неё. Нам ещё повезло, что колдун то ли не понял, как можно использовать этот девайс, то ли предпочёл самый простой вариант - напугать всех и внушить покорность. Внуши он разбойникам, что он их Бог, а они его неофиты, так те костьми бы легли, но нас не пропустили. А так, мы ещё легко отделались. На счёт перстней скажу так: они - скверная копия перстня Одина и в сравнении с ним, всё равно, что Жигули шестой модели рядом с новеньким БМВ. А перстень подмастерья так вообще одноразовый и может быть использован не далее трёх метров. Кстати, заряжен он холодом. То есть, вызывает резкое падение температуры рядом и внутри объекта атаки. Хлоп! И вы уже ледяной памятник самому себе. Перстень самого колдуна генерирует огненную струю на дистанции до 7 метров, но ресурс мал и расходуется быстро. Остальные амулеты несут защитные функции или выступают в роли детекторов. А вот главный сюрприз - с загадочной улыбкой он достал из кучи магической "бижутерии" небольшой плоский кругляшь, прикреплённый к верёвочке - узнаёте?
Мы недоумённо переглянулись, вроде бы ничего похожего мы раньше не видели. Первого осенило Анарса:
- Это она? Та самая, что служила знаком Ганслегеров? - сэр Я довольно кивнул, подтверждая. Теперь дошло и до остальных и мы в немом восхищении уставились на знаменитую "копалку".
- Только она не работает - жестоко скинул нас с небес на землю, не дав даже воспарить, сэр Я - кажется, заряд кончился.
Вот так мы пополнили и наш магический арсенал. Интересный момент, когда стали осматривать тело Михрюты, бывшего Чёрным рыцарем (Сиг был в шоке от мысли, что он добровольно дрался на рыцарском поединке с простолюдином), оказалось, что единственный артефакт у него, это маленькая булавка с крошечным красным камешком на конце, которая была воткнута ему в затылок. Стоило её достать, как бедняга, дёрнувшись пару раз, испустил дух. Похоже, управляющий контур был одноразовым, замены не предусматривал, а в случае несанкционированного удаления, самоликвидировался, уничтожая носителя.
Далее последовали не слишком приятные хлопоты по организации и подготовке похорон ОПГ, уничтоженной нашим бравым отрядом. Мы благополучно отвертелись, переложив эту печальную и неприятную обязанность целиком и полностью на плечи Позёма и его слуг. В благодарность за возвращённые товары, торговец с радостью согласился. Ещё бы он отказался, ведь кроме товаров ему достались две палатки слуг и парочка лошадёнок, из тех, что нам не приглянулись. Правда за последнее, наш ушлый хохол всё же слупил с торговца немного серебра. И правильно, мы ж не альтруисты какие, а тут ещё "копалка" не работает.. Где деньги, Зин?(с)Высоцкий

Гильома.
Ура! Всё закончилось хорошо, мы победили и сэр Алекс не стал наказывать меня за то, что я дважды ослушалась его. Второго раза он даже не заметил. Правда, не заметил он и то, что я спасла ему жизнь. А мог бы спасибо сказать. И за то, что я подстрелила того крысомордого он меня тоже не поблагодарил. Лишь Анарс, осматривая тело, похвалил за меткий выстрел. Ну и ладно, ну и пусть. В следующий раз я обязательно спасу ещё кого нибудь. Ведь я - Гильома, баронетта Нэш и я спасаю друзей не за благодарность, а по велению души. Хотя спасибо, всё же, сказать могли. Хотя бы барон. Мы же его доспехи выручили и теперь ему нет нужды собирать выкуп. Но, похоже, сэр Сигизмунд ещё не пришёл в себя от мысли, что скрестил копья с простолюдином, и проиграл. Какой урон его рыцарскому гонору и чести! Бедняга. Может стоит его поддержать и выказать сочувствие? А вдруг это расстроит его ещё сильней? Мама всегда говорила, что мужчины любят выглядеть победителями и ненавидят быть проигравшими. Как же трудно понять этих мужчин! Вот сэр Сандер, то же проиграл Чёрному рыцарю, который оказался обычным разбойником, но сейчас едет весёлый и болтает с сэром Артуром о всяких мальчишеских глупостях (я давно уже краем уха слушаю их разговор и поражаюсь прямо таки детской наивности суждений, а ведь оба носят рыцарские шпоры).
Солнце склонилось к верхушкам дальнего леса. Тёплый, наполненный запахом луговых трав, ветерок, обдувал лица и шевелил волосы. Воздух был похож на парное молоко. В полных доспехах сейчас наверняка очень жарко, но сэр Сигизмунд и Один стоически переносят это мелкое неудобство. Один в своём новом доспехе выглядит настоящим рыцарем, только без шпор. А Сандер и Артур, едущие за ними, похожи на юных оруженосцев, что следуют за своими господами и наставниками. Сэр Я покачивается в седле рядом с сэром Алексом и что то обсуждает с ним в полголоса(я, конечно, слышу о чём они говорят, но понять не могу. Какие то мировые константы.. телепортация .. постоянная Планка.. Заумь ужасная). Следом за моей Роситой едет наш обоз состоящий из одного фургона, который мы взяли в качестве добычи. В него погрузили рыцарский шатёр, доспехи рыцарей, что проиграли поединок и некоторые наши пожитки. За фургоном, привязанные к нему, бегут наши вьючныхе лошади и едут Олаф с Анарсом и Владмир. Фургоном правит Ферапонт, бывший разбойник. Правда раньше его звали иначе, но Олаф его "переименовал и отформатировал", сказав, что теперь он будет жить заново. Странно, как это, если он старше меня вдвое? И взгляд его мне не нравится. Не знаю почему. Лягу-ка я сегодня спать поближе к сэру Алексу, а то мало ли что. Вдруг этот разбойник решит прирезать нас во сне и ограбить? Для чего Олаф взял его с собой, а наш Командир позволил? Надо было прямо там, на берегу, повесить или горло перерезать, или голову отрубить. Так всегда с разбойниками поступают. Зачем он нам?
Вскоре наш отряд остановился на ночёвку. Шатёр решили не ставить (жаль, мне прежде никогда не доводилось ночевать в шатре). Расседлав и обтерев лошадей, мы развели костёр и принялись за приготовление ужина. Помню, как в самом начале пути, меня пытались заставить готовить на всех, упирая на то, что раз я женского пола, то должна это уметь. А я ответила, что я не кухарка, а оруженосец и моё дело - битвы и сражения, а не котлы и тарелки. И что я, вообще, не умею. И тут же это доказала. Сэр Алекс попробовал мою стрепню и согласился, сказав, что допускать меня до приготовления еды может лишь самоубийца. После того случая ко мне больше не приставали, хотя чистить котелок приходилось постоянно. Надеюсь теперь, когда у нас появился этот слуга, меня избавят от этой обязанности. А готовят у нас Олаф или Владмир, по очереди. Случается, сэр Алекс к ним присоединяется, показывая и объясняя, как приготовить что нибудь необычное. Странно, неужели в их королевстве рыцарей обучают готовить, как кухарок?
Вскоре запах чего то вкусного заставил мой живот громко заурчать, требуя хотя бы кусочек. Но перед тем, как мы приступили к трапезе, сэр Алекс созвал всех к костру:
- Господа отряд, прежде чем приступим к приёму пищи, хочу довести до вашего сведения следующее - он прочистил горло и продолжил. - В результате сегодняшнего боестолкновения, нами уничтожена организованная преступная группа (ОПГ), известная как банда Чёрного рыцаря, возглавляемая безбожным колдуном. Которая, под видом благородного рыцаря и его слуг, занималась незаконными поборами местного населения, препятствовала свободной торговле и блокировала переправу, чем создала напряжённое положение в данном районе. В результате нашего своевременного вмешательства, справедливость восстановлена, преступники наказаны и все довольны. Поэтому, от себя лично и вообще, объявляю личному составу отряда благодарность. Особо хочу отметить некоторых его членов, а именно - Гильома, за проявленную в бою храбрость, смекалку и своевренную помощь. А так же, за готовность к самопожертвованию и удачливость. И хотя, следует отметить, что некоторые приказы были вновь нарушены, но, как говорится, победителей не судят. А потому, объявляю о снятии наложенного взыскания и возвращении члену нашего отряда, почётного звания"оруженосец". С чем его и поздравляю, надеясь, что в будущем, он всё же будет прислушиваться к приказам командиров и когда нибудь, я с гордость смогу прицепить золотые шпоры к его сапогам.
Это было так неожиданно. Я стояла не зная что сказать, растерянно улыбалась и хлопала ресницами. И тут мои глаза меня вновь предали - непрошенные слёзы вдруг побежали по щекам. Пресвятая Богородица, они не забыли, заметили, оценили! Внезапно нахлынувшее чувство огромной благодарности к этим людям затопило мне сердце и .. Это было так прекрасно, что я чуть было не бросилась сэру Алексу на шею от переполнявшей меня радости. Старый рыцарь шагнул ко мне и, пожав руку, потрепал по щеке:
- Молодец, малышь, только приказы всё же следует исполнять, запомни. - он отошёл, уступив место другому поздравляющему.
Олаф, с улыбкой, слегка приобнял меня и, быстро наклонившись к уху, шепнул:
- А леди был бы краше. - Распрямился, подмигнув, и отошёл, давая возможность остальным принести мне свои поздравления.
В моём горле стоял ком, мешая говорить, и я могла лишь счастливо улыбаться. Видя моё состояние, сэр Алекс скомандовал:
- А теперь, поздравительно-торжественную часть предлагаю закончить и перейти к приёму пищи. Олаф, что там у нас на ужин сегодня? Оруженосец, мою тарелку и кубок!..
Ложась спать, я подумала, что это здорово, когда тебя благодарят "перед строем", как выразился наш командир. Только вот почему, благородный барон Сигизмунд не сказал мне ни словечка? Может.. Неужели он меня ревнует? К кому? Надо будет это выяснить. Завтра. Обязательно. Надо только.. Мои мысли стали путаться и сон, незаметно подкравшись на мягких лапах, сомкнул мои глаза.
А в небе ярко светили звёзды, оглушительно пели цикады, пахло горьковатой полынью и свежим конским навозом...

23

Олаф.
***
Ярко рдеющие угли костра дышали жаром, я пошевелил их палкой и сноп огненных искр взметнулся в чёрное небо. Коварная ночная тишина убаюкивала. Зевнув и устроившись поудобнее, я покосился на лежащий рядом, заряженный арбалет. Толку от него. Впрочем не больше чем от самой затеи дежурства по ночам у костра. Охранники из нас ещё те, особенно если вспомнить первую неделю в этом мире и зомби, неизвестно откуда взявшихся среди леса. До сих пор не могу понять: как же мы тогда друг друга не перестреляли с перепуга, в полутьме, едва продрав глаза ото сна? Но тогда обошлось, как и в Зорре, чуть позже. Появились из ниоткуда, нежданно-негаданно, стали хамить уважаемым людям, стрелять, бить морды лиц. И почему нас не вздёрнули за нарушение общественного порядка в отдельно взятом королевстве? Наверное, местные сперва обалдели от такой вопиющей наглости и хамства, а потом всем стало не до нас. А мы, вместо того, чтобы удовольствоваться ролью зрителей, поспешили "пролезть в первые ряды", а в последствии и на сцену. Нас пустили, что странно. А если посмотреть со стороны: пришли какие "левые" дядьки, давай распоряжаться, указывать, что и как надо делать, и все их слушают. Удивительно. Нет, или я чего то недопонимаю, или психология местных, сильно отличается от нашей. Прав Анарс, прёмся, как стадо непуганных идиотов по стране дураков, не замечая препятствий и не задумываясь о последствиях. При этом, нам подозрительно везёт. Прямо как Димке. Но тому Самаэль покровительствовал, с Тертулианом на пару, а нам кто? Пока что представители Ада, с которыми довелось повстречаться, если и проявляли к нам интерес, то сугубо утилитарный. Убить там, в ритуале попользовать.. И никаких совращений, соблазнений и прочих попыток купить душу. Небесные представители, впрочем, то же не слишком нас жаловали. Такое ощущение, что мы им, не интересны. Тогда кто нас сюда закинул? Кто дал новые тела с ускоренной регенерацией и удивительную удачливость? А может нам таинственный Гудвин покровительствует? Воросы, ответы на которые мы сможем узнать лишь в конце. Или не узнать вообще..
***
Почувствовав, что начинаю засыпать, я встряхнул головой и поднялся, чтобы прогнать сон, и размять ноги. Тихонько пофыркивали лошади, похрапывали камрады и молча светили звёзды. "Тиха украинская ночь, но сало трэба перепрятать", - с этой мыслью, как заправский мороз-воевода, я стал обходить лагерь, непроизвольно разглядывая спящих. Интересный у нас в отряде подобрался народ. В большинстве, взрослые мужики, лет под сорок, рослые, за редким исключением, как на подбор. Лишь наш командир резко выделяется на общем фоне, что, впрочем, не мешает ему уверенно отдавать приказания, руля процессом.
***
Вот спит Один, самый мощный член нашего отряда. И хотя в росте уступает немного сэру Я (ВиктОр у нас самый высокий за 190), за то в плечах - косая сажень. Даже Сигизмунд не такой широкоплечий. Говорит, что в молодости довольно плотно занимался боксом, аж до кандидата в мастера спорта. Глядя на его кулаки, легко верится. И бьёт мастерски, всего два раза: первый в челюсть, второй - по крышке грома, забивая последний гвоздь. Его боксёрские навыки нас частенько выручают. При этом он умудряется сохранять "голову холодной", что немаловажно в этом мире. В то же время, не смотря на, внушающие незнакомцам опасения, габариты, внешность имеет вполне интеллигентную. Прекрасный надёжный товарищ и друг, за своих, способный "пасть порвать и моргалы выколоть".
***
Рядом благодушно посапывает Владмир и снится ему, не иначе, здоровенный шматок сала с ведёрной бутылью горилки. А может и кофе с марципанами. Только зачем ему кофе? Я как то спросил нашего хохла, неужели он на самом деле такой кофеман? И услышал в ответ, что кофе он на дух не переносит, просто должна быть у человека какая то трудно достижимая, но вполне осязаемая, мечта. Без этого жить не интересно. Такая, вот, философия. Хорошо ему философствовать, при 185 сантиметрах и умении драться средневековым оружием, которое он приобрёл в клубе реконструкторов (это такие перцы, которые загоняются по средневековой культуре, мастерять себе настоящие рыцарские доспехи, а потом, собравшись здоровенной туснёй, устраивают нечто, вроде рыцарского турнира). Правда настоящий бой и то, чем они занимались в нашем мире, как говорится - две большие разницы. Но знания и навыки, полученные в клубе, помогли Владмиру быстрее всех адаптироваться к здешней жизни. Да и в теории он подкован не слабо. При всём при этом, предпочитает держаться на вторых ролях, не выказывая своё превосходство и не пытаясь никого учить "як надо робыть," хоть и ворчит иногда на "клятых москалив, затирающих гарного козака Харько с Украйны". В драке, без раздумий встаёт в первый ряд, где сражается умело и напористо. Если подвернётся случай, способен гешефтнуть. Как в этот раз, на переправе. Когда мы переправились на другой берег и готовились продолжить свой путь, сэр Алекс объявил собравшимся торговцам о безвременной кончине Чёрного рыцаря и, что требовать с них драконовскую плату за переезд больше некому. А когда он отъехал, Владмир, заняв его место, предложил торговцам скинуться "в знак глубокой признательности доблестным рыцарям и их воинам, за избавление". "Кому скильки не жалко, Господь же казал - делиться трэба" - с ухмылочкой пояснил он. Торговцы дружно застонали шопотом, но деваться было некуда и пришлось тряхнули мошной. Теперь у нас на полтора десятка серебрянных монет больше. Спасибо ушлому хохлу, за наше безбедное завтра.
***
Анарс даже во сне не растаётся со своим любимым арбалетом. Правда, любовь его принадлежит не какому то конкретному представителю стрелометательных агрегатов, а вообще. Ко всему семейству разом. Поэтому с лёгкостью расставаясь со старой игрушкой, он с энтузиазмом хватает новую, более мощную и дальнобойную. Вот и этот самострел подобрал только вчера, позаимствовав у наёмников (благо, что тем гадам он больше был не нужен, по причине их внезапного ухода из жизни).
Ростом Анарс подстать остальным, но телосложением уступает Одину и Владмиру. Как однажды выразился последний: Чи дюже хлипкий, будто ельф лесной, но длинючий. За то упорства(иногда переходящего в упрямство), отчаянной храбрости, смекалки и удачливости не занимать. Благодаря ему, я впервые узнал, что на рыбу можно охотиться с арбалетом. Ладно бы ружьё для подводной охоты, но арбалет.. А вкус той, подстрелянной им щуки, я хорошо помню, мы её зажарили едва посолив и сожрали мигом.
Нас трудно назать невезучими, но Анарсу отчаянно везёт даже в сравнении с остальными, чего стоит одна его попытка остановить часть войска мордантцев в горах, вылившаяся в их поголовное истребление. В той мясорубке, где уцелели лишь полтора десятка наших из почти трёх сотен, он не только остался жив, но встретился со странной эльфячье-гномьей компанией, знакомство с которой, оказалось для нас весьма полезным и прибыльным. К примеру, если раньше лишь Один щеголял в гномьей кольчуге, то теперь, благодаря знакомым Анарса, умению варить самогон Одина и гномьему азарту, у нас в таких ходит почти весь отряд. И это не единственный подарок гномов.
***
Недалеко от костра прикорнул сэр Я, он же камрад ВиктОр, наш "почтенный техномаг и почётный молниеносец". В начале похода, ВиктОр занял в отряде место переговорщика, взвалив на себя нелёгкие обязанности по общению с представителями власти и прочими бюрократами. Но волею судьбы и стечением обстоятельств, со временем, стал гораздо более ценной и универсальной "боевой единицей". Подаренный скафандр, из Прежних эпох, со встроенным искусственным интеллектом, превратил его в, своего рода, эксперта в делах касающихся магии и прочих сверх естественных заморочек. Встроенные электроразрядники, непробиваемый каркас и мышечные усилители, позволили не опасаться рукопашной схватки даже с превосходящим, по силам или количеству, противником. Многорежимный визор и специальный "скрытный" режим передвижения, добавили возможность незаметно вести разведку и наносить внезапные удары. Правда малый энергозаряд скафандра, накладывет ограничения на его использование и приходится выбирать что то одно, но и это немало. С его доспехами Древнего Искателя, мы стали увереннее себя чувствовать как в бою, так и вообще,по жизни. Чтобы избежать возможных неприятностей и придирок местных, а главное - скрыть древние доспехи(они служат камраду не только рыцарским панцирем, но и повседневной одеждой), мы приобрели для него рясу. Просторная и мешковатая, с глубоким капюшоном, она хорошо скрывает фигуру камрада. Да и как одежда мага или алхимика, ряса вполне подойдёт, только звёздами и кабаллистическими знаками расшить. Хотя, ВиктОр, благодаря доспехам, резко повысил свои боевые возможности, решать проблемы он по прежнему предпочтиает не ударом меча, а за столом переговоров. Самый высокий среди нас и второй по старшинству, старше лишь сэр Алекс, которому недавно исполнилось чуть за пятьдесят (хотя, на вид, он лет на семь моложе), камрад выглядит внушительно, но его абсолютно не воинственное выражение лица, выдаёт в нём сугубо мирного человека.
***
Гильома спит подкатившись под бок к дяде Саше. Наши ходячие 33-и несчастья. У девчёнки удивительная способность влипать в неприятности. При этом, тумаки и шишки получают те, кто помогает ей выпутываться, а сама она, чаще отделывается лёгким испугом, не более. Если тенденция сохранится, я всерьёз задумаюсь, а нет ли проклятья, притягивающего беды на голову маленькой непоседы с шилом в одном месте? Маленькой, в смысле роста. Гильома самая мелкая в отряде, хотя рядом с сэром Алексом, в глаза это не бросается. А субтильное телосложение и короткая стрижка, делающие её похожей на мальчишку, позволяют хранить в тайне свой пол. Впрочем, когда она без доспехов, ей приходится сутулиться, иначе её девичью грудь не заметит разве что слепой.
***
Наш командир, под боком которого сладко посапывает его юная оруженосица, раскинулся на спине, тихонько похрапывая в солидную бородку, которую он здесь отпустил. С этим делом у нас вообще полный швах. Бритв в ящике Пандоры не оказалось и нам пришлось заростать, отпуская бороды. С волосами ещё хуже - парикмахерских тут нет, цирюльники нам пока не встречались, так что тем камрадам, кто привык носить короткие спортивные стрижки, приходится несладко.
Как уже упоминалось, среди "попаданцев", сэр Алекс имеет самый невысокий рост, но его крепко сбитая фигура, не кажется маленькой. Скорее он выглядит эдаким плотным коренастым боровичком-крепышом твёрдо стоящим на ногах. Двадцать лет беспорочной службы в рядах вооружённых сил нашей родины, наложили на его внешность и характер заметный отпечаток. Армейская выправка и любовь к конкретике(нечего тут воду в ступе толочь, ты мне чётко скажи, где и сколько врагов) заметно выделяют его среди остальной нашей компании. Наверное поэтому Сиг беззаговорочно поверил в его "рыцарство" и признал за сэром Алексом право командовать. А вот Один наоборот, недолюбливает нашего Полковника, не знаю почему. Наверное у него идиосинкразия на начальство.
***
Сандер и Артур спят рядом. Два мальчишки из разных миров. Так похожи и так отличаются, одновременно. С одной стороны у них очень много общего: одинакового роста, одногодки, обеим по восемнадцать, лишь недавно ставшие рыцарями, они впервые оказались вдали от дома, в ситуации, когда надо самостоятельно принимать "взрослые" решения; оба, судя по всему, девственники(чем беззастенчиво начала пользоваться некая особа, считающая себя оруженосцем); оба полны юношеского благородства и жертвенности и оба не верят в смерть. С другой стороны, Сандер превосходит Артура в бытовых мелочах, будь то уход за лошадьми, знание цен в таверне или разжигание костра. Выросший в этом мире, он умеет многое из того, что недоступно его новому приятелю, да и к убийству себе подобных парень относится, как к обычному, хоть и неприятному, делу. В умении владеть оружием они то же весьма различны: у Сандера был неплохой учитель, но мастерства парню ещё сильно недостаёт, а вот Артур..
***
Когда мы остановились, в этот раз, на ночлег и обустроили лагерь(Полковник только собирался созвать всех для объявления благодарности), наш юный рыцарь, уже по привычке, отошёл немного в сторону и начал упражняться. Сандер, поглядев на его угловатые и не всегда уверенные движения, решил к нему присоединиться. Наверно парень, в тайне, хотел показать нам, как он умеет владеть мечём. Бывший оруженосец графа Гендельсона с радостью согласился и они принялись звенеть клинками(сэр Алекс крикнул, чтоб били в полсилы, особенно Артур). В начале, превосходство Сандера было заметно, он двигался увереннее, наносил не одиночные удары, а серии, когда один удар следует за другим и как бы вытекает из предыдущего. У него неплохо получалось, но лишь до тех пор, пока он не решил "блеснуть", нанеся быстрый удар в голову противника. Парни фехтовали без шлемов и ошибись Сандер на чуть-чуть и не останови свою руку во время, поединок мог закончиться печально. Однако у него ничего не вышло. Древний Меч чутко берёг жизнь и здоровье своего владельца. Раздался лязг и оружие незадачливого бахвала улетело в сторону, а Артур оказался стоящим с боку, приставив лезвие своего меча к его горлу. Как он смог удержать Древний клинок от смертельного удара, лично я так и не понял. Полковник рявкнул на обеих, пообещав "дать два наряда вне очереди каждому за нарушение техники безопасности при проведении учебных поединков." После этого случая авторитет Артура, в глазах Сандера, значительно вырос и они весь вечер просидели рядом, болтая обо всём, как закадычные друзья. Надеюсь, наш юный камрад догадается не рассказывать всего. На всякий случай. Ведь Сандера мы почти не знаем.
Забавно, но дела складываются так, что Гильома начала ненавязчиво командовать этой парочкой, а они её слушаются (особенно это было заметно во время устройства лагеря)
***
Ферапонт. Мой крестник. Зачем и почему я оставил в живых этого разбойника, за душой которого, наверняка, не одна насильно отнятая человеческая жизнь, не понимаю до сих пор. Наверное это судьба. Его.
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,
— И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать.
Я лишь надеюсь, что этот тридцатилетний, лишь немного уступающий Сигу в росте, крепкий чернобородый мужик, не перережет нам ночью глотки, решив сбежать. Правда, в мой блеф о заклятье крови и прочему, он поверил, это должно хоть в какой то степени удержать его от мысли вредить нам. Вечером, после ужина, я подсел к нашему подневольному спутнику и попробовал разговорить. В начале он дичился, предпочитая отмалчиваться, но вскоре, к моему удивлению, разговорился. Оказалось, мужик обладал сметливым умом и к этому моменту у него появились некоторые вопросы относительно нашего отряда. Первое, что его удивило, это видимое отсутствие командира. Судя по доспехам и повадкам, рыцарь среди нас был лишь один (Сиг), но приказы и распоряжения отдавал другой(сэр Алекс), больше похожий на старого наёмника(относительно старого, просто в этом мире 50-летние рыцари встречались редко. Издержки профессии, знаете ли..), если судить по доспехам. А если он в самом деле рыцарь, почему я, простой кнехт, осмеливаюсь ему перечить и поступать по своему, и меня за это не наказывают? Были и другие вопросы. Пришлось провести среди Ферапонта разъяснительную работу и намекнуть, что мы не совсем те, кем кажемся на первый взгляд, и выгоднее быть с нами, чем пытаться поймать жар-птицу удачи в одиночку. Наверно камрад ВиктОр сделал бы это лучше, но в тот момент он был занят, обсуждая с Полковником и Анарсом, возможности реанимации девайса "Копалка". В конце концов, я предложил Фире уговор: он служит нам тридцать дней верой и правдой, а по истечении этого срока, я отдаю ему ту тряпку с его кровью и он волен идти на все четыре стороны. Бывший разбойник недоверчиво покосился на меня, удивлённый такой "щедростью" и не очень то веря услышанному. Пришлось разъяснить, сказав, что через месяц мы достигнем цели своего путешествия - королевства, где сейчас правит наш родич, сместивший тамошнего короля. Там нас встретят и позаботятся, а значит он станет ненужен. Новоявленный слуга, всё ещё сомневаясь, предложил поклясться. Я призвал в свидетели Деву Марию и святого Тертулиана и перевёл раговор на другую тему. Меня интересовала судьба тех рыцарей, которые сошлись до нас в поединке с Чёрным таможенником. Фиря замялся немного, но бросив взгляд на сидящего недалеко Артура, нехотя поведал о том, что из четырёх, двое оказались странствующими рыцарями, не имеющими ничего, кроме доспехов. Их тела разбойники прикопали в лесу, недалеко от дороги. У одного из этих рыцарей был слуга-оруженосец, совсем мальчишка. Когда он понял, что его господина убили, то попытался отомстить. У него был здоровенный арбалет (тот самый из каторого Ферапонт пытался застрелить, во время боя, сэра Алекса). Мальчишку прикопали рядом с господином, а арбалет оказался изделием гномов(никто кроме них, не умеет делать многослойную стальную дугу и тетиву из стальных нитей, да и примечательное клеймо на ложе - молот и наковальня, указывает на них). Остальные двое тоже не были богачами и служили в охране каравана. Проиграв доспехи и коней, они были вынуждены вернуться в город, откуда выехал караван. При этом, у одного из них была сломана рука и пара рёбер. Выходило, что выкупать доспехи некому. Что ж, как гласит средневековая пословица: в большой рыцарской семье, забралом не щёлкают, что упало - то пропало.
***
Небо на востоке стало светлеть. В озере, недалеко от которого стоял наш лагерь, шумно плеснула рыба. А может и не рыба во все, а крокодил какой нибудь. Время моего дежурства подходило к концу, скоро надо будить сменщика, а за одним и Анарса с Полковником. Раззодоренные словами Позёма о хариусе, камрады решили обязательно порыбачить. Ради этого сэр Алекс даже объявил следующий день банно-прачечным выходным. Так что мы задерживаемся и придётся Димке ещё денёк без нас поскучать. Ничего, он привычный, авось выдюжит и продержится.

Анарс.
***
Мысль о рыбалке, возникшая неожиданно, прочно обосновалась в моей голове и свербила, не давая покоя. Я решил не откладывать дело в "долгий ящик", пока мы опять куда нибудь не ввязались. Ускорив конячку, догнал сэра Алекса, который ехал во главе нашей колонны и принялся соблазнять будущей рыбалкой. От радости он, понятное дело, не запрыгал, но судя по загоревшемуся огоньку в глазах, был куда как не против такой развлекухи. В нашем беспокойном путешествии такие моменты редкость. Оставалось найти подходящее место и проверить "противорыбное вооружение".
Перво-наперво мы осмотрели имеющиеся снасти и обсудили чего нам не хватает. В заветной коробочке из сундука Пандоры, лежало: пара мотков лески, несколько мелких грузил и пяток крючков - не густо. Еще повеселила пара блесен, зачем они без катушки и удилища? Хотя можно использовать крючки-тройники.. Ничего, на безрыбье, как говорится, и рак - рыба. В этих местах даже такой набор становится волшебным артефактом, ибо подобное хрен где найдёшь.
День заканчивался и пришло время выбирать место для ночевки. Тут, как по заказу, мы увидели довольно большое озеро, на берегу которого было удобно расположиться и, не сговариваясь, повернули к нему коней..
***
Когда остановились и стали разбивать лагерь, я, расседлав коня, поспешил отдать его на попечение Ферапонта(ага, теперь мы феодалы, даже челядь своя появилась), а сам, пользуясь тем, что ещё светло, отправился добирать недостающее. Нужны были удилища, хотя бы штуки четыре. Понятно, что это будет палка, но она должна быть прямой и желательно упругой. Бамбук здесь не растет, значит придётся искать замену. Роясь в памяти, я пытался вспомнить, что писал об этом Сабанеев, певец рыбалки из позапрошлого века. К сожалению, моя память мало что сохранила. Кому нужны эти сведения о волосяных лесках и породах древесины в век карбоновых удилищ? Пожалуй, кроме ореха, больше ни чего не смог вспомнить. Еще на ум пришел тис, из которого делали луки, но я даже не знаю, как он выглядит. В конце концов, в зарослях орешника(ну, я думаю, что это был орешник) мне удалось срезать четыре относительно прямые палки, метра по три длинной. И несколько рогаток для одной снасти, которая описывалась в той же древней книжке и называлась, кажется, жерлица. Вспомнил, что нужна корзина, которая заменит садок, вот только плести я не умею, а сеток тут нет. На глаза попался Ферапонт и, почти не надеясь, я обратился к нему. Оказалось, этот простолюдин, представлял, что это такое и знал как делать. Правда сильно удивился, что воин разбирается в секретах рыбной ловли, как заправский рыбак. А "воин", дав поручение, уже думал про наживку и дико хотел устроить медитацию с поплавком.
Запасшись удилищами, я отправился на охоту. В сгущающейся тени деревьев поковырял землю ножом в поисках червей. Затем, узрев трухлявый ствол и набрал, из под коры, каких то "аппетитных" личинок. Все это я рассовывал по заранее заготовленным берестяным кулькам. Вот интересно, ладно черви, там, в воде, наверное, есть нечто похожее, но почему рыба клюет на кукурузу или кашу? В воде такое не растет. Или почему клюет на нечищеную креветку или ракушку, кто ей там, это все чистить будет? Забавно. Думая о всякой ерунде, я отправился изучать рыбные угодья, пока окончательно не стемнело.
В свете заходящего солнца, передо мной раскинулась водная гладь с большими оазисами камыша вдоль берега. Похоже тут не одно озеро, а целая система с протоками или всё это одно огромное озеро, разделённое островами. Жаль, нет лодки проверить, а плот строить долго..
***
Ладно, хватит мечтать, пора браться за дело. Место будущей ловли, я приглядел не далеко от стоянки, между двумя большими островками тростника. Глубина там должна быть приличная, от самого берега. Хорошо бы проверить, а заодно и искупаться. Что бы не шокировать Гильому и других аборигенов в отряде, ушел подальше от стоянки. На песчаной отмели, скинув одежду и амуницию, полез в воду. Прогретая за день, она приятно ласкала уставшее тело. Лепота. Нырнув пару раз, поплыл к месту будущей рыбалки. Там и вправду было глубоко. Заодно узнал про себя, что лентяй и редиска. Ну, это они от зависти. Чую, скоро сами в воду полезут. Накупавшись, я вылез на берег. Морщась, натянул на мокрое тело одежду, опоясался мечём, подхватил арбалет и, закинув на плечё тяжёлый бахтерец, уже в темноте, направился в лагерь. Оттуда тянуло дымом и ароматом готовящегося ужина.
***
Утром поднялись затемно. Позёвывающий Олаф растолкал меня и Полковника, а сам завалился спать, передав дежурство Сигу. Ёжась от утренней прохлады и отчаянно зевая, я продрал глаза. Непроснувшийся организм требовал умиротворения и покоя, но мысль о предстоящем, подняла настроение и придала сил. Поднявшись, сунул в карман солидный кусок хлеба, которым запасся с вечера, под ехидные подначки камрадов. Плеснул в лицо пригоршню воды, чтобы смыть остатки сна и собрав снасти, я направился к месту предполагаемой рыбалки, напевая когда то популярную песенку про утро, что красит нежным светом стены древнего кремля. Придя на место и расположившись, сначала закинул малевницу с хлебом, поближе к камышу. Потом стал вязать удочку. Палка, леска, крючок, мелкая тростинка заместо поплавка.. Что еще нужно для счастья обычного рыбака? Вчера, на отмели, я набрал несколько ракушек. Можно будет попробовать их в качестве наживки. Расковыряв ножом створки одной, нарезал содержимое соломкой. Это для жерлиц, пока мальков нет. Жерлицы я смастерил то же вчера, что бы сегодня не терять время. Теперь осталось только подвязать их к камышу. Пришлось разуваться и, закатав штаны, лезть в воду. Нахрена одевался, всё равно все ещё спят?
Так, теперь очередь червяка. Первый заброс и мир застыл. Только поплавок покачивается на воде. Но очень скоро эту идиллию разрушил подошедший сэр Алекс, ворча про разных балбесов и разгильдяев, лезущих поперёк батьки в пекло и способных своей спешкой испортить хорошую рыбалку. Останововившись рядом со мной, он окинул взглядом будущее "поле боя". Его руки машинально готовили снасть, а глаза шарили по водному пространству.
- А че поставки не так повесил, а-а, там еще малька нет. А чем стока времени занимался? Гильома весь вечер понять пыталась, зачем ты по кустам шаришь и в земле ковыряешься, хе-хе..." - постепенно тон его менялся, Командир то же погружался в состояние рыбачьей нирваны. Вот так и сидели, молча глядя на поплавки, стараясь не вспугнуть предутреннюю тишины и удачу. Я вспоминал разные случаи с рыбалок в той жизни. Клевало не очень, так, небольшие караси и окуньки. Неплохой окунь попался на жерлицу.
***
Тогда я решил сменить наживку. Попробую ловить на искусственную муху, которую вчера воял весь вечер при свете костра, из разноцветных шерстинок и конского волоса. Вернее мух несколько, только крючок один. Задача,- используя упругость хлыста подать муху к тем зарослям камыша. Естественно ни поплавка, ни грузила мне не нужно. Вот только муха легкая получилась и далеко не летела. Тем не менее мои попытки забросить её вызвали круги на воде и при очередном забросе я почувствовал приличный удар. Есть первая. Нечто среднее между нашим дальневосточным чебаком и "европейской" плотвой. И чебак и плотва рыба стайная, а потому быстро сняв свою добычу с крючка, я закинул вновь. Принцип: закинул-клюнуло-подсек-вытащил утомлял меня однообразием. Вскоре, так ловить, мне надоело. А рыба словно с ума сошла. Я уже и муху менял, а она все равно клевала. Куда нам столько, не вялить же? Обсудили и решили попытать счастья в другом месте, но внезапно клев прекратился. Как то резко все затихло. По опыту знаю, подошел крупняк, вот только что? Если хищник, то ловить бесполезно - снасть жалко, если белорыбица, то попробовать можно. Однако можно не означает, нужно. Рыбы и так полно, а её ещё чистить надо. Эх, мясорубки нет, а то из чебака уж больно котлетки вкусные получались, да и сковородки тоже нэма. Может сделать камрадам "хе"? Но его я обычно готовил из горной рыбы - линка или хариуса, а откуда их взять? Нет, рисковать есть сырую рыбу не будем, обойдемся без "хе". Пусть чистят и в котёл. Уха, это то же неплохо..
***
За спиной, раздались голоса и звонкий смех. Ага, понятно, проснувшиеся камрады, дружной толпой, решили проведать рыболовов. Сэр Алекс попытался напомнить пришедшим про дозор, костер и охрану лагеря, но нас уверили, что всё замечательно.. В отместку всучили им корзинку с рыбешками – хотели ухи, чистите!
Олаф поинтересовался, что же за рыба водится в здешнем озере, если для её ловли нужно одевать "средневековые бронежилеты"? Только тут до нас дошло – мы оба сидели в доспехах! Я на автомате, после подъёма, нацепил, а сэр Алекс, помоему, вовсе не снимал. Картинка и впрямь выходила запредельная – двое в броне и при оружии сидят на берегу с удочками. Уходя, Один посетовал, что рыба мелкая и, вообще, нужен карп. Ну, нету карпа пока, может позже придет.
Главное, что сплавили посторонних и можно снова насладится тишиной. Но клёва небыло.
***
Сменили место и продолжили сие увлекательнейшее занятие. Карпа так и не поймали, за то сазан и вправду нас осчастливил, но уже почти в полдень, когда собирались возвращаться в лагерь. Перед уходом я переделал поставки в донки. Просто добавил груз в виде камешка завернутого в кусок тряпки, что б можно было привязать к леске, и украсил тройник солидным пучком червей. Вот на такое он и позарился.
Услышав шум камыша, рванули к тому месту. Пучок тростника хорошо амортизировал чьи то мощные рывки. Залез в воду и начал выбирать леску, ослабляя ее на каждый сильный рывок. Так, медленно, удалось подтянуть рыбу поближе к берегу, где вместо подсака ее ждал хороший пинок Алекса. Как говорится, хорошая рыба всегда во время. Впрочем, основной улов ждал нас, по расчётам, вечером.

Олаф.
***
Я сидел на берегу, подставив летнему жаркому солнцу незагорелые плечи и грыз травинку. Рядом, наброшенная на куст, сохла выстиранная рубаха Одина, а сам он, в одних закатанных до колен белых подштанниках, стоял в воде и, уперев руки в бока, блаженно щурился, задрав голову, и подставив лицо солнечным лучам. Смешно отфыркиваясь подплыл и выбрался на берег Владмир. Продуманный хохол не стал мочить бельё(мы давно уже перешли на местное исподнее) и плавал голышом. Так же, как Артур с Сандером, которые дурачились в воде, плескаясь и плавая наперегонки. Эдакий стихийный, мужской, нудисткий пляж. Гильома, не желавая, по понятным причинам, составить нам компанию, не показывала из лагеря нос. Вернувшиеся с рыбалки Анарс и Полковник, священнодействовали над котлом с ухой, обещая приготовить нечто обалденное. Бдительный Сиг нёс охрану лагеря, сидя в "полной выкладке" у фургона и точа меч. Ферапонт так же не остался без дела. Все были заняты в ожидании обеда.
***
Наконец, оторвавшийсь от котла, Анарс замахал над головой руками, призвая всех к костру:
- Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста! Опоздавшему поросёнку титька возле задницы. Кто опоздает - будет чистить котёл.
Торопливо одеваясь, мы поспешили на зов. Уха получилась наваристой и хотя, на мой взгляд, в ней не хватало парочки ингредиентов, за то главная приправа - голод, была в изобилии, и это делало кулинарное творение наших рыболовов, необычайно вкусным. Запечёный сазан то же был оценен по достоинству, правда, ввиду малых порций(одна рыбка на десяток голодных мужиков и не менее голодную девицу), особого восторга не вызвал.
***
После обеда, Владмир, по обычаю, посетовал на отсутствие кофе и марципанов, а так же, с тоской вспомнил сало и горилку, запасы которых, недавно, у него закончились. За тем, некоторые камрады отметили недостаточное количество крупных рыб в улове и высказали предположение о возможной низкой квалификации отдельных рыболовов. Возник обмен мнениями, грозивший перейти в бурное обсуждение, но наш отец-командир присёк дискуссию в корне, спросив меня на сколько наших хватит запасов еды. Пришлось развести руками и, посетовав на недостаток денежных средств, ограничивших нашу покупательную способность в предыдущей таверне, признаться, что хлеба у нас хватит на день, сыра то же, крупы - на два, а мяса и вина, с разрешения сэра Алекса, и в целях экономии, я вообще не брал. До Амальфи ехать ещё долго, а с нашим неумением зарабатывать здесь деньги, каждая монетка на счету. Обдумав услышанное, Полковник постановил - завтра снова в дорогу.
***
После этого, разговор плавно перетёк на наше финансовое положение и, разумеется, свернул к неработающей "копалке". Раздались предложения по её реанимации. При этом выяснилось, что сэр Алекс, Анарс и ВиктОр это уже обсудили и начали эксперементировать. Всю прошлую ночь девайс провёл на груди сэра Я, но так и остался безжизненно холодным. Сегодня, во время приготовления обеда, Анарс положил его в угли у костра. Однако, даже пролежав там целый час, талисман отказывался работать. Оставалось последнее радикальное средство - "гальванизация" девайса с помощью "огненного перстня". Но тут существовала опастность уничтожить "копалку" окончательно. Обсудив и взвесив все "за" и "против", пришли к выводу: попытаться стоит, а вдруг и впрямь заработает?! Загоревшийся идеей народ был готов продолжать эксперементы, но был остановлен Полковником.
***
Мудро рассудив, что кроме "копалки" есть и другие насущные нужды, сэр Алекс устроил "распределение и развод на работы личного состава". Сэр Я был отправлен подальше от лагеря, для продолжения опытов; Анарс мобилизован на поимку и сбор червей для вечерней рыбалки; я с Одином, Артуром и Сандером выслан на экспресс-заготовку дров для костра на всю ночь; Ферапонт, под руководством Гильомы и присмотром Владмира, направлялся мыть котёл; Сигу было велено отдыхать (что вполне справедливо, барон и так дольше всех нёс вахту по охране нас от превратностей судьбы), а сам командир оставался "на хозяйстве", бдить, сторожить и недопущать.

сэр Я.
***
Необходимость проведения эксперемента по восстановлению работоспособности "копалки", как можно дальше от лагеря, была очевидна. Оставалось лишь найти подходящее место. Метрах в трёхстах от нашей стоянки, на ровном участке местности, росла одинокая молодая берёзка, как нельзя лучше подходящая для задуманного. Укрепив разряженное устройство на её стволе, я, на всякий случай, отошёл метров на десять и, старательно прицелившись, активировал "огненный" перстень. Струя клубящегося пламени ударила в самый центр цели. Максимальное время активации было секунд двадцать, после чего запас магической энергии уменьшался до критических значений, а на его восстановление требовалась неделя. Следовало быть очень осторожным, дабы не лишиться этого мощного оружия из нашего, и так небогатого магического арсенала. Огненный поток такой температуры и интенсивности способен оплавить камни, но на берёзе, когда я подошёл чтобы осмотреть результаты "выстрела", лишь незначительно обуглилась кора вокруг "копалки". А сама она уже не была безжизненно чёрной в магическом диапазоне, а сияла и переливалась, демонстрируя максимальный заряд. Похоже, эксперемент удался, но требовалось удостовериться. Вытащив из кармана два золотых(единственные наши золотые монеты, на данный момент, которые мы обнаружили в небольшом мешочке у убитого колдуна), я спрятал их в землю подальше друг от друга, на разной глубине и провёл над ними "копалкой". Обе монеты послушно выпрыгнули из земли. Ну, вот и замечательно, теперь Олафу не придётся экономить на продуктах.
***
Убрав золото обратно в карман, я в очередной раз принялся с любопытсвом осматривать загадочный амулет. В книгах о Ричарде часто упоминается её действие, но очень мало говорится про внешний вид. Вертя в руках продукт магических технологий, мне вдруг показалось, что центральная часть, куда был вмонтирован красный камень, может вращаться относительно наружного кольца. Я тут же проверил и убедился в этом. Возможно предположить, что копалка имеет несколько функций, но каких? Первое, что приходило на ум - она способна отыскивать не только золотые, но и серебрянные монеты. Проведённый тут же опыт, подтвердил мои предположения. Повернув внутреннее кольцо на четверть, можно было перенастроить копалку на серебро. К сожалению у меня не было при себе медных монеток, чтобы сразу проверить, может ли она обнаруживать медь. Пришлось возвращаться в лагерь.
В лагере, известие о заработавшей копалке, приняли на ура. Тут же проверили и убедились в её возможности обнаруживать и подымать и медные монеты. Выходило, что из за своей поверхностности и лени, сэр Ричард лишил себя немалой части дохода, ведь серебро и медь более распространены, чем золото, а значит и теряют такие монеты чаще. Хотя, возможно, просто копалка у него была не той системы.
***
Подошедший Анарс внезапно предложил довольно необычную вещь: учитывая герметичность доспехов Искателя, по его словам, я мог бы заняться подводной охотой. Кто о чём, а вшивый о бане (с) народная мудрость. Достаточно бредовая идея, ведь раньше мне никогда не приходилось увлекаться дайвингом или рыбалкой, и о том, что и как нужно делать, я имею весьма смутные представления. Об чём честно предупредил камрада, высказав резонные опасения за удачный исход мероприятия. Но он был настроен оптимистически, заявив, что всё когда нибудь делается впервые. К тому же, по его мнению, шансов добыть вожделенного карпа, у меня будет больше, чем у них, ибо рыбачьи принадлежности, имеющиеся в наличие, оставляют желать много лучшего, а арбалет, под водой, ни чем не хуже ружья для подводной охоты. Я подумал и, не найдя принципиальных возражений, согласился.
***
Для начала, Анарс озаботился выбором арбалета. Перепробовав несколько штук, остановили свой выбор на самом большом, сделанном, предположительно, гномами. Любой другой, изготовленный из дерева, пришлось бы выбрасывать из-за разбухшей дуги и отсыревшей тетивы. А стальные тетива и дуга гномьего, позволяли не бояться воздействия воды во время охоты, а главное - после. К тому же, он был смым мощным(проведённые испытательные стрельбы показали, что дальность прямого выстрела - около ста метров, а на полсотни, он с лёгкостью пробивает рыцарский щит). При этом, встроенный в доспехи мышечный усилитель позволял мне заряжать этот средневековый АКМ без дополнительных приспособлений, руками. И хотя, по утверждениям камрада, стрельба под водой дальше пятнадцати метров есть никчёмная трата арбалетных болтов, думаю, эта мощь не будет лишней. Чтобы не терять ценный боезапас (в наличии имелось лишь 20 штук), одну из удочек пришлось разобрать и, используя её леску, привязать болт к арбалетному "стремени", чтобы не потерялся. А самою удочку использовать в качестве шеста, для прощупывания дна. Снаряжённый подобным образом и подбадриваемый благими пожеланиями камрадов, я направился на первую, в своей жизни, подводную охоту.

Артур.
***
Нас вчетвером отправили заготавливать дрова для костра. Нас, это меня, Сандера, Олафа и Одина. Сперва Сандер подумал, что раз мы рыцари, а они простые воины, то мы будем ими командовать, но Один показал ему свой кулак и сказал, куда именно может засунуть Сандер своё "командирство". А Олаф объяснил, что в нашем отряде, рыцарские шпоры означают лишь то, что их владелец должен делать всё больше других. Это почётная рыцарская обязанность и долг. Однако, так как мы ещё юные рыцари, нам дают послабления и не нагружают как взрослых. Вот и сейчас, нам не придётся сильно утруждаться, всю неблагородную работу возьмут на себя другие. Олаф с Одиным срубят дерево и обрубят ветви, а нам останется лишь отнести стволы к костру. Пока же, нам предложили собрать по охапке хвороста, чтобы не стоять и не ждать, пока они с Одином подыщут подходящую для костра лесину. Мы принялись за работу. Пока собирали хворост, относили его в лагерь и возвращались, камрады срубили одно дерево, потом второе, а следом и третье. После третьего Один сказал, что "мы не на лесоповале и он в лесорубы не нанимался", и хотел закончить, но Сандер сказал, что если он устал, то может отдохнуть, а мы пока срубим следующее дерево. Олаф отдал мне свой топор и они утащили бревно в лагерь, к костру. Я никогда раньше не рубил деревьев и не знал, как это делается, поэтому Сандер забрал у меня топор (свою секиру Один унёс с собой, сказав, что это оружие, а не топор дровосека) и стал рубить сам, но у него не очень хорошо получалось. Наверное, когда он учился на рыцаря, рубить лес его не учили. В конце концов нам удалось повалить дерево. Обрубив самые длинные ветки, мы взвалили его на плечи и потащили, по уже проторенной тропинке, в лагерь..
***
Заготавливать дрова мне не понравилось, слишком скучно. К тому же, мы опять вспотели и перемазались в смоле, поэтому Олаф отправил нас снова купаться. Подойдя к берегу, мы застали сидящего Анарса, который внимательно смотрел на воду. Узнав, что мы собраемся лезть в озеро, он, в начале, не хотел нас пускать и стал ворчать, что мы и так чистые, подумаешь немного смолы на руках. Но потом разрешил, хотя и велел не отходить далеко от берега, потому как в озере, сейчас, сэр Я охотится на карпа, и мы можем распугать всю рыбу, если будем плескаться, как два молодых бегемота. Меня очень удивили его слова и я стал расспрашивать, но он ответил, что если мы немного потерпим и не станем соваться в воду до возвращения камрада ВиктОра, то сами всё увидим. Я согласился и Сандер тоже, он тоже хотел узнать, как можно охотиться в озере, оно же не лес. И ещё его интересовало: кто такой бегемот?
***
Я хотел ему ответить, потому что я знал про бегемота, но не смог, мне вдруг стало страшно. Осторожно повернувшись к озеру, я понял что боюсь его. В смысле озеро, а не Сандера. Точнее не самого озера, а того, что в нём. И этот страх становился всё сильнее. Мне казалось, что где то там, в глубине, есть кто то большой, холодный, склизкий, страшный и очень голодный. И он смотрит на нас из под толщи воды, и хочет съесть. Ещё я понял, что сэр Я в большой беде, ведь он там, под водой, и не видит того, страшного и голодного. И я стал кричать Анарсу, что нужно срочно предупредить ВиктОра о той твари из глубины, иначе будет плохо. А Анарс не мог понять, о чём я говорю и Сандер тоже, они стали меня расспрашивать и тормошить, а меня уже колотило от страха. Мне казалось, будто я в самом деле вижу, как нечто громадное и ужасное медленно приближается к нашему камраду, чтобы поглотить его, и тогда я закричал. Но не голосом, а как бы внутри головы, мысленно. Я кричал всё сильнее, чтобы камрад меня услышал и, в какой то миг, мне показалось, что я смог до него "докричаться". Я будто очутился рядом с ним, видя и чувствуя то же, что и он. Я видел, как ВиктОр, забеспокоившись, сделал пару шагов назад, как держа палку, словно рыцарское копьё, стал озираться и увидел сквозь зелёный полумрак, наплывающую на него, огромную распахнутую пасть. Последнее, что я запомнил, прежде чем потерять сознание, это большие белые зубы, смыкающиеся со всех сторон на теле нашего товарища..

24

... Чьи то голоса...
- Жив?
- Пульс есть, дыхание тоже. Ран вроде нет. Похоже на обморок.
- А сам как?
- В голове слегка звенит и такое ощущение, будто пыльным мешком из-за угла"приласкали". Но координация в норме. С мужиками что?
- Кровь из ушей и носа, такое случается при сильной контузии, если фугас рядом рванёт. Но ведь взрыва не было!
- Не было, факт. А вы, там, в лагере, что почувствовали?
- Сильная зубная боль. Внезапно заныли все зубы разом, а потом, всё резко прекратилось.
- Странно, Артур вроде цел.
- Это ещё не известно...
Голоса знакомые. Открываю глаза. Надо мной склонился Олаф, а рядом стоит, чем- то недовольный, нахмурившийся сэр Алекс.
- О, жив курилика! - Олаф улыбается - слышишь меня, говорить можешь?
Недоумённо кивнув, я делаю попытку приподняться. Камрад заботливо поддерживает, помогая сесть. Оглядываюсь: мы уже рядом с лагерем, а не на берегу; неподалёку лежат Анарс и Сандер, над ними хлопочут, пытаясь привести в чувство, Один, Гильома и Владмир; Сиг, с обнажённым мечом в руках, стоит между нами и озером, рядом с ним Ферапонт с арбалетом.
- Олаф, что случилось? - в моей голове странная звенящая пустота.
- Интересный вопрос - убедившись, что я в порядке, камрад встаёт, слегка пожав плечами - мы ещё не разобрались толком. Похоже, это шло из воды, вы были ближе всех, и вас вырубило первыми; меня, каким-то странным звуком, свалило с ног, при этом возникло чувство, словно мозг сейчас взорвётся. Остальные, в лагере, просто испытали приступ острой зубной боли.
Озеро! Сэр Я! Его слова, словно рывком, возвращают мне память. Наверное, я сильно меняюсь в лице, потому что он, вдруг, склоняется ко мне и встревожено кладёт руку на плечё:
- Артур, что с тобой?
Путаясь и захлёбываясь в словах, я начинаю рассказывать о том, что почувствовал на берегу, как пытался позвать камрада ВиктОра и что увидел, перед потерей сознания. Олаф слушает внимательно.
- А теперь ты ВиктОра чувствуешь?
Я отрицательно качнул головой:
- Нет. Понимаешь, это не всегда. Иногда накатывает, что то такое и я начинаю видеть, слышать, или чувствовать, но потом всё проходит.
- Понятно, что ничего не понятно - протянул камрад - значит, говоришь, закричал мысленно?
Кивнув, я принялся вновь рассказывать, как всё случилось, но он прервал меня
- Вот это, как раз, понятно - Олаф поднялся сам и помог встать мне - но сейчас, совсем другое важно.
- Что важно, что ты понял? - голос Полковника был напряжён и резок - Докладывай кратко.
- Да нечего пока докладывать, одни предположения. Но, для начала, я бы посоветовал одеть доспехи, ибо если Артур прав и там, в озере, сидит какая-то голодная зубастая тварь, то что ей мешает пожаловать сюда, на берег? А у нас лишь Сигизмунд в доспехах. Окажемся, как Красная армия в июне 41 - нихрена не готовыми и привет.- сэр Алекс думал недолго и через полминуты все поспешили в лагерь, за доспехами, неся, так и не пришедших в себя, Анарса с Сандером..
- Давай, не тяни резину, докладывай - Полковник, накинув панцирь, принялся застёгивать ремешки - коротко и по существу. Предположения, основания, выводы.
- Если коротко - Олаф помог ему застегнуть левый наруч и взялся за свои доспехи - по моим прикидкам, выходит, что это нас Артурчик приложил - услышав такое, я очень удивился и попытался объяснить, что не при чём, но он только махнул рукой - я давно за ним странности заметил. С тех самых пор, как они из посольства вернулись. Похоже, тот Древний чудак, ему не только знание управления зеркальными телепортами вложил, но и дар псионики то же. Псионик - это вроде экстрасенса, силой разума способен делать разные штуки вроде телепатии или телекинеза, к примеру. Вложить - вложил, но не обучил. И теперь эти способности, временами спонтанно вспыхивают в Артуре. Как правило, в состоянии повышенного возбуждения, когда возникает опасность. Если я прав, то нас накрыл так называемый "Крик" - телепатический удар. Кстати, третий уровень псионики. Первый - чувствовать, второй - защищаться, а третий - атака. А после этого, наш юный камрад ещё умудрился установить с Виктором телепатическую связь. Для необученного парня, с его небольшим энергетическим потенциалом, это было уже слишком, вот он и "ушёл в аут". Тем, кто был рядом с ним, досталось в полной мере, меня "срубил" болевой шок, а остальные отделались лёгким испугом. Обычно, эту атаку псионик применяет, когда вокруг только враги, но Артур не знал, вот и шарахнул. И ещё, думаю, у доспехов Искателя наверняка должна быть защита от подобного воздействия, так что, зря "кричал".
- Почему так уверен, - сэр Алекс надел шлем и застёгивал подбородочный ремень - обоснуй.
- Если бы это тварь из озера на нас воздействовала, то почему не вылезла и не напала на парней? Они же у самой кромки воды лежали. И рядом никого не было, могла бы спокойно, не торопясь, хоть одного, хоть парочку себе под воду утащить.
- Допустим. Твои предложения?
- Мы слишком мало знаем, чтобы действовать наверняка. Значит, нужна осторожность и осмотрительность. Если Артур не ошибся и на Виктора напал местный Ктулху, то помочь камраду мы ничем не можем. Остаётся надеяться, что древний доспех окажется не по зубам неведомой твари и молиться Господу и Пресвятой Богородице. И ждать. Часа два. Если за это время камрад не вернётся, будем считать, что Ктулху оказался сильнее. Тогда сворачиваем лагерь и перемещаемся метров на триста или четыреста от сюда, но так, чтобы Виктор, если всё же выжил и выберется, увидел наш костёр и лагерь. Ночуем, а утром - в дорогу.
- Ясно, - сэр Алекс проверил, как меч выходит из ножен и оглянулся на остальльных - а Ктулху, это что такое?
- Смотрие!!! - пронзительный крик Гильомы заставил всех вздрогнуть, схватиться за оружие и развернуться в сторону озера.
На берегу, слегка пошатываясь, стояла фигура в знакомом скафандре..

25

Список личного состава. Справа налево,в смысле наоборот.
барон Сигизмунд
Артур
Владмир
Анарс
сэр Я
Один
Олаф
сэр Алекс
Гильома

http://s3.uploads.ru/eEdMi.jpg

26

Плотная серая дымка, сквозь которую еле просвечивает солнце, затянула всё небо от края, до края. После той жары, что сопровождала нас в пути, кажется, что сегодня даже холодно. Мы снова в дороге, наши кони идут неторопливым шагом, сберегая силы, сегодня предстоит сделать большой переход. Я уже уверенно держусь в седле, успев привыкнуть к лошадям и подобному способу передвижения. Для благородного сословия, это единственная возможность путешествовать, а раз я теперь рыцарь, то мне по другому нельзя. К тому же, за время, проведённое в этом удивительном мире, я неплохо изучил сам процесс и теперь могу самостоятельно оседлать лошадь. Мы едем по настоящей дороге, Сандер и я изображаем оруженосцев барона Сигизмунда. За нами следуют остальные. Анарс и Олаф испытывают копалку, часто отъезжая в сторону и пытаясь найти золотые монеты, как описывалось в книгах о Ричарде. Они двигаются то по одной, то по другой обочине дороги, свесившись с седла и везя копалку у самой земли. Вот только за всё время от начала и до обеда, им удалось найти лишь две золоты монеты, и один, непонятный, но явно золотой комочек. После обеда они переключили копалку на серебро и за час насобирали около дюжины монет. Странно, в книгах о сэре Ричарде, на любой, даже лесной дороге, всегда попадается множество золотых монет. Может у нас копалка не такая? Или дорога неправильная?
***
Сандер говорит, что к вечеру обязательно будет дождь, а ещё, что где то впереди есть замок, а рядом большое село с таверной. Ему известны эти места, так как неподалёку его дом. При этом, он грустно вздыхает и отворачивается. Молча киваю, соглашаясь. Мне сейчас совсем не хочется разговаривать. Ни капельки. Случилось много такого, что нужно обдумать. Но только самому. И я молчаливо еду, вспоминая и перебирая в памяти случившиеся. Позади осталась наша ночёвка у озера. Хорошо ещё, что все живы. И не только живы... Я узнал о себе такое, что меня испугало и хотя стараюсь не подавать вида, всё равно, как то не по себе.Моя неожиданная способность к телепатии вызвала большой переполох. Я о таком читал и в фильмах видел, даже мечтал иногда, но не думал, что случится со мной. А главное, никак не ожидал, что это будет на столько трудно и опасно. Оказывается, я случайно могу ранить и даже убить друзей. Это плохо. Нужно обязательно научиться управлять этим даром, чтобы не причинить вреда своим. Вот только кто же будет учить? Может попросить Олафа нанять какого нибудь мага мне в учителя? Теперь, когда копалка заработала, деньги у нас будут. Вечером спрошу его об этом.
***
Вторая вещь, которую нужно обдумать, это русалки. Те, что живут в озере и которых сэр Я спас от громадного крокодила. Правда в начале, никто не знал, что он спас. Когда камрад Виктор вылез на берег, он долго не мог отдышаться и лишь потом рассказал, что с ним произошло. Охотясь за рыбой (ему удалось подстрелить одну), он увидел странное существо под водой, это была русалка. Пока он удивлённо её разглядывал, на него напал монстр. Они подрались, и сэр Я прожёг ему голову Огненным перстнем, использовав остатки заряда и теперь перстень разряжен окончательно. А потом ему стало нечем дышать. Оказалось, пока он боролся с гигантским крокодилом на дне, энергозаряд в его доспехах кончился, и воздух перестал поступать, так что он чуть не задохнулся, пока выбирался на берег. Жаль, что мы так и не смогли увидеть того крокодила, по словам сэра Я он просто громадный, но вытаскивать его нечем. Да и сэр Алекс, предположив сперва, что раз есть один монстр могут быть и другие, запретил нам соваться в озеро.
***
Это уже потом, вечером, когда приплыла королева русалок и позвала нас на переговоры, мы узнали, что монстр был единственным и держал в страхе всё подводное племя. Он у них почти всех мужчин съел и несколько женщин. Так что после победы над этим крокодилом, сэр Я стал для подводного народа Избавителем, Защитником и Героем. Королева очень хотела, чтобы камрад Виктор поплыл вместе с ней в их город, чтобы русалки могли "восславить его и лицезреть лично"(это мне Олаф шепнул, но я так и не понял что значит "лицезреть"). И ещё русалок очень удивило, что я могу "разговаривать в голове" (так сказала королева), раньше им никогда не встречались жители суши, владеющие этим умением. Сами русалки все владеют телепатией и редко говорят вслух, под водой разевать рот не слишком удобно. Правда, используют они её только для общения между собой. Моё умение их заинтересовало, и они предложили мне то же посетить их город. Только сэр Алекс был по началу против. Начались переговоры. В конце-концов Полковника убедили в том, что ничего страшного не случится, если мы с сэром Я эту ночь проведём у русалок (я только не понял смысла слов Королевы о силе героев, которая может возродить их народ и смерти племени, если мы откажем). Сэр Алекс покряхтел, а потом махнул рукой и заявил, что ради благого дела он и сам не прочь тряхнуть стариной. Королева русалок так обрадовалась, когда это услышала! Другие то же захотели посмотреть на город русалок. Мы ещё немного посовещались и решили разделиться: сэра Сигизмунда назначили старшим по лагерю, с ним остались Гильома, Один, Ферапонт и Сандер (он, почему то, отказался плыть к русалкам), а остальные "отправились налаживать межвидовые контакты", как выразился Анарс. Он, кстати, попросил у русалок, чтобы они достали арбалет, потерянный сэром Я в битве с крокодилом. Те согласились.
***
Не знаю, почему они называют свою пещеру городом? Правда, она очень большая и на половину заполнена водой, а в стене много ниш, разных размеров, в которых живут русалки. Мне не очень много удалось увидеть, так как в пещере довольно темно и странные небольшие камни, светящиеся зелёным светом, слабо разгоняли темноту. У дальней стенки была довольно ровная каменная площадка, на которую мы вылезли. Следом приплыло всё племя. Русалок собралось десятка два и все женщины (это легко было определить, ведь они одежды не носят, кроме украшений из ракушек на на шее и поясов, к которым цепляют всякие нужные штуки вроде ножей и разных мешочков). Выслушав речь своей Королевы, они принялись благодарить сэра Я и выглядело это довольно странно: каждая русалка, подходя, проводила ладонями по щекам камрада Виктора, а потом, приблизившись к нему вплотную, тёрлась телом о его живот, постепенно опускаясь всё ниже.. Потом был пир в честь Героя. Хотя, пир - это громко сказано, нам предложили рыбное филе и моллюсков, всё это было сырым (русалки не умеют разводить костёр). Ещё были какие то водоросли. Никакого вина или пива (русалки не знают алкоголя). И порции не самые большие, я с грустью вспомнил бабушкины блины со сметаной. Но дареному коню в зубы не смотрят и мы удовольствовались предложенным. Потом ко мне подошла одна из русалок и увела с собой..Вообще русалки удивительные создания. Миниатюрные. За всё время пока мы были у них в гостях, я видел лишь трёх, включая королеву, кто были бы с меня ростом, остальные ростом с Гил и даже ниже. Двигающиеся плавно и грациозно, они завораживали взгляд своими танцами в неверном свете древних светильников. Их волосы заплетены во множество мелких косичек с камешками на конце, которые они собирают в хвост на затылке или длинную косу перевитую водорослями. Большие глаза и меленький рот, вместе с небольшим подбородком, делают их похожими на совсем юных девочек. А ещё у них нет хвостов. Я всегда думал, что если русалка, то у ней обязательно должен быть рыбий хвост. Но я ошибался, по крайней мере, у этих, нормальные ноги, вот только ступни больше похожи на ласты тюленя и от запястья до локтя по тыльной стороне руки есть небольшой костяной нарост в виде гребня. И ещё жабры на шее. Получается, что если не считать всех этих мелких внешних отличий и развитого умения телепатии, русалки ничем от нас не отличаются.
http://s2.uploads.ru/OSk0d.jpg
Утром все были молчаливы и разговаривали друг с другом мало. Русалки доставили нас на берег и в качестве подарка пригнали трёх гигантских карпов. Одной такой рыбины хватило, чтобы накормить весь наш отряд, а нам подарили целых три. Сэр Алекс и Анарс оживились и тут же организовали их копчение, не забыв поблагодарить за такой презент. Ко мне пристали Гильома и Сандер с просьбой рассказать, что было в городе русалок. Я не хотел им говорить, но они были настойчивые. Тогда я рассказал про пир и пещеру, а потом, сославшись на темноту, царившую в там, и усталость, сказал, что после пира быстро уснул и больше ничего не видел. Чем занимались остальные, мне не известно, но если кому то это интересно, то они могут спросить сами. Гильома фыркнула и отстала, а Сандер внимательно посмотрел на меня и хлопнул по плечу
- Если не хочешь говорить - не надо. Главное они тебя не съели. - я промолчал.
Пусть думают что хотят, а я .. Я навсегда запомнил запах её волос, нежные прикосновения, прерывистое дыхание и тихий полувсхлип-полувздох, когда она стала женщиной.. Её руки неумело ласкали моё тело, мои отвечали тем же, ведь у меня до неё никого не было, я даже не целовался ни разу. Мы оба были неопытны, но в тот миг, наши разумы слились. Я чувствовал, как она ощущает мои руки и губы, ей не нужно было подсказывать, что и как делать. Мы были, как единое целое и я знал, что она чувствует тоже самое..
Потом мы свернули лагерь и поехали дальше. Наверное, я никогда не забуду то, что произошло и навсегда запомню имя, похожее на плеск волны - Верея.
http://s2.uploads.ru/VLeoS.jpg

27

Олаф
***
Ближе к вечеру распогодилось, облачная дымка истончилась и пропала, а на небе, во всю дурь, навёрстывая упущенное, засияло горячее летнее солнышко. Когда солнечные лучи коснулись верхушек дальнего леса, безмерно вытянув наши тени, мы увидели село, тут Сандер, в отличие от дождика, не ошибся. Довольно большое, дворов под двести, его уже можно было назвать городком и обнести стеной, но видно местный лорд имел свои планы на этот счёт. Замок самого лорда высился неподалёку, на холме, минутах в десяти неспешной рыси. Сигизмунд предложил было заночевать там, ведь по традиции местный лорд обязан предоставить кров странствующим рыцарям и их спутникам. Но сэр Алекс не согласился, заявив, что если местный лорд щедр, то остановка в замке может запросто перерасти в трёхдневную пьянку, с последующей охотой и прочими местными развлечениями. И мы, чтобы не обидеть хозяина, должны будем в этом участвовать. А у нас и так времени в обрез. Скоро лето кончится, а мы даже до Амальфи не добрались. А вдруг сэру Ричарду наша помощь нужна уже сейчас? Сиг выслушал и согласился, хотя, лично я, в тайне, надеялся, что ночь мы всё же проведём в замке, там с нас хоть деньги за постой не взяли бы, а в таверне придётся платить. И хотя у нас, благодаря копалке, есть теперь и золотые, и приличная горсть серебряков, всё равно жаль. Да! Как Нач. по тылу я просто ОБЯЗАН быть жадным, прижимистым и скраденным, как старый, мудрый прапорщик.
***
Таверна была не ахти, так себе, могли бы и получше построить. Да и не таверна это была, а корчма(вроде нашего пивного паба - пива наливают, но из жрачки только снек к пиву). Большой дом, где размещался общий зал, пристроенная к нему конюшня, да пара сараев, вот и весь гостиничный комплекс. Удобства ессно во дворе. Сам корчмарь с семейством проживали в маленьком пристрое, ютясь в небольшой комнатушке впятером (сам хозяин, его жена, пара дочерей-толстушек и младший сын-сорванец). Осмотрев строение, я, как ответственный за постой, задался резонным вопросом: а где мы "бросим кости" на ночь? Корчмарь тупо пожал плечами, заявив, что у него не таверна и место для ночлега мы вольны искать где нам угодно. Сволочь, конечно, и хам, но он прав. Искоса поглядывая на его "пресную" физиономию я достал одну серебряную монетку и принялся вертеть её, делая вид, что впервые вижу этакую невидаль. Потом достал вторую и присоединил к первой. Корчмарь был невозмутим, как статуя острова Пасхи. Тогда я, с глубоким вздохом, убрал серебрушки и вытащил золотой. Глаза жены хозяина удивлённо расширились, а на лице отобразилась титаническая работа мысли. Хозяин же проявил удивительную пофигистичность, не реагируя даже на золото. То ли дурак, то ли наоборот, слишком умный и цену набивает. Подкинув пару раз золотой кругляш, я недоумённо пожал плечами, хмыкнул и только собрался убрать его в кошель, как женщина не выдержала. Быстренько всё подсчитав, она поняла, что при любом раскладе, они с мужем остаются с наваром, а вид "уплывающей прибыли" придал ей смелости и решительности. Пихнув нерасторопного супруга локтем в бок, хозяйка предложила заночевать "нашим милостям" в зале корчмы. (А местных мы выгоним, Ваша милость, не беспокойтесь. Как только спать возжелаете, так вы нам только мигните и мы их враз взашей..) Такой расклад меня вполне устроил. Подкинув золотой ещё раз (женщина проводила его неотрывным взглядом) и заговорщицки подмигнув, я "довёл до сведения обслуживающего персонала":
- Вообще, мы - смирные. Убиваем, рушим, жжём и бесчинствуем нечасто. Пару раз в неделю, ну три, от силы. Почти ангелы. К тому же сегодня переход был не из лёгких и все устали. Если накормите до отвала, дебоширить и творить непотребства не станем. А если кони останутся довольными, то завтра, когда поедем дальше, я, может быть, добавлю ещё парочку монет. Всё понятно? - Похоже, даже до медленно соображающего корчмаря дошло, что им привалило "СчаЗЗтье" в моём отдельно взятом лице(видно не часто благородные дураки, с карманами полными золота, попадаются в здешних краях. И ещё реже они платят золотом за постой в занюханной корчме, пусть и десятка мужчин). Он и жена закивали головами, как два китайских болванчика, только руки на груди лодочкой не сложили. Дочери, телом похожие на мать, а лицом на отца, молча смотрели на меня "коровьими глазами"(взгляд такой добрый, ласковый, с полным отсутствием не только интеллекта, но даже мысли). Мда, на любителя..
- Слышь, хозяин, а тебя как кличут то?
- Арактос я, Вашмилсть - корчмарь неторопливо склонил голову.
- Еврей что ли?
- Та не, какой ифрей? Местный я, пиво варю..
- А, а то смотри у меня! Узнаю, что еврей - враз обрезание по самые помидоры и без базара. Понял?! - он испуганно моргнул, а я, кинув монетку хозяйке, дождался, пока она поймает, проверит "на зуб", убеждаясь в подлинности, и закончил:
- Но если нам чего не понраву будет, я этот золотой у вас вместе с жизнями заберу. А дочерей на потеху и непотребство возьмем и до самой смерти их..Ну, ты поняла, да? А пацанёнка в конюшне, к потолку подвесим, костёр под ним разожжем и кишки выпустим. Так что, если бед не хотите - шевелитесь живее, не будите во мне зверя, а лучше закормите его жареным мясом или что там у вас?..
Вот такой метод "кнута и пряника" в применении к средневековым работникам сферы гостиничного бизнеса и общепита. Не знаю, что их впечатлило больше: золотой или мои угрозы, но вскоре мы сидели за столом потягивая свежесваренное пиво, а на огромной сковороде скворчала яичница, в дюжину яиц, с беконом..
***
Вообще, здешняя корчма довольно примитивное строением в архитектурном плане. Простой полутёмный длинный зал, разделённый, примерно посредине, входными дверями. Маленькие окна, заклеенные бычьим пузырём, к тому же закопчённым, практически не пропускают свет. Освещение дают многочисленные свечи на столах и странная конструкция, нечто вроде средневековой люстры, на которой укреплена дюжина свечек.
http://s3.uploads.ru/6aEhF.jpg
Длинные столы вдоль стен, проход между ними и "VIP зона" для благородных у правой стены, а напротив, у противоположной, "барная стойка".
http://s3.uploads.ru/rqHsS.jpg
Всё заставлено какими то бочонками, корзинами и прочей, нужной в хозяйстве, утварью. Открытый очаг неподалёку от "благородной" половины (интересно, а кто тут сиживал до нас, неужели местный лорд?)
http://s3.uploads.ru/87rZB.jpg
Правда сейчас тепло и местный люд предпочитает тянуть пиво сидя под навесами, снаружи харчевни. Так что весь зал в полном нашем распоряжении. Наконец перед нами поставили еду и мы набросились на неё, как голодные волки. Сметя глазунью, перешли на пироги и сыр, а на вертеле уже жарился молодой аппетитный поросёнок. За пищей телесной, пожаловала пища духовная в лице хорошенько проспиртованного забулдыги, которого нам представили, как здешнего трубадура, поэта и менестреля. Народ скептически осмотрел представителя местной попсы и возжелал усладить свой слух музыкой али песнями в его исполнении. Жалобно шмыгая носом, звезда местного разлива попросила, "на поправку здоровья и придание бодрости, ма-а-аленькую кружечку пивка". С одобрительного кивка сэра Алекса, я махнул корчмарю
- Любезный, полкружки пива этому .. пройдохе - а на попытку выциганить полную кружку, отрезал - не понравится, как поёшь, яйца дверью прищемлю, чтоб голос повыше был. Понял, пся крёв?! Менестрель испуганно втянул голову в плечи, опорожнил кружку и запел:

Вот я, веселый менестрель,
И выпить я не прочь.
Люблю холодный добрый эль
И в жаркий день и в ночь!

Чем больше я от эля пьян,
Тем больше эля пью,
Но это вовсе не изъян –
Я, просто, эль люблю!

Я вам открою свой секрет,
Его я не таю:
Меня хранит от зла и бед
Тот эль, что с вами пью.

Иду по жизни с элем я,
Мне некогда тужить.
И вам советую друзья,
Побольше эля пить.

Ведь выпив эля, в тот же миг,
Становишься добрей.
И, как бы ни пинала жизнь,
На сердце веселей!

Пусть голос его был пропит и хрипл, пусть рассохшаяся лютня неимоверно дребезжала и фальшивила даже для моего нетренированного уха, но позитивный текст и старания певца оценили все. Так что вторую, полную, кружку он честно заработал..

Один
***
Пир был в самом разгаре. Намучившись за день в седлах, мы сидели за длинный столом и активно пожирали необыкновенно вкусного, особенно с голодухи, порося. Порось был молодой, мясо нежное, а повора, стремящиеся угодить "благородным господам", не подкачали. Над столом витал одуряющий запах жареного мяса, мелькали ножи и слышался здоровый мужской чавк.Я потягивал свежее пивко, неплохо дополняющее жареную свинину. Усталое тело распускало напряженные, за долгий переход, мышцы. С удовлетворением отметил, что здорово прибавил в силе и выносливости за время пребывания в этом чужом для нас мире. Дряблый жирок заменили тугие мышцы. Комрады тоже преобразились в лучшую сторону: пивные животы исчезли, плечи раздвинулись, руки стали толще, выправка - строже, на радость сэру Алексу. Наш полковник восседал во главе стола и, поглаживая бороду, благосклонно посматривал на своих прожорливых «солдат».
Анарс уже ослабил ремень на пару дырок, отдуваясь и переваривая съеденное. Олаф с Вованом ухитрялись, не переставая усиленно работать челюстями, обсуждать различные способы приготовления порося. Артурчик и Сандер болтали "за жизнь", под бдительным оком Гильомы. Сандер рассказывал, как однажды побывал на рыцарском турнире, что устраивал один из соседей его родителей в честь своего бракосочетания. Оружиносица то пренебрежительно фыркала, надменно задирая нос, то, проявляя истинно женское любопытство, начинала выспрашивать, в чём были одеты невеста с женихом. Лишь бедолага Ферапонт остались снаружи присматривать за нашим фургоном и лошадьми. Тепло, отдых, вкусная еда, пиво, все было на столько чудесно и замечательно, что я расслабился и потерял бдительность..
***
Кто-то коснулся моего плеча. Я скосил глаза и кровь резко отхлынула от наполненного желудка, переместившись гораздо ниже. Редкое сочетание стройной фигуры, пышной груди и симпатичного личика забирало грязную посуду и, как бы невзначай, демонстрировало вторичные половые признаки. Внутри вспыхнул пожар. Колоть дрова было негде и, пригубив еще немного кисленького, я нагло принялся рассматривать красотку. Девушка, залившись румянцем, застенчиво улыбнулась уголками красиво очерченного ротика и, подхватив тяжелый поднос, усиленно влияя задницей, направилась на кухню, а чуть погодя, с пустым ведром, к выходу из зала. Я похотливо проводил глазами ее стройную фигуру до двери и уже собрался вклиниться в разговор комрадов, как деваха сделала явный пассаж в мою сторону, призывно посмотрев на меня и облизнув кончиком язычка пухленькие губки. Жареное мясо, специи, здоровый образ нынешней жизни и длительное воздержание мгновенно перевесили осторожность со здравым смыслом. Ноги сами собой воздели меня в вертикальное положение и направили к выходу. По пути, краем глаза, я перехватил внимательный взгляд Олафа.
- Комрад всегда начеку - пронеслось в затуманенном мозгу. Показав ему на пальцах, что со мной всё «окей», ежели чаво - свистну, я вышел на улицу.
***
Свежий ночной воздух приятно холодил разгоряченную голову, но не ту, которую надо бы. Внутренний голос был послан далеко и надолго, животный инстинкт возобладал. Девушка уже открывала дверь конюшни и, призывно поманив пальчиком, скользнула внутрь. Непослушные, или послушные, ноги понесли меня следом. В башке скреблась какая-то мысля, но никак не могла выбраться наружу, какое то явное несоответствие, которое увидел, но не сделал правильный вывод. Дернув створку, я вошел в полумрак конюшни. Лошадки переминались с ноги на ногу и тихонько пофыркивали. Красотка стояла у противоположной стены и надменно улыбалась. Слегка удивившись такому выражению её лица, на автомате, я сделал пару шагов. Озарение пришло внезапно - её руки! Руки, когда она собирала посуду со стола, тонкие, холеные пальцы, не привыкшие к грубой работе, руки не посудомойки или прачки, но аристократки. Додумать я не успел, две пары крепких, уже мужских, рук вцепились мне в плечи и повисли, заваливая назад.Рванулся, но безуспешно, двое, не по человечески крепких молодцов, аки волкодавы, вцепились в меня мертвой хваткой. Спереди набегал еще один, с короткой дубинкой в занесенной руке. Используя держащих меня как опору, я ударил его обеими ногами в лицо. Похоже попал, так как "товарисч" рухнул, аки подрубленный, только ножки выехали вперед… Сзади повисли на шее и стали душить. Я не удержался на ногах и наша пирамида, с шумом и грохотом, завалилась назад, сбивая и круша ясли. Взбудораженные кони, забеспокоившись, стали всхрапывать и бить копытами. Подо мной, что то всхрюкнуло, видимо у кого то выбили воздух из легких, захват на шее ослаб, "волкодавы" то же на миг ослабили хватку, и я, поняв, что это мой, возможно, последний шанс, напряг все силы для последнего рывка. Но… Ох уж, эти женщины! Девица, проявив неожиданную прыть, бросилась ко мне и оседлала, прижавшись обжигающей плотью, столь ощутимой через тонкую рубаху. Острое лезвие стилета коснулось моего нижнего века.
-Замри, тварь, не то …- прошипела она, красноречиво подняв локоть. Аргумент был весомым, и не располагал к сопротивлению. Несмотря на всю опасность ситуации, я засмотрелся на иссиня-черные длинные волосы, ниспадавшие на вздымающуюся, дивной красоты и формы, грудь. Крепыши приободрились и придавили так, что шевелить можно было только бровями. Красотка поднялась, бросив мельком удивленный взгляд на нижнюю половину моего бренного тела. Её подельники за пять секунд спеленали меня как младенца, связав руки, заткнув рот какой то грязной тряпицей и накинув пыльный мешок на голову. За тем, резко вздёрнули на ноги и повели в неизвестном направлении. Сколько волокли – шут его знает, через мешковину было не разглядеть. Тащили грубо, не церемонясь, подбадривая пинками, от чего мне сразу вспомнилась наша родная милиция. Разок крепко приложился лбом о низко расположенную ветку, да так, что ноги подкосились, но был вновь поднят, награждён парочкой ударов в область печени и потащен дальше, спиной ощущая постоянные покалывание клинка. Интересно, комрады заметили мое отсутствие? Олаф точно должен был спохватиться.
***
Опьянение вином, похотью и дракой прошло, и я ругал себя последними словами: - Повелся на сиськи как зеленый пацан! Взяли как последнего лоха, даже вспомнить стыдно, тьфу, мудило грешное! - Таким образом, бичуя и костеря себя на чём свет, не заметил, как меня забросили на лошадиный круп, приторочив к седлу, словно тюк. За тем, минут десять, бешеной скачки, отбившей мне все ребра, скрип ворот, еще немного конского хода и, как свиную тушу, моё измученное бренное тельце скинули прямо на каменные плиты двора. Немного полежав на холодке, стал помаленьку восстанавливаться физически и морально, но долго прохлаждаться мне не дали.
- Чаво разлегся, падаль? А ну вставай! Тебя, господин, уже ждуть…- сильный пинок под ребра, заставил шевелиться…- Грубый низкий голос был безапелляционен – ВСТАТЬ, ТВАРЬ!!! – заорали над ухом, разрывая барабанные перепонки…
Как котенка схватили за шкирку и снова поволочили, едва не сбивая с ног. Проклятый мешок полностью дезориентировал, а кляп не давал нормально дышать. Ничего, твари, придёт когда нибудь и мой черёд.. Остановились, послышался сухой стук копий друг о друга. Справа, хриплый мужской голос устало доложил :
- К лорду Итмену, по его особому распоряжению, рыцарь из тех, кто в таверне остановились.
- Его светлость изволит ужинать, стоит ли отрывать по такому поводу…- другой жирный голос явно сомневался, я сразу представил этакого Бальзу, нереально толстого и сытого…
- Стоит, черт тебя дери! Не будем же мы до утра с ним таскаться?! – хриплый голос был твёрд и категоричен, и нас пропустили в зал…
***
Да, на освещении явно не экономили, когда мешок сдернули с головы, свет резанул по глазам так, что первые мгновения я ни черта не видел.
- Мерзавцы! Благородного рыцаря с грязной тряпкой во рту, что за идиоты! Немедленно убрать! Подайте ему сейчас же кубок вина и этот стул…- раздался приятный баритон, поставленный как у диктора центрального телевидения. – Как вы не куртуазны, бестолочи - посетовал тот же голос - и развяжите сэру руки. Приношу Вам свои извинения за слуг, доблестный рыцарь, тупые простолюдины, что с них взять?
Веревка, повинуясь острому ножу, упала и я принялся растирать затекшие запястья. Глаза привыкли к свету, позволив осмотреться.
Типичный зал донжона , стандарты средневековой жизни, массивный стол с обилием жратвы. Здесь и окорока на огромных подносах, мясо печеное, жареное, пареное, короче, всего до хрена и больше…Все одинаково и предсказуемо, все, кроме того, кто восседал во главе этого стола. Обладатель приятного голоса никак не соответствовал первому звуковому впечатлению. Потухший взгляд, тяжелый, квадратный подбородок, массивная челюсть. Опухшее, даже одутловатое лицо, серое, с желтоватым отливом, производило довольно неприятный эффект. Справа от лорда Итмена сидел молодой человек с физиономией дауна и активно поглощал снедь с большого блюда, почти корыта. Существо громко чавкало и периодически сыто отрыгивало. Это было еще отвратительнее, чем физиономия его светлости, поэтому я перевел внимание на хозяина. Но не долго, потому как парень, сожрав последний кус, вытер жирные руки об свои густые волосы и промычал с набитым ртом:
- Дай мне вон тот масол, папочка-ы-ы-ы! – толстый палец с длинным обгрызанным ногтем указывал на выбранный объект. Проследив за «указкой» и присмотревшись внимательнее к лежащему на тарелках, я внутренне содрогнулся. Не нужно разбираться в анатомии, чтобы узнать человеческую кисть, пусть даже в колечках лука и зелени… Вот это попал! Полная Жопа, извиняюсь за каламбур, причем с большой буквы! Каннибалы, людоеды, мать их головой об острый угол! Ледяной клубок свернулся в животе, потеснив поросенка с гречкой. Заботливый папаша самолично подложил отпрыску добавки и, сложив руки на пузе, внимательно посмотрел на меня, еще больше сощурив глазки.
- Полагаю, откушать вы, любезный сэр, не изволите? Что ж, может и к лучшему, тогда сразу к делу. Желаете узнать, почему Вас пригласили в мой скромный замок?
Это прозвучало скорее утвердительно, чем вопросительно.
- Если это приглашение, то назови меня китаец и японский летчик. Я не бандероль и сюда не напрашивался, чтоб меня доставляли таким образом. Назови своё имя и объясни, что нужно и чему обязан таким хамским отношением?
- Молодость, дерзость,- глазки лорда подернулись поволокой воспоминаний - знаю-знаю, сам был таким.
Воспользовавшись моментом, я осторожно попытался оглянуться. Двое, стоящих за спиной, коренастых и плечистых головорезов, с короткими мечами наголо, не сводили с меня пристальных взглядов. Стоило мне немного повернуться, как один из них ударил меня кулаком по почкам:
- Смотри на его милость, мразь! Не смей рыло воротить!
- Что ж, позвольте представиться - хозяин замка встал и отвесил небрежный полупоклон - барон сэр Итмен, лорд Кребубля, хозяин Серого урочища и этого замка. К Вашим хе-хе, услугам. А Вас, простите, любезный мой, как зовут? - услышав моё имя(сэр Уленшпигель из Мордовии)радостно закивал - Вот и познакомились, вот и хорошо! Что до того, как Вас сюда пригласили и доставили.. Ах, простите старика. Ну, захотелось мне так, возжелалось, даже. Я же суверен этих земель, волен делать в них всё, что пожелаю. Вот и пригласил. За то, это сильно сохранит наше с Вами время, поверьте. А повод, собственно …- вдруг он осекся на полуслове, набрякшие веки раздвинулись, сделав глаза вполне человеческими, взгляд изменился, а на его лице застыло странное выражение. Если бы крокодил мог влюбиться, то выглядел бы так же, при виде объекта своего обожания. Я аккуратно покосился в сторону, куда уставился барон, стараясь лишний раз не вертеть головой. В зал вошла дама, в необыкновенно красивом, по причине глубочайшего декольте, платье, тёмно красного цвета. Та самая стерва, что прикидывалась служанкой в таверне и решившая исход драки в конюшне. Итмен выбрался из-за стола и поспешил к ней на встречу. Галантно подав руку, проводил до стула и усадил слева от себя. Затем хлопнул в ладоши и зычно прокричал:
- Десерт, несите десерт! – Двери моментально открылись, пропуская мрачного челядина, внесущего большой круглый поднос с крышкой, напоминающей перевернутую кастрюлю без ручек с круглым дном. Поставив поднос на середину стола и коротко поклонившись, он исчез за дверью.
- Дорогая, позволь я сам положу тебе самый нежный кусочек, ты ведь, у меня, такая лакомка! – "запел соловьем" сэр Итмен, открывая крышку. Вверх рванулись густые струйки пара и, когда рассеялись, я увидел, щедро посыпанную зеленью и специями, человеческую голову, лысую, местами с отстающей плотью. Итмен втянул носом ароматы исходящие от "десерта" и блаженно зажмурился
- Божественно! - он кивком головы указал мне на блюдо - точно не желаете присоединиться?
Подавив очередной приступ рвоты, я произнёс сквозь зубы:
- От такого угощения я, пожалуй, откажусь. Повар у вас, сэр, хреновый, переварил немного. Да и специй через чур добавил, не люблю острое.
- Как хотите, любезный, как хотите…- рассеяно ответил людоед, десертной ложечкой поддевая мертвый глаз изнутри, дабы вытащить в целости, не раздавив. Глаз не поддавался осторожному действию, чудовищно вылупляясь из орбиты, мыщцы не позволяли и он помог себе ножом. Через несколько секунд его усилия увенчались успехом и мертвый глаз благополучно перекочевал в тарелку леди. Второй был вынут еще быстрее, сноровка – дело наживное, и прямо с ложечки отправлен в толстогубый рот самого лорда. Возведя глаза к потолку, Итмен задумчиво погонял «деликатес» в пасти некоторое время, словно гурман порцию дорогого коньяка, и резко сжал челюсти. Раздался характерный «чпок». Проглотив, он отпил из чаши, вытер рот краем скатерти и посмотрел с прищуром, "по ленински", на меня:
- Итак, любезный, вас пригласили сюда для того, чтобы объявить о предоставлении возможности совершить подвиг. - он сделал паузу, наверное хотел насладиться впечатлением, которое должно было произвести это бредовое заявление, но я не проникся. - Вы не рады? Как странно, ведь подвиг - это главное для каждого настоящего рыцаря, не так ли? Я, как сюзерен этих земель, дарую Вам и вашим спутникам эту редкую возможность. Подвиг, о котором будут сложены многочисленные песни, легенды, баллады и предания. Даже спустя многие годы, после вашей, вне всякого сомнения, героической гибели, менестрели будут вспоминать ваши имена и вдохновлять молодых рыцарей на новые героические свершения! Ну, разве это не прекрасно, доблестный сэр?!
На миг мне показалось, что я сплю и вижу бредовый кошмар. Похоже лорд Итмен был не просто людоедом, он был сумасшедшим людоедом. А с психами спорить себе дороже.
- Что Вам нужно, о каком подвиге идёт речь? - я постарался говорить деловым тоном, не обращая внимание на окружающее.
- Да сущая безделица, таким отважным и благородным рыцарям, как вы и делать то ничего особо не придётся. Делов то - убить дракона. А то повадился летать, понимаешь, овец жрёт, людишек. На головы гадит! Совсем страх потеряла, мерзопакостная тварь.
- И где нам его найти? - во мне забрезжила, самым краешком, отчаянная надежда, что отсюда удастся уйти своими ногами.
- Недалеко, всего день пути на запад от замка. Там расположено Серое урочище, хозяином которого я являюсь. В его чаще, как рассказывают крестьяне, есть болото, а посреди болота - остров. Вот там и свил гнездо дракон. Когда он там появился, никому не известно..
***
Лорд продолжал говорить, но мою голову вдруг пронзила сильная боль, в ушах зашумело, сердце забухало часто и мощно. "Что это еще за хрень," - с нарастающим бешенством подумал я - "этого мне только не хватало!".. Казалось, в мозг загнали и медленно вращают раскалённый штырь. Сильный шум в ушах перекрыл приятный баритон чертового каннибала и сквозь этот шум и грохот крови, я услышал далекий, прерывистый, но очень знакомый голос:
-…ин, Од…, ты …ня…шишь? Оди.., отзо…- голос то затихал, то появлялся вновь, усиливаясь. Боль продолжала сверлить виски, но настроение резко пошло вверх - Молодец Артурка! Значит камрады заметили моё исчезновение и ищут… Очередной резкий приступ заставил меня поморщится и тихонько застонать, казалось, мои мозги вот-вот вскипят. Чтобы хоть как то ослабить давление и уменьшить боль, я, не сдержавшись, довольно громко произнёс вслух:
- Слышу я, слышу! – И сразу получил крепкий удар по ребрам, разорвавший контакт и вернувший меня в реальность.
Лорд Итмен подозрительно смотрел на меня из кресла:
- Не в твоих интересах, рыцарь, прерывать меня, ибо здесь я решаю, кому жить, а кому умереть. И как умереть: быстро и легко или долго и мучительно. Если не будешь меня слушать, можешь оказаться утром на завтраке, в этом замке, только не как гость, а в виде блюда, на вертеле..- От былой любезности людоеда не осталось и следа, он был сейчас во всей красе, мерзкий снаружи и гнилой внутри.
- Дорогой, позволь я объясню сыру Уленшпигелю правила, которым подчиняются все в этом замке. - леди-людоедша, изящно, двумя пальчиками, взяла с тарелки глазное яблоко и, очаровательно улыбнувшись, отправила в рот. Затем, грациозно встала и направилась ко мне.
- Конечно, дорогая, всё что пожелаешь - хозяин замка вновь превратился во влюблённого крокодила. - Кажется, я забыл Вам представить мою горячо любимую жену, сэр Уленшпигель. Леди Офелия Прекраснейшая.
***
Бабёнка была и вправду смазливой. Небольшого роста, мне примерно до средины груди, с приличным бюстом и узкой талией. Для меня, больше месяца лишённого плотских утех, эта дамочка могла стать верхом совершенства, если бы не человеческий глаз, который она только что проглотила. При воспоминании об этом, съеденный ранее порось настойчиво просился наружу. Подойдя ко мне вплотную, Офелия подняла голову и заглянула в мои глаза. На её губах блуждала блядская похотливая улыбка. Положив обе ладони мне на грудь, она прижалась всем телом и томно вздохнула. Руки людоедши заскользили по моей груди, плечам, поглаживая, ощупывая и лаская. А я почувствовал себя куском торта, с которого слизывают крем, готовясь откусить.
- Какой вы сильный и могучий, доблестный сэр - промурлыкала жена Итмена, продолжая елозить руками по моему торсу - а какой у вас мужественный запах! Он будоражит и возбуждает, я готова сойти от него с ума! А вы, сэр Уленшпигель, вы то же хотите меня? Да, я знаю, вы хотите. Я помню, как воспрянула ваша плоть, когда вы впервые почуяли аромат моего тела. Как знать, благородный сэр - шептала она мне на ухо горячим шепотом, закинув руки на шею и слегка притянув к себе - быть может я одарю вас своей благосклонностью, но вы должны помнить - в этом замке, все почитают моего супруга, лорда Итмена, его приказы исполняются без проволочек, его милостью гордятся, ибо заслужить её непросто, а потерять легко. Будьте более куртуазным и выкажите больше почтения, он это любит. Иначе, боюсь, вы сможете доставить мне удовольствие лишь одним способом - её рука скользнула к моей промежности. Я попытался отстраниться, но острия, упёршихся в спину, мечей, пресекли мою попытку на корню. Однако и у леди ничего не вышло. Наши камуфляжные штаны несколько отличаются от тех, что носят местные мужчины, да и кардуровый ремень с пластиковой пряжкой и замком "фастекс", не позволили похотливой стерве запустит вожделеющие ручёнки туда, куда она стремилась.
***
Делая последнюю попытку спасти своё мужское достоинство от лап каннибальствующей леди я, скорчив брезгливую гримассу, произнёс:
- Дыши в сторону, подруга, у тебя из рта воняет, как из выгребной ямы. Да и от самой то же запашок тот ещё. Когда в последний раз в бане мылась, красотка, в прошлом году?
Леди резко отпрянула от меня:
- Хам! Наглец! Негодяй! - мою щёку обожгла пощёчина, за ней вторая. Когда она замахнулась в третий раз, я, не сдержавшись, сделал движение ей на встречу :
- Ша, шалава беспонтовая! Чё грабли распустила?! Пасть порву, курва! - в следующий миг мои предплечья схватили сильные мужские пальцы, выворачивая руки за спину, а лезвия мечей скрестились у горла, грозя перерезать его в любую секунду.
- Ты..рыцарь.. ты хотел ударить ..? - изумление Офелии быстро перерастало в гнев - ты хотел ударить леди!
- А где тут леди, не вижу таких! Ты чтоль, корова немытая себя ледью называешь? Ха, знаешь где я видал таких лядей и что там с ними делал? Отвали от меня маромойка мокроносая, в туман свали, чтоб воздуха не портить."Что делаю!" - мелькнула мысль - " Итмен может и забыть, что ему нужно дракона завалить, возьмёт и прикажет пустить на фарш". Но остановиться я уже не мог, тем более, что не смотря на немного утихшую головную боль, мысленный голос Артура всё так же, обрывками, звучал в моей голове:
- Оди..мы идё..держи..скоро.....держись. - значит они определились с направлением и прут по азимуту. От села до замка минут пятнадцать ходу. Пока подъедут, увидят замок, составят план и начнут действовать, пройдёт около часа. Вот это время мне нужно продержаться и выжить, во что бы это не стало. Между тем, обиженная по самое небалуйся людоедша, убедившись, что меня крепко держат и накинуться на неё я не смогу, вновь подошла вплотную
- В этом замке, доблестный сэр, все подчиняются и почитают моего мужа, но и моё слово здесь имеет вес. И если я очень попрошу, мой благородный супруг будет рад выполнить маленький каприз своей горячо любимой жены и позволит мне поиграть с тобой. Он даже придёт, чтобы полюбоваться на это. Его возбуждает, когда я играю с мужчинами, в начале возбудив их, а потом, по кусочку, отрезая то, что составляет их тайную мужскую гордость. Это так забавно. Тебе понравится, обещаю. - Её рука резко схватила меня за мотню штанов, с силой сжав пальцы. Боль была сильной, невольно захотелось свернуться в комок и прикрыться руками, но острые мечи стражников, у горла, не позволили мне упасть на колени. Один из них неуклюже двинул рукой и сквозь боль, я почувствовал, как по шее потекло что то тёплое.
- Ты будешь выть от восторга, и петь от боли. А я буду срезать с тебя мясо по ма-аленьким кусочкам. Но ты не умрёшь, у меня есть специальное снадобье, способное исцелить любую рану. Так что мы с тобой будем долго играть в нашу игру, игру боли и крови, страданий и слёз. А под конец, твою голову подадут нам на десерт, и я с нежностью вспомню о тех часах, которые мы провели вместе, когда наколю на вилку твои глаза, милый рыцарь.
- Подавишься, мразь. Они тебе поперёк горла встанут, задохнёшься и сдохнешь.- ответил я сдавленным голосом, пытаясь разогнуться. В ответ, эта сука рванула мотню вновь. Если я думал, что до этого было больно, то теперь я понял, что значит настоящая боль. Мои ноги ослабли и я обвис на руках стражников.
- Дорогой - голос Офелии был жеманно-капризным – похоже, это рыцарь непроходимо глуп. Он отказывается слушать то, что я говорю и даже осмелился оскорбить меня. Любимый, ты должен мне его отдать. Мне так понравились глаза этого неотёсанного чурбана, что я просто мечтаю получить их на десерт. Позволь нашему повару приготовить его для меня.
- Но дорогая - похоже, не смотря на свою влюблённость, Итем оставался прагматиком - как же тогда быть с драконом? Ведь кто то же должен призвать его к ответу.
- Но милый, есть и другие рыцари. Пускай они съездят и убьют эту летающую огнедышащую жабу.
- Но любимая, как же они узнают о том, что должны убить дракона?
- Не волнуйся, мой сладенький, я обо всём уже позаботилась - Офелия хлопнула в ладоши и скомандовала - эй, приведите сюда мальчишку!
***
Через некоторое время в зал вошёл ещё один стражник, таща за ворот упирающегося .. Точнее, упирающуюся, Гильому. Я мысленно взвыл и выматерился. Похоже у этой <вымарано цензурой> талант влипать во всякие, как бы помягче... разные ситуёвины.
- Вот, дорогой мой супруг, возвращаясь из таверны, мы прихватили этого мальчишку-пажа, что крутился там, во дворе. Так что теперь нам есть кого отправить к рыцарям, чтобы передать твои слова. С начала, я думала подарить его тебе, любимый. Ты же, у меня, любишь молоденьких мальчиков, я знаю - леди-людоедка наклонилась над сидящим Итменом и нежно провела ладонью ему по щеке - мой шалун.
Лорд заинтересованно поднялся из-за стола и подошёл к неожиданному "презенту".
- Немедленно отпустите меня, мерзавцы! Я - Гильом д'Неш, оруженосец благородного сэра Алекса, он вам жопу на глаз натянет, если не отпустите! (Господи, а это то она где услышала?! Мы ж при местных старались лишний раз не выражаться) Больно же!
Не слушая возмущённую Гил, Итмен, немного склонив голову на бок, осмотрел её, как опытный торговец осматривает кобылу перед покупкой. Обошёл вокруг, прицокивая языком и качая головой
- Дорогая, ты у меня просто прелесть. Правда, он, может быть, чуть старше чем мне бы хотелось, да и бёдра широковаты - ладонь лорда по хозяйски легла на ягодицы оруженосицы Полковника и сжала их - но попка упругая, как я люблю, тут ты угадала.
- Убери руки, негодяй - неугомонная девчёнка то ли не поняла к кому попала, то ли не прониклась всей глубиной того, во что вляпалась - Не смей хватать меня, пся крёв, москаль клятый, курва изподколыжная! Чтоб тебя за хобот приподняло и об забор шваркнуло. Чтоб у тебя хрен во лбу вырос! -(вот не думал, что у неё такой талант к запоминанию ругательств. Сиг сколько с Ричардом тусовался, а в разговоре с нами ни разу не употребил, ни один речевой оборот из нашего мира. Хотя, рыцарь ,изъясняющийся на "албанском", "ботАющий по фене" или "диалекте продвинутых юзверей", это было бы сродни явлению антихриста. Слава Богу, что он у Рича ничего из лексикона не нахватал).
Итему быстро наскучил звонкий голос лжепарнишки:
- Кто нибудь, утихомирьте этого крикуна, а то я скоро оглохну от его воплей!
Офелия скользнула из-за плеча мужа
- Позволь дорогой, я сделаю это для тебя - её медоточивый голосок, вызвал у меня жуткое желание сломать твари шею. Людоед улыбнулся своей супруге крокодильей улыбкой и отступил, не сводя глаз с пленника. Леди шагнула к Гил и без церемоний, схватив её за волосы одной рукой, второй вцепилась в мотню (похоже, она неравнодушна к мужским половым органам, нравится ей их отрывать и откручивать, а может просто доставляет наслаждение наблюдать, как мужчины стонут и корчатся от боли). Девчёнка, поняв, что её тайна под угрозой, не смотря на сложность положения, принялась вырываться ещё активней и даже умудрилась лягнуть Офелию.
- Эй, стража, да успокойте наконец этого молодого жеребца! - лорд махнуд рукой охране стоящей рядом со мной. Один из них тут же поспешил на помощь своему собрату, безуспешно пытающемуся справиться с не на шутку разбушевавшейся оруженосицей. Второй шагнул ко мне вплотную и приставил острие меча к затылку.
- Как ты, любимая, этот юный негодяй не сильно пнул тебя? Тебе не больно? - казалось, для людоеда этот вопрос был сейчас важней даже драконьей проблемы. Его жена только отмахнулась
- Дорогой, понимаешь, я ничего не почувствовала, когда схватила этого мальчишку, совсем ничего. Словно у него в штанах пусто.
- Разве это сейчас важно, любимая? Хочешь, я прикажу сварить этого юного мерзавца живьём или нарезать очаровательных полос из его спины? Или, быть может, ты хочешь получить его хрустящие поджаренные уши на обед? А хочешь..
- Дорогой, сейчас я хочу узнать, что у этого мальчишки в штанах и немедленно! Не может же он быть кастратом. Два расстройства за один обед - это слишком, у меня в любой миг может начаться истерика. Ты же не хочешь, чтобы она началась, не так ли, любимый?
Лорд Итмен согнулся в подобострастном поклоне перед собственной женой, стараясь заглянуть ей в глаза снизу вверх
- Конечно, дорогая, как ты можешь такое думать о твоём любящем муже? Эй, немедленно спустите с мальчишки штаны. Живо, не то я вас велю подать на обед, болваны. Стражи принялись неуклюже исполнять приказ. Гильома завизжала тонко и пронзительно, но один из них, молча, ударил её поддых, оборвав крик в самом начале..

28

***
Тут я понял, что дальше медлить, для одного из нас, черевато. Второго такого случая могло больше и не представиться. Острая боль, в промежности, уступила место тупой и ноющей, но все это затмевало бешенство. На этих чертовых каннибалов-извращенцев, на себя, так тупо и бестолково попавшегося в их сети, на Гил, так не вовремя оказавшейся в ненужном месте. Злость давала второе дыхание и боевую ярость, когда голова отключается и тело действует само, снабженное умением и соответствующими навыками. Пользуясь тем, что всеобщее внимание переключилось на раздевание Гил, я резко рванулся вверх, аки сжатая пружина и всадил мощнейщий апперкот в подбородок того болвана, что контролировал меня. Удар получился настолько сильным, что стражника подбросило в воздух и, описав короткую полудугу, он тяжело рухнул на каменный пол. Меч зазвенел о плиты. Правая рука предательски хрустнула в суставах и заныла, протестуя. Ну, держитесь, суки! Я ухватил со стола какую то невысокую, но массивную посудину и запустил ее со всех сил прямо в мерзкую рожу лорда Итмена, на удачу. Бог был на моей стороне и я попал. Звук удара был глухой, черепки брызнули в разные стороны, а негодяй завалился навзничь, цепляя скатерть… В два прыжка, посрамивших бы самого благородного из оленей, я оказался возле Офелии и стражей, державших Гил. Все случилось настолько быстро, что извращенцы ещё не успели толком сообразить, что происходит. Туповатые стражи, занятые стаскиванием штанов с Гил, поздно увидели грозящую им опастность и только начали поворачиваться в мою сторону. Правда, надо отдать должное их рефлексам, неуспев осознать всё до конца, но они каким то зверинным чувством поняли, что я несу угрозу и стали действовать. Первый, ударивший Гил поддых, отпустил девушку и бросился мне навстречу, выхватывая меч из ножен. Я ударил, на миг опередив взмах его меча, встретив правым прямым в морду. Нос с характерным хрустом погрузился в череп, хлестанула кровь, и стражник кулем вальнулся на пол. Времени наблюдать за его красивым падением не было и я переключился на остальных. Второй воин схватив Гил за волосы и приставил короткий меч к горлу девушки. Безжалостные глаза бывалого убийцы прищурились. Наверное, он думал, что от этого вида я бессильно опущу руки и сдамся. Дурак.
- Убьёшь девчёнку, чем будешь прикрываться, дурень? - не дожидаясь ответа, я подхватил оброненный его напарником меч и ухватив за руку растерявшую, от неожиданности, весь свой пафосный вид Офелию, рванул её на себя. Заведя за спину и вывернув до хруста нежную ручку леди, приставил лезвие подобранного меча к женскому горлу. Она громко и пронзительно вскрикнула от боли.
«Ага, не нравиться, стерва!» - мстительно подумал я и довернул сильнее. В руке что то хрустнуло, сука пронзительно завизжала.
- МА-А-АЛЧАТЬ, ПАДЛО!!! – заорал я так громко, что удивился сам, никогда не обладал такой луженой глоткой, - ЗДЕСЬ ТЕПЕРЬ КОМАНДУЮ Я! Ну-ка, солдат, отпусти мою женщину, не то я твою госпожу буду рвать на куски голыми руками, веришь? - прорычал я злобно, левой рукой перехватив тварь за нежную шейку, делая вид, что намереваюсь вырвать ей горло.
На лице воина отразилось сомнение и легкое замешательство, он зыркнул на лежащего в отключке Итмена, на побитых товарищей, и процедил сквозь зубы:
- Ладно, но и ты обещай, что отпустишь Госпожу.
Гил, почуяв свободу, вывернулась из его рук и, развернувшись, влепила стражнику звучную оплеуху.
- Мразь, подонок, свилога, балюна, люзгар, шарам! Мерзкий выкидышь паршивой овцы и тупоголового осла! Чтоб ты сдох, мразь!
- За спину, дуреха, за спину, и держись там не вылезая, - рявкнул я, злясь на ее безалаберность. Шипя, как рассерженная кошка и продолжая осыпать стражника всякими непотребными словами (и где успела нахвататься?) она послушалась.
- Рыцарь, отпусти леди Офелию, ты же обещал, уговор есть уговор…- стражник, набычившись смотрел на меня. В ту секунду двери зала распахнулись, впустив еще несколько воинов. Тот, что впереди, в позолоченной кирасе, взволнованно выкрикнул:
- Мой лорд, там, у ворот … - и осекся , увидев побоище…
***
Инициативу терять было нельзя.
- Все замерли на месте! Не шевелиться! Мечи в ножны! Эй ты, с арбалетом, клади свою игрушку со стрелами на пол и толкни сюда ножкой, шевелись, мать твою головой об острый угол! - я продолжал играть роль отчаянного рубаки, привыкшего лить человеческую кровь как воду и которому сам чёрт не брат..- Быстрее, бараны!
Стражи нерешительно замялись, косясь на командира, но тот был весьма занят, пытаясь осмыслить и оценить ситуацию в целом. Было ясно, что сейчас он сообразит принять командование на себя, ибо лорд и «лордесса» невменяемы. Наконец арбалет с глухим скрежетом подъехал к нам. Гил, не дожидаясь разрешения, выскочила из-за моей спины и бросилась к нему, подхватила и тут же метнулась обратно. Несколько мгновений спустя раздался скрип натягиваемой дуги, завершившийся щелчком и облегчённым выдохом девушки. Арбалет был взведён и стрела заняла свое место в ложе, оруженосица изготовилась к стрельбе.
- Если ты рыцарь, отпусти Госпожу, - стражник начал понимать, что допустил ошибку, возможно, роковую.
- Я не рыцарь, - злорадно улыбаясь, "обрадовал" я его - а обычный кнехт. А рыцарские доспехи взял в качестве трофея пару дней назад. У меня даже шпор нет, идиоты. Так что плевал я на рыцарские законы и обычаи. А стерва примет лютую смерть, если вы не будете выполнять моих приказов. Поняли, уроды?
Тем временем Воин в позолоченной кирасе, как и предполагалось, сделал выводы и выбор. Подав понятный только его подчиненным сигнал рукой( солдаты приободрились и подобрались, готовясь к рывку), он вкрадчиво сказал :
- Не суетись, я сейчас тут командую и я отпущу тебя и твою женщину живыми и невредимыми из замка, только не причини боль моей Леди…Убери меч , убери…- стражники медленно, очень медленно двинулись вперед , на нас с Гил.
Первым надо выносить командира и я злобно прошипел:
- Совсем за лохов держишь…- и резко выкрикнул,- Гил , стреляй в него!
Тут по натянутым нервам саданул громогласный рев «сыночка», о котором все забыли.
- Мамочка, кто это …- Даун с сальными губами и волосами выбрался из-за стола и, зажав в толстой пятерне чью- то берцовую кость , направился к нам. Видно, нервы у оруженосицы сэра Алекса не стальные канаты и , резко обернувшись на вопль, она , не целясь , пустила болт по цели. Я на секунду отвел глаза от начстражи и солдат, дабы посмотреть на результат выстрела и …опоздал. Тяжелый удар в лицо потряс и рука с мечом была надежно захвачена как тисками. Еще одна пара крепких рук вцепилась в меня, отдирая от Офелии. Сквозь суматоху драки я услышал пронзительный крик Гил, на которую тоже навалились по полной.
Кто то схватил за волосы , отгибая голову назад… Я рванулся , не чувствуя боли и оставляя приличную прядь в руке врага и, увидев прям перед собой массивное красное ухо, вцепился в него зубами и изо всех сил сжал челюсти. Громкий вопль известил, что цель достигнута… Правая рука, увы, уже без меча , была свободна. Я рванул левую и почти освободился, как жестокий удар по носу заставил потемнеть в глазах на пару секунд. На рефлексах уходя в сторону, я не удержал равновесие и упал на чью то тушу и сверху на меня рухнуло тяжелое тело. Железные пальцы вцепились в горло и сдавили, перекрыв воздух. Сквозь грохот крови в ушах донесся гул голосов и гам возобновившейся драки. Внезапно удалось вдохнуть и я закашлялся, громко и надрывно. В глазах прояснилось и я увидел наших комрадов, появившихся как никогда вовремя и кстати. Скинув с себя тело в позолоченной кирасе и проломленным черепом, я огляделся… Олаф с окровавленным мечом в руке уже деловито осматривал подающего первые признаки жизни лорда Итмена. Полковник деловито вязал людоеда по рукам и ногам. Потом переключились и на Офелию. «Сынок» валялся кулем, в горле, пробив насквозь, торчала стальная стрела Гил. Остальные стражники лежали в нелепых и страшных позах. Видимо, с ними покончили быстро и в начале. Кто то приводил в чувство Гил, над ней хлопотали , прыскали водичкой и , наконец, бедолага пришла в себя и открыла глаза, вернее только один глаз, ибо другой был закрыт огромным бланшем от брови и до уголка рта…

29

Один
***
Солнышко припекало сильнее, поднимаясь все выше над кронами деревьев. Птички чирикали невпопад и не в лад, пытаясь перекричать друг друга. Я сладко кемарил под мерный неторопливый топот копыт лошадок, что везли наш отряд на своих крепких спинах. Превознемогая тупую боль в побитом теле и разбитой голове, я приподнялся на локте и осмотрелся. Видимо, не найдя другого варианта тащить мою тушу, комрады нашли самый простой способ перевозки, а именно фургон, добытый нами у переправы , запряженный всего одной конягой. На козлах сидел Ферапонт и умело исполнял роль возницы. Далеко впереди , покачиваясь в седлах, маячили сэр Алекс и Гил, теперь не отходившая от него ни на шаг. За ними , немного отставая, ехали Артур и Сандер, о чем то оживленно беседуя. Похоже, парни оживленно «перетирали» последние события, благо таковых было предостаточно. Я с отвращением вспомнил наше с Гил приключение в замке Людоеда. Как выжили , одному Богу, известно. И , конечно, наши товарищи приложили к этому самое непосредственное участие. Ибо , опоздай они хоть на минуту, нас с Гильомой уже бы поворачивали на вертеле. А так, сейчас лорд Итмен с дражайшей супругой Офелией неторопливо покачиваются в петлях, равномерно поджариваясь со всех сторон в пламени своего собственного дома. Камрады учинили на сей парой скорый и справедливый суд, типа революционной Тройки, приговорив злодеев к относительно безболезненной казни через повешение. Ферапонт сыграл палача, привычно , с непроницаемым лицом, выбил стулья из под ног у сладкой парочки. После чего, решив разорить обитель зла окончательно, мы просто подожгли замок. Полыхнуло аки бочка с порохом, и зарево пожара до сих пор видно из-за верхушек деревьев .

Следом двигались Владмир, Анарс и Сиг. Местный рыцарь с одухотворенным лицом вел речь, слышалось постоянное упоминание Господа, хохол внимательно слушал, время от времени скептически приподымая брови. Наш снайпер , не особо вникая в монолог Сига, проверял свою любимую игрушку, мощный арбалет, пробивающий насквозь рыцарский доспех.
Сэр Я , то ли давая своему коню передохнуть, то ли желая размять ноги, шел пешком, держа вороного под узду. Вполне вероятно, проверял выносливость , идя в своем диковинном доспехе.

Рядом с моей повозкой ехал Олаф, донельзя мрачный и погруженный в себя. Я, несколько удивленный таким расположением духа, натужно бодро спросил :
-Чего такой смурной, Олегыч, ведь квест закончился. И без потерь. Враг побит и мы на коне!- Тут фургон подпрыгнул на кочке и резко отдалось в поломанные ребра, заставив меня скривиться от острой боли. Надо сказать, что камрад Анарс, проявив недюжинные способности к первой помощи , умело спеленал мой торс так , что я едва мог вдохнуть. Гил же была помазана какой - то едко пахнущей мазью, после чего глаз девушки, так грамотно подбитый кем то из стражников Итмена, вдруг, вопреки всем правилам восстановления организма после травмы, открылся и черный синяк от брови и до нижней челюсти начал желтеть.
Олаф немного помолчал. Внимательные, умные , немного насмешливые глаза взглянули на меня в упор.
- Слушай, Один… Я тут что подумал… А что , если кто – нибудь из нас погибнет здесь, в этом мире, что будет там с ним там, у нас, откуда мы прибыли? – казалось , он тщательно подбирает слова…- Или …наоборот?
Меня кольнула непонятная тревога. Пытаясь перевести в шутку, я сказал :
- Не знаю, как там у нас, а здесь я тебя в обиду не дам, как бы тебе этого не хотелось! Ща, маленько оклемаюсь и пойдем дальше крушить вражину…
Олаф улыбнулся краешками губ:
- Я в тебе не сомневаюсь. У меня к тебе есть личная просьба, комрад. Присматривай за Гил, у тебя вроде неплохо получается, деваха постоянно находит приключения на свою…э-э… попу…
Тут я напрягся окончательно.
- Олаф, что происходит? Может, пояснишь?...
- Как тебе сказать? Ну , вообщем, я чувствую, ясно чувствую, что что –то изменилось… Нет, не здесь, а там , откуда мы… Изменилось во мне, в глубине меня…Я не пойму пока что…Ладно, Костяныч, не грузись понапрасну, может, это все мое богатое воображение, короче , не заморачивайся.

В побитую башку правильные слова не лезли и я просто взял его жилистую , сильную руку и крепко пожал. Пожатие задержалось чуть более положенного, после Олаф разобрал поводья и подмигнув мне , тронул коня вперед…
Я повернулся на бок и прикрыл глаза, пытаясь отогнать тяжелое предчувствие надвигающейся большой беды. Рука Олафа, всегда горячая и сухая, была холодна как лед…

***
Гильома.
***
Выехав из этого жуткого места, где мы только что сокрушили семейку людоедов (ох и натерпелась я там страху!) мы направились в сторону замка Сандера. Погода хорошая, птички поют, небо ясное, ничто не предвещало никаких неприятностей. Настроение у всех бодрое и веселое, все шутят и только сэр Олаф мрачнее тучи. Олаф едет верхом рядом с фургоном, в который мы положили побитого Одина и они о чем-то тихо беседуют.

К Одину у меня вообще отношение несколько изменилось. Раньше я его опасалась что ли (вечно считает меня растяпой), а после переделки, в которой мы с ним оказались и благодаря ему остались живы - я поняла, что не такой уж он и страшный на самом деле , а очень даже добрый, несмотря на то, что ругал меня на чем свет стоит. Но я на него совсем не в обиде, сама виновата - нечего совать свой нос куда не следует.
Анарс дал мне какой-то непонятной эльфийской мази смазать мои синяки на лице и они стали очень быстро проходить. По крайней мере спала опухоль и глаз уже видел, да и боль уже почти утихла. Думаю, всё заживет достаточно быстро.

Дальнейший наш путь был на удивление спокойным до самого заката. На ночлег мы остановились в лесу... Народ расседлывал коней, собирал хворост, запалили костерок. Кто то уже жарил мясо... После сытного ужина отряд начал устраиваться спать. Дежурить первым сегодня выпало Олафу.
Мне не спалось. Я подсела ближе к костру и начала чистить оружие сэра Алекса. Олаф сидел совсем близко у огня и помешивал веткой угольки. Я ждала, что он заговорит, но Олаф молчал, погруженный в собственные думы. Я решила взять инициативу и тихо спросила:

- Сэр Олаф, что с вами? Что-то случилось?
- Почему ты так решила?
- Да вы весь день сам не свой , совсем на себя не похожи! Вроде всё хорошо у нас, все живы, почти здоровы. Вон какую свору людоедов сокрушили - тут радоваться надо, а вы грустите. Вот я и подумала, что что-то вас мучает...
- Не бери в голову, Гил, так, мысли всякие в голову лезут, вот и загрустил. С кем не бывает? О доме подумалось, о родных... Такое чувство, что там произошли неприятности...
- С ними?
- Нет.
- А с кем тогда?
Он не ответил. Какое-то время мы молча сидели и думали каждый о своем. Я тоже вспомнила дом, маму, отца...погрузилась в добрые воспоминания...
Потом вдруг он встал, перешагнул через костер, будто бы его и не было вовсе и быстро пошел в сторону леса.
- Сэр Олаф! - окликнула я его , но он даже не обернулся, лишь ускорил шаг, удаляясь все глубже в лес.

Я попыталась крикнуть громче, но не услышала собственного голоса, его не было, попыталась встать, но тело не слушалось меня, я не могла пошевелиться. Мне вдруг стало страшно и очень холодно, несмотря на то, что ночь была теплая и я сидела рядом с огнем.

Через какое-то время я пришла в себя от того, что сэр Алекс хлестал меня по щекам. Оклемавшись, я рассказала ему о происшедшем.
Олафа в лагере не было. Сэр Алекс скомандовал подъем и рассказал проснувшимся о происшествии. Было принято решение немедля начать поиски.
Меня с собой не взяли, но и одну оставлять не решились, сославшись на то, что кто-то должен быть в лагере на случай, если Олаф вернется раньше, чем его найдут. Да и Одина не стоило оставлять, мало ли что, а у меня арбалет под рукой... А вообще я думаю, что меня оставили в лагере, чтоб не ввязалась в очередные приключения...как будто бы я специально попадаю во всякие истории. Между прочим обидно, когда о тебе так думают...

***
Анарс
***
Пройдено еще часть пути. Пережито еще одно приключение. Снова лес, земляная перина и одеяло неба. Есть время на сон. И закутавшись в плащик, закатываюсь под нашу таратайку я отправляюсь на встречу с покоем.
- Подъем! – рёв сэра Алекса ворвался в сон аки паровоз в кусты. И я выскакиваю из него как вспугнутый заяц. Голова встречает днище фургона, глаза ищут свет, а мысли голову.
- … искать Олафа!
- Сэр Алекс хватит уже гудеть. Нешто человеку не можно до ветру сходить?!
- Цыц! Я вам напомню устав караульной службы и не давние приключения, если амнезию схватили!
«Вот так вот. Стока шуму.…»
Хотя и впрямь как-то странно. Первую стражу нес Олаф, не спалось ему, понимаешь. За последнее время ходить и озираться, сторожить и вертеть головой по сторонам стало уже привычкой. Дрессировка по методу Павлова, иначе в гроб или в желудок чей то. Такая у нас прогулка.
А сейчас уже занимается заря.
«Блин, если он ушел, то хто там должен был его менять? Неужели все продрыхли?
Ага, вон Гильома что то пытается сказать, точнее из нее выжимают показания».
- я… а он…
«Угум, а-а-а, ы-ы-ы, хорошо хоть рукой направление указала»

- Приступаем к поискам. – сэр Алекс дает вводную, - Сэр Сандер, Анарс вам прямо по тропе. Я с Артуром и Владимиром южнее, Сэр Сигизмунд, и Виктор севернее. Включайте все мощности скафандра. Нет, Гил ты остаешься в лагере. Один присмотри за ней, будьте на связи и выдвинитесь если кому то потребуется помощь. Всем рации на прием, обшариваем в пределах досягаемости связи. Без геройства. Друг друга из вида не терять.

Надувшаяся Гильома залезает в фургон. Я следом за ней суюсь в фургон, нахлобучиваю свою стальную панамку и прихватываю арбалет. Мы разбираем коней и разбредаемся в стороны.
Через некоторое время оживает рация: «База всем!»
Сандер вздрогнул и покосился на меня. Говорящей коробки он еще не видел.
- В фургоне остались все его вещи, здешние. Нет только комбеза. И ушел он в берцах. Так что смотрите следы! Все остальное здесь. Нашли даже заначку – АПС с обоймой!
- Понял тебя, Один! Спасибо. Сэр Сандер смотрите по сторонам, на мне узоров нет.
- Какая чудная шкатулка, - смутился рыцарь, осеняя себя крестом.
- Угум, чудная… Не понял, в дозор он садился в доспехи и плаще. Гил говорит, что встал и ушел. Бред какой то.
Сандер протянул руку указывая чуть в перед: - Смотрите!

Проследив за его рукой, я сразу ничего не увидел. Лишь продвинувшись в указанном направлении, понял и обомлел – след ботинка! Такой узор, кроме нас, никто не мог оставить. Спрыгнув с коня, принялся разглядывать след уходящий от лагеря и заметил еще пару дальше.

Понятно, что тут прошел Олаф, а не кто то из нас. Все мы сейчас щеголяли в местной одежке и обуви, армейскую форму просто возили с собой, одевая тока по случаю. Зачем же так снарядился Олаф?
Я отдал Сандеру поводья лошади и потопал по следу. По мере углубления в лес, тропа становилась уже, но зато земля мягче. Следы проявились отчетливо, даже в рассветных сумерках. Они шли ровно, четко печатались и носок и пятка, значит, камрад шагал, не спеша и не останавливаясь.

Постепенно я ускорялся, пока не перешел на бег. В голове было пусто, просто хотелось успеть. Не понятно куда.
Впереди забрезжил просвет среди деревьев, там поляна. Стоп. След пропал.
Я оглянулся, да вон там вроде еще есть, а тут не нет. След пропадал на влажном грунте. Тоже самое видел и юный рыцарь, судя по его оторопелости и крестным знамениям.

- Это колдовство какое - то!
Подойдя ближе, я молча смотрел на следы. Вот они ровные пары. Странно все это, они не обрываются, а исчезают. Механически, я наступил рядом раз, другой. Еще шаг и еще. Обернулся.
- Скажи Сандер, ты меня видишь?
- Да.
То есть ни какого свернутого пространства и прочей чертовщины.
А как объяснить это? Мои следы глубокие. Вот даже грунт явно выдавился из под подошв. А рядом вот легкие, чуть заметные отпечатки человека, который крупнее и тяжелее меня. КАК? И следы постепенно ИСЧЕЗАЮТ! Куда он делся?
Я тупо озирался. Смотрел наверх. То же лес. Небо. Шелест листьев, утренние распевки птиц. И звенящая пустота в голове.
Откуда то издалека голос рыцаря: - Сэр! Очнитесь.
Я обратил внимание на Сандера.
- Сообщите друзьям.
Он тыкал пальцем в меня. Да точно. Есть же рация.
«Всем, всем, внимание. Нашелся след. Олафа не видно. Выходите на тропу, что уходит от лагеря в чащу. Жду в конце следа».

Олаф ушел! Вот единственная пугающая мысль, что я упорно отгонял. Никакого логического объяснения я найти не мог. Ни следов борьбы, нападения, откуда-либо нет. Вокруг не ломаные кусты, не примятая трава. Ни чужого присутствия. Ничего. И колдовство, о котором бубнит Сандер, ни при чем, оно нам по барабану.
Камрады собрались все. Бродили, осматривали. Теперь молчат. Виктор просканировал все, что тут возможно. Артур в трансе. Пытается «услышать» друга.
- Я его больше не слышу, - выдавил Артур и «уплыл». Сандер подхватил своего кореша, не дал упасть.

***
Дядя Саша
***

Из сна я выползал с трудом, сказывалась накопившаяся усталость и только дикий крик Гил вывел меня из окончательного оцепенения. Что за способность у девчонки влазить в разного рода неприятности прямо на чистом месте? И только вопль о том, что "Олаф пропал!" заставил меня резво вскочить со своего места. Суматошно застегивая пояс с мечом я бросился к костру - девчонку всю трясло, пришлось срочно приводить её в чувство, чтобы устроить допрос с пристрастием, в ходе которого было установлено - молодёжь, вместо того, что бы по команде "отбой" улечься спать, решила почесать у костра языки и похвастаться своими подвигами, а утром в седле будут носом клевать... В один из моментов Олаф вдруг встал и молча ушел в лес, а Гил при этом впала в странное оцепенение.

Осмотр места происшествия ясности не внес. Вот легкие и уверенные шаги Олафа, трава немного примята от его следов. Вот он остановился и несколько мгновений просто постоял и все.... Ни каких следов борьбы, сломанных стебельков или ещё чего- нибудь, что могло говорить о насильственном похищении нашего товарища. Я облазил на коленях все вокруг в радиусе метров тридцати...
Сказать, что я возвращался очень злым, значит ничего не сказать. Наверное, искры сыпали с меня в землю, так как Гил быстро шмыгнула за широкую спину Одина и спряталась там, а он встал, широко расставил ноги и набычился.

- Ничего. Никаких следов или намеков на борьбу. Исходя из того, что магия на нас не действует можно предположить следующее, - я рассуждал сам с собой, ведь должно же быть хоть какое то объяснение произошедшему? - Так, Димон попал в этот мир по взаимному согласию двух сторон. Наше перемещение тоже вряд ли обошлось без заключения какого-нибудь соглашения. В последнее время нам несказанно везло, из всех передряг мы выходили почти невредимыми, в целости и сохранности. А за везение и удачу, как известно надо платить. Вполне вероятно, что та сторона, высказала претензии, что у противника с нашим появлением наметился перевес и равновесие было нарушено и потребовало убрать одного и причем самого сильного бойца с поля боя. Других объяснений у меня просто нет.....

*******

К вечеру следующего дня следопыты начали возвращаться в лагерь. Уставшие, замученные многочасовой ходьбой по непролазному лесу, они тяжело присаживались у костра, вытягивая к огню натруженные промокшие ноги. Камрады все как один выглядели расстроенными и старались не смотреть друг другу в глаза… Поваром был Один, умудрившийся зажарить пол – туши оленя, подстреленного накануне Анарсом. Каждый вновь прибывший получал из его рук кус жаренной оленины и кружку кислого вина. Народ механически жевал и пил, не получая удовольствия от съеденного. Кто то, что бы отвлечься от нелегких дум, начинал осматривать снаряжение и оружие, кто то просто сидел и смотрел перед собой невидящим взглядом. Последними пришли Полковник и Сандер. Взяв еду и питье, они подсели к костру… Благодаря чудесному изобретению под названием рация, все в отряде уже были оповещены об находке Анарса. После обнаружения прерывающихся следов Олафа, местность в радиусе доброй мили была тщательнейшим образом прочесана , но безуспешно…

Говорить никому не хотелось и над поляной повисла гнетущая тишина, прерываемая только далеким уханьем филина и стрекотанием сверчков в траве. Первым, солидно кашлянув, заговорил Сэр Алекс :
- Ну что ж, подведем итоги…Неутешительные, прямо скажем. Мы облазили окрестности и никого не нашли. Наш Олаф как будто исчез, испарился… И , что плачевно, причина его резкого ухода не ясна. У кого какие версии?

Анарс прислонился спиной к дереву и , прикрыв глаза, медленно ответил :
- Есть чему удивиться, господа хорошие. Там, где он шел, земля была мягкая и влажная, так что след читался неплохо… Я обратил внимание на то, что чем дальше Олаф отходил от лагеря, тем следы были менее глубокими, словно с каждым шагом он терял вес. Последние отпечатки почти не видно, чуть травка примята…

Сэр Я предположил:
- Может надо как то осмотреть кроны деревьев, может он там, наверху, а мы даже не догадались поднять глаза !
Прозвучало убедительно и народ оживился, непонятно где почерпнувший новые силы и готовый продолжать поиски.

Артур и Сандер вообще подскочили на ноги и и синхронно вопросительно посмотрели на Полковника. Но тот молчал , поглаживая уже порядком отросшую бороду. После краткого раздумья он сказал :

- Один , я видел , как вчера утром вы с Олафом говорили, когда ты лежал в фургоне. Я думаю, тебе есть , что сообщить нам…
Один задумчиво поворошил веткой багровые угли и мрачно сказал :
- Дело в том , друзья, что там , у нас, в нашем времени или измерении, Олаф имел серьезные проблемы со здоровьем, настолько серьезные, что , когда он сообщил мне о них , я впал в шоковое состояние. Вообщем, док, что его лечил, дал жизни совсем недолго, а мужик уже прожил втрое больше сказанного и не терял духа по вчерашний день. А вчера он почуял какие то изменения , то ли внутри себя, то ли еще где и высказал предположение, что день Х настал, причем не тут , а там, откуда мы… и попросил меня приглядывать за Гил, что прозвучало как завещание... Я думаю , все уже ясно. – И Один украдкой вытер уголок глаза рукавом.

Камрады слушали его в гробовом молчании и до каждого дошла суть сказанного…
Вдруг воздух наполнился свежестью, озоном , будто перед грозой и рядом с фургоном появилась фигура Олафа. Все как по команде вскочили на ноги , а Гил радостно воскликнула :

- Сэр Олаф, наконец то вы вернулись! Где вы были? Вас уже сутки ищут... - и тут она осеклась, заметив, что фигура его как будто полупрозрачная… - Сэр Олаф, это правда вы?
Олаф ответил негромко , но его услышали все :

- Я, Гил, но я пришел попрощаться и у меня очень мало времени… Соратники, боевые друзья, мне тяжело с вами расставаться, с вами здесь я прожил жизни больше, чем там, но я не могу тут остаться. Причины знает он. – и Олаф выразительно посмотрел на Одина.

- Всё, мне пора! Прощайте , камрады, идите вперед - и у вас всё получится!

И тут он начал медленно подниматься вверх, почти растворяясь в воздухе, и все увидели лишь белую фигуру с крыльями, смутно напоминающую то ли человека, то ли еще кого и слабые очертания Олафа... Резкий взмах белых крыльев, и Ангел за несколько мгновений растворился в черноте низко нависшего неба…
Гил рыдала навзрыд, уткнув личико в грудь Одина и не видела , как по задубевшей, обветренной коже щек суровых взрослых мужчин, оставляя мокрые дорожки, бегут чистые, прозрачные детские слезы…

30

ЧАСТЬ  ВТОРАЯ

Дракон умирал, пытаясь защитить своё гнездо от посягательств искателей драконьего золота. Этим глупым людишкам было невдомёк, что главным сокровищем дракона было яйцо! Последнее яйцо рода золотых драконов. И, похоже, ему тоже предстояло погибнуть без попечительства матери, ведь не смотря на то, что эту шайку любителей лёгкой наживы дракон одолел, обязательно появится другая. Эти люди так настойчивы и беспощадны к крылатым созданиям... Дракон испустил последний вздох и устало закрыл глаза...

***
Гильома
***

В эту ночь никто так и не смог уснуть. Наш отряд сидел у костра и мы все вспоминали Олафа...На прощанье он коснулся каждого своей полупрозрачной рукой и каждому сказал несколько теплых слов. После его прикосновения раны у каждого, у кого они были, чудесным образом затянулись и перестали болеть, а поломанные кости срослись.
Рано утром мы выдвинулись в путь... Ехали молча... После ухода Олафа всем было не по себе - нам его не хватало всем вместе и каждому по-своему. Олаф был настоящим мужчиной, Рыцарем именно с большой буквы, хотя и не носил рыцарских шпор.
Вдруг небо над нами потемнело - на земле показалась огромная тень...Тень чего?...Чего то необычно страшного...Я ужасно испугалась, лошади понесли, все мои спутники оказались впереди, а я упала с лошади - эта кобыла так взбрыкнула со страха, что я просто физически не смогла удержаться в седле - и, не успев рухнуть на землю, была кем-то схвачена и поднята в воздух. Меня несли чьи-то мощные лапы, а сама я в это время истошно визжала от страха. Нет-нет, не подумайте чего плохого, я вовсе не трусиха и даже с оружием неплохо вроде бы управляюсь, но попав в такую передрягу, не испугается разве что только полный идиот.

***
Анарс
***

Зной уже совсем одолел. Плестись по такой жаре в доспехе это полный мазохизм. Э-хе-хе, где мои шорты, майка и тапки? Так нет же, местные не поймут. И агрессивная окружающая среда непременно попортит шкурку. Правда доспехи не гарантируют неприкосновенность организьма, но хоть повышают шанс на выживание.
Вся эта дремотность в единый миг сменилась сумасшедшей круговертью. Конячка, мотнув головой и выпучив глаза, вдруг рванула куда то, едва не стряхнув меня. Вцепившись в нее руками и ногами, я попытался ее остановить, причем голосом. Высыпав кучу мата и кирпичей, все таки натянул поводья и тут же кувыркнулся на бок с вставшей на дыбы животины. Смирное и доброе животное, терпеливо возившее меня все последнее время, старательно пыталось свалить куда подальше, а я повис на ее шее и мешал. Удивительно, как она не пришибла меня копытами?
Кое-как угомонив лошадку, я оглянулся, пытаясь понять, что произошло.
Весь отряд оказался рассыпанным по долине. Лошади взбесились и несли седоков в разные стороны. По дороге, скрываясь за пыльной пеленой, исчезал наш фургон.
Снова раздался пронзительный визг, который я похоже слышал, но не осознал. Конячка тут же попыталась рвануть, но, повиснув на ее морде, не пустил. Странный звук раздался откуда то сверху-сзади и уже удалялся.
Нечто блестящее упало на землю и снова подпрыгнуло. Оно стало шире и пошло вверх. Только тут до меня дошло, что это нечто летучее расправило крылья. Подъем неизвестного существа сопровождался тонким визгом - Гил! Её ультразвук трудно было с чем то перепутать.
Вслед неизвестному нападавшему уже неслись наши рыцари, видимо их обученных коней удалось привести к повиновению быстрее. Я то же попытался запрыгнуть в седло, но моя Конячка долго упиралась. Правда Сиг и Сандер уже мчались в нашу сторону, изрядно забирая влево. Нещадно колотя лошадку плетью и пятками, я все же заставил ее двигаться в нужном направлении. Крупная, судя по всему, блестящая тварь уже была далеко.
Постепенно собравшись вместе, я, Один, Алекс, Владимир, Виктор и Артур двинули вслед ускакавшим рыцарям.
Примерно через  полчаса они выехали из перелеска на встречу.
- Сэр Сигизмунд! Мы непременно найдем ее, но нужно собрать весь отряд, - осаживал Сандер разгоряченного парня, - а скакать "в тут сторону" не имеет смысла. Мы же потеряли ее из виду.
После непродолжительного совещания сэр Алекс повел наш отряд в сторону дороги. Было решено сначала выяснить исчезнувшей повозки. Там были все наши запасы и часть оружия. Впрочем, нашли мы ее быстро. Фургон стоял на обочине изрядно покосившись, вокруг суетился Фиря. Даже лошади были на месте.
Ну хоть тут все хорошо!
Поправив упряжь, выкатили фургон на дорогу. По ходу Сиг и Сандер поведали, что напал на нас золотой дракон, весьма крупный. Слышать о таком еще им не доводилось. Судя по крикам Гил, она была жива. Значит, осталось только найти логово, прибить зверя и спасти наше чудо. После разных споров о месте проживания драконов было решено сначала поспрашать местных. Поскольку дракон улетел примерно на юг, то и мы продолжили свое движение по дороге. Ближайший населенный пункт попался нам только к ночи.
Деревня или село, нам все едино, лишь бы мотель был. Расположившись на постоялом дворе, спустились в обеденную залу. Ресепшен, он же хозяин заведения, принял заказ, получил предоплату и свалил за свою стойку.
Немногочисленная публика за соседними столиками так же отдыхала от трудов праведных - ели, пили, болтали потихоньку. Единственное оживление случилось после появления в корчме седого старика. На появление это "завсегдатая" хозяин никак не отреагировал. Старикан степенно прошелся меж столов, потом присел к каким то работягам, где ему поднесли кружку. После чего он начал травить байки. Эдакая замена ТВ или радио.
Постепенно во круг собирался народ, охочий до послушать.
Говорил он громко, так что нам не нужно было прислушиваться. Темы были традиционны, некие сказки про окружающие достопримечательности, возможно обитающую там нечисть и сплетни из жизни аборигенов. Скука.
Но вот когда прозвучало "золотой дракон" уши мы навострили.
- Хаген, ты б че по свежее выдумал, - проворчал корчмарь, ставя на стол очередной кувшин с выпивкой, - ты эту легенду тут каждый вечер плетешь.
Старик отмахнулся, мол, не любо- не слушай. А заезжие постояльцы требовали продолжения.
-Жили-были в стародавние времена в тридесятом королевстве, это тут не далече, Король Артур Пентрагор, Королева Шехерезада Прекрасная и их дети: старшая -принцесса Моргана, дочь от первой жены покойницы, средний сын принц Мерлин и младшая принцесса Валерия. Старшая принцесса мечтала о власти и королевском троне, средний сын о геройских подвигах, битвах и дальних походах, а младшенькая ни о чём не мечтала. Ей с мамой и папой хорошо жилось. Потом, королева заболела сильно да и померла быстро. Старшая, видя что младшая осталась без защиты, стала её потихоньку изводить, представляя всё дело таким образом, что сама она оказывалась как бы не при чём, ох и хитра была и коварна не по годам. В таких случаях, маленькая принцесса бежала к папе и искала защиты у него. Но король не отличался излишним долготерпением, после очередной её жалобы, он грохнул кулаком по столу и сказал, чтоб впредь Валерия не смела наговаривать на старшую сестру. Тогда, младшая принцесса стала искать защиты у среднего брата. Он хоть и шалопай, но сестрёнку любил и бывало вставал на её защиту. За что, иногда, получал от папаши королевский подзатыльник. Но однажды случилось несчастье и юный наследник свернул себе шею, неудачно упав с лошадки во время охоты.
- Вот необошлося здесь без той Морганы! - влез в рассказ один из постояльцев, - колдунья она наверняка! - добавил он крестясь. Народ загомонил, кто одобряя его догадку, а кто осуждая за помеху рассказу.
- Король сильно запил, - продолжал свой рассказ старик, - Моргана старательно обихаживала отца, оттерев даже некоторых королевских советников. Она исподволь всё больше забирала власть во дворце. А младшенькая в отчаянии заперлась в своей комнате и почти не выходила.
И вот однажды, не самым счастливым вечером, она заснула в своей комнате, а проснулась в теле ужасного дракона. Без пакостей Морганы, тут явно не обошлось. Причём, злонравная сестричка проявила небывалую стервозность : она не просто заколдовала Валерию, но обратила её в дракона, лишив при этом, власти над
телом.
Старик воздел палец кверху, подчеркивая трагизм момента.
- Дракон жил и летал сам по себе, а принцесса Валерия, заключённая в нём, могла лишь бессильно взирать и ужасаться, глядя на беззакония творимые крылатой тварью. И лишь два раза в году наступала ночь, когда принцесса не только получала власть над телом дракона, но и превращалась обратно в прекрасную девушку. И тогда она плакала и молилась, прося Господа избавить её от этих мук.
Слушатели дружно перекрестились.
- И Господь внемлил юной деве, с каждым днём, по крупицам, слабела власть дракона и на сколько она слабела, на столько же крепла власть и сила Валерии. И однажды, настал тот день, когда она смогла остановить лапу дракона, готовящуюся обрушиться на маленького мальчишку. И не только остановить.. В тот день, разум принцессы окончательно подчинил тело дракона. Но колдовство никуда не исчезло и она по прежнему живёт в теле крылатого чудовища, лишь две ночи в году становясь принцессой-человеком....
Повинуясь жесту, корчмарь приволок нам еще кувшин.
- Скажи, уважаемый, а че плетет тот дед? Это его выдумка или взаправду обитает тут такой дракон? - обратился к нему Один.
- Да кто его знает… Дело то давно было, а вообще, люди говорят, видали тут дракона. Грят, скот ворует, а иногда и людей. И еще грят, что чешуя у него вся из золота! Жизнь то она поинтереснее.
- Ну прям уж из золота?
- Ага, вся блестит на солнце.
- И где же он может обитать?
- А вот как от нас то через лес то проехать, а там еще за реку, да по берегу то вверх, то гор можно доехать, вот там пещера его....
Старик- рассказчик, почуяв уменьшение интереса к его легенде, тут же влез: - Не морочь людям голову! Какой еще "золотой дракон"?! Это Сэми все выдумал, когда козу потерял. Вот что б его хозяин не выпорол....
Корчмарь тут же метнулся к толпе слушателей и понеслось. Типовой форумный срач.
Мдя, выдумка или нет, а проверить похоже стоит. Тем более что указанное направление вполне совпадало с тем, куда улетел похититель Гильёмы.
На заре, еще до восхода, мы покинули деревню.

****
Гильома
*****

Приблизившись к огромной горной вершине то, что несло меня, стало снижаться и опустившись на ровную(!) площадку отпустило меня. От неожиданности и дрожи в коленях я не устояла на ногах и упала . Обернувшись назад, я увидела огромного золотого дракона. Я замерла, потеряв дар речи. Не знаю от чего больше - от страха или от изумления.
Дракон был прекрасен. Золотые чешуйки его переливались на солнце, а ярко-зеленые глаза были очень красивыми и по-человечьи добрыми. Какое-то время мы смотрели друг на друга, но, придя немного в себя, я устроила дракону допрос с пристрастием:
- Слышь, ты, чешуйчатое! По какому такому праву ты посмел на меня напасть? Какого хрена ты меня похитил и притащил сюда? Да ты знаешь кто я такая? Я Гильома, баронесса Нэш, отважный оруженосец сэра Алекса! Ты что меня сожрать хочешь? Не смей даже приближаться ко мне, я буду защищаться! - все это я кричала с дрожащим от страха голосом. Я положила руку на рукоять меча и ... тут произошло вообще нечто странное - дракон заговорил ! По-человечьи...
-Тихо-тихо, не бойся, я тебя не съем , - дракон смущенно поковырял лапой землю перед собой.
-А я и не боюсь, - ответила я с дрожью в голосе и коленях, - ща вот только подойдешь ко мне - как рубану по шее, а шкуру продам!
-Боишься - боишься, я же вижу, нас , драконов, все боятся, только я не совсем дракон, то есть совсем не дракон, то есть дракон конечно, но...Ой, что-то я совсем запуталась, кто я такая...
- Запуталась? Ты что, девочка? То есть, я хотела сказать, ты самка?
-Никакая я не самка, а самая настоящая женщина, а как я оказалась в шкуре дракона- сама не понимаю. Сидела дома за компом, читала, а тут раз и оказалась в этой вот пещере, - она показала мордой на огромную нору сзади меня. Услышав, что она заколдованная женщина, а не дракон, я осмелела.
-А что такое комп? Какая-нибудь колдовская книга? Ты еще и читать умеешь? Эх ты, горе луковое! Тоже мне, волшебница - недоучка! Нефиг совать свой нос куда не следует! Доколдовалась? Вот и превратилась в дракониху! Ладно, давай, полетели, неси меня к моим друзьям, они уж точно что-нить придумают как с тебя снять заклятие. Они жуть какие умные. И заклинания даже знают типа гаджет, девайс или , как там его, этот твой комп, я сама слышала. А еще они земляки самого сэра Ричарда. Ты небось о таком и не слышала? Вот то-то!
- РИЧАРДА ДЛИННЫЕ РУКИ??!!! Так я тоже оттуда же, откуда и он сюда попала. Познакомь меня со своими друзьями, может и правда помогут домой вернуться, если не убьют с перепугу... Драконов все боятся...
-Не боись, со мной они тебя не тронут! - тут уж я расхрабрилась и геройски стукнула себя кулаком в грудь. Тебя, кстати, как звать-то?
- Валерия.
...Мы проболтали до самой ночи. Валерия предложила мне примерить украшения из сокровищницы дракона:
- Гил, смотри , сколько тут всего - примерь, уверена, золото тебе больше к лицу, чем доспехи. Вот только подарить ничего из этого я тебе к сожалению не могу - драконье золото неприкосновенно, пока дракон жив. Чтоб унести его - тебе придется убить меня, а я не позволю этого сделать.
- Да мне ничего и не надо! Золото не будет смотреться с доспехами, а платья у меня все остались дома.
- А у меня есть тут одно... Хочешь примерить?
- С удовольствием, я так давно их не надевала...
-Я могу подарить тебе его - мне оно без надобности, а золота на нем нет...Так что бери, не стесняйся!
Я надела платье из черного шелка - оно как будто на меня было сшито. Лерка сказала, что в нем я великолепна и что мне нужно почаше менять доспехи на платья. На что я ответила, что в походе в платьях не удобно, а уж тем более небезопасно - с моей - то особенностью находить приключения на свою голову. Тем не менее я приняла её подарок...
А рано утром, когда только начало светать, мы с драконой отправились в путь...

***

Как же это оказывается здорово - летать. И совсем-совсем не страшно (когда ты сидишь верхом на драконе, а не находишься в его цепких лапах, думая что, ага, сейчас принесет в свое логово и сожрет к такой-то матери...). Внизу простирались луга, поля...Когда мы пролетали над лесом, то дракона предложила искупаться в лесном озере. Я, конечно, с радостью согласилась - ведь в походе редко когда удается как следует помыться... Мы опустились на поляну, я быстро разделась и с разбегу бросилась в озеро. Вода была теплая как парное молоко. Дно озера оказалось илистым, а вода красноватой, что означало - озеро торфяное. Отец рассказывал мне про такие озера - вода в них необычайно полезная. Набрав на дне немного ила, я вымыла им свои волосы и вымылась сама, постирала одежду, а пока она сохла, мы с драконой еще долго плескались, болтали и смеялись. Вылезать из воды совершенно не хотелось. Озеро было огромным, дракона даже предложила поплавать верхом на ней - это было просто здорово! Время летело незаметно, уже стало соврем светло, когда мы отправились дальше. На этот раз мне даже показалось, что пролетели мы совсем немного, как внизу показался небольшой отряд всадников...Мы немного приблизились, чтоб как следует разглядеть их - да это оказались они. Но о чем мы совсем не подумали, так это о том, что на нас устроят охоту! Вверх полетели стрелы, нам пришлось рвануться вперед и ...это было падение с диким воем... Похоже дракону все-таки подстрелили... Я скатилась ее спины, больно стукнувшись о землю...
Поднявшись на ноги, я увидела приближающегося к нам всадника и узнала в нем барона Сигизмунда. Увидев меня, он обернулся и крикнул остальным – « это Гильома, она жива!» - и бросился ко мне. Подъехав, он соскочил с лошади и обнажил меч. Вот тут я совсем разозлилась:
-Мать вашу! Совсем охренели!? Это же я! Между прочим так и убить можно было ни в чем неповинных человеков! Да-да, она тоже человек!, - потирая рукой лоб, другой рукой я обняла за шею дракону. Сигизмунд испуганно перекрестился:
-Так она правда принцесса?
-Никакая не принцесса, просто человек и драконьей шкуре!
Следом подъехали остальные и я рассказала им все, что со мной приключилось. Конечно, я думала, что мне опять влетит от сэра Алекса за то, что снова вляпалась в историю, но на этот раз обошлось - я же не виновата, что меня дракон утащил... Сэр Алекс скомандовал привал и мы до утра расположились в ближайшем лесу. Дракона оказалась ранена - одна стрела попала ей в хвост, другая в лапу. Мы решили пока оставить нашу новую знакомую в замке Сандера.... А сейчас она лежала, зализывала раны и рассказывала нам свою историю.
****
Дракона
***

Просыпаться ужасно не хотелось. Вы не подумайте, я не засоня и обычно встаю легко, просто сон был очень необычный. В нём я летала. Нет, не так. Я ЛЕТАЛА! Во сне я была чем то большим и красивым, и мне совсем не хотелось пробуждаться, наоборот, хотелось хоть на чуть-чуть задержаться, и продлить это удивительное ощущение восхитительной свободы и полёта..
Когда же, наконец, я смогла открыла глаза, то первым моим чувством было удивление: со зрением творилось что-то странное и пугающее, всё было расплывчато и затуманено, я никак не могла сфокусировать взгляд. От этого слегка кружилась голова и, почему-то, хотелось чихнуть. Я чихнула. Громкий утробный звук, раздавшийся внезапно вместо привычного ап-чхи, заставил меня вздрогнуть. Зато зрение сразу стало нормальным и я вдруг увидела вместо моей привычной комнаты, странные каменные, кое где поросшие мхом и плесенью, стены. Несмотря на царивший полумрак, я чётко видела помещение, где находилась. И оно совсем было не похожим на то, в котором я уснула.
Вот вам вопрос на засыпку- что сделает женщина, если увидит что- то пугающее и непонятное да ещё спросонья? Правильно- заверещит. Ну или попробует это сделать. Я попробовала и тут же замолчала, так как вместо своего голоса  услышала раскаты грома с подвыванием . Сильно потянуло  гарью.
И наконец-то я обратила внимание на свои руки и на тело. Вообще-то я не высокая - 1.60 и полновата , но не настолько-же !!!!!
Руки (лапы?) песочного цвета с чешуйками золотистого цвета, кончик моего хвоста(???) нервно бил меня по бокам, а крылья беспорядочно распрямлялись и сворачивались.
Я тихонечко захихикала - вернее попыталась - так как вырвался снова какой-то рык - гром. Ни фига себе!!!! Я дракон, вернее , дракониха.
Ничего не понимаю!!!!!! Что здесь происходит? Но мне никто не торопится сообщить.
Ладно - буду рассуждать логически.  Я всегда была довольно практичной женщиной. Что я делала вчера? Засиделась в инете допоздна, пока на меня не нарычал  муж.   Читала  про попаданцев и , если следовать этой логике, то или мне снится чертовски реалистичный сон по мотивам ,так сказать, толи я попала. Есть ещё один вывод - который мне очень не нравится - я сошла с ума (какая досада). Поэтому я его и не буду рассматривать - хотя бы пока.
Так, мне срочно надо на себя посмотреть, я в пещере дракона, значит, здесь должны быть сокровища, и , может быть, зеркала.
Я уже внимательно огляделась, непривычно смотреть из глаз дракона… ладно, потом разберусь , что там со зрением .
И, разумеется , я обнаружила вход в другую пещеру, немного поменьше, чем первая ,но намного более шикарная. На стене я увидела то, что искала – зеркало.
Я вертелась перед зеркалом ужасное количество времени и… я себе чертовски понравилась.
Я увидела золотого дракона в отражении и рядом, неподалеку от него … Яйцо…
Я потрогала яйцо рукой(лапой) и тут нахлынуло с бешеной силой - боль, радость, любовь, страх и тоска…
Мне были очень знакомы эти чувства,  так я себя ощущала 3 раза в жизни , когда мне на живот клали мокрый, розовый кусочек счастья. Я вспомнила , как я рожала. Я вспомнила , что там у меня осталось 3 ребёнка. И мне надо каким то образом вернуться домой!!!...
***
Дядя Саша
***

Нет, ну что за девчонка. Вечно с ней какие нибудь истории приключаются. Уже и ругаться нет сил. Вот притягивает она к себе все эти приятности - неприятности. Теперь вот этот дракон. Хорошо ещё, что она сверху не навернулась и шею себе не сломала. Нет, надо срочно её куда нибудь пристроить. Как я уже говорил,- дорога ей или в монастырь или замуж. В монастырь она конечно не пойдет, а вот замуж за достойного человека - ради бога. Да только где его найти - достойного. Разве вот только Сиг. А с другой стороны, за что ему такое наказание? Хотя и слепому видно, что Сиг запал на Гил, глаз с неё не спускает, хотя и пытается скрывать свои чувства.

Захлебываясь от избытка чувств и глотая слова, Гил рассказывала свою историю, но, взглянув на меня и поняв, что лишнее словоблудие ох как не приветствуется, предложила послушать самого дракона или драконшу. Её история нас удивила. Чудны дела твои господи. Её то за что сюда? И как теперь ей помочь выбраться из этой западни?
На ум пришли странные ассоциации из школьных учебников, что то там вроде закона сохранения массы, или энергии. А что, мысль хорошая, только вот как её реализовать и где найти кандидата на превращение в дракона? Кинуть клич добровольцам? В идеале конечно было бы здорово иметь свою крылатую разведку, да что б ещё доброволец был одновременно и человеком и мог превращаться по необходимости в дракона. Ну а уж если ничего не получится, то придется найти яйцо, забрать его и позаботиться о детеныше. Помнится Дик что то подобное уже проделывал с Франсуазой, вот только конечный результат не известен. Да и дракон там вроде был болотный а не такая громадина. Правда существовала довольно призрачная надежда, что после смерти леди вновь вернется в свой мир к своим детям, но уверенности в этом у меня не было. Дракон драконом, но человек то свой, из нашего мира.

Гил умоляюще смотрела на меня, - ну придумай что нибудь, придумай, ты же такой умный... После того, как история дракона была рассказана, я поделился своими мыслями с друзьями. Мысль действительно была хорошая, но вот как её осуществить? Колдунов среди нас не было, магов тоже.
Для себя я уже решил, что если добровольцев не будет, то предложу свою кандидатуру, но тут к моему удивлению вмешалась сама драконша и предложила свой план:

- Понимаете, в моем теле как бы две ипостаси,- человек и дракон. И памяти тоже две. Так вот, память дракона мне говорит, что в моей пещере есть темно синий кристалл, такой неброский, он лежит отдельно от груды бесполезного золота, что досталось мне в наследство. Золото насколько мне известно проклято, только как и что - я не знаю. Так вот это кристалл перемещения памяти. Когда дракончик проклюнется, надо провести определенный ритуал, о котором я потом расскажу и память дракона, весь его жизненный опыт, знания и навыки перейдут к детенышу. Как я понимаю, к нему перейдет только сущность дракона, а моя сущность вполне может освободиться и вернуться в свой мир. Я считаю, что это единственный способ помочь мне. Так как сама я принести и яйцо и кристалл не смогу, то кому-то из вас придется лететь со мной ,чтобы забрать их и привезти сюда. Надо поторопиться, срок рождения маленького дракончика скоро наступит, это я чувствую своим материнским сердцем. А ритуал необходимо провести в первые несколько минут его жизни. И потом, после того как я исчезну из этого мира, позаботьтесь о моем сыне хотя бы несколько дней, пока он не окрепнет. Мы, драконы,  добро помним, и при случае малыш отслужит вам добром за добро...


Вы здесь » СТАРЫЙ ЗАМОК » Таверна " У семи ветров" » КТО СКАЗАЛ,ЧТО ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ?...(Совместное творчество)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC